Советские и американские кос­монавты, наблюдавшие Землю из космоса, отмечали, что благода­ря голубому цвету она выглядит красивее всех планет Солнечной системы. Этот цвет обусловлен тем, что более 2/3 поверхности Земли (362 млн. км2) занято мо­рями и океанами. Если к этому еще прибавить площадь всех озер и рек, водное зеркало Земли со­ставит не менее 73,5% ее по­верхности.

Уже в древности люди покло­нялись огромным просторам океа­на. Даже сам термин «океан», по одному мнению (К. Риттер), про­исходит от финикийского слова «оген» — «всеобъемлющий», а по-другому (Д. Сицилийский) — от египетского слова «кормилец». Уже в «Илиаде» Гомер описывает Землю опоясанной вокруг и по широте водами отца всех богов — Океана. Древние мыслители от­мечали непостоянство границ океанов, взаимодействие суши и моря. Так, например, Геродот считал, что значительная часть территории Египта образовалась за счет аккумуляции речных на­носов в дельте Нила. Легенда об Атлантиде, достоверность кото­рой до сих пор вызывает дискус­сии, так или иначе отражает представление о непостоянстве границ между сушей и морем. В после­дующие века вплоть до нашей эры многие мыслители задумывались над причинами трансгрессий и рег­рессий моря. По мнению Аристо­теля, на распределение суши и моря влияли многочисленные по­вышения и опускания суши: он считал, что на заре человечества на месте многих земель были мо­ря, а современные моря покрыли прежние материки (вероятно, имелась в виду Атлантида). Он, например, писал, что в Ливийской впадине некогда были «озерообразные моря», которые затем вы­сохли в результате образования барьера из морских и океаниче­ских отложений, отрезавшего их от океана. Таких же взглядов при­держивались во 11 в. до н. э. Стратон, Эратосфен, Гиппарх и Посидоний. Они утверждали, что из­менение границ Средиземного и Черного (Понтийского) морей, об­разование Босфора и Гибралтар­ского проливов вызваны повы­шением уровня вод в результате заполнения морей осадками.

В XVII—XVI11 вв. над происхож­дением морей и океанов задумы­вались такие крупнейшие естество­испытатели, как Р. Декарт, Г. Лейб­ниц, М. Ломоносов и др. Они так же считали, что на протяжении истории развития Земли положе­ние суши и моря неоднократно менялось. Вплоть до начала XX в. продолжалось обсуждение этой проблемы. Постепенно стала скла­дываться точка зрения, что во мно­гих районах современных конти­нентов в течение фанерозоя были мелководные моря. Однако среди осадочных отложений, наблюдав­шихся на суше, не находили ана­логов океаническим образовани­ям. Правда, один из авторов уче­ния о геосинклиналях — зонах мощного накопления осадков в морях, на месте которых впослед­ствии образовались горы, Э. Ог отождествлял океаны с геосинкли­налями. Но впоследствии геологи пришли к выводу, что современ­ные геосинклинали расположены вдоль окраин континентов и гео­синклинальные осадки являются сугубо мелководными.

Примером удивительного науч­ного прогноза явилась гипотеза А. Вегенера. Располагая по срав­нению с современной весьма скромной информацией, Вегенер создал довольно стройную гипо­тезу, согласно которой океаниче­ские впадины образовались в ре­зультате раздвигания материков. А. Вегенер для подтверждения своей гипотезы использовал гео­физические и геологические па­леонтологические и палеоклиматические данные. Гипотеза А. Ве­генера свидетельствует о том, что в природе не бывает беспричин­ных явлений и умение объяснить на первый взгляд непонятные из них может привести к крупным открытиям.

Хотя на первых порах гипотеза А. Вегенера приобрела много сто­ронников, все же в геотектонике еще полвека господствовала гипотеза поднятий, по которой основ­ной причиной всех тектонических процессов являются вертикальные движения, а горизонтальные дви­жения имеют подчиненное значе­ние или скорее всего они произ­водные вертикальных. Даже раз­витие геосинклиналей связывалось исключительно с вертикальными движениями. С этих позиций объяснялось геологическое строе­ние континентов, были созданы глобальные палеогеографические карты для всего периода фане­розоя. Казалось бы, все ясно и понятно, но то в одной части зем­ного шара, то в другой обнаружи­вались какие-либо новые факты, которые никак не укладывались в существующие теоретические представления. Вдруг на суше уче­ные обнаруживали следы огром­ных горизонтальных подвижек (Новая Зеландия, район Суэцкого залива и т. д.) или среди осадоч­ных образований замечали явно океанические осадки и т. д.

Оставались неясными такие факты, как сходство контуров востока Южной Америки и запа­да Африки, палеонтологические и палеоклиматические данные, и др. Особенно не укладыва­лась в существовавшие представ­ления информация, полученная в процессе геофизических, гео­логических и других исследова­ний.

Глубоководное бурение, прово­дившееся с 1968 г. в разных океа­нах и морях, подтвердило гипоте­зу А. Вегенера о горизонтальных перемещениях в земной коре. Вследствие растяжения земной коры образуются крупные риф­ты, протягивающиеся на сотни и тысячи километров. Примером такого рифта, который можно рассматривать как зарождающийся океан, является Красное море, образовавшееся вследствие дви­жения Аравийского полуострова в северо-восточном направлении.

Благодаря конвекционному дви­жению мантии плиты литосферы начинают раздвигаться, а образую­щееся пространство заполняется веществом, поступающим из ман­тии и образующим срединно-океа­нические хребты. В настоящее время плиты двигаются со ско­ростью до 9 см в год. На проти­воположных концах плит проис­ходит поддвигание одной плиты под другую. Нередко в зоне та­кого поддвига образуется глубо­ководный желоб.

Так, в конце пермского периода (225 млн. лет назад) был всего один огромный океан — Панталасса, а Америка, Африка (вмес­те с современным Аравийским полуостровом), Индокитайский полуостров, Антарктида и Австра­лия составляли единый материк — Пангею, к которому на северо-западе причленялась современ­ная Евразия. Затем в течение триасового периода начался рас­кол этого континента и к концу триаса (180 млн. лет назад) уже существовало два континента: на севере — Лавразия и на юге — Гондвана. В позднеюрскую эпоху (135 млн. лет назад) началось об­разование Индийского океана.

Индостанский полуостров стал продвигаться к северу, одновре­менно началось образование Се­верной Атлантики. Этот процесс продолжался в течение мелового периода, к концу которого (65 млн. лет назад) уже образо­вался Антлантический океан и расширился Индийский океан. Наконец, в течение кайнозойской эры океаны приняли современные очертания; Индостан соединился с Азией, Антлантический океан — с Северным Ледовитым океаном, Южная Америка причленилась к Северной. Если движение мате­риков будет продолжаться и в последующем, то примерно через 65 млн. лет Индийский и Атлан­тический океаны расширятся за счет Тихого океана, Австралия продвинется к северу, Восточная Америка по линии разломов от­делится от Американского кон­тинента, а Калифорнийский полу­остров вместе с частью прибреж­ной полосы отделится от материка и будет двигаться в северо-запад­ном направлении.

Конечно, в гипотезе дрейфа континентов еще много противо­речивых фактов, предположений, и поэтому она разделяется дале­ко не всеми исследователями.

Наряду с акваториями, образо­вавшимися в результате раздви­жения плит, есть акватории, фор­мирование которых связано с погружением дна, какими явля­ются Балтийское, Черное, Кас­пийское и другие моря.

Значительные погружения при раздвижении, а также при под­виге испытывают и краевые части континентов. В результате этого и в океанах и в морях имеются обширные пространства, на кото­рых происходит развитие конти­нентального типа коры с мощной толщей осадочных пород. В этих породах содержатся соленосные отложения, наличие которых бла­гоприятствует образованию за­лежей нефти и газа. Так, напри­мер, в северо-западной части Атлантического океана, возле Ньюфаундленда залегают две соленосные толщи каменноуголь­ного и юрского возрастов. Широ­ко развиты соленосные породы в нижнемеловых отложениях: под дном Атлантического океана на значительном удалении от бе­регов Южной Америки и берегов Африки, под дном Мексиканского залива, различных частей Среди­земного моря, моря Боффорта и других акваторий.

Ученые давно обратили внима­ние на некоторую асимметрию поверхности Земли в вертикаль­ном разрезе: гипсометрическая кривая поверхности Земли не сим­метрична по отношению к уров­ню моря. Наиболее высокая точка земной поверхности (вершина Джомолунгмы) расположена над уровнем моря на высоте 8848 м, а наиболее глубокая впадина в океане — Марианский желоб до­стигает 11 022 м. Средняя высота суши над уровнем моря состав­ляет 875 м, а средняя глубина мо­рей и океанов — 3795 м.

Самый глубокий в мире — Ти­хий океан (максимальная глуби­на — 11 022 м), а самый мелкий — Северный Ледовитый (соответст­венно — 5449 м). Из морей самое глубокое Коралловое море (9165 м).

Многие моря и заливы на зна­чительной площади имеют глуби­ны, не превышающие 100—200 м, поэтому в настоящее время они являются объектами для поисков нефти и газа (Северное, Адриа­тическое, Яванское, Желтое и дру­гие моря, Мексиканский, Персид­ский и другие заливы).

Среди внутриконтинентальных водоемов небольшие глубины ха­рактерны для значительной части Каспийского, Аральского морей, озер Эри, Маракайбо, Виктория и др.

Площади распространения мо­рей с разными глубинами в бас­сейнах океанов неодинаковы. Зо­ны разных глубин имеют и разное геологическое строение. По вели­чинам глубин, расположению от­носительно материков и геологи­ческому строению в пределах дна океанов и морей выделяют сле­дующие морфоструктурные эле­менты: континентальный шельф, континентальный склон, конти­нентальное подножие, абиссаль­ные равнины или ложе океанов, срединно-океанические хребты и океанические поднятия.

Своеобразным образованием яв­ляются мединно-океанические хребты. Они протягиваются через все океаны не всегда по середине и имеют общую длину (вместе с ответвлениями) до 80 тыс. км при ширине от нескольких сот кило­метров до 1500 км и редко до 2—4 тыс. км. Такой протяженно­сти горных цепей на суше нет!

Не менее интересны континен­тальные шельфы. Это участки су­ши, погруженные под уровнем моря, имеющие ширину от не­скольких десятков до сотен кило­метров и в редких случаях дости­гающие 1200—1350 км (Желтое море, Сиамский залив). Многие крупные моря являются целиком шельфовыми: Северное, Балтий­ское, Желтое и др. Глубина шель­фа не превышает 200 м. Однако нередко в пределах прибрежных частей или у внешнего края шель­фа глубины достигают 500— 600 м (например, в Северном мо­ре у берегов Норвегии есть же­лоб с глубиной до 550 м). Общая площадь шельфов в мире состав­ляет 27 млн. км2 (для сравнения отметим, что территория СССР равна 22 млн. км2).

К внешней стороне континен­тального шельфа примыкает кон­тинентальный склон, который от­личается от шельфа более крутым наклоном поверхности (от единиц до нескольких десятков градусов) и большими глубинами — до 3— 4 км, а вблизи глубоководных же­лобов — и до 9 км.

К континентальному склону при­мыкает континентальное подно­жие, т. е. та часть океанического дна, которая характеризуется глу­бинами 3—4 км. Континентальные шельф, склон и подножие, по су­ществу, подводные окраины ма­териков, общая площадь которых достигает 81,5 млн. км2.

Большую площадь занимает так­же ложе океана — абиссальные равнины, имеющие глубины свы­ше 4 км.

Среди абиссальных равнин рас­пространены океанические под­нятия разных типов, либо связан­ные с вулканической деятель­ностью, либо с «вздутиями» земной коры.

Особенно следует отметить рас­пространение на границе конти­нентальных склонов и ложе океанов глубоководных желобов, в которых наблюдается сравни­тельно близкое залегание мантии.