3 года назад
Нету коментариев

Принципы выделения охраняемых территорий

Как говорилось, запретные для охоты и рыболовства уча­стки были уже у охотников общинно-родового строя. На таких участках накапливались промысловые животные, которые обогащали окрестные угодья.

В феодальном обществе выделялись территории для охоты царственных особ.

В XV в. на окраинах Русского государства создава­лись так называемые «засечные леса» — охраняемые укрепленные полосы, которые были препятствием для южных кочевников, делавших набеги на русские земли. Тульские засеки — память о тех событиях.

Петр I охранял массивы ценных лесов, которые дава­ли материал для строительства кораблей русского флота. Это были корабельные рощи.

В XX в. большинство заповедников в нашей стране создавались с целью сохранения погибающих ценных про­мысловых животных, редких растений, минералов, при­родных объектов — гейзеров, водопадов, пещер и т. д. Например, Баргузинский заповедник был организован для сохранения и спасения соболя, Воронежский — боб­ров, Хоперский — выхухоли, Кавказский — горных ко­пытных животных, Кандалакшский — гаги, Астрахан­ский — лотоса, рыб, птиц, Ильменский — редких минера­лов, Кивач — водопада одноименного названия, на о-ве Врангеля — берлог белых медведей, колонии исчезающих белых гусей и т. д. Повсеместно возникали заповедно-охотничьи и лесо-охотничьи хозяйства.

Считалось, что заповедники должны быть и местом отдыха людей на природе. Неудивительно, что в наибо­лее населенной европейской части СССР находится при­мерно две трети заповедников, остальные — в средне­азиатских республиках и на Дальнем Востоке. На огром­ной же территории азиатской части СССР — от Урала до Тихого океана (исключая заповедник на о-ве Врангеля и Кроноцкий — на восточном побережье Камчатки) — нет ни одного заповедника. Густота размещения заповедников прямо пропорциональна плотности населения.

Существует мнение, что заповедники должны быть эталонами природы. Эта идея особенно актуальна сейчас, в эпоху научно-технической революции, когда во многих районах Земли от первоначальной дикой природы почти ничего не осталось. Так, мы уже никогда не увидим и не узнаем, каковы были ковыльные степи с табунами ди­ких лошадей — тарпанов и стадами могучих быков — туров. Люди истребили этих степных животных и распа­хали степи прежде, чем изучили их.

Разработка теории эталонов природы начата в работе В. В. Докучаева «Русский чернозем» (1883). Докучаев доказал, что полное познание почв возможно только при условии изучения их на не тронутых человеком целин­ных участках, сохранявших первоначальные свойства чернозема.

Напомним, что заповедники — это участки территории, на которых сохраняется в естественном состоянии весь природный комплекс. Они навечно исключаются из хо­зяйственного обихода. Заповедание земель — это особая, государственная форма их использования в интересах на­стоящего и будущих поколений людей.

Заказники — это участки территории, где закон охра­няет только часть природного комплекса: животных, ра­стительность, горные богатства и т. д. Известны заказ­ники ботанические (лесные, степные, болотные), геологи­ческие, зоологические, озерные и т. д. Они могут быть постоянными или временными: в них постоянно или вре­менно запрещается использование тех или иных природ­ных ресурсов.

В условиях непрерывно возрастающего антропогенно­го воздействия на природу существующие формы охраны отдельных компонентов или объектов природы (живот­ных, минералов, водопадов, растений и т. д.) уже недо­статочны. Настало время комплексной охраны биосферы как единого целого — как среды обитания человека. В последнее время ученые все чаще говорят о создании всемирной сети биосферных заповедников, в которых будут сохраняться целые экологические системы, все многообразие генетического фонда растительного и жи­вотного мира и проводиться научные исследования по проблемам охраны окружающей природной среды. Эта грандиозная работа разворачивается по международной программе «Человек и биосфера», разработанной по ини­циативе ЮНЕСКО.

Одна из главных задач биосферных заповедников — контроль и оценка состояния биосферы, а также прогноз ее изменений в связи с усиливающимся воздействием че­ловека на природную среду. Ученые считают, что цент­ральная зона биосферных заповедников должна быть удалена от источников антропогенного загрязнения на 50—150 км. В ней будут проводиться наблюдения за био­логическими объектами, атмосферой, водой, почвой. Центральную зону, являющуюся собственно эталоном природы, целесообразно окружить переходной (буфер­ной) зоной с ограниченным допуском посетителей. Третья, самая внешняя зона, будет считаться учебно-демонстра­ционной.

Территории средней полосы, индустриально развитой и глубоко преобразованной человеком, почти не отвечают этим требованиям, зато районы Севера являются перспек­тивными для создания сети заповедников, в том числе и биосферных. Малые площади, занимаемые здесь промыш­ленными очагами, и большие расстояния между ними создают хорошую основу для организации заповедников, удаленных от промышленных объектов на десятки и сот­ни километров.

Но эталонами природы заповедники могут стать в том случае, если будут занимать значительные территории и являться саморегулируемыми системами. При определе­нии размеров таких заповедников следует исходить из численности хищников, занимающих высшую ступень в экологической пирамиде. Их оптимальное число, допус­тим, 50 или 100 пар одного вида, заселяющих определен­ную площадь, и должно быть основой для дальнейших расчетов площади заповедника как саморегулируемой экосистемы. Без хищников природная система не может стать саморегулируемой.

Для их прокорма необходимы травоядные животные. Их обычно в десятки раз больше хищников. В свою очередь фитомасса, которой питаются травоядные, в сотни и тысячи раз превышает массу самих животных. В суро­вых условиях тундры фитомассы меньше, чем в лесотунд­ре, а там в свою очередь — меньше, чем в тайге, и т. д. Значит, по мере продвижения на север количество траво­ядных и хищников на единицу площади тоже будет уменьшаться. Следовательно, в тундровой зоне площадь для равновеликого количества хищников будет больше, чем в тайге, а из этого следует, что и территория запо­ведников — саморегулируемых экосистем — в суровых ус­ловиях должна быть больше, чем в менее суровых.

Примерно к такому же выводу пришли охотоведы: размеры промысловых хозяйств по мере удаления на север должны увеличиваться в связи с уменьшением био­логической продуктивности природных зон. Так, в южно­таежной зоне промхозы могут иметь площадь 2—3 млн. га, в среднетаежной 4—6 млн. га, в северной тайге, лесо­тундре, тундре — не менее 6—8 млн. га [28, 29].

Известно, что одни и те же виды хищников в тундро­вой зоне контролируют значительно большие участки, чем в лесной. Например, в лесной зоне гнезда соколов-сапсанов расположены одно от другого в 3—5 км, а в тундровой — в 15—20 км. Это — в благоприятные годы, когда много грызунов, птиц. В неблагоприятные же годы, повторяющиеся каждые 3—4 года, хищников на едини­цу площади становится меньше, участки, которые они контролируют, увеличиваются в 5—10 раз.

Расчеты показывают, что тундровые заповедники — эталоны саморегулируемых экосистем, должны занимать площадь около 10 тыс. км2 (или 1 млн. га) [17].

Освоению территории должно предшествовать выделе­ние заповедников и заказников.

Размещение заповедников и заказников иа Крайнем Севере

В связи с физико-географическими отличиями природных провинций Севера нашей страны целесообразно организо­вать заповедники в наиболее крупных из них: на восточ­ноевропейском Севере, на севере Западной, Центральной ж Восточной Сибири, на крайнем северо-востоке Азии. Кроме наблюдений по общей программе, у каждого запо­ведника есть своя специфика научных исследований, обусловленная географическим положением, особенностя­ми природы.

В заповедниках на Крайнем Севере исследования же­лательно проводить по единой «северной» тематике: раз­работка методов рационального использования летних и зимних пастбищ оленей и изучение динамики лесных и тундровых ландшафтов в связи с колебаниями климата.

Важной составной частью этой тематики является взаимоотношение древесной и тундровой растительности. Отсутствие подобных заповедных территорий на границе леса и степи привело к тому, что проблема взаимоотно­шения леса и степи навсегда осталась нерешенной. По­следнее неоднократно отрицательно сказывалось на прак­тической деятельности человека (защитное лесоразведе­ние в степи, гнездовые посевы дуба и т. д.).

Немаловажным аспектом этой тематики является и взаимоотношение лесных и тундровых животных. Извест­но, что сейчас в тундровую зону проникают многие таеж­ные животные. Одни исследователи связывают это явле­ние с потеплением климата. Другие полагают, что подоб­ный процесс можно объяснить активной деятельностью человека в более южных районах, в результате чего лес­ные животные уходят на север, в более спокойные места. По мнению третьих, перемещение таежных животных в тундру — своеобразный процесс «заполнения пустот», вызванных ледниковым периодом и продолжающихся до сих пор со времени окончания оледенения. Кто из них прав — решат лишь длительные стационарные наблюде­ния. Однако ясно, что животные и растения в заповедни­ках Крайнего Севера могут стать (как и в других запо­ведниках) источником генетического фонда при гибридиза­ции и селекционной работе.

Специфика северных районов (летние пастбища оле­ней — в тундре, зимние — лесотундре и северной тайге, взаимоотношения тундровых животных и растений) на­кладывает отпечаток не только на тематику проводимой в заповедниках научной работы, но и на характер их рас­положения. Заповедники на Крайнем Севере должны иметь меридиональное направление — от тундры до се­верной тайги. В этой связи попытаемся обосновать раз­мещение некоторых заповедников и заказников, которые следует организовать уже сейчас в связи с бурным освое­нием северных районов.

На восточноевропейском Севере, где идет разработка угольных месторождений, осваиваются новые запасы нефти и газа,— крайне необходим заповедник. Физико-географические условия этой провинции существенно отличаются от Кольской: климат более суров, грунты имеют отрицательную температуру, близкую к 0°, мерз­лые грунты в ряде мест деградируют, что сказывается на динамике северной границы лесов. Территорию для запо­ведника целесообразно выделить от поселка Хоседа-Хард (расположен у северной границы лесов) в северном на­правлении — в сторону лесного острова, окруженного тундрой, в среднем течении р. Море-Ю. Таким образом, этот заповедник разместится между 58° и 60°30′ в. д. и 67°—68° с. ш.; в него войдут лесотундра, южная тундра и уникальный лесной остров в тундре (Море-Ю).

На севере Западной Сибири заповедник можно распо­ложить от пос. Лабытнанги (на левом берегу р. Оби, в северной лесотундре) на северо-восток вплоть до большой излучины р. Щучьей; внутри этой излучины на­ходится моренный лесной о-в Сопкай, окруженный со всех сторон тундрой. В этот заповедник также войдут участки лесотундры, южной тундры и лесной остров в тундре.

Из всех районов Крайнего Севера наиболее разрабо­тана система охраняемых территорий для Таймыра. В ней соблюден принцип выделения не только типичных, но одновременно и уникальных природных комплексов. Предлагаемые для охраны территории представляют единую систему заповедников и заказников, которые ох­ватывают все природные зоны и подзоны Таймыра (см. рис. 31):

Схема размещения заповедников и заказников на Крайнем Севере

Схема размещения заповедников и заказников на Крайнем Севере

  1. Местный краевой заказник на восточном побережье Таймыра (севернее 75° с.ш.), расположенный в районе бухты Марии Прончищевой. Это — участок арктической тундры, захватывающий на западе горные тундры восточ­ных отроговБарранга; на востоке заказника находится берег моря Лаптевых. Растительный покров в заказнике, как и везде в арктических тундрах, беден, но животный мир богат: большая часть животных трофически связана с морем. Заказник охватывает типичные и в то же время уникальные ландшафты — горные, арктические, тундро­вые, прибрежные полярные.
  2. Заповедник в низовьях р.ВерхнейТаймыры вклю­чает нижнюю половину бассейна р. Логаты, западную часть оз. Таймыр и южные отроги Барранга. Этот уча­сток охватывает южную подзону арктической тундры и северную часть подзоны мохово-лишайниковых кустарнич­ковых тундр. Растительный покров здесь не нарушен, животный мир обилен. Здесь встречаются три вида гаги, три вида гусей, утки, куропатки, кулики и т. д., замы­кают экологическую пирамиду хищные птицы: канюки, соколы-сапсаны, белые полярные совы. Из млекопитающих обычны арктическая бурозубка, лемминги, заяц-бе­ляк, северные олени. Эту пирамиду венчают хищники — песцы, волки. В заповеднике также имеются типичные и уникальные ландшафты — тундрово-арктические, типич­но тундровые, горные, долинно-речные, озерные. Не тро­нутые хозяйственной деятельностью человека, эти ланд­шафты являются саморегулируемыми экосистемами.
  3. Пуринско-пясинскийзаказник, расположенный в низовьях рек Пуры и Мокарито, представлен в основном типично мохово-лишайниковыми тундрами с включения­ми арктических тундр. Его северная граница проходит примерно по 73°20′ с. ш., южная — на широте Пуринских озер. Рельеф и растительность в заказнике довольно од­нообразны, имеются летние пастбища диких северных оленей, которые нуждаются не только в охране, но и в регулировании поголовья. Промысел диких оленей и охра­ну угодий в заказнике осуществляет Таймырский гос­промхоз.
  4. В качестве отдельного участка — филиала Таймыр­ского заповедника выделен Ары-Mac— лесной остров в южной кустарниковой тундре — один из самых северных в мире лесных островов в тундре (72°27′ с.ш.). В 1934 г. ботаник Л. Н. Тюлина провела в Ары-Mace почвенно-ботанические исследования. В последние годы здесь ра­ботают сотрудники Ботанического института АН СССР. Эти реперные наблюдения могут стать началом и основой исследований динамики северной границы лесов — про­блемы, имеющей большое теоретическое и практическое значение в связи с прогнозированием лесопокрытой тер­ритории. Подобные исследования возможны лишь в усло­виях заповедности территории.
  5. Обязательно следует объявить заповедником иса­мые северные на нашей планете массивы лесовна р. Лукунской. Этот участок — тоже типичен и зонален, так как расположен на контакте двух зон — тундровой и лесотундровой и находится на 72°34′ с. ш. Этот район поистине уникален: на Земле не существует столь да­леко протянувшихся на север лесных массивов (отдель­ные куртины и островки лиственниц простираются до 72°40’с. ш. [16, 17]).

На р. Лукунской под охрану следует взять участок длиной в 80—100 км (по северной границе леса) и шири­ной в 10—15 км. Таким образом, общая площадь заповедной территории на р. Лукунской должна быть не менее 1,5 тыс. км2. В противном случае из сплошного лесного массива он превратится в лесной островок, вокруг которого будут вырублены леса. А изолированные лесные островки в экстремальных условиях на плакорах обрече­ны на естественное вымирание.

Реализация высказанных выше предложений позво­лит создать на Крайнем Севере единственную в мире сеть охраняемых территорий, охватывающую все зоны и подзоны — от арктических и горно-арктических ланд­шафтов до лиственничных лесов. Сбереженные таким образом эталоны арктических и субарктических ландшаф­тов сыграют неоценимую роль в охране природы Севера и ее познании.

Учитывая огромную территорию Крайнего Севера, на которой развивается охотничье-промысловое хозяйство, необходимо разработать перспективный план организации сети специализированных заказников. Их нужно иметь в каждой природной провинции, а для водоплавающих птиц — на магистральных путях их пролета вдоль рек Оби, Енисея, Лены и др. В период гнездования желатель­но устройство зон покоя для птиц.

При этом очень важно наладить охрану северной гра­ницы редколесий — одного из главнейших природных ру­бежей СССР.

Постановлением Совета Министров РСФСР от 16 мая 1959 г. в северной части притундровых лесов установле­на защитная полоса шириной в 30—150 км (в зависимо­сти от ряда условий). Это очень своевременный акт, способствуя сохранению лесов у северной границы их распространения, во многом предотвратим расширение тундрово-болотных территорий. Однако в этой полосе раз­решен отпуск леса для нужд районного хозяйства за счет заготовок древесины в порядке рубок ухода. Древесина в окрестностях населенных пунктов, которую необходимо убрать в порядке рубок ухода, образуется значительно медленнее, чем растут потребности в ней местного насе­ления. Поэтому вокруг населенных пунктов в притундро­вых лесах и редколесьях продолжают образовываться тундровоподобные заболоченные территории.

В этой связи целесообразен вопрос об установлении режима заказника в этой защитной полосе притундровых лесов, поставленный на заседании Президиума АН СССР. Организация режима ааказника на такой огромной тер­ритории — дело необычное, но необычен и глобален так­же процесс отступления лесов и роста тундровоподобных заболоченных пространств.