6 лет назад
Нету коментариев

Хотя зональное расчленение складчатых гор и распознается в большинстве орогенов Евразии, но оно обнаруживает довольно значительные различия как в отношении времени, так и по местоположению. Важно представить себе, в чем состоят эти отличия.

По схеме (рис. 54), выдвинутой Кобером, по направлению от периферии к внутренней части геосинклинали выделяются:

1. Краевая впадина. Она заполнена молассой, богата каус-тобиолитами и солями. Эта зона самого позднего складкообразования.

а) Строение альпийского орогена, по Коберу     б) схематический поперечный профиль через двусторонний ороген, по Коберу

а) Строение альпийского орогена, по Коберу б) схематический поперечный профиль через двусторонний ороген, по Коберу

2. Экстерниды. Они слагаются немета морфизованными осадочными породами доорогенной или орогетшой фации (флиш), иногда с начальными магматитами и синорогенными гранодиоритами, однако последние присутствуют сравнительно редко. Главное складкообразование происходит в конце накопления орогенной серии.

3. Метаморфиды. Они содержат доорогенные серии сланцев и граувакк большой мощности, или же осадочные отложения более глубоких морских зон. Большое участие в строении зоны имеют начальные основные магматиты и синорогенные интрузии в согласном, а позднее несогласном залегании. Характерен сильный метаморфизм, доходящий до анатексиса. Образование складок происходило во время главной фазы, а иногда и значительно раньше. Метаморфиды можно считать ядром геосинклинали.

4. Централиды. Они ясно расчленяются на два этажа, из которых более древний принадлежит к предыдущему циклу тектогенеза. Фация доорогенных осадочных отложений скорее неритовая, нежели батиальная; интенсивность складкообразования слабая; многие складки обладают большой амплитудой и ориентированы согласно простиранию орогена в целом. Часто происходит расчленение на брахигеосинклинали и брахигеоантиклинали в смысле определения Пейве. Иногда можно наблюдать позднеорогенный магматизм. Характерным является раннее образование складок.

5. Интерниды (междугорья). Они представляют собой остатки значительно более древней структуры, явно несогласной по отношению к новой складчатости и сохранившейся, так сказать, только в виде обломков. Интерниды могут совершенно отсутствовать, и тогда вместо них имеется то, что обозначается названием «рубец» (сложная зона нарушений), вдоль которой граничат друг с другом северная и южная части орогена. Если интерниды отчетливо выражены, то они обычно не затронуты новым складкообразованием, но часто подвержены сбросам и проявлениям андезитового вулканизма. Согласно представлениям Кобера, орогены построены симметрично, т. е. перечисленные зоны повторяются по другую сторону интернид в обратном порядке, причем в обеих ветвях орогена движение направлено наружу. Однако это нельзя понимать чересчур схематично. Действительно, Альпы и Динариды, с одной стороны, Карпаты и Балканские горы, с другой, представляют такой двойной ороген, причем между обеими частями имеется либо «рубец», либо массив интернид, как например, в Венгерской низменности; однако о симметрии здесь не может быть и речи. Направление движения часто меняется, и отдельные элементы могут по простиранию выклиниваться и совершенно исчезать, как это наблюдается, например, в гельветских Альпах и в зоне Татр в Карпатах.

Несмотря на то что в Альпах внутренние зоны значительно надвинуты на внешние, с ясностью модели здесь можно проследить подразделение орогена, развитое Кобером, в осо­бенности для Западных Альп. Это наблюдается в известной степени и в варисцийской дуге. У Карпат и у Балканских гор внутренние зоны обрушились и заменены гранодиоритовым вулканоплутоническим поясом. Приблизительно так же обстоит дело с Апеннинами и с их продолжением в петле, которая тянется от Сицилии через Алжир и Марокко к Рифу, Гиб­ралтару и к Сьерра-Неваде в Южной Испании. Здесь также видны только внешние зоны, а централиды и интерниды, так называемая Тирренская масса, погрузились в глубину в конце орогенеза и погребены в западной части Средиземного моря. Внутренний вулканический пояс распознается на западе Апеннинского полуострова и в настоящее время.

Проще по своему характеру такие горные системы, как Пиренеи и Большой Кавказ, имеющие между собой некоторое сходство. Они возникли тоже в геосинклинали с мощным мезозойским осадконакоплением, но имеют не дугообразное, а поразительно прямолинейное простирание и относительно короткое распространение; у них также отсутствует сложное зональное строение орогенов, рассмотренное мной до сих пор. Они состоят только из одной центральной цепи, сложенной палеозоем, сформированной до триасового периода, и южного и северного крыльев из складчатого мезозоя и третичных отложений. Раньше считалось, что и эти орогены построены симметрично, но подобный взгляд следует пересмотреть, по крайней мере в отношении направления движения, так как теперь нам известно, что на Кавказе главное движение было направлено на юг, а в Пиренеях даже на их южном склоне имеются признаки движения к северу.

С исключительной отчетливостью наблюдается зональное расчленение орогена на Урале. Зоны и подзоны, выделенные в варисцийских горах Средней Европы и в молодых Альпах, выступают на Урале более отчетливо и с большей генетической ясностью, что находится в связи с более слабой тектонической деформацией, а также с интенсивной магматической деятельностью и дифференциацией. Здесь резко отличается простирание, образующее с простиранием варисцид и альпид угол в 90; кроме того, отличается время образования складок в уралидах и варисцидах.

Интересно выяснить особенности строения Урала по отдельным зонам.

1. Зона осадочных толщ западного склона Южного Урала, соответствующая Зилаирскому прогибу, обнаруживает отчетливую аналогию с краевой впадиной и экстернидами. Девонское и нижнекаменноугольное выполнение бассейна с мощными, но мелконеритовыми осадочными отложениями, флишевые фации верхнего карбона и нижней перми, хорошо изученные Руженцевым, и молассовые фации верхней перми даже в мелочах соответствуют краевой впадине в Рено-Герцинской зоне в варисцидах, и молассовому, гельветскому и флишевому бассейнам Северных Альп.

2. Зону кристаллических сланцев, соответствующую хребту Урал-Тау на Южном Урале с его метаморфическим древним палеозоем и рифейскими отложениями и небольшими гранитными интрузиями, мы встречаем снова в так называемом Средне-Германском пороге Тюрингенского леса и южного Гарца. Ту же самую позицию и такой же характер имеют центральные массивы Западных Альп (Аарский массив, массивы Монблан и Пельву), которые протягиваются по южной окраине экстернид и представляют более древние массы, позднее вовлеченные в более молодой орогенез.

3 и 4. Зона основных и ультраосновных интрузий и зона зеленокаменных пород с офиолитами, туфами и батиально-абиссальными осадочными отложениями девона и нижнего карбона Южного Урала вполне соответствуют метаморфидам Кобера, т. е. Саксо-Тюрингской зоне варисцийской системы и Пеннинской зоне Альп. Правда, в Западной Европе отсут­ствует зона основных плутонитов, а имеющиеся там плутониты относятся, по-видимому, к более древнему периоду. Однако соотношения и возраст их окончательно еще не выяснены. Я полагаю, что путем сравнения с менее деформированным Уралом можно прийти к некоторым важным выводам о роли основных магм.

5. Зону гнейсов и гранитов с включениями щелочных плутонических пород, находящуюся на восточном склоне Урала, можно без сомнения сравнить с южными окраинными купола-ми Саксо-Тюрингии — в Рудных горах и Пихтовых горах, т. е. с переходом к Молданубской зоне.

Только интенсивность деформации здесь снова меньше. Это становится особенно наглядным при сравнении с нижней восточноальпийской зоной Альп, которая тектонически и магматически имеет сходное положение.

В тектоническом отношении здесь примечательна связь с порогом или брахигеосинклиналью, а в магматическом — характерно появление неустойчивых магм, которые должны быть связаны с анатексисом на глубине. Характерно, что это яснее выражено в глубже эродированных палеозойских орогенах.

6. Зона метаморфизованных и складчато-дислоцированных девонско-каменноугольных отложений восточного склона Урала соответствует следующему бассейну (Тобольскому прогибу), во она не имеет ясно выраженного ортогеосинклинального характера. Тектоника характеризуется здесь чешуйчатой структурой с перемещениями небольшой амплитуды, направленными на восток. Создается впечатление, что эта область располагается на границе централид или интернид и что она после образования складок подверглась интенсивным разломам, идущим по простиранию складок. Аналогия с Молданубской зоной варисцийской системы и с верхней восточноальпийской зоной Альп представляется очевидной.

Вопрос о восточном продолжении уралид в Азии получил известный ответ благодаря работам Коровина. Согласно этим исследованиям, фундамент Западно-Сибирской низменности образует доварисцийское, салаирокое или байкальское (ассинтское) междугорье, и только восточнее, в Колывань-Томской дуге, опять появляется юнопалеозойский орогенный элемент, имеющий ясно выраженное направление движения в сторону Центрально-Сибирской массы. Здесь также распознается характерная асимметрия двойного орогена, выражающаяся в наличии сильно развитого и дифференцированного западного крыла (собственно Урала) и захиревшей орогенной зоны Колывань-Томской дуга на востоке.

Вероятно предположение, что на юге Урал связан с цент-ральноазиатским орогеном, в особенности с Южным Тянь-Шанем. Это предположение остается неизбежным и в том случае, если считать, что часть уральской зоны ответвляется на юге и сворачивает па запад к Донецкому кряжу в виде перисарматской складчатой дуги. Вопрос этот я решать здесь не берусь, но хочу лишь подчеркнуть, что фации палеозоя и фазы образования складок на Урале и Южном Тянь-Шане настолько совпадают между собой, что наличие связи между ними трудно отрицать.

Такое заключение я делаю потому, что с поворотом простирания от направления север—юг на направление запад — восток в тектоническом стиле и в зональном строении всего орогена происходит решительная перемена; в среднеазиатском сооружении между Ангарской глыбой на севере и Гондванской глыбой на юге отдельные зоны расположены уже не совсем согласно рассмотренному европейскому типу. Складчатые зоны, поворачивающие на восток в среднеазиатские области, замещаются наподобие оболочек луковиц, причем воз­раст их, как кажется, повышается по направлению с севера на юг.

Так интерферируют элементы западного и восточного происхождения южнее Ангарского щита в Алтае-Саянской системе, в Тянь-Шане, в Монголо-Охотском орогене, в Гиндукуш-Памир-Куньлуне, в Тибете, в Камчатско-Коряцкой дуге и многих других системах. В западных элементах проявляются байкальские (ассинтские), новокаледонские, варисцийские, австрийские и древнетретичные движения, а на востоке салаирские, таконские, нововарисцийские, киммерийские и новотретичные фазы. Области, испытавшие однажды альпинотипное складкообразование, позднее обнаруживают только германо-типную складчатость, а затем характерную для Азии яксартскую форму нарушений, т. е. образование брахигеосинклиналей с надвинутыми краями (этот тип встречается и на западе), я, наконец, простые поднятия. Зона, расположенная южнее, всегда испытывает более позднюю основную деформацию, а затем прогрессивно уменьшающуюся интенсивность нарушений, как это отлично показал Мазарович. Весьма характерным является то, что, например, ноаокаледонские и древне-варисцийские движения на восток ослабляются почти до нуля, в то время как салаирские, таконские и киммерийские нарушения в том же направлении получают все больший размах. Поэтому периангарский сектор является переходной областью, 8 которой зональное расчленение западных орогенов, или атлантический тип строения, переходит в восточный или пацифический (тихоокеанский) тип. На западе орогены различного возраста «вкладываются» один в другой, как в коробку; молодой изменяется в структурном отношении согласно более древнему плану. На востоке более молодые орогены примыкают к южному краю более, древних.

Атлантические орогенические элементы, к которым принадлежат также Аппалачские торы восточной части Северной Америки, имеют преимущественно экваториальное простирание. Исключение составляет только уральская ветвь периангарской дуги, которую уже можно причислить к переходной области. В Тихоокеанской области преобладающие простирания следуют меридиональному или диагональному направлениям.

Следует отметить, что орогены Тихоокеанской области, расположенные как к западу, так и к востоку от Атлантического океана {в Восточной Азии и Северной Америке), относятся к описанному здесь типу. Они возникли в краевых геосинклиналях, а не в межматериковом Средиземном море, и состоят из зон, иногда имеющих очень большое распространение по простиранию. Здесь отсутствует зональное расчленение «европейского» типа, но зато имеются огромные количества позднетектонических гранодиоритовых интрузий. Поэтому мне кажется, что различия атлантического и тихоокеанского планов строения имеют значение не только для петрографии и тектоники большого масштаба, но также и для петротектоники и для механики движения.

На мой взгляд, анализ геосинклиналей, данный в предыдущем изложении, приближает нас к пониманию этих элементов. Большая амплитуда движений, которая может достигать нескольких десятков километров, длительный магматизм, развивающийся в закономерной последовательности, связь с аномалиями гравитационного поля и с районами глубокофокусных землетрясений, — все это ясно показывает, что здесь имеют место проявления прерывисто развитой глубинной зоны, расширяющейся по направлению кверху в виде клиньев и выявляющейся в виде областей грабенообразных погружений, следующих одна за другой, скольжения по милонитовым зонам, подъема магматических масс в эффузивной и интрузивной фазах, подымающегося фронта мигматизации, складкообразования и минерализации. Это единственные области, открывающие нам связи с более глубинными частями Земли. Вполне целесообразно обозначать эти зоны, как это делает Белоусов, как зоны более сильной дифференциации.