3 года назад
Нету коментариев

Изучение анабиоза у бактерий и вирусов, как выяснилось, имеет огромное значение для теорети­ческих и практических основ решения вопроса продол­жительного сохранения свойств микроорганизмов и жи­вых микробных вакцин.

Использование в медицинской и ветеринарной прак­тике живых бактериальных и вирусных вакцин для про­филактики заразных болезней у людей и животных при­обретает все более широкие размеры, так как живые вакцины обладают (по сравнению с другими видами вак­цин) самыми высокими иммунологическими свойствами. Однако большим препятствием в этом отношении являет­ся отмирание бактерий и вирусов при продолжитель­ном их хранении, что приводит к быстрой утрате их иммуногенных свойств. Современные наука и практика до­казали, что бактериальные и вирусные вакцины можно консервировать на продолжительный срок путем их за­мораживания или высушивания в условиях вакуума (лиофилизации), т. е. перевода в состояние анабиоза. Больше того, оказалось, что живые вакцины могут усо­вершенствоваться при лиофилизации из замороженного состояния, т. е. по пути превращения их из твердого в сухое состояние, минуя жидкую фазу. Доказано, что в лиофилизированном состоянии при наличии глубокого вакуума бактериальные и вирусные вакцины, а также и производственные штаммы микроорганизмов (бактерии, рикетсии, вирусы и др.) могут сохранять свои первона­чальные свойства в анабиотическом состоянии в течение длительного периода (от одного года до нескольких лет).

Еще в 1935 г. У. Стенли сумел привести в состояние анабиоза вирус табачной мозаики (инфекционное забо­левание табака, встречающееся на плантациях) путем кристаллизации при низкой температуре. На какое-то время ему удалось сохранить в этом состоянии вирус, который не потерял своего болезнетворного действия.

В наше время микробиологи сохраняют в контейне­рах с жидким азотом (температура —196°С) многие ви­ды полезных и болезнетворных микроорганизмов и в слу­чае надобности размораживают их, оживляют и исполь­зуют для научных и практических целей.

В пищевой промышленности давно используются ме­тоды замораживания и сверхглубокого замораживания пищевых продуктов. Установлено, что для полного по­давления развития микроорганизмов необходима темпе­ратура — 18°С, при которой блокируется химическое дей­ствие ферментов, в частности, вызывающих прогорк­лость жиров. При такой температуре практически оста­навливается всякое развитие основных микроорганиз­мов, вызывающих опасные пищевые отравления (сальмонеллы, Clostridium perfrigens, Clostridium botulinum, зо­лотистого стафилококка). Первые два токсичны при по­падании в кишечник, в то время как последние два воз­действуют через токсин, образующийся в пищевых про­дуктах. При сверхглубоком замораживании (в сущнос­ти, и сверхбыстром) микроорганизмы моментально впа­дают в состояние анабиоза, при этом полностью прекра­щается их развитие и они остаются в том же состоянии, в котором находились в свежих продуктах. Поэтому при длительном хранении продуктов микроорганизмы не в состоянии размножаться, да и все остальные процессы приостанавливаются.

В молочной промышленности уже давно используют низкие температуры для консервирования закваски из бактерий Lactobacillus bulgaricus, Streptococcus termophilis, Streptococcus lactis, которые в анабиотическом сосостоянии можно хранить долгое время и даже транспор­тировать за границу (Болгария экспортирует такие куль­туры в Западную Европу).

Благодаря низким температурам сохраняются микро­биологические удобрения, которые устойчивы по отно­шению к продолжительному сроку консервирования. Уже создана и технология для получения сухих бактериальных удобрений, которые тоже можно консервировать в ана­биотическом состоянии с расчетом на длительное вре­мя, причем они не потеряют своих ценных качеств.

В области прикладной энтомологии анабиоз тоже на­шел применение при использовании умеренно низких температур, при которых происходит сильное понижение процессов жизнедеятельности и замедляется развитие не­которых видов насекомых. Известно, например, парази­тирующее перепончатокрылое насекомое (Trichogramma evanescens), которое успешно используют для биологи­ческой борьбы против сельскохозяйственного вредителя — лугового мотылька. Трихограмма откладывает свои ми­ниатюрные яйца в яйца различных видов бабочек, а ее личинки питаются их содержимым, в результате вместо гусениц бабочек вылупляются трихограммы. Именно эта особенность паразитирующего насекомого успешно ис­пользуется в биологической борьбе против бабочек-вре­дителей. Во многих странах (в том числе и в Болгарии) уже созданы лаборатории, где успешно разводят трихограмм на яйцах зерновой моли. Эту моль можно разво­дить круглый год на зерновых продуктах, и она дает миллионы яиц, на которых могут развиваться трихо­граммы. Установлено, что на 1 кг зерна можно получить примерно 15 тыс. бабочек моли, которые откладывают от 200 тыс. до 300 тыс. яиц. Их заражают трихограммами, и через 4—5 дней зараженные яйца темнеют. В таком виде яйца могут храниться в течение нескольких меся­цев в холодильнике при температуре от 1 до 2°С. В та­ком анабиотическом состоянии процессы развития насе­комых прекращаются или сильно замедляются. Вскоре после того как яйца вынут из холодильника, из них вы­лупляются взрослые трихограммы. Такое продление сро­ка, необходимого для развития этих паразитических на­секомых, дает возможность массового использования за­раженных яиц для биологической борьбы в самый под­ходящий момент — когда луговой мотылек откладывает яйца.

В шелководстве модель анабиоза используется для продолжительного хранения яиц тутового шелкопряда путем воздействия на них низких температур, которые значительно задерживают развитие яиц, вследствие чего гусеницы не могут вылупиться. Это позволяет специа­листам шелководства поддерживать генетический фонд и — что не менее важно — дает возможность различным странам совершать обменные операции, транспортируя в анабиотическом состоянии яйца ценных разновидностей тутового шелкопряда.