6 лет назад
Нету коментариев

По мере накопления знаний и более глубокого изучения природы новые факты науки всё более вступают в противоречие с первоначальными представлениями о постоянстве и неизменности живых существ.
В земле учёные находят остатки костей и раковин, окаменевших деревьев и отпечатков листьев таких растений, каких в настоящее время на земле нет. Во многих случаях эти кости поражают своими громадными размерами и принадлежали, очевидно, каким-то ранее существовавшим чудовищным животным (рис. 1). Пришлось допустить, что животные и растения, населяющие землю, не остались постоянными и неизменными.

Костяк вымершего ископаемого животного чудовища стегозавра

Костяк вымершего ископаемого животного чудовища стегозавра

Факты затем показывают, что изменчивость свойственна и ныне существующим животным и растениям. Даже в потомстве одной и той же собаки нет двух совершенно похожих щенков, а в лесу нет двух в точности одинаковых деревьев.
При более внимательном изучении, в особенности по мере развития путешествий, учёные-естествоиспытатели стали подмечать более значительные отличия отдельных животных одного и того же вида. Например, было подмечено, что бурые медведи в разных местах своего обитания отличаются друг от друга то размерами своего тела, то формой головы, то формой носа — в одном случае более притуплённого, а в другом более заострённого.
На рис. 2 можно видеть, как сильно отличаются друг от друга самцы козули по форме рогов. На рис. 3 показана изменчивость в окраске жучка «божья коровка». Легко видеть, что если взять только две крайние особи этого жучка, нарисованные в ряду, то их следует отнести к разным видам жучков. Но, видя все промежуточные формы окраски, приходится их рассматривать как разновидности одного и того же вида жуков.

Изменчивость формы рогов у сибирской козули

Изменчивость формы рогов у сибирской козули

Изменчивость окраски у «божьей коровки»

Изменчивость окраски у «божьей коровки»

Количество подобного рода наблюдений быстро увеличивается по мере расширения научных знаний и по мере открытия и описания всё новых форм животных и растений. Вот несколько цифр, которые ясно показывают, насколько расширились наши представления о многообразии живых существ, населяющих землю. Крупнейшие естествоиспытатели, жившие в древней Греции более двух тысяч лет тому назад, описали в своих трудах около 500 видов животных и 400 видов растений.
Двести лет назад научные знания расширились настолько, что уже было известно 18 тысяч видов животных и около 15 тысяч растений. А современная нам наука уже открыла и описала около 1 500 000 разнообразных видов животных и около 500 000 видов растений. В число этих животных и растений включается, конечно, и громадное количество мелких живых существ — насекомые, черви, морские моллюски, полипы, водоросли, а также и мельчайшие существа, видимые только под микроскопом, — о существовании которых еще несколько сот лет назад люди и не подозревали. И всё это множество живых существ отличается большой изменчивостью форм в зависимости от места обитания и ряда других условий.
Описание и изучение такого количества вновь открытых живых существ становилось всё более трудным. Возникла необходимость уложить накапливающиеся знания в определённую систему, придать этим знаниям определённый порядок. Возникла также потребность более точно определить, что нужно понимать под словом «вид» животных и растений.
Одну из первых попыток разрешить эти задачи сделал в XVIII веке крупнейший естествоиспытатель Карл Линней.
Линней привёл в систему все накопившиеся знания о живых существах. Для удобства их изучения он предложил весьма разумную для того времени классификацию (разделение) животных и растений по признакам их внешнего сходства и различий. Все живые существа он разделил прежде всего на два главных царства: царство растений и царство животных. Среди этих последних он выделил различные типы: тип позвоночных, тип червей, тип моллюсков и т. д. Типы он делил на классы. Так, среди позвоночных он установил классы млекопитающих, птиц, пресмыкающихся, земноводных и рыб. Классы делятся на отряды и порядки, эти последние — на семейства, роды и, наконец, виды.
Эта система классификации, предложенная Линнеем, очень облегчила описание и изучение всех тех животных и растений, которые были открыты при путешествиях в новые страны. Многое из сделанного Линнеем прочно сохранено наукой и до нынешнего времени.
Но в этой своей работе Линней столкнулся и с целым рядом затруднений. Они возникли потому, что он стремился во что бы то ни стало подогнать факты к библейским сказкам о днях творения и о неизменности и постоянстве видов.
Нелегко было ему установить и определить самое понятие «вида».
Что такое вид? Линней допускал, что в пределах каждого вида животных и растений возможны очень широкие различия в ряде признаков: в росте, окраске меха и т. д. Поэтому для некоторых видов необходимо допустить существование так называемых «подвидов», или «разновидностей». Однако Линней утверждал, что каждый вид резко отличен от других даже близких ему видов. Он считал совершенно невозможным допустить переход от одного вида животных к другому. По утверждению Линнея, виды являются постоянными, и их существует столько, сколько их создал бог. К одному виду животных или растений, по определению Линнея, следует отнести все те особи, которые «похожи друг на друга, как дети на своих родителей, и способны размножаться при спаривании между собой».
Как видим, Линней ни в чём не хотел отклониться от библейской теории неизменности и постоянства видов, и поэтому все свои громадные знания учёного стремился подчинить требованиям религии. Но все его старания неизменно встречали ряд трудно разрешимых противоречий. Так, в его определение вида не укладывался известный каждому сельскому хозяину факт, что такие, бесспорно, разные виды домашних животных, как лошадь и осёл, способны скрещиваться между собою и дают в потомстве мулов. Поэтому Линнею и его последователям пришлось ввести ещё добавочное определение, что потомство от особей одного и того же вида должно быть обязательно плодовитым. От разных видов, если и возможно получить потомство, то оно обязательно будет бесплодным (например, мул).
Вскоре, однако, оказалось, что и это дополнительное требование Линнея не спасло положения, ибо к настоящему времени мы знаем десятки фактов, которые свидетельствуют о том, что во многих случаях в результате скрещивания заведомо различных, обособленных, по Линнею, видов животных и растений, они не только прекрасно размножаются, но и дают плодовитое потомство. Очень много подобных случаев известно для разнообразных видов диких уток и гусей; подобные же случаи рождения плодовитого потомства можно наблюдать и при скрещивании различных видов диких оленей. Легко скрещиваются между собою и дают плодовитое потомство различные виды диких овец и т. д.
Особенно много примеров плодовитости потомства, полученного от скрещивания родителей, происходящих от явно различных видов, известно в мире растений.
Всем известны относящиеся сюда замечательные опыты наших советских ученых И. В. Мичурина, Н. В. Цицина, Державина.
Так, Н. В. Цицин успешно получает плодовитое потомство от скрещивания культурного растения — пшеницы с диким злаком — пыреем; Державин вывел новые сорта гибридов между пшеницей и рожью; И. В. Мичурин и его ученики дали многочисленные сорта плодовых растений в результате скрещивания рябины с грушей, груши с яблоней и т. д.
Приходится признать, что различные виды животных могут изменяться настолько, что их уже нельзя принять за один и тот же вид.
О том же свидетельствуют признаки, по которым мы делим растения и животных на родственные, близкие друг к другу роды, или семейства. Изучая животных разных видов, но одного семейства, или рода, мы поражаемся глубоким сходством их внутреннего строения. Так, например, наша домашняя кошка имеет громадное количество близких родичей. Это разные виды диких кошек, обитающих как в лесах европейской части СССР, так и в лесах Азии, Африки и Америки.
Многие из них почти не отличаются по размерам от домашней кошки, но имеют лишь другую окраску меха, другой образ жизни и связанные с этим повадки.
Наряду с этим хорошо известны и более крупные представители семейства кошек: львы, тигры, ягуары, пумы, леопарды, рыси. Всякий, кто наблюдал этих животных и тем более изучал их внутреннее строение, легко заметит между ними и нашей домашней кошкой глубокое родство и сходство строения. Можно предположить, что все эти представители семейства кошек в какие-то отдалённые времена произошли от общего предка.
Современная наука полностью подтвердила это предположение. Сам Линней, на основании изучения внутреннего строения человека и его глубокого сходства со строением обезьян, включил человека в одну группу с высшими человекообразными обезьянами.
Итак, как верующий, Линней был твёрдо убеждён, что человек создан богом по его образу и подобию, а обезьяна не имеет никакого подобия бога. И в то же время, как учёный, он видел сходство между человеком и человекообразными обезьянами и вынужден был объединить всех их в одну общую группу по признакам их внутреннего строения.
Пример с Линнеем очень показателен. Он особенно ярко показывает, что чем больше развивались научные знания, тем больше назревали противоречия между наукой и религиозной догмой. Как ни старались многие ученые из уважения к религии поддерживать представление о постоянстве и неизменности видов, это представление всё больше рушилось по мере расширения наших знаний о природе.