4 месяца назад
Нету коментариев

Очень необычная книга

На страницы Красной книги Международного союза охраны природы и природных ресурсов (МСОП) заносятся те виды растений и животных, которым угрожает исчезновение с лица Земли. Первый том ее вышел в свет в 1963 г., а сейчас их 5: «Млеко­питающие», «Птицы», «Земноводные и пресмыкаю­щиеся», «Рыбы», «Высшие растения». Готовятся к печати тома, посвященные насекомым, моллюскам и низшим растениям. Но этого оказалось недоста­точно. Возникла необходимость в создании более детальных книг, включающих виды животных и растений, которым угрожает исчезновение из пределов той или иной страны. Таких уже немало, и в их ряду — Красная книга СССР. В нашей стране издаются, кроме того, Красные книги в каждой союзной республике. Это не книги для чтения, а скорее, справочники, рассчитанные на специалистов и построенные по единому образцу. По каждому виду здесь содержатся самые необхо­димые сведения: распространение в настоящем и прошлом, описание мест обитания и нынешнее их состояние, причины уменьшения численности живот­ных и запасов растений, уже принятые меры охраны и те, что ученые рекомендуют на будущее.

Красная книга будет обновляться до тех пор, пока есть на свете терпящие бедствие виды, а число их в обозримом будущем обещает, пожалуй, только множиться. Во всяком случае, до той поры, пока человек не научится жить в совершенной гармонии с природой. Это первый в истории человечества документ, признающий право на жизнь всех без исключения наших соседей по планете, независимо от размеров, качества меха, мяса и шкуры.

Прекрасно сказал Альберт Швейцер еще в начале нашего столетия: «Сегодня кажется не совсем нормальным признавать в качестве требования разумной этики внимательное отношение ко всему живому, вплоть до низших форм проявления жизни. Но когда-нибудь будут удивляться, что людям потребовалось так много времени, чтобы признать не совместимым с этикой бессмысленное причинение вреда жизни.

Этика есть безграничная ответственность за все, что живет…»

Красная же книга — воплощение этой ответ­ственности. 5 марта 1980 г. был провозглашен текст Всемирной стратегии охраны природы. Одной из главных проблем современности в ней названа проблема сохранения генетического разнообразия — всех без исключения биологических видов, поскольку их исчезновение необратимо. Можно очистить загрязненную воду, посадить дерево взамен срублен­ного или вместо одного, иссякнувшего вида топлива перейти на другое. Но нельзя вернуть к жизни вид, если исчезли последние его представители, а вместе с ними его генофонд — та генетическая информация, что служит для его воспроизведения и передается из поколения в поколение. Потеря эта абсолютна и окончательна, и даже при самых фантастических прогнозах генной инженерии ей будет не под силу «построить» утраченные гены, если нет образца для подражания.

Современное практическое значение вида при таком подходе в расчет не принимается. Даже так называемые вредители и сорняки получают право на жизнь. Разумеется, это не означает, что всегда и всюду их следует охранять — основным видом взаимоотношений с ними и им подобными продол­жает оставаться непримиримая война. Речь идет о том, чтобы не дать им исчезнуть с лица Земли как биологическим видам. Где-то в заповедном уголке, на опытном поле или в пробирке ученого, но им должно найтись место.

Этот же принцип положен в основу главного юридического акта, регламентирующего политику отношения человека к животному миру в СССР, — Закона об охране и использовании животного мира, принятого Верховным Советом СССР 25 июня 1980 г. Редким и исчезающим видам уделено в нем особое место, и это понятно: такие виды — наиболее уязвимая часть генофонда планеты, потеря которой может произойти в самые короткие сроки. Поэтому сохранение их рассматривается сейчас как задача государственной важности, а Красной книге уделяет­ся такое большое внимание.

Нет видов неполезных, есть — непознанные

Почему же так необходимо для человечества сохра­нить по возможности все виды животных и растений?

Поразительно, но факт: современный человек в деле использования животного и растительного мира очень немного продвинулся вперед в сравнении с жившим еще в каменном веке предком. Основная масса домашних животных и растений пришла к нам из глубокой древности. Корова, свинья, собака, к примеру, — из каменного века. Столетия и даже тысячелетия, прошедшие с тех давних пор, прибавили не так уж много нового.

Вероятно, связано это с тем, что потребности человека, вплоть до последнего времени, радикально не менялись. Животные и растения обеспечивали людей пищей и одеждой, давали устраивающий до поры до времени способ передвижения и тягловую силу. Круг животных и растений, вовлеченных в хозяйственную сферу, оставался очень узким. О существовании же прочих представителей живот­ного и растительного мира вспоминали, лишь терпя от них особые напасти: змеи кусаются, от грибков, нападающих на растения, — неурожаи, от микро­бов — болезни и т. д.

Отсюда и привычные оценки: дает животное мясо и шкуру — полезное. Охотится за кем не следует либо ядовито — вредное, подлежащее не­медленному и безоговорочному уничтожению. А если не полезны и не вредны — то безразличны (еще не так давно существовал даже такой «научный» термин).

И до чего же живучи эти представления: «полез­ные и вредные животные», «полезные и вредные растения»! Но попробуем разобраться: бывают ли в действительности до конца вредные растения?

Возьмем самые что ни на есть злейшие сорняки — испокон века искореняют их всеми доступными средствами. А для рекультиваторов, занимающихся возвращением к жизни изуродованных промышлен­ными разработками земель, сорняки — первейшие помощники. Ни одно растение не приживется на таких землях — отравленных, засоленных, лишен­ных влаги и питательных веществ. Сорнякам же — все нипочем. Ведь именно потому и стали они сорняками, что выживают, несмотря ни на что, и постепенно готовят почву для более требовательных культурных растений.

Можно с полной уверенностью заявить: все зеленые растения полезны по той уже причине, что только им дано готовить на своих внутренних фабриках органическое вещество при непосредствен­ной утилизации энергии солнечного света. Все остальное живое на Земле, включая и человека, живет за счет этой щедрой кухни растений. Мало того, в качестве ее отходов выделяется кислород, дефицит которого на планете вырастает в одну из острейших проблем современности. И вдобавок к этому общему правилу, каждое растение оказывается полезно и замечательно по-своему и на своем месте. Нет расте­ний неполезных, есть — непознанные.

Точно так же обстоит дело и с животными, хотя органическое вещество и кислород они только потребляют. Каждое животное на своем, отведенном ему природой месте, по-своему полезно и необходимо.

«Крупнейшее открытие XX века — это не теле­видение и не радио, а признание всей сложности организма Земли, — сказал выдающийся амери­канский эколог Олдо Леопольд. — Если механизм Земли хорош в целом, значит, хороша и каждая его часть в отдельности, независимо от того, пони­маем мы ее назначение или нет… Сохранять каждый винтик, каждое колесико — вот первое правило тех, кто пробует разобраться в неведомой машине».

Животные, растения, почвы — единый природный механизм, каждый элемент и каждая связь которого прошли проверку временем, сложились в процессе миллионов лет эволюции. Как в хорошо отлажен­ном механизме потеря любой гайки приведет в конце концов к поломке и остановке, так и в природе утрата любого вида так или иначе отразится на состоянии других. Сначала нарушения будут слабы, мало заметны, локальны, но затем они начнут захватывать более широкий круг «участни­ков» и в конечном итоге приведут к поломке природного комплекса. Это в свою очередь вызовет цепную реакцию, и под угрозой окажутся находя­щиеся по соседству. Иными словами, полное сохра­нение видового многообразия — необходимое условие поддержания природной среды нашей планеты. Наглядный пример — усатые киты.

Сейчас в Мировом океане их уцелело настолько мало, что существенного промыслового значения они иметь уже не могут, а некоторые виды оказались на грани вымирания. Какой урон понесет челове­чество с исчезновением китов? Не будет больше китового мяса, жира и других ценных продуктов — лишь полбеды. Куда серьезнее может оказаться нарушение экологического равновесия в Мировом океане. Никто сейчас не возьмется определить, какой объем океанической воды пропускали киты через «усы», отцеживая зоопланктон. Ясно только, что объем работы, производимой этими гигантами, был колоссален и соответственно огромно то воздей­ствие, какое оказывали они на жизнь Мирового океана. Как скажется на зоопланктоне устранение основного его потребителя? Может быть, это вызовет неограниченное его размножение и, значит, резкую убыль его пищи — фитопланктона, основы жизни всех обитателей океана, в том числе промысловых видов. Возможно, в связи с этим окажутся напрасными упования на подводную ниву. Не исключено также, что исчезновение китов в конечном счете может повлечь за собой серьезные нарушения в атмосфере Земли. Ведь фитопланктон служит одним из двух основных продуцентов кислорода в атмосфере (второй — тропические леса, и судьба их в нашем мире не менее трагична).

Еще одно важное обстоятельство: вынося свои суждения о вреде или пользе того или иного творения природы, мы обычно совершенно забываем об информативности. А ведь любая природная система, начиная с одноклеточного организма и кончая биосферой в целом, служит бесценным и уникаль­ным ресурсом информации. И сокрушая очередную такую систему, каждый раз мы должны отдавать себе отчет в том, что уничтожили невосполнимый источник знания и, возможно, образец для подража­ния. Кто знает, какие премудрости преподал бы он нам? Успехи бионики, во всяком случае, основы­ваются именно на таких образцах.

А теперь задумайтесь вот над чем: и возвращение к жизни земель, занятых промышленными отва­лами, и дефицит на Земле кислорода, и потребность в образцах для подражания — все это специфиче­ские проблемы современности. Именно наш век, породив грандиозную технику, вызвал к жизни не менее грандиозные проблемы, неведомые еще сотню лет назад, а вместе с ними — и новые потреб­ности, для удовлетворения которых человек, как и прежде, обращается все в ту же природную копилку. Только теперь в дело идут самые неожидан­ные виды и группы, целые классы и даже типы организмов, прежде совершенно не интересовавшие человека в хозяйственном отношении или даже считавшиеся вредными, например микроорганизмы, на базе которых создана целая бактериологическая промышленность.

А какие заманчивые перспективы тут открывают­ся! Взять актуальнейшую проблему повышения биологической продуктивности Земли. По расчетам экологов, только за счет увеличения процента поглощаемой растениями солнечной энергии и по­вышения эффективности фотосинтеза можно в 2 — 3 раза умножить продуктивность планеты. Еще трех-четырехкратную прибавку можно получить за счет роста продуктивности сельскохозяйствен­ных животных и растений и вовлечения в хозяйство новых видов…

Теперь приходится только фантазировать, каким замечательным домашним животным могла бы стать стеллерова корова, пасшаяся в зарослях морской капусты на мелководьях у Командорских островов. Эти доверчивые медлительные животные весом со слона были известны европейцам менее 30 лет: в 1741 г. они были открыты экспедицией Витуса Беринга, а в 1768 г. от руки человека погибло послед­нее из них.

А вот совершенно уникальное животное, пока еще живущее на Земле, но занесенное в Красную книгу МСОП, — антилопа аддакс. В отличие от всех остальных копытных аддакс может обходиться совсем без водопоев, довольствуясь только той влагой, что содержится в пустынных растениях. На большей части своего ареала аддакс уже истреблен и сохра­нился лишь в самой бесплодной и безлюдной части Сахары. Приручив эту поразительно неприхотливую антилопу, человек получил бы в свое распоряжение бесценное для таких условий домашнее животное.