5 лет назад
Нету коментариев

Этот раздел посвящен обсуждению различий в по­рядке перелетов и последовательности этого явления, об­разованию перелетных стай, а также дневным и ночным пролетам.

Нам уже знакомы многие различия в отношении к пе­релету отдельных видов птиц, поэтому можно предпола­гать, что мы встретимся с ними и в дальнейшем. Во вся­ком случае, мы не должны удивляться, когда узнаем, что птицы часто придерживаются особого порядка в сроках перелета в соответствии с возрастными и половыми раз­личиями. Так Вейгольд сообщает, что над Гельголандом у зябликов, камышовых овсянок, полевых жаворонков, го­рихвосток-чернушек и пустельги осенний перелет первыми начинают молодые птицы, вслед за которыми летят ста­рые самки и в последнюю очередь — старые самцы. Моро, напротив, установил, что в Египте у кукушек, жуланов, черноголовых славок и пестрых каменных дроздов старые особи пролетают раньше молодых. Над Курской косой мо­лодые серые вороны также пролетают раньше старых. У скворцов и у вальдшнепов также установлен очень ран­ний пролет молодых особей, в то время как старые следу­ют за ними значительно позже. Молодые птицы соверша­ют отчасти «промежуточный перелет», о котором говори­лось выше, отчасти — направленный «раннелетний пере­лет». У большого кроншнепа и некоторых других болотных птиц миграцию к месту зимовок задолго до нормального перелета начинают не молодые, а старые птицы, которые не приступали к размножению или уже закончили его. До недавнего времени считалось, что у черных дроздов и си­ниц молодые птицы улетают, а старые остаются на зиму на месте. Однако новые данные кольцевания выявили мно­гочисленные исключения. У полевых луней старые самцы как будто улетают (по крайней мере в земле Бранденбург, но не в Западной Прибалтике), в то время как молодые особи и самки большей частью остаются зимовать. В неко­торых местностях на месте зимуют самцы зябликов, а уле­тают только самки. У плавунчиков Крайнего Севера (Phalaropus), у которых в насиживании основную роль играют самцы, самки улетают первыми, а самцы и молодые птицы значительно позднее. По данным голландских авторов, это как будто имеет место и у полевых жаворонков (не­смотря на то, что в насиживании участвуют обе птицы). Очень часто (особенно у певчих птиц) самцы весной воз­вращаются раньше самок. Это имеет биологическое зна­чение, ибо самцы занимают гнездовые участки и защища­ют их до прилета самок.

Многим, вероятно, известен особый строй пролетных стай крупных птиц. Журавли и дикие гуси часто летят клином. Этот же порядок пролета наблюдается и у уток. Кулики-сороки образуют при перелете длинные, широко растянувшиеся цепочки. Эта форма пролета дает извест­ные аэродинамические преимущества; «ведущий» при этом время от времени сменяется. Другим строем птиц на пролете являются густые замкнутые стаи; так летят, например, скворцы и кулики, которые своим четким манев­рированием создают впечатление единой массы. Не так крепко сплочены, особенно зимой, стаи мигрирующих вя­хирей и клинтухов или мелких певчих птиц. «Рыхлыми» стаями пролетают вороны, а также многочисленные виды мелких птиц. Раздельно, на довольно больших расстояни­ях, а также поодиночке летят хищные птицы над Курской косой. Перепелятники соблюдают такое расстояние, чтобы не терять друг друга из вида. Это относится, в частности, к Южной Швеции и Босфору.

Указанные наблюдения поставили перед нами вопрос об образовании стай при перелете; его нужно рассмотреть подробнее.

Не только у большинства перелетных птиц, но и у очень многих кочующих и оседлых после окончания перио­да размножения пары разъединяются (мы не касаемся птиц, гнездящихся колониями, например чаек, крачек, гра­чей, береговых ласточек и др.). Вместе с птицами того же или родственных видов они образуют небольшие или круп­ные сообщества, которые, как правило, сохраняются до на­чала следующего периода размножения. Это особенно за­метно осенью и зимой, когда смешанные стайки жаворон­ков, луговых коньков, зябликов, коноплянок, щеглов и других птиц беспокойно носятся по полям или держатся вблизи населенных пунктов. Соединения перелетных птиц нередко, бросаются в глаза еще резче. Вспомним скопления ласточек на телеграфных проводах незадолго до от­лета, места сбора журавлей и аистов, откуда эти птицы начинают миграции. Другие же виды, например лебеди и дикие гуси, летят семьями. Об образовании стай у сквор­цов и других мелких птиц (куликов) уже говорилось, так же как и о «рыхлом» перелете ворон. Последние часто летят вместе с галками, певчие дрозды — с дроздами-бело­бровиками, зяблики — с зеленушками или чижами, вяхи­ри — с клинтухами. Поодиночке пролетают очень немно­гие виды птиц: кукушка, удод, зимородок, вертишейка, большинство хищных птиц, так что стайный пролет сле­дует считать правилом. В одной из своих новых работ Гейр (1949) подчеркивает коренное различие между «со­обществом по отдыху» и истинным «сообществом по про­лету». Часто состав отдыхающих в пути стай птиц совер­шенно иной, чем непосредственно во время перелета. По интенсивно используемым направляющим линиям вре­менно может иметь место и «ложное» сообщество, кото­рое в дальнейшем распадается. Большинство стайных пе­релетных птиц летит только с представителями того же вида, т. е. в видовом, или «чистом», сообществе. Другие птицы предпочитают «смешанные» стаи. К ним относятся клинтух, вяхирь, зяблик, вьюрок, галка, грач, перепел и коростель.

Преимущества образования на пролете стай до сих пор еще не ясны. Когда мигрируют совместно старые и моло­дые птицы, то первые, вероятно, играют роль «учителей» в перелете. Но и объединение старых особей, возможно, выгодно для нормальных координированных действий. Браун применил в данном случае термин «инстинктив­ное корректирование поведения путем образования стаи». Этот фактор играет значительную роль и в других инстинктивных действиях птиц.

Почти все виды птиц, пролетающих стаями, во время пролета постоянно издают характерные звуки, по которым без труда можно установить их присутствие («перелетные звуки»). Это особенно относится к ночному времени, ко­гда, как отмечалось выше, пролетающие стаи реагируют на световые «сигналы» усилением криков. Но и днем пти­цы издают призывные крики, по-видимому, способствую­щие сплочению стаи (перелет с «голосовым контактом»). Птицы, летящие молча,  часто образуют  очень  плотные стаи или же пролетают только днем.

Поэтому необходимо различать ночные и дневные про­леты; перелетные птицы могут, следовательно, и в этом от­ношении вести себя различно. Днем летят главным обра­зом крупные птицы, например журавли, аисты, хищные птицы и вороны. И днем и ночью пролетают лишь очень немногие виды птиц: чибисы, скворцы и полевые жаво­ронки. Подавляющее большинство перелетных птиц мигри­рует ночью, особенно мелкие насекомоядные певчие птицы, но также и многие зерноядные певчие птицы, почти все болотные, кулики и многие виды уток. Днем они кормятся и пополняют запасы, необходимые им для перелета. Кроме того, в это время они лучше защищены от хищных птиц, пролетающих днем, так как в период пролета последние не занимаются поисками пищи. Нахождение пути проле­тающими ночью птицами не так трудно, как это может по­казаться, так как даже в безлунные ночи земная поверх­ность выделяется достаточно отчетливо благодаря отсвету облаков, звезд или отражающих поверхностей воды. В очень темные ночи, вероятно, не бывает никаких проле­тов. Птицы, пролетающие ночью, в общем покрывают большие расстояния, чем летящие днем, пролет которых большей частью ограничивается только утренними часами. В многочисленных случаях это подтвердили и данные кольцевания.