2 года назад
Нету коментариев

Известно, что йогизм — одно из самых древ­них культурных наследий Индии — возник в IV—II вв. до н. э. Упоминания о нем встречаются в древних ведах (молитвенниках и книгах песнопений ранних индоарийцев). Все формы йоги и его учения ставят себе целью мо­билизовать «скрытую, потенциальную силу тела», чтобы слиться с «всемирной мощью». Доказано, что применяе­мая хата-йогой техника — удерживание тела в опреде­ленных позах и контроль за дыханием — может привести человека к полному самоовладению некоторыми авто­номными функциями организма.

«Йога» на санскритском языке означает единство, связь. В индуистском религиозном смысле этого слова имеется в виду установление связи, слияние индивиду­альной души человека, которую считают «искрой» «все­мирной души» — со вселенским духом. Наиболее полно это слияние осуществляется в состоянии, называемом «самадхи», которого тренированные йоги добиваются, прибегая к древней индийской технике мысленного са­мовнушения. По мнению индусов, «дух утопает в глубо­кой мысли, а тело — в глубоком сне». Индусы верят, что в подобном состоянии дух, находящийся в теле, полно­стью соединяется с духом вселенной.

Историки предполагают, что первые йоги появились где-то в высокогорьях Тибета и на склонах Гималаев. Для высокогорного климата характерна нехватка кисло­рода, которая начинает ощущаться на высоте 2 тыс. м. Кислородная недостаточность обычно приводит к уве­личению объема воздуха, проходящего через легкие, т. е. к усилению вентиляции легких. Волевым уменьшением вентиляции легких жители высокогорий Тибета умели ускорять приспособляемость организма, привыкание к нехватке кислорода на уровне тканей.

Довольно часто пишут и говорят о том, что йоги вла­деют анабиозом, при этом обычно ссылаются на то, что путем регулирования дыхания они могут управлять не­которыми процессами жизнедеятельности. По мнению советских физиологов Н. А. Агаджаняна и А. Ю. Катко­ва, тайна анабиоза йогов скрывается в суммарном дей­ствии трех влияющих на организм физиологических фак­торов: дозированного голодания, расслабления мускулов и замедленного дыхания (кислородной недостаточно­сти). Попытаемся разобраться в этом и начнем с замед­ленного дыхания. В этом отношении большие успехи до­стигнуты не только йогами. Еще в 1930 г. американский физиолог Е. С. Шнайдер провел обследование двух пи­лотов. Один из них, вдохнув чистый кислород, затем су­мел остановить дыхание на 14, а другой — на 15 мин. Ловец жемчуга калифорниец Роберт Форстер после то­го, как дышал кислородом в течение получаса, мог оста­ваться под водой без акваланга в течение 13 мин. Но и он не был способен погрузиться в гипнотическое состоя­ние, подобно йогам.

В этом отношении в природе серьезные преимущества имеют некоторые виды животных, например тюлени. Они, как и люди, дышат легкими. Чтобы иметь возмож­ность долгое время оставаться под водой, у них эволю­ционным путем выработалась способность к мышечному расслаблению. В связи с тем, что под водой мышечный тонус понижается, потребность в кислороде снижается на 1/3, а ведь потребность организма в кислороде служит главным критерием уровня жизнедеятельности. Не слу­чайно у всех видов животных, впадающих в зимнюю спячку, мышцы расслаблены, сердце едва-едва бьется, дыхание поверхностное и очень редкое.

Но снижать потребность своего организма в кисло­роде могут не только тюлени, медведи и ежи, а также йоги и факиры. Это доступно многим. В октябре 1974 г в Дели на XXVI Международном конгрессе физиологов Р. К. Валайс доложил о результатах своих исследований, о том эффекте, который достигается благодаря умению сосредоточить все внимание на расслаблении мышц те­ла. Участвовавшие в исследовании (36 человек) трени­ровались в течение 2—3 лет. Они научились всего лишь за 15 мин понижать потребление организмом кислорода на 16%. Люди, которые подобными тренировками не за­нимались, такого эффекта добиться не могут, так как да­же во время ночного сна потребление кислорода не уменьшается больше чем на 8%.

В Советском Союзе тоже проводились подобные ис­следования: после соответствующей тренировки люди понижали частоту сердечных сокращений от физиологи­ческих 70 до 42 в минуту.

Однако далеко не каждый может овладеть таким умением. Продолжительные тренировки можно облег­чить с помощью созданного советскими исследователями в 1975 г. лечебного импульсного дистанционного аппара­та, названного сокращенно «ЛИДА». Этот аппарат из­лучает 4 вида раздражителей — электромагнитный, теп­ловой, звуковой и зрительный; все они действуют одно­временно (40—60 импульсов в минуту) в течение полу­часа. Под влиянием этого ритма наступает расслабле­ние мышц.

В 1950 г. был проведен совершенно невероятный эк­сперимент с 52-летним йогом Бабашри Рамаджи Джирнари, описанный потом индийским врачом Вейкелем в журнале «Ланцет». На глазах у десятитысячной толпы в Бомбее йог опустился в выкопанную в земле узкую яму-камеру, на дне и стенах которой повсюду торчали гвозди. Затем эту яму загерметизировали цементом. Там в состоянии «мнимой смерти» Рамаджи провел 56 ч. Пос­ле этого камера была заполнена водой и он оставался под водой 6,5 ч, и все же его «оживили» в одной из бом­бейских клиник.

Можно ли объяснить это чудо? Разумеется, таких по­разительных результатов нельзя добиться только трени­ровками, умением расслаблять свои мышцы и замедлять дыхание. Перед экспериментом Рамаджи в течение 10 дней пил только воду и ничего не ел.

Помогло ли это? Еще в начале нашего века советский физиолог В. В. Пашутин выяснил, что повторное, довольно продолжительное голодание, как это ни стран­но, представляет собой своего рода гимнастику мозга и тела: центральная нервная система все больше замедля­ет расход запасов в организме. Этой гимнастике помога­ет и тот факт, что при дозированном голодании мозг не страдает. В настоящее время известно, что голодание понижает газообмен и организм удовлетворяется мень­шим количеством кислорода, выделяет меньше углекис­лого газа. При голодании дыхание становится поверх­ностным. Это по-своему тоже способствует расслабле­нию.

Установлено, что замедленное глубокое дыхание (не более четырех вдохов в минуту) с задержкой на вершине вдоха облегчает приток венозной крови к сердцу. Кро­ме того, накопление в организме углекислого газа, явля­ющееся результатом замедления дыхания, улучшает пи­тание мускулатуры сердца.

Если после задержки дыхания сделать максимально полный выдох, то можно резко замедлить сокращения сердца. Именно таким способом некоторые йоги и факи­ры добиваются «остановки сердца».

В 1957 г. это явление было изучено у 32-летнего йога Рамананда. При полном выдохе тот прижимал к груди подбородок и в течение 15 с максимально напрягал мус­кулы груди и живота. В результате резко повышалось внутригрудное давление, затрудняя сокращения сердеч­ной мышцы. На рентгеновском аппарате диаметр сердца уменьшился на 1 см. Сердечные тоны не прослушива­лись, пульс не улавливался, но электрическая активность сердечной мышцы все же сохранялась. Следовательно, полной остановки сердечной деятельности у йога не на­блюдалось, но сокращения сердечной мышцы станови­лись настолько слабы, что не было никакой возможности определить их на слух.

Подобное явление еще в 1904 г. описал в своей книге «Дух и тело» русский академик И. Р. Тарханов. В ней приводится случай с английским полковником Таунсендом, который умел произвольно вызывать остановку сво­его сердца, «причем на такое продолжительное время, что впадал в бессознательное состояние; его тело во вре­мя подобного опыта коченело… глаза казались непо­движными; через несколько часов пребывания в таком состоянии он снова постепенно приходил в себя. Долгое время подобные сеансы проходили для Таунсенда бла­гополучно, но однажды, демонстрируя перед множест­вом свидетелей подобный опыт, он умер вечером того же дня».

Первая попытка тщательного физиологического ис­следования «погребения йогов живьем» осуществлена в 1959 г. на кафедре физиологии Индийского института медицинских наук. Вместо гробницы ученые использова­ли прозрачную стеклянную герметически закрытую ка­меру. В ней дважды в течение 8—10 ч. находился все тот же, но уже 34-летний йог Рамананда, за плечами кото­рого был 17-летний опыт в этой области. За время пребы­вания Рамананды в камере содержание кислорода в ней понизилось до 14,9%, а углекислого газа увеличилось до 5%. При этом самочувствие йога не ухудшилось, ча­стота пульса и дыхания не увеличилась, а потребление кислорода понизилось на 40—50%. Для нетренированно­го человека это непосильно. Для того чтобы во время операции на грудной клетке понизить потребность в кис­лороде на 50%, хирургам с помощью наркоза и искус­ственного охлаждения приходится понижать температу­ру тела пациента до 28—30° С. У йога Рамананды во вре­мя опыта температура тела была 38,4°С: столь явно вы­раженного понижения потребности организма в кисло­роде он добивался за счет максимального расслабления мускулов.

Как показали опыты советских ученых Н. Агаджаняна, Г. Давыдова и А. Сергиенко, у людей, которые не занимались специальными тренировками по расслабле­нию мышц, понижение содержания кислорода в воздухе герметически закрытой камеры до 13% и увеличение со­держания углекислого газа до 8% (за 16—17 ч) приво­дило к 13-кратному увеличению вентиляции легких, уси­лению сердцебиения и резкому ухудшению их общего со­стояния. Советские ученые пришли к выводу, что важное значение в выработке способности впадать в состояние мнимой смерти, кроме умения расслаблять мышцы, име­ет тренированность организма в отношении гипоксии (кислородной недостаточности). Вот почему не случайно йоги, прежде чем впасть в состояние анабиоза, резко за­медляют свои дыхательные движения.

Советские ученые Н. А. Агаджанян и А. Ю. Катков, занимающиеся проблемами анабиоза у человека, пишут, что в книге швейцарского этнографа О. Штоля «Гипноз и внушение в психологии народов» (1904 г.) описывает­ся уникальный сеанс, проведенный в 1837 г. по инициа­тиве магараджи Рунджита Синга и английского офице­ра Клода Уайта. Жители индийского города Лахора и окрестных деревень собрались, чтобы наблюдать за тем, как йог Харида самовольно впадет в глубокий 6-недельный сон. Перед этим испытанием йога находился на 7-дневной молочной диете, а в день засыпания промыл свой желудочно-кишечный тракт. Процесс впадания в анабиоз начался с позы расслабления, опускания голо­вы на грудь и монотонного повторения одних и тех же слов, при этом йог стал постепенно задерживать свое дыхание. Когда Харида заснул, слуга залепил ему глаза, нос, уши и рот воском (чтобы туда не проникали насе­комые). Комиссия во главе с магараджей Сингом и ан­гличанином Уайтом, чтобы предотвратить любую воз­можность обмана, заставила зашить йога в мешок, мешок положить в сундук и, закрыв, оставить его в строго ох­раняемой комнате. Там йог и проспал целых 42 дня.

Перед процедурой пробуждения комиссия убедилась в целости печати на дверях комнаты. Когда их открыли, присутствующие увидели вертикально поставленный де­ревянный сундук с висячим замком, запечатанный лич­ной печатью магараджи. Открыли сундук и в нем нашли зашитого в мешок из полотна йога. Он находился там в неудобной сгорбленной позе в состоянии оцепенения. Руки у него сморщились, на ощупь казались деревянны­ми, голова лежала на плече. Врач взял его руку, чтобы найти пульс, но тот не прощупывался. Слуга начал обрызгивать йога теплой водой и растирать ему руки. После этого он завернул его голову в разогретое тесто из пшеничной муки, удалил восковые тампоны из рта, носа, ушей и глаз, насильно открыл ему рот и вытянул из глубины гортани втянутый туда язык. Последовали длительные процедуры и массаж, и наконец йог вздох­нул. Слуга влил ему в рот масло и заставил его прогло­тить. Йог медленно открыл один глаз, затем другой, по его телу несколько раз прошли судороги. Постепенно к нему вернулся нормальный цвет кожи, и через полчаса после начала пробуждения Харида «ожил». Его первые слова, произнесенные медленно, словно он преодолевал неимоверную тяжесть 42-дневного сна, были обращены к магарадже: «Ну а теперь ты мне веришь?» Примерно через час после этого у Хариды постепенно пришли в норму все проявления жизнедеятельности.

Эту историю многократно пересказывали, зачастую извращая, но всегда оценивали как чудо, называя боже­ственным сном йога. Почти в таком же виде описал ее известный болгарский ученый академик Методий Попов, приведя в качестве примера возможного сокращения ак­тивных функций человека, известного еще в давние вре­мена под названием «вита минима» («минимальная жизнь»). В действительности же этот сеанс показал уме­ние йогов в совершенстве управлять собственным телом.

Директор Парижской кардиологической клиники Те­реза Бросе проводила исследование заживо погребен­ных («оживших») йогов и обычных людей. Она устано­вила, что после нескольких лет тренировок человек мо­жет научиться не дышать 10—15 мин. При этом происхо­дило замедление всех процессов жизнедеятельности, как это бывает у животных во время зимней спячки. У зажи­во погребенных йогов сердце не останавливается, а рез­ко падает частота и сила сердечных сокращений.

Еще один, можно сказать, невероятный опыт был проведен в предместье столицы Индии Дели — Модел Тауне йог Свами Сатиамуртри — довольно пожилой че­ловек с поседевшей бородой — опустился в выкопанную яму размером 2,5X2,5 м, дно которой было устлано се­ном. Там он принял позу «подмазана» (позиция «лотос») и совершил религиозный обряд. После этого к ногам и гру­ди йога прикрепили электроды. Доктор Иогеш Чандра Матур, специалист по болезням сердца, провел последние приготовления, йог остался один в яме, и ее накрыли крышкой. Поверх крышки утрамбовали 15-сантиметро­вый слой земли. Через 7 дней «гробницу» вскрыли и об­наружили Сатиамуртри в состоянии оцепенения в перво­начально принятой им позе. Его жена принялась масси­ровать сначала голову и верхнюю часть тела йога подо­гретым оливковым маслом. Вскоре тот пришел в себя. Через некоторое время он выпил стакан молока и съел немного фруктов. Прошло 8 ч, за это время йог принял несколько теплых ванн и выглядел свежим, чувствовал себя хорошо, но похудел на 5 кг. Доктор Матур, свиде­тель «погребения» йога, вместе со своими сотрудниками круглосуточно контролировал аппаратуру, подключен­ную к электродам, прикрепленным к телу Сатиамуртри. Все данные тщательно регистрировались на протяжении всего опыта. Прослушивались шумы в сердце йога в те­чение всех семи суток. Вот что сказал доктор Матур: «Нам долго пришлось ждать, почти сорок часов, пока йог впал в это состояние. Во время предыдущего опыта это ему удалось только через 5 дней. После этого начали происходить странные явления, зарегистрированные ап­паратурой: температура тела понизилась до 34,8°С, со­противление в коже, обычно колеблющееся между 3 и 8 тыс. ом, за несколько часов резко подскочило и превыси­ло чувствительность нашего аппарата, измеряющего со­противление до 2 млн. ом. Когда йог впал в состояние «самадхи», сопротивление в коже понизилось до нор­мального уровня. В конце второго часа у йога резко со­кратились дыхательные движения. Биения сердца снача­ла участились, а затем замедлились». В дальнейшем на­чалось сильное сердцебиение — до 250 ударов в минуту (как при быстром беге). Затем наступил короткий пери­од нарушения деятельности сердца, пока кардиограф не­ожиданно не сигнализировал: йог остановил сердцебие­ние — его сердце не ра’ботало! Уж не фокус ли это? Док­тор Матур категоричен: йог ни в коем случае не мог от­ключить электроды и «обмануть» чрезвычайно чувстви­тельный микрофон, вмонтированный в его «гробницу». Кроме того, проверка показала, что ни к одному из элек­тродов вообще никто не прикасался. Через 5 ч после на­ступления состояния «самадхи» все функции организма, кроме функций центральной нервной системы, прекра­тились. 5 дней подряд кардиограмма не отмечала ника­кой деятельности сердца.

Как объяснить все это? По мнению доктора Матура, некоторые йоги обладают способностями почти останав­ливать сокращения сердца, в значительной степени уменьшать другие биологические функции организма и жить несколько дней без дыхания и кровообращения. Доктор Матура сравнивает это их состояние с зимней спячкой у некоторых пресмыкающихся, земноводных и млекопитающих.

По словам известного факира Ивона Ива, позволяв­шего, чтобы его закапывали в землю живьем, объясне­ние этой тайны заключается в следующем: «Я зажимаю сонную артерию и чувствую, что теряю сознание. Я впа­даю в полулетаргию, пульс у меня почти не прощупыва­ется, дыхание почти прекращается. Только так можно выдержать под землей и не задохнуться». Однако после одного такого сеанса пульсация сердца у него достигла 250 ударов в минуту, и врачи предупредили его, что сле­дующий сеанс может оказаться для него роковым, после чего факир прекратил свою деятельность.

Между тем интересен тот факт, что йоги не зажима­ют свою сонную артерию, а используют другой физиоло­гический метод — постепенно замедляют ритм дыхания и увеличивают паузу между дыхательными движения­ми. Таким опытом поделился пожилой йог, выглядев­ший как 20-летний юноша. Он посетил Советский Союз и объяснил, как ему удалось сохранить юноше­скую внешность: по его словам, он живет только днем. Ночью он сокращает частоту вдохов и выдохов в 10 раз и «таким образом живет всего час вместо десяти»

Сочетая дыхательные упражнения с неподвижными позами и системой самовнушения, йогам, вероятно, уда­ется сократить потребление организмом кислорода и пе­рейти к такому уровню жизнедеятельности, при котором внешние признаки жизни исчезают.

Но не только йоги умеют «умирать и воскресать». Вот как врач-путешественник Гарри Райт в своей книге «Свидетель колдовства» (1971 г.) описывает практикуе­мый некоторыми африканскими жрецами обряд воскре­шения впавшего в анабиотическое состояние «колдуна»: «На земле лежал здоровый молодой мужчина, ростом выше 6 футов (1 фут—0,3048 м.— (Прим. переводчи­ка), с широкой грудью и сильными руками. Я сел так, чтобы загородить его своим телом, и быстрым движени­ем приподнял его веки, чтобы проверить реакцию зрач­ков по методу Аргила-Робинсона. Реакции не было. По­пытался также нащупать его пульс. Пульса не было. Я не обнаружил и признаков того, что у него работает серд­це… Нас окружила группа из тридцати человек. Низкими голосами они запели какую-то ритмическую песню. Это было что-то среднее между воем и рычанием. Они пели все быстрее и все более высокими голосами. Как будто мертвый должен был услышать эти звуки. Каково же оказалось мое удивление, когда именно так и случлось — «мертвый» неожиданно провел рукой по груди и попытался повернуться. Крики окруживших его людей слились в громкий вопль. Грохот барабанов стал еще более яростным. В конце концов лежащий на земле все же повернулся, поджал под себя ноги и медленно по­полз. Его глаза, еще несколько минут назад не реагиро­вавшие на свет, сейчас были широко раскрыты и устрем­лены на нас. Судя по всему, этот молодой мужчина с по­мощью самогипноза разработал в коре своего головного мозга контрольный пункт для определенных музыкаль­ных ритмов. И ничто иное, кроме этих музыкальных рит­мов, не могло бы его воскресить».

Разумеется, наука все еще находится в начале изу­чения явлений подобного рода, но во многих странах про­водятся научные обследования йогов, впавших в состоя­ние анабиоза.

В настоящее время, кроме врачей и физиологов, ме­тодами впадания в состояние анабиоза интересуются и специалисты в области космической биологии. Это одна из любимейших тем писателей-фантастов.

Но как бы мог обычный человек или космонавт, от­нюдь не йог, в самом деле впасть в состояние анаби­оза?

Еще в 1901 г. профессор Бахметьев в своей статье «Ре­цепт того, как дожить до XXI века» подробно описал, как протекает переход в состояние анабиоза у высших животных: «Сначала теплокровное животное должно пре­вратиться в животное с изменяющейся температурой крови, что достигается с помощью наркоза… Это необ­ходимо для того, чтобы у млекопитающих дыхание могло протекать так же, как у лягушек, насекомых и др., т. е. при понижении температуры оно бы ослабевало. Иначе животное будет напрасно терять силы в борьбе с холо­дом, и это истощит его преждевременно. После наркоза животному надо устроить холодную воздушную ванну, температуру которой следует постепенно понижать с по­мощью специального регулятора».

Теперь достаточно хорошо известно, что наркоз и во­обще фармакологические средства способны привести только к кратковременному частичному состоянию ана­биоза, что нашло применение в хирургической практике. «Продолжительный анабиоз (в течение нескольких ме­сяцев или лет) требует принципиально других решений» — к такому выводу пришел советский академик В. В. Парин.

Советские ученые Н. А. Агаджанян и А. Ю. Катков утверждают, что вместо наркоза дыхание можно замед­лить, если человек научится управлять своими дыхатель­ными движениями. Когда человек начнет тренироваться, замедляя дыхательные движения, он постепенно будет приучать ткани своего тела к повышению содержания углекислого газа. Излишек двуокиси углерода охлажда­ет тело за счет понижения обмена веществ в тканях — главном источнике образования тепла, подавляет цент­ральную нервную систему и ослабляет чувствительность организма к самым различным раздражителям, в том числе и к холоду. Вот почему организм, обогащенный уг­лекислым газом, может дополнительно охлаждаться и дойти до состояния анабиоза. По мнению этих двух со­ветских ученых, принципиальная схема впадания в со­стояние анабиоза выглядит примерно так: тренировка дыхания — повышение содержания углекислого газа в организме — общее охлаждение тела. От тренировки ды­хания зависит приспособляемость организма не только к большим количествам углекислого газа, но и к нехватке кислорода в тканях. Такая приспособляемость организма может предотвратить необратимые явления, которые мог­ли бы возникнуть при охлаждении тела.

Ныне методы йогов, в совершенстве владеющих спо­собом впадания в состояние анабиоза, стали объектом обстоятельных научных исследований. Это полезно не только для науки, но и для здоровья и долголетия чело­века. Весьма вероятно, что этот метод найдет применение в космической биологии при будущих космических поле­тах к далеким планетам. Может быть, недалеко то вре­мя, когда сбудутся слова Циолковского о неограничен­ной (с помощью анабиоза) продолжительности жизни человека, покоряющего Вселенную.