2 года назад
Нету коментариев

По образу жизни и устройству класс земно­водных (Amphibia) является переходным между типич­но водными позвоночными (рыбы) и типично наземными животными. Известно, что различные виды лягушек, три­тонов, саламандр и других, населяющих страны с уме­ренным климатом, тоже проводят неблагоприятный зим­ний сезон в состоянии гибернации, или, точнее, оцепене­ния, так как это животные с непостоянной температурой тела, которая зависит от температуры окружающей сре­ды.

Так, например, в Болгарии, лягушки активны только в теплые месяцы, а с наступлением суровых зимних усло­вий впадают в состояние зимней спячки. К зиме они го­товятся заранее. Еще летом накапливают запасы пита­тельных веществ в своем организме, а осенью при пони­жении средней дневной температуры до 8—12°С, а ноч­ной до 3—5°С отправляются к местам будущей зимов­ки. Иногда они преодолевают несколько километров. При дальнейшем похолодании они скрываются в свои зимние убежища и впадают в состояние оцепенения, при котором жизненные процессы в их организме крайне замедляют­ся. Например, потребление кислорода понижается в 2— 3 раза. Поэтому они расходуют накопленные летом пи­тательные вещества постепенно, но все же (хотя и иск­лючительно медленно) земноводные растут и их поло­вые клетки созревают.

Одна часть земноводных зимует под водой, а дру­гая — на суше. По данным болгарского герпетолога Вл. Бешкова, под водой зимуют озерная лягушка (Rana ridibunda), травяная лягушка (Rana temporaria), прыт­кая лягушка (Rana dalmatina), греческая длинноногая лягушка (Rana graeca), а на суше зимуют сала­мандры (Salamandra salamandra), зеленая (Bufo viridis) и серая жаба (Bufo bufo), обыкновенная квакша (Hyla arborea), чесночницы (Pelobates fuscus и Р. syriacus), желтобрюхая жерлянка (Bombina variegata). Со­гласно Вл. Бешкову, в Средней Европе и на Русской рав­нине тритоны зимуют на суше, тогда как в Болгарии взрослые экземпляры обычных тритонов (Triturus vulgaris) и гребенчатых тритонов (Triturus cristatus) зиму­ют под водой, а на суше остаются молодые тритоны, про­шедшие недавно стадию метаморфоза. Саламандры впа­дают в зимнюю спячку примерно во второй половине ноября. Они зимуют большими группами у подножий об­рывов, в расщелинах скал и между корнями деревьев, в норах, вырытых животными. В подобных укрытиях зи­муют также зеленая и серая жабы, желтобрюхая жерлян­ка, лягушка-чесночница. Обычно зимующие в воде зем­новодные предпочитают быстротекущие, незамерзающие реки и ручьи, каналы и озера с вливающимися в них ре­ками, протоки и др., т. е. выбирают водоемы, в которых вода богата кислородом. В период зимней спячки у зем­новодных резко увеличивается диаметр кровеносных со­судов в коже, через которые в воде осуществляется ды­хание. Земноводные, предпочитающие зимовать на суше, устраиваются в норах, вырытых животными, под толстым слоем листьев, мха и т. п. Некоторые виды способны даже зарываться в землю.

Установлено, что зимняя спячка лягушек продолжа­ется от 130 до 230 дней и ее продолжительность зависит от продолжительности зимы и от степени теплолюбивости и морозоустойчивости различных видов.

В водоемах, чтобы перезимовать, лягушки собирают­ся группами по 10—20 экземпляров (иногда до 100) раз­личного пола и возраста, а иногда и различного вида и зарываются в ил или в подводные впадины и другие пус­тоты. Установлено, что при групповой зимовке лягушек уровень обмена веществ у них почти на 40% ниже, чем у зимующих в одиночку. Во время зимней спячки ля­гушки дышат только через кожу, их пульс замедляется, причем сон у них неглубокий, и при неблагоприятных условиях они могут переместиться в другое место в том же водоеме.

Зимняя спячка у земноводных не отличается покоем и безопасностью — скорее она для них одно из серьезных испытаний. В больших реках они нередко становятся жертвами крупных хищных рыб. Но самая значительная опасность таится в замерзании зимующих на суше (а иногда и в воде) или в их гибели в водоемах из-за недостатка кислорода. При очень суровых зимах наблю­дается массовая гибель земноводных, особенно когда водоемы, в которых они зимуют, промерзают до самого дна. Уцелевшие земноводные весной, преодолев небла­гоприятные жизненные условия, выходят из состояния зимней спячки, и жизнь пробуждается заново.

Особый интерес представляют сообщения советских источников о зимовке тритонов. Неоднократно во время изыскательских работ в Северной Сибири геологи, поч­воведы и строители находили тритонов, вмерзших в вы­копанные ледяные блоки. Очень часто случалось так, что замерзшие, оцепеневшие животные после того, как они оттаяли и были выпущены в подогретую воду, оживали. Этот факт уже не подлежит сомнению. Предметом спо­ров среди ученых остается вопрос: на сколько времени может быть сохранена жизнь замерзших земноводных. В 1956 г. горнопроходческая геологическая бригада при изыскательских работах в Магаданской области нашла на 14-метровой глубине тритона. Когда после работы бригада вернулась в палатку с находкой и затопили печку, замерзшее животное постепенно разморозилось и зашевелилось. Тритона поместили в стеклянную банку с водой, и он начал двигаться. Его жизнь продолжалась целых 12 часов. Некоторые журналисты поторопились объявить это большой сенсацией: якобы найден ископае­мый тритон, который, пробыв в состоянии анабиоза поч­ти два миллиона лет, снова ожил. Это сообщение достиг­ло даже зарубежных средств массовой информации. Ра­зумеется, советские зоологи позже опровергли это «ут­верждение», установив, что речь идет не об ископаемом, а о современном виде — сибирском углозубе (Hynobius keyserlingi), обитающем на огромной территории — от Камчатки и Сахалина и до Урала. Это единственное хвостатое земноводное к северу от полярного круга.

Даже при 0°С сибирский углозуб еще может двигать­ся, тогда как другие земноводные при температуре 6—8°С уже впадают в оцепенение, а при температуре ниже нуля погибают.

Зимой тритоны обычно устраиваются под теплыми прогнившими пнями и стволами упавших деревьев. Если они не находят поблизости таких удобных квартир, то удовлетворяются трещинами в почве. Весной зачастую прогнившие пни заливает водой и размытой глиной, и при понижении температуры тритоны иногда вмерзают в воду и глину. Именно подобные «ископаемые» земно­водные и вводят в заблуждение обнаруживших их лю­дей.

По мнению советского ученого профессора А. Г. Бан­никова, несмотря на резкое понижение процессов жизне­деятельности у этих земноводных во время оцепенения, жизнь в них все-таки не прекращается и расход энергии продолжается. Например, у обыкновенного тритона и не­которых видов лягушек (травяной лягушки и др.), на­ходящихся в состоянии оцепенения, истощение и гибель наступают через 2—3 года. Если допустить, что сибир­ский углозуб может прожить в 10 раз дольше (что, впро­чем, маловероятно), все-таки оцепенение не может длить­ся тысячелетиями.

Во время исследовательских работ экспедиции на се­вере Чукотского национального округа экскаватор извлек из 11-метровой глубины кусок вечного льда, в который вмерзло тело оцепеневшего сибирского углозуба. После того как лед растопили и воду подогрели, углозуб ожил. Он поедал мух и пауков — пищу, предложенную ему гео­логами. Не отказался углозуб и от «деликатесов» — жи­вых мелких аквариумных рыбок. Решили установить точ­но его возраст с помощью радиоуглеродного метода, ис­пользуемого для определения возраста геологических объектов. Для контроля были взяты пойманный в При­морье сибирский углозуб и его местный родственник — гребенчатый тритон. Исследования киевских ученых по­казали, что возраст сибирского углозуба из вечной мерз­лоты находится в пределах от 75 до 105 лет, а контроль­ные земноводные оказались во много раз моложе.