1 год назад
Нету коментариев

Внимание! Информация устарела. Текст имеет только историческую научную ценность!

По своему личному опыту вы, наверное, знаете семьи, в которых из поколения в поколение появляют­ся слабоумные дети. Возможно, вы также бывали озадачены, видя, как из семей среднего уровня или даже посредственных выходят замечательные, бле­стящие личности. Возникает вопрос: допустимо ли в таком случае связывать каким-либо образом умствен­ное развитие с наследственностью?

Определения понятия «умственные способности» лишены точности и ясности и в основном предпола­гают «способность к абстрактному мышлению». В 1905 г. главным образом французским психологом Альфредом Бине были впервые разработаны тесты на определение коэффициента умственного разви­тия — КИ или IQ (коэффициент интеллектуаль­ности). Тесты, которые Бине подготовил по пору­чению министерства образования Франции, были специально предназначены для измерения потенциаль­ной способности детей к учебе в школе. Американ­ские психологи пересмотрели и переработали тест Бине — сначала в Станфордском университете, отсю­да и название — тест на КИ Станфорд — Бине.

Измерения КИ сталкиваются с многими трудно­стями. Обычно они проводятся специальным образом и в специальных условиях. Делаются попытки изме­рить основной фактор умственных способностей, но во многих отношениях эти попытки оказываются не­состоятельными. Хотя тесты и в самом деле дают возможность измерять речевые и вычислительные способности, а также способность к логическому мышлению, они не в состоянии различить и выделить многие другие способности.

Много лет назад, еще до переработки, тест Стан­форд—Бине показывал в среднем более высокий КИ для мальчиков, чем для девочек. Но хотя и сейчас можно встретить людей, которые убеждены в пре­восходстве интеллекта мужчин, факты говорят сами за себя: тщательная проверка вопросов в тестах, про­веденных за многие годы, дает почти идентичные распределения КИ среди мужчин и женщин. По­скольку тест применяется для измерения потенци­альных способностей к занятиям в школе и достигну­тых успехов, принято считать, что он не в состоянии учесть культурные, расовые или социально-эконо­мические различия, влияющие на развитие детей в смешанном обществе. Следовательно, умственно совершенно полноценные дети при. плохих условиях воспитания могут получать низкие оценки по те­сту. Иными словами, тест измеряет скорее уровень образования, чем умственные способности. Разрабо­таны различные тесты, которые стремятся учесть эти культуральные различия, но ни один из них пока не достиг своей цели. Правда, что касается белых де­тей, тесты на КИ очень хорошо отражают успехи в школьных занятиях. При других же культуральных предпосылках или в других этнических группах к ре­зультатам этого теста следует относиться с изряд­ной долей скептицизма.

НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ И КИ

В 1906 г., еще до применения каких-либо тестов на КИ, некоторые исследователи пришли к выводу, что 80—90% умственных способностей определяют­ся наследственностью. К аналогичному заключению, во всяком случае когда речь идет о белых людях, в 1971 г. пришел профессор Р. Дж. Хернстейн из Гар­вардского университета, изучавший историю проведе­ния тестов на умственные способности. Однако профессор Леон Дж. Кэмин из Принстонского универ­ситета опубликовал убедительный анализ данных о не-наследственном характере КИ. Он пришел к выводу, что в действительности не существует веских доказа­тельств, которые заставили бы нас принять гипоте­зу, что КИ хоть в какой-то степени наследуется. Что же при таких противоположных точках зрения гово­рят наиболее проверенные, находящиеся в нашем распоряжении научные данные?

Исследования близнецов

Мы уже неоднократно говорили в этой книге о сравнительных исследованиях идентичных близнецов и двойняшек для оценки роли наследственности в развитии признака. Поскольку у идентичных близне­цов все гены идентичны, они представляют собой уникальную возможность исследования КИ. Но так как они растут и воспитываются вместе, истолкова­ние данных весьма осложняется из-за необходимости учитывать роль одинакового влияния на них окружа­ющей среды. Поэтому некоторые ученые решили ис­следовать идентичных близнецов, которые были раз­лучены и воспитывались раздельно. Ожидалось, что если развитие КИ обусловлено наследственностью, оценки по тесту КИ, полученные такими идентичны­ми близнецами, должны быть очень сходными. И действительно, некоторые из числа наиболее зна­чительных исследований показали в высшей степени важное сходство между идентичными близнецами, выросшими вдали друг от друга, что предполагает высокую степень наследуемости КИ.

Однако Кэмин и другие указали на серьезные ошибки, допущенные в этих исследованиях. Помимо важных специальных и веских критических замеча­ний по методике анализа, которые он сделал в адрес этих исследований, Кэмин обратил внимание на весьма сходные условия среды, в которой выросли исследуемые дети. Во многих случаях они были по­мещены в дома родственников или друзей. Следова­тельно, воздействие сходной окружающей среды могло быть принято за воздействие наследственности. Выводы Кэмина о методической некорректности ис­следований разлученных близнецов, несомненно, пра­вильны. Однако это, конечно, не означает, что наследственные факторы не вносят своей доли в раз­витие умственных способностей. Напротив, это без условно имеет место.

Исследования приемных детей

Вы, вероятно, полагаете, что практика усыновле­ния представляет уникальную возможность опреде­лять степень влияния наследственности на развитие умственных способностей. Действительно, приемный ребенок, с генами от своих кровных родителей, растет в новой среде. Если КИ а значительной мере опреде­ляется генетически, то у приемного ребенка он теоре­тически должен соответствовать КИ его подлинных родителей. Но так обстоит дело в теории. Однако, как показало одно исследование, проведенное в ши­роких масштабах, средний КИ приемных детей был 117, а средний КИ их подлинных матерей 86! Столь большая разница отражает, по-видимому, заметные различия в социально-экономическом статусе семей, в которых воспитывались дети, от тех, где они роди­лись: как известно, приемные дети весьма часто попа­дают в семьи, находящиеся в более благоприятном положении, чем семьи их кровных родителей.

В другом исследовании связь КИ приемных ро­дителей с КИ их кровных детей оказалась даже не­сколько меньше, чем связь с КИ их приемных де­тей! Вместе с тем были получены и противоположные этому результаты. Бесспорно одно: ожидания, что изучение приемных детей прояснит роль наследствен­ных влияний, пока еще не оправдались. Бесконечное количество факторов, воздействующих на развитие умственных способностей, осложняет получение убе­дительных выводов о соотносительности роли окру­жающей среды и наследственности в развитии ум­ственных способностей ребенка.

ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА РАЗВИТИЕ И ИЗМЕРЕНИЕ КИ

Семья

Исследования, проведенные в Шотландии, Фран­ции, Нидерландах и США среди детей в возрасте 6—16 лет, одинаково показывают, что с увеличением размера семьи интеллектуальный уровень детей обычно падает. Хотя, как известно, количество членов семьи в различных слоях общества разное, эти исследования позволяют сделать вывод, что КИ сни­жается с увеличением размера семьи независимо от того, какое положение в обществе она занимает. Вме­сте с тем нет необходимости повторять, что социаль­но-экономические условия влияют на получаемые в тестах оценки.

Из дальнейших исследований американских и голландских специалистов видно, что на снижение КИ влияет также порядок рождения. Иными слова­ми, КИ детей, рожденных в большой семье к концу детородного периода, обычно ниже, чем у детей, рожденных первыми. По-видимому, существует связь между общим снижением КИ и порядком рождения, когда интервалы между рождениями коротки.

Семьи, в которых нет кого-нибудь из родителей, гораздо чаще создают менее благоприятные в ин­теллектуальном отношении условия для ребенка, что, как правило, находит отражение в его более низ­ком интеллектуальном развитии. У детей, рано ли­шившихся одного из родителей, окружающая сре­да в интеллектуальном отношении не столь благо­приятна, как у тех, кто переживает аналогичную потерю в более позднем возрасте. К такому выводу пришли исследователи, изучавшие обе ситуации. В одном из исследований, например, было замечено, что на экзаменах при поступлении в американский колледж юноши и девушки, лишенные родителей, по­лучали оценки гораздо ниже своих сверстников из так называемых «полных» домов. Установлено, что различия в интеллектуальном развитии детей, у ко­торых в семье нет отца, и детей из «полных» семей были тем больше, чем раньше умер или ушел из дома отец и чем меньше в то время был ребенок. Смерть, развод или просто уход отца из семьи неизменно спо­собствуют созданию атмосферы эмоционального хао­са или стресса, которые, как и следовало ожидать, отрицательно сказываются на интеллектуальном раз­витии ребенка. Такое снижение КИ было обнаружено даже в случаях временного отсутствия отца и тогда, когда его уход не вызвал в семье явной стрессовой ситуации. И наоборот, появление в семье нового отца (матери) дает положительный эффект. Как было установлено, вторичный брак — будь то матери или отца — благоприятно влияет на умственное разви­тие ребенка.

Кроме тех особенностей, которые выявляют прово­димые тесты на КИ, отражая различия между пола­ми, существуют и другие не столь бросающиеся в глаза факторы, также влияющие на оценки. Иссле­дователи обратили внимание, что интервалы между рождениями мальчиков несколько длиннее, чем меж­ду рождениями девочек (возможно, из-за того, что родители в среднем чаще предпочитают мальчиков). Как выяснилось, девочки чаще бывают в семьях бо­лее поздними детьми. Наконец, уже давно известно, что мальчики чаще, чем девочки, умирают еще в утробе матери или сразу после рождения. Смерть плода чаще наступает у более пожилых матерей. Все эти факторы вместе взятые позволяют объяснить раз­личия между полами, которые выявляют тесты на КИ.

Близнецы и КИ

Отмечено, что близнецы постоянно получают в. те­стах на КИ и во время других проверок интеллектуального развития более низкие оценки, чем про­чие дети. И никого не удивит, если мы скажем, что у тройняшек оценки (в среднем) ниже, чем у близнецов. По-видимому, здесь прежде всего сказы­вается различие в весе, который у близнецов при рождении всегда меньше. А кроме того, более частые преждевременные роды, осложнения, вызванные не­достатком кислорода, гипогликемия (низкое содер­жание в крови сахара), желтуха и другие неблаго­приятные факторы также отрицательно влияют на интеллектуальное развитие близнецов. Но хотя это и кажется достаточно убедительным объяснением, картина не вполне ясна.

Вы вправе ожидать, что интеллектуальное разви­тие близнецов, разлученных в раннем детстве, будет выше, чем у близнецов, которые живут и воспиты­ваются совместно (первым оказывают больше внима­ния и заботы). О роли окружающей среды в разви­тии интеллектуальных способностей близнецов мож­но судить по следующему сообщению: близнец, брат (или сестра) которого родился мертвым или умер в первые четыре недели после рождения, достигал по­чти такого же КИ, как и другие дети! Следовательно, малый вес при рождении и связанные с этим ослож­нения у близнецов — явно не единственное объясне­ние того, что близнецы часто отстают в своем раз­витии.

Расы и КИ

Вы, несомненно, в курсе проходящей в последние годы оживленной общественной дискуссии о свя­зи КИ с расовыми различиями. Споры вызваны глав­ным образом стремлением объяснить, почему, в частности, КИ у негров нередко оказывается ниже, чем у белых. Есть и такие громкие голоса, которые пытаются, хотя совершенно неубедительно, утвер­ждать, что негры по самой своей природе ниже белых людей. Полагаю, в свете предшествующего обсужде­ния вся абсурдность таких претензий вам уже ясна. Но, быть может, все же не помешает кратко сумми­ровать те аспекты спора, из-за которых происходит столько столкновений вокруг КИ и расовых раз­личий.

Найденные различия в оценках по тесту КИ меж­ду черным и белым населением США не превышают 15 единиц шкалы КИ. Мы уже обращали ваше вни­мание на то, что в настоящее время пока не суще­ствует таких тестов, которые полностью исключали бы влияние социальных и культурных факторов; принятые сейчас тесты на КИ едва ли могут давать точную оценку умственных способностей человека уже потому, что они связаны с развитием, проходя­щим на специфическом культурном фоне. Лица, ко­торые для объяснения различий в КИ между негра­ми и белыми пытаются опереться на генетическую основу, серьезно заблуждаются. Мы уже называли большинство факторов, которые сказываются на за­медлении развития КИ у негров США. Это прежде всего в целом более низкое социально-экономическое положение, худшее питание, более частая безотцов­щина, большая частота рождения детей с малым ве­сом и преждевременных родов, многодетные семьи, более короткие интервалы между рождением детей, отсутствие необходимых условий для культурного развития, меньшие возможности получить образова­ние. Эти и множество других факторов, вне всякого сомнения, ставят негров США по сравнению с бе­лыми в неблагоприятные социальные условия. Послед­ствия этого для развития КИ должны быть ясны. Более того, быть «черным» в США означает также носить особое социальное бремя, от которого не страдают белые.

В дополнение к сказанному заметим, что КИ де­тей, рожденных матерями старшего возраста, посто­янно оказывается выше, чем у рожденных более мо­лодыми матерями. Следовательно, заслуживает вни­мания и то обстоятельство, что в США белые матери в среднем при рождении своего первого ребенка на три года старше «цветных» женщин, рождающих своего первенца.

Если бы генетические различия между неграми и белыми в соответствии с показаниями КИ действитель­но существовали, эта аргументация нашла бы под­тверждение в различиях между черными и белыми детьми, растущими в условиях одной и той же окру­жающей среды. В исследовании, проведенном в Англии, сравнивались негры, белые и дети смешан­ного происхождения. Никаких заметных различий между группами выявлено не было; более того, в трех тестах самые низкие средние оценки получили белые дети.

Вполне вероятно, что так же, как и рост, умствен­ные способности в какой-то степени наследуются. Ясно, что окончательно сложившиеся способности ин­дивидуума отражают взаимодействие унаследованных факторов и условий окружающей среды. Точно так же, очевидно, ясна бесперспективность и ошибоч­ность заключений о более низких способностях одной расы по сравнению с другой на основе только одного теста, достоверность которого сама по себе сомни­тельна.

РАССТРОЙСТВА С НАРУШЕНИЕМ СПОСОБНОСТИ УЧИТЬСЯ

Повреждения мозга или расстройства его функ­циональных способностей могут привести к нарушению способности учиться. Один, легко наблюдаемый тип такого расстройства — повреждение мозга при рождении ребенка, например из-за недостатка кисло­рода или в результате кровотечения. В итоге мозг в той или иной степени утрачивает способность функ­ционировать должным образом. Это в свою очередь связано с другими признаками повреждения мозга, в частности со спастическими конечностями и неспособ­ностью к речи. Другой, не столь явно проявляющийся тип расстройства функций мозга, как полагают, вы­зван повреждениями определенных участков мозга еще в период внутриутробного развития ребенка, что впоследствии вызывает неспобность к развитию язы­ка, речи, слуха, а также ненормальные движения тела, такие, как у страдающего гиперкинезом ребенка. Последний синдром часто рассматривают как очень слабое расстройство функций мозга. Между тем ни­какого характерного повреждения мозга у таких детей не обнаруживается.

Третий тип нарушений функций мозга объясняется, по-видимому, наследственным влиянием, препятствую­щим развитию способности к восприятию, включая способность читать и пополнять словарный запас. К этой группе расстройств относится и дислексия. Тер­мин «дислексия», заимствованный из греческого языка, означает расстройство способности к чтению. Из всех известных нам нарушений способности к обу­чению наилучшая, хотя и неполная, информация о на­следственных аспектах болезни, которой мы распола­гаем, касается дислексии; ею мы в нашем рассмотре­нии и ограничимся. Под «нарушением способности к обучению» подразумеваются расстройства, связанные с пониманием или употреблением языка, устного или письменного, что проявляется в пониженной способ­ности слушать, думать, говорить, писать или считать.

Дислексия — чрезвычайно распространенное со­стояние; в западных странах оно встречается у одного-двух из каждых десяти взрослых людей, то есть при­мерно у 15% населения. Мы имеем в виду специфиче­ское нарушение способности к чтению, которое сохра­няется у человека и во взрослом состоянии и может быть также связано с проблемами письма: изменением и чередованием букв, их добавлением, вычеркиванием или заменой. Отметим существенные характерные черты дислексии: нарушение существует несмотря на достаточные интеллектуальные способности, оно не влияет на социальное и культурное развитие и не свя­зано с каким-либо другим очевидным расстройством мозга.

И родители, и врачи хорошо знают, что у детей с нарушениями способности к учению часто наблюда­ются трудности в поведении и эмоциональная несдер­жанность. Иногда возникает вопрос, являются ли эти трудности причиной или следствием расстройства к учению. Вместе с тем установлено, что дети с нару­шенной способностью к учению часто происходят из семей с неблагополучной домашней обстановкой или испытывающих серьезные трудности. Не удивительно, что подчас трудно указать на первопричину наруше­ния — то ли это действие окружающей среды, то ли наследственность. Различить же наследственные аспекты, разумеется, очень важно, поскольку, если проблему можно предугадать, можно и с успехом искать средства раннего лечения. При благоприятных условиях большинство детей с дислексией можно научить читать и писать в такой степени, что со вре­менем они смогут избрать жизненную карьеру по своему выбору.

НАСЛЕДСТВЕННЫЕ АСПЕКТЫ ДИСЛЕКСИИ

Еще в 1905 г. полученные исследователями данные навели на мысль, что дислексии свойственна тенден­ция накапливаться в определенных семьях. Одно из наиболее тщательно выполненных и важных иссле­дований по генетическим аспектам дислексии провел д-р Б. Хальгрен среди детей, находящихся под наблю­дением Стокгольмской главной детской клиники. Об­следованию подверглось 276 пациентов (из них лично Хальгрен наблюдал 270 детей). Исследователь обра­тил внимание на то, что у 88% страдающих этой болезью детей в родословной встречался один или не­сколько человек, также испытывавших трудности при обучении чтению. С точки зрения генетики отсюда следовало, что дислексия передается по наследству как доминантное расстройство. Иными словами, пораженный родитель будет передавать ген дислексии половине своих детей. Дальнейшие исследования, про­водимые в том же медицинском центре Скандинавии, относились к близнецам с дислексией. В каждом ис­следуемом случае у идентичных близнецов этой бо­лезнью всегда страдали оба ребенка, что в термино­логии генетики обозначается как 100%-ное соответ­ствие. Среди двойняшек же дислексия у обоих детей была зарегистрирована только в одной из трех пар. Аналогичные исследования, проведенные другими, привели к таким же выводам.

Дислексия гораздо чаще встречается среди маль­чиков, чем среди девочек. По оценке лондонского врача Макдональда Кричли, на основе его огромного опыта на одну девочку с дислексией приходятся четыре страдающих этой болезнью мальчика. Как показали проведенные в Скандинавии исследования, браки между двоюродными братьями и сестрами или други­ми близкими родственниками не оказались сколько-ни­будь существенным фактором в генетике этого рас­стройства.

Вполне вероятно, что существует не один наслед­ственный тип дислексии, хотя наибольшее значение имеет уже упомянутая выше доминантная форма. По­этому вполне допустимо, что в некоторых семьях один из родителей может быть поражен этим расстройст­вом в самой мягкой форме — возможно, едва замет­ной. Многие доминантные болезни являются следстви­ем мутации, и этим объясняются изолированные слу­чаи внутри семьи, когда причиной болезни оказывается один-единственный мутантный ген. В таких случаях, если оба родителя здоровы, риск родить еще одного ребенка с дислексией равен нулю, тогда как, если один из родителей явно поражен болезнью, риск пе­редать ее каждому последующему ребенку равен 50%. При доминантной наследственности также возможно (см. гл. 5), что расстройство будет поражать только представителей одного пола.

Другая возможная форма наследования переда­ется через Х-хромосому матери, как в случае гемофи­лии и мышечной атрофии. Мать может быть носите­лем гена дислексии с 50%-ным риском для сыновей заболеть этой болезнью и 50%-ным риском для доче­рей стать ее носителями.

Генетика дислексии нуждается в дальнейшем изу­чении. Анализы и оценки наследственных моделей этого расстройства нередко затруднительны, ибо мно­гие индивиды наряду с дислексией испытывают раз­личные другие затруднения, в частности в отношении речи.

ГИПЕРКИНЕТИЧЕСКИЙ СИНДРОМ У ДЕТЕЙ

Это состояние впервые было описано одним немец­ким врачом более ста лет назад. Его главные харак­терные черты — повышенная (в различной степени) активность и склонность отвлекаться. Больные дети бывают очень импульсивны, легко возбуждаются, склонны к нарушению правил поведения в обществе. Кроме того, у таких детей усматривают множество других симптомов эмоционального и поведенческого порядка. Это расстройство считается довольно рас­пространенным; в своей наиболее развитой форме оно поражает некоторый процент среди всех детей школь­ного возраста. Как и в случае дислексии, мальчики болеют гораздо чаще, соотношение мальчики/девочки варьирует в пределах от 4 : 1 до 9 : 1.

Уже давно высказывалось предположение, что проблема сверхактивных детей носит семейный харак­тер. Как обычно, трудность заключается в том, чтобы отделить воздействие факторов внешней среды от ге­нетически унаследованных. Так, д-р Деннис П. Кен­туэл (Калифорния) и другие исследователи считают, что треть и даже половина родителей таких детей страдают психическими болезнями. Алкоголизм, пси­хотические расстройства, истерия наблюдались у ро­дителей сверхактивных детей гораздо чаще, чем в об­следованной вместе с ними контрольной группе людей.

Для определения частоты сверхактивности обсле­довались приемные дети. Как было отмечено, гипер­кинетический детский синдром значительно чаще об­наруживали у кровных родственников приемного ре­бенка, а это указывает на проявление наследственных факторов. Исследования идентичных близнецов и двойняшек также выявили большую частоту заболевания среди обоих идентичных близнецов по сравнению с обыкновенными двойняшками.

Немногочисленные данные, которыми мы распола­гаем, свидетельствуют о наличии некоторых наслед­ственных факторов, но взаимодействие наследственно­сти и окружающей среды здесь настолько сложно, что утверждать что-нибудь с достаточной степенью веро­ятности не представляется возможным. Если у вас есть ребенок с гиперкинетическим синдромом, то нельзя предсказать, повторится он в вашей семье еще раз или нет.

НАСЛЕДСТВЕННЫЕ РАССТРОЙСТВА И ВЫСОКИЙ КИ

С недавнего времени стало известно, что повы­шенные умственные способности связаны с некото­рыми наследственными заболеваниями. Например, при так называемой торсионной дистонии больной испытывает мучительные мышечные спазмы, без по­сторонней помощи не способен ни ходить, ни есть и вообще совершенно нетрудоспособен, однако облада­ет высоким интеллектом. У людей, страдающих на­следственной опухолью сетчатки глаза (ретинобластомой), также высокий КИ. Аналогичная картина наблюдается и у больных гиперуренемией — бо­лезнью, которая характеризуется повышенным содер­жанием в крови мочевой кислоты. Ученые ставят воп­рос: не обязан ли свойственный таким больным более высокий КИ именно мочевой кислоте, стимулирующей работу мозга?

Совсем недавно в результате проведенных в Ка­лифорнии исследований на близорукость среди моло­дежи были получены некоторые неоспоримые данные. Обследованию подверглись 2527 учеников средней школы в возрасте 17—18 лет. Среди них оказались 377 близоруких (миопия). Тест на КИ учащиеся про­ходили около десяти лет назад, когда большинство из них еще не знало о своей близорукости. Как выяс­нилось, в возрасте 17—18 лет юноши и девушки, страдающие близорукостью, показали более высокий КИ, чем их сверстники. Среди учащихся с самым вы­соким КИ частота близорукости была также самой высокой. Обратись к более ранним данным, исследо­ватели отметили высокий уровень КИ, определив­шийся десять лет назад, у тех учеников, у которых позднее развилась близорукость! Таким образом, те, кто носит очки, не только выглядят умными, но тако­выми и являются.