3 года назад
Нету коментариев

После Великой Октябрьской социалистической революции начался новый — аграрно-индустриальный этап освоения Севера; главными ресурсами при этом стали полезные ис­копаемые — природные минеральные образования земной коры неорганического и органического происхождения.

Освоение советского Севера ведется комплексно, все­сторонне: промышленное развитие сочетается с подъемом сельскохозяйственного производства, основу которого со­ставляют биологические ресурсы. Правда, в условиях мно­гоотраслевого использования ресурсов нелегко выработать безупречную систему природопользования, особенно когда один и тот же ресурс эксплуатируется в разных отраслях хозяйства. Так, реки являются объектом и рыбного хозяй­ства, и транспорта, и энергетики, вода — необходимый компонент производства почти во всех видах промышлен­ности. Недаром воду называют самым ценным полезным ископаемым.

Сделаем краткий обзор основных богатств Севера, ос­воение которых будет определять дальнейшую жизнь этого самого крупного природно-экономического региона нашей страны.

Главные богатства Севера

На Севере сосредоточены большие запасы минеральных и энергетических ресурсов, страны (рис. 19), без которых немыслимо развитие нашего народного хозяйства.

Карта-схема размещения полезных ископаемых Севера

Карта-схема размещения полезных ископаемых Севера

В Мурманской области находится значительная часть общесоюзных запасов апатита и нефилина и ведется ос­новная добыча этих полезных ископаемых. Как известно, апатитовый концентрат — основное сырье для производ­ства суперфосфата. Интенсификация сельского хозяйства страны и рост потребностей в минеральных удобрениях, в частности фосфатных, диктует необходимость даль­нейшего увеличения производства апатитового концент­рата.

В Мурманской области сосредоточены также почти все запасы кианитов в СССР. Кианит — сырье для производ­ства алюминия, высокостойких огнеупоров, кислотоупор­ных изделий, технического фарфора, противопригарных красок и т. п.

На Кольском полуострове открыты новые месторожде­ния слюдяного сырья — флогопита и вермикулита; фор­мируется еще одна отрасль, специализирующаяся на до­быче и обогащении полевошпатового сырья — пегматита. Потребители этого сырья — керамическая, абразивная, стекольная отрасли промышленности. Мурманская об­ласть дает самый дешевый в стране никель и более де­шевую, чем на Урале, медь. Здесь создана железорудная промышленность, намечается дальнейшее увеличение до­бычи руды. С успехом разрабатываются Оленегорское и Ено-Ковдорское месторождения. Разработка ведется от­крытым способом.

На Кольском полуострове построено значительное ко­личество гидроэлектростанций, вырабатывающих большую часть электроэнергии области. Здесь же действует атом­ная электростанция. Для добычи кианитов, пегматитов, а также для расширения добычи уже эксплуатируемых минеральных ресурсов — апатитов, нефелина, железных руд, слюды и других полезных ископаемых необходимо строительство новых железных дорог и автомагистралей, рудников, фабрик, электростанций.

Восточноевропейский Север богат углями. Геологиче­ские запасы углей в Печорском бассейне составляют не­сколько сотен миллиардов тонн, а по запасам коксующихся углей этот район превосходит Донбасс. Здесь работают несколько десятков шахт, в том числе «Ворга-Шорская» — одна из крупнейших в стране.

Коксующиеся угли сосредоточены в Воркутинском и Халмерюском угленосных районах. Комбинат «Воркута-уголь» имеет шахты, механический завод, две тепло­электроцентрали, строительное управление, 8 совхозов и т. д.

Таким образом, в Печорском бассейне создана мощная производственная база, построены два крупных современ­ных города — Воркута, Инта и большое количество рабочих поселков, развита сеть подъездных железных и автомобильных дорог. Разведанные запасы бассейна по­зволяют увеличить годовую добычу угля в несколько раз.

На восточноевропейском Севере открыта обширная (около 700 тыс. км2) Тимано-Печорская нефтегазоносная провинция, которая является продолжением Волго-Уральской нефтегазоносной области. Как известно, XXV съезд КПСС поставил задачу — довести в Тимано-Печорской га­зоносной провинции к 1980 г. добычу нефти до 25 млн. т, газа — до 22 млрд. м3.

На восточноевропейском Севере сосредоточены огром­ные запасы натриевых и калийно-магниевых солей, а так­же бокситов. При этом запасы только каменной соли со­ставляют около 1,5 млрд. т, калийных солей — 80— 100 млн. т.

Печорский бассейн богат керамическим сырьем, из­вестняками и доломитами, абразивами, минеральными красками. Здесь довольно много минеральных источни­ков — сероводородных, хлоридно-натриевых. Минеральные источники Пым-Ва-Шор в бассейне р. Адзьвы (температу­ра 18—29°) давно используются оленеводами для лечения многих болезней.

На базе месторождений этих полезных ископаемых ре­шено сформировать Тимано-Печорский территориально-производственный комплекс. Вскоре здесь пролягут новые железные и шоссейные дороги, трубопроводы, возникнут поселки.

На севере Западной Сибири расположено одно из известнейших нефтегазовых месторождений. По мнению С. В. Славина [26], общая добыча нефти и газа в Запад­ной Сибири может быть доведена до 1,5 млрд. т условного топлива, что в два раза превышает объем добычи нефти и газа в СССР в 1971 г.

XXV съезд КПСС постановил продолжить в Западной Сибири «формирование крупнейшего территориально-про­изводственного комплекса — главной базы страны по до­быче нефти и газа. Довести здесь в 1980 году добычу нефти до 300—310 млн. тонн, газа — до 125—155 млрд. куб. метров». В X пятилетке 80% прироста добычи газа в стране намечается получить за счет тюменских месторож­дений.

В перспективе Западная Сибирь станет основной ба­зой наиболее эффективного топлива и сырья для хими­ческой промышленности в СССР: она даст 40% нефти и 50% газа, добываемых в стране, причем это будут самые дешевые у нас природный газ и нефть.

Уже сейчас в Западной Сибири прокладываются новые мощные нефте- и газопроводы, строятся грунтовые и же­лезные дороги. Одной из таких строек стала железная до­рога от Сургута до Уренгоя. Тайгу и тундру Западной Сибири все чаще пересекают «корридоры» трасс различ­ных магистралей. К сожалению, при их сооружении уничтожаются леса, оленьи пастбища, охотничьи угодья. Этот процесс неизбежен. Он будет происходить и в даль­нейшем — ведь темпы добычи сибирских нефти и газа неуклонно растут. Что же делать?

По-видимому, выход нужно искать в максимальном приближении к месторождениям газа и нефти предприя­тий по их переработке и потреблению. Это позволит резко сократить переброску сырья на далекие расстояния, а зна­чит — сохранить леса и оленьи пастбища. В этой связи планируется сооружение мощных предприятий по выра­ботке аммиака и метанола, расположенных на железной дороге Ивдель — Обь. Со временем здесь же будет органи­зована и переработка газового конденсата, что избавит от необходимости ежегодно доставлять на Север сотни тысяч тонн дизельного топлива.

Есть еще одна проблема, связанная с эксплуатацией месторождений Севера Западной Сибири. Природный газ выгодно перекачивать на дальние расстояния лишь в слу­чае высокого давления в продуктивном пласте. Для пере­качки низконапорного газа вдоль трассы приходится стро­ить большое количество компрессорных станций. Это очень дорого, поэтому газ слабого давления обычно не из­влекают для дальней транспортировки. Это так называе­мые остаточные запасы газа. Но на Севере Западной Си­бири таких остатков будет несколько триллионов кубомет­ров. И им нужно найти применение. В частности, на круп­нейших месторождениях природного газа можно строить тепловые электростанции. Для их строительства здесь имеются свободные площади земли, огромные массы реч­ных вод. Подсчитано, что если такие теплоэлектростанции будут потреблять по 60 млрд. м3 газа в год, то остаточ­ного газа им хватит на сто лет. Электроэнергию на боль­шие расстояния передавать легче, чем природный газ.

Север Средней Сибири богат комплексными медно-ни­келевыми рудами, которые содержат не только указан­ные, но и редкие металлы. Енисейское медно-никелевое поле прослеживается к югу вдоль Средне-Сибирского пло­скогорья, уходя на левобережье Нижней Тунгуски. В этом районе создается единая энергетическая система, состоя­щая из норильской и талнахской теплоэлектроцентралей, а также из Усть-Хантайской ГЭС.

На Нижней Тунгуске разрабатывается Ногинское ме­сторождение графита, отличающееся высоким содержани­ем углерода. Известно также месторождение графита на р. Курейке.

На севере Средней Сибири открыто Тунгусское желе­зорудное поле. В этом же регионе выявлен крупный, но еще слабо изученный Тунгусский угленосный бассейн. Большие запасы угля содержатся в Таймырском, Усть-Енисейском и Хатангском бассейнах, где мощность от­дельных пластов угля достигает 5—6 м. По мнению гео­логов, в Средне-Сибирском плоскогорье находится также крупная соленосная провинция мира. Известны в этом регионе и залежи исландского (оптического) шпата. В Эвенкийском автономном округе открыты месторожде­ния газа, нефти.

Много полезных ископаемых, среди них золото, алма­зы, олово и другие ценные металлы имеются на Северо-Востоке СССР (Якутская АССР и Магаданская об­ласть) . В конце 60-х годов в бассейне р. Омолон была вы­делена Омолонская железорудная провинция. Ее руды содержат 40—60% железа. Прогнозные запасы легко обогатимых железистых кварцитов одного только Южно-Омолонского района составляют около 1 млрд. т.

На северо-востоке страны расположены угленосные районы: Ленский, Зырянский, Аркагалинский, Охотский, Беринговский, Анадырский и др. Некоторые из разведан­ных месторождений — Беринговское, Анадырское, Зырян­ское и т. д.— разрабатываются. На их углях работают местные теплоэлектроцентрали.

Крайний Северо-Восток богат минеральными источни­ками, большая часть из которых имеет высокую темпера­туру — от 40—50 до 100°. На базе северных минеральных источников создаются курорты и санатории, геотермиче­ские электростанции, теплицы и парники, отопительные и водопроводные системы. Поражает и их огромное теп­лосодержание: при охлаждении всех разведанных источ­ников на 10° можно получить около 10 млн. больших ка­лорий тепла.

Источники энергии для освоения Севера

Промышленно-очаговый метод освоения Севера и огром­ная территориальная разобщенность потребителей энергии предопределяют здесь очагово-локальное размещение энер­гетических систем.

Как известно, большая часть отраслей хозяйства на Севере развивается в условиях дефицита рабочей силы. Оплата труда здесь в 2—3 раза выше, чем в центральных районах страны, поэтому механизация и автоматизация всех сфер хозяйственной деятельности человека, электри­фикации производства и быта дают на Севере более зна­чительный эффект, чем в районах средней полосы.

В настоящее время основная энергия Севера выраба­тывается на ТЭС, ГЭС, а также на дизельных электро­станциях. Для отопления широко используются также дрова. Вследствие длительной холодной зимы и короткого нетеплого лета топливо главным образом расходуется на выработку теплоэнергии и света. Большую часть этой энергии дают мелкие неэкономичные котельные и дизель­ные электростанции, работающие на привозном топливе. Путь, который проходит это топливо, нередко равен 3— 5 тыс. км. Все это лишний раз свидетельствует о том, что планомерное наращивание индустриального потенциала Севера немыслимо без опережающего роста энергетиче­ской базы.

Каковы же перспективы развития энергетики на Се­вере?

В условиях интенсивного освоения минеральных ресур­сов и при большой разбросанности населенных, пунктов наиболее экономичным и надежным является легко пере­возимый атомный источник энергии. Атомные электро­станции обладают хорошей мощностью и, кроме того, ли­шены многих недостатков тепловых электростанций: не загрязняют воздух газами, пылью и не «выжигают» кис­лород. АЭС можно использовать комплексно — для выра­ботки электроэнергии и тепла. Как видим, АЭС и экономи­чески, и экологически более совершенны, чем ТЭС. В на­стоящее время созданы компактные стационарные и передвижные атомные электростанции мощностью от 0,75 до 45 Мвт, которые несомненно сыграют большую роль в энергообеспечении Севера [30, 34].

На Крайнем Севере успешно действуют Кольская и Билибинская атомные электростанции. При этом Били­бинская является еще и первой в СССР промышленной атомной теплоэлектроцентралью. Ее энергоблоки дают не только электроэнергию, но и тепло для города и приле­гающих поселков.

Шире стал использоваться на Севере природный газ. Проведен газопровод Мессояха — Норильск, по которому газ из Западной Сибири транспортируется для промыш­ленных нужд Горнометаллургического комбината. Пере­шли на газ и некоторые другие предприятия. Это избави­ло их от завоза огромного количества угля и жидкого топлива.

Перспективно развитие гидроэлектростанций в горных районах — на Кольском Севере, Средне-Сибирском плоско­горье, Крайнем северо-востоке Азии и в Восточной Сибири.

Запасы геотермальной энергии в некоторых районах Севера очень велики. Подсчитано, что только на Камчат­ке и в Магаданской области тепло, аккумулированное гор­ными породами на глубине 5 км, т. е. на глубине, вполне доступной современной буровой технике, позволило бы полностью удовлетворить потребности народного хозяйства этих регионов в энергии (Тезисы докладов и сообщений…, 1974, с. 69). Низкая себестоимость получаемой на Пау­жетской геотермальной ТЭС электроэнергии, дает возмож­ность широко внедрять ее в промышленность, сельское хозяйство, быт. В Камчатской области успешно работает Термальный теплично-парниковый комбинат. Себестои­мость выращиваемых овощей здесь довольно низка. Боль­шие запасы гидротермальной энергии свойственны северу Западной Сибири, но используется она здесь еще слабо.

Известно, что самый большой источник преобразова­ния энергии Солнца на Земле — ветер. Подсчитано, что если бы можно было использовать всю энергию текучей воды на Земле, то она оказалась бы в 3500 раз меньше энергии ветра. Для Севера никто таких подсчетов не де­лал, но, по-видимому, это соотношение здесь выражено гораздо резче, так как ветры обладают повышенными ско­ростями в течение всего года. Важное свойство ветра — его постоянная возобновляемость и неиссякаемость. Ис­пользование энергии ветра наиболее перспективно в райо­нах, где его средняя годовая скорость не ниже 4 м/с. Это — большая часть территории Севера, за исключением центральных и восточных районов Сибири.

Расчеты показывают, что ветродвигатель на 100 кВт может за час нагреть 850 л воды до 100°. Очень перспек­тивны ветродвигатели и для выработки электроэнергии. В настоящее время разработкой теории ветродвигателей, экспериментальными исследованиями и созданием новых конструкций двигателей занимается несколько лаборато­рий.

Установлено, что по техническим причинам удобнее получать большую мощность энергии не от одного мощного агрегата с большим диаметром ветроколеса, а от несколь­ких агрегатов с колесами меньшего диаметра. Оказалось также, что несколько ветроэлектрических агрегатов вме­сте вырабатывают электроэнергию значительно равномер­нее, чем в отдельности. Практически эта энергия пригодна для использования в сети с силовой осветительной нагруз­кой. Однако в условиях Севера необходимо внедрение как групповых, так и отдельных энергоустановок.

Труд оленеводов во многом облегчат ветроагрегаты с вращающимся прожектором. Наличие такой установки по­может им пасти стада в темные осенние и полярные ночи, особенно во время дождей и метелей, обычно сопровож­дающихся ветрами. Вращающийся прожектор отпугивал бы хищников, помогал своевременно обнаружить отколов­шиеся группы оленей.

Целесообразно дальнейшее расширение нетрадицион­ных источников энергии: солнечной, приливной. Сотруд­ники Института физико-технических проблем Севера и Якутского государственного университета проводят экспе­риментальные исследования по использованию лучистой энергии солнца для нагрева воды, что наиболее перспективно в условиях антициклонального климата Средней и Восточной Сибири.

В 1967 г. в Кольской энергосистеме была введена в эксплуатацию первая в СССР опытная приливная элект­ростанция, использующая энергию морского прилива. Опыт ее работы показал правильность инженерных реше­ний. Можно предположить, что со временем приливные электростанции найдут применение в энергетике страны.

Принципы освоения

Известно, что критериями рациональности размещения производительных сил служат экономия общественного труда, повышение его производительности, эффектив­ность для народного хозяйства. Основное направление по­вышения эффективности хозяйственного освоения и раз­вития производительных сил северных территорий — это всемерная экономия затрат живого труда во всех отраслях хозяйства. Затраты на оплату труда на Севере велики из-за высоких коэффициентов надбавок на заработную плату, которые должны компенсировать высокий прожиточный минимум на Севере.

В экономном использовании трудовых ресурсов веду­щая роль принадлежит технике. Так как на Севере затра­ты на оплату труда во много раз выше, чем в южных районах, то и эффект от применения машин на Севере значительно больше, чем в южных районах. Это значит, что Север должен осваиваться новой высокопроизводитель­ной техникой.

Удорожание всех работ на Севере происходит также из-за отсутствия развитой транспортной сети. Поэтому круг производств, определяющих территориальную специа­лизацию, ограничивается и будет ограничиваться в даль­нейшем одним или несколькими наиболее ценными вида­ми полезных ископаемых.

Эти факторы обусловливают промышленно-очаговый метод освоения районов Севера.

С. В. Славин [26] выделяет несколько этапов освоения Севера. Первый характеризуется эксплуатацией отдель­ных видов природных ресурсов в немногих пунктах и со­зданием в них промышленных очагов — оазисов. Этому периоду соответствует господство в транспортной сети се­зонных водных путей, от которых к местам освоения ресурсов прокладываются автодороги, зимники, иногда «ост­ровные» железные дороги, оторванные от железнодорож­ной сети страны. В таком положении находятся Норильск, связанный короткой железнодорожной веткой с портом Дудинка, Певек, многочисленные промышленные очаги в верховьях Индигирки и Колымы, соединенные автомаги­стралью с Магаданским портом. Через эту стадию прошло освоение Воркутинского угольного бассейна.

Второй этап начинается после соединения Северного промышленного очага с железнодорожной сетью страны. В результате усиливаются темпы роста промышленного оазиса и быстро вовлекаются в хозяйственный оборот при­родные ресурсы района, тяготеющего к железной дороге.

Постепенно осваиваемый район по развитию произво­дительных сил достигает уровня обжитых промышленных районов страны, т. е. вступает в третий этап — этап ин­тенсивного освоения. Для территорий, находящихся неда­леко (в нескольких сотнях километров) от железнодорож­ной сети, первая стадия освоения быстро переходит во вторую, а потом — и в третью. К районам, вступающим в третий этап промышленного развития, относится большая часть Карельской АССР, Коми АССР, Архангельской об­ласти.

Эта последовательность освоения неизбежна и экономи­чески целесообразна с точки зрения затрат общественного труда и эффективности капитальных вложений.

В последнее время в связи с необходимостью ускоре­ния освоения природных ресурсов Севера были выдвину­ты также новые формы и методы строительства и хозяй­ствования на Севере. Речь идет о так называемых экспе­диционном и вахтенном методах.

Экспедиционный метод, применяемый в строительстве, состоит в том, что к месту строительства на определенный период (строительный сезон и пр.) направляются брига­ды рабочих и специалистов.

Вахтенный метод используется как в процессе строи­тельства, так и при эксплуатации действующего предприя­тия. На «вахте» рабочий пребывает одну-две недели. В пе­риод между вахтами он отдыхает на месте своего постоян­ного местожительства.

Случается, что вахтенный и экспедиционный методы нередко противопоставляются идее прочного освоения Севера с постоянным его заселением. Это неверно. Капиталь­ное обживание северных районов с их неуклонным засе­лением — основная стратегия освоения Севера. Вахтен­ный, экспедиционный и подобные им методы можно счи­тать лишь тактическими вариантами практического пре­творения этой стратегии в жизнь. Освоение Севера будет вестись все более интенсивными темпами. Человек заселя­ет этот край прочно и навсегда.

В последнее время некоторые исследователи предлага­ют пересмотреть экономическую сторону освоения Севе­ра [3]. Известно, что хозяйственное освоение и заселение Севера — создание транспортных путей, энергетической базы, строительство населенных пунктов, т. е. всего того, что называется инфраструктурой,— требует очень круп­ных и долго не окупающихся капитальных вложений. Пла­новики и проектировщики, действуя в рамках довольно жесткой финансово-экономической нормативной регламен­тации и будучи ограничены средствами, нередко стремят­ся заменить варианты строительства капитальных объек­тов некапитальными, временными, оттянуть ввод в строй объектов инфраструктуры, сосредоточив внимание на ус­коренном строительстве основных предприятий. Это отри­цательно сказывается на развитии всего комплекса и прежде всего на условиях жизни работников Севера.

В этой связи Г. А. Агранат [1] считает, что, разраба­тывая экономическую политику освоения Севера, необхо­димо применять широкий спектр методов, опирающихся не столько на строго измеряемые величины, сколько на до­пущения, оценки, гипотезы, предположения, общие логи­ческие схемы.

Развитие промышленности — это главное направление в освоении Севера: от отдельных предприятий к про­мышленным узлам, перерастающим в территориально-производственные комплексы. Создание таких комплек­сов — наилучший способ освоения Севера, при котором единый хозяйственный организм состоит из взаимосвязан­ных, дополняющих друг друга предприятий, в том числе и сельскохозяйственных, позволяющих эффективно ис­пользовать природные, материальные и трудовые ресурсы.