2 years назад
Нету коментариев

Бурные события внутренней жизни Тира, как, вероятно, и других финикийских городов, и не менее тревожная внешнеполитическая ситуация оказывали существенное воз­действие на их повседневный быт. Но уходили враги, и жизнь продолжала свое обычное течение. Тир и другие фи­никийские города по-прежнему вели торговлю на море и на суше. В них, как и раньше, процветали земледелие и ремес­ло. Именно в этот, не очень спокойный период своей истории финикияне предпринимали далекие плавания и совершили наиболее значительные открытия.

К сожалению, мы пока не можем представить себе внешний облик Тира и Сидона. Известно только, что они были обнесены (иногда в несколько рядов) массивными сте­нами с высокими башнями; их ворота, как и в других го­родах Сирии и Палестины, состояли из нескольких секций (для защиты от врага); к стенам прибивали щиты, которы­ми прикрывали бойницы, откуда лучники поражали не­приятеля.

Чужестранец, попавший в город, оказывался в лаби­ринте многоэтажных домов и кривых улочек, которые вели к храмам и рыночным площадям. Там шла оживлен­ная торговля, а в шуме базара можно было услышать не только финикийскую или арамейскую, еврейскую, египет­скую или ассирийскую речь, но и греческий, италийский, этрусский и даже таршишский говоры.

Из описания уже упоминавшегося пророка Иезекиила мы узнаем, что Тир получал из Таршиша серебро, железо, ОЛОБО и свинец; из Греции и Малой Азии — рабов и мед­ные изделия; из Африки и (через Южную Аравию) из Индии — слоновую кость и обезьян. Через Северную Си­рию туда ввозили шерстяные ткани для окраски пурпу­ром, полотно и драгоценные камни, из Израиля и Иудеи — продукты сельского хозяйства — пшеницу, мед, оливковое масло и бальзам. Из Сирийской степи арабы пригоняли в Тир стада овец и коз, а сабейцы с далекого юга привозили благовония, которые тирские купцы везли дальше на запад, где продавали втридорога.

Финикийские корабли претерпели к этому времени не­которые конструктивные изменения. Они приобрели более округлую форму, их корпус стал более высоким, что увели­чило и их осадку. Благодаря этому грузоподъемность судна возросла, а его мореходные качества, прежде всего остой­чивость, улучшились. Вероятно, было изобретено и креп­ление корпуса продольными связями — либо горизонталь­ной балкой, либо канатом. По аналогии с греческими суда­ми можно предположить, что эти связи размещались на вертикальных стойках, располагавшихся по длине кор­пуса.

Мы имеем возможность познакомиться и с «таршишскими» кораблями первой половины I тысячелетия до нашей эры. На носу такого корабля, проектировавшемся строго отвесно, под ватерлинией помещался таран, которым в бою проламывали борт вражеского судна. Корма была закруглена и, высоко поднимаясь над палубой и частично прикрывая ее, надежно защищала ее от нападения с тыла. Для защиты бойниц от неприятеля финикияне прибивали вдоль фальшборта воинские щиты.

Судно имело две мачты — вертикальную в центре палу­бы (грот-мачту), несшую большой четырехугольный па­рус — основной движитель, и носовую, расположенную на­клонно к носу, также с четырехугольным парусом, который использовался для маневрирования. Правда, это послед­нее устройство появилось, очевидно, сравнительно поздно. Известны датируемые VII веком ассирийские изображения одномачтовых «таршишских» судов со свернутыми пару­сами. Рулевое устройство состояло из двух длинных кормо­вых весел.

Разумеется, уходя в плавание, далеко не всегда можно было рассчитывать на благоприятную погоду и попутный ветер, поэтому все суда — и «таршишские» и предназначав­шиеся для переходов на близкие расстояния — были греб­ными.

Вдоль каждого борта в два ряда размещались, судя по изображениям, девять-десять весел (возможно, их было и больше), за которыми сидели по нескольку гребцов — наемных работников и рабов. Равномерные удары барабана устанавливали ритм работы, а плеть надсмотрщика под­гоняла недостаточно проворных.

Характерной особенностью финикийских кораблей того времени было отсутствие палубных надстроек. Все помеще­ния для команды, пассажиров, а также кладовые для груза и снаряжения находились под палубой внутри корабля.

Финикийские корабли конца VII века до нашей эры

Финикийские корабли конца VII века до нашей эры

Роскошные суда финикийских купцов производили боль­шое впечатление на современников. Вот какое описание этих кораблей мы находим в книге библейского пророка Иезеки­ила. «Из кипарисов сенирских делали тебе (Тиру.— И. Ш.) доски; кедры Ливана брали, чтобы сделать мачту над тобою. Из дубов башанских делали твои весла; сиденья для твоих гребцов делали из слоновой кости и бука, что с острова Кипра. Узорчатое полотно из Египта было пару­сом твоим, чтобы быть для тебя знаменем; яхонтовым и пурпурным цветом с островов Элиша покрыта была твоя палуба».