4 месяца назад
Нету коментариев

Всесоюзный научно-исследовательский институт охраны природы и заповедного дела (ВНИИ при­рода), где мы работаем, создан несколько лет назад и пока единственный в стране. Конечно, и прежде некоторые животные, оказавшиеся в бедственном положении, брались под охрану. Первый заповедник в России, например, был учрежден у мурманских берегов в XVII в. для спасения кречетов. Эти соколы славились как ловчие птицы, и охотники забирали птенцов, опустошая гнездовья.

В начале нашего столетия отличные результаты дала охрана соболя, бобра, сайгака, лося, которые оказались на грани исчезновения вследствие хищ­нического промысла.

Но за последние десятилетия техническое могу­щество человечества достигло таких размеров, что его воздействие на живое планеты сделалось небыва­лым. Скорость вымирания высших позвоночных — млекопитающих и птиц — будет до конца нынешнего столетия, по расчетам экологов, в десятки и даже сотни раз больше, чем когда-либо раньше на Земле. И главное при этом даже не чрезмерная охота (хотя для некоторых видов и теперь она может играть решающую губительную роль), а разруше­ние исконных местообитаний: нашим соседям по планете просто не остается места для жизни.

Известно, что на протяжении всей эволюции живого на Земле происходило вымирание одних видов, а на смену им возникали другие. Однако сейчас исчезновение видов происходит несравнимо более стремительными темпами, чем появление новых. И если эта тенденция сохранится, человек в грядущем столетии может, как полагают ученые, фактически остановить на нашей планете ход эволюции! Сколь тяжелыми последствиями обер­нется это для него самого, сейчас даже трудно предположить.

Для того чтобы этого не произошло, есть только один выход: сберечь бесценный генетический фонд планеты, сложившийся на протяжении миллиардов лет эволюции живого, т. е. все уцелевшие до наших дней виды животных и растений. И отдельными мерами по спасению того или иного вида тут уже не поможешь: требуется проведение в жизнь целой системы научно обоснованных мероприятий, осуще­ствление специальных планов, где главное — береж­ное отношение к природе и разумное использование ее богатств.

Наша наука так молода, что однозначного и достаточно емкого названия ее пока не сложилось, однако общие контуры вполне отчетливы. Несомнен­но, ее следует рассматривать как своеобразную ветвь зоологии, но ветвь самостоятельную, имеющую собственный объект изучения, свои задачи, методы и даже собственную терминологию.

Что же такое редкие и исчезающие виды? Какие критерии позволяют нам отнести тех или иных животных к этой несколько неопределенной, но тем не менее совершенно реальной категории? Вопрос непростой. Попытки выразить понятие «редкости» количественно оказались несостоятельными: один вид приходится считать редким при численности порядка десятков и даже сотен тысяч, тогда как другой, представленный немногими тысячами особей, редким никак не назовешь. Еще неправильнее сказать, что редкие животные — те, которые без специальных мер охраны со стороны человека исчезнут или могут исчезнуть с лица Земли. При таком подходе причины подменяются следствием, не раскрывая сущности явления. Необходим крите­рий, четко обоснованный биологически, и им может стать только уровень ежегодного воспроизводства популяций — этим термином обозначают совокуп­ность животных одного вида, населяющих какой-то определенный район. Если ежегодная смертность систематически превышает прирост популяции, если ежегодный баланс отрицательный, значит, вид «болен». Значит, существуют какие-то причины, которые раньше или позже приведут его к тому пределу численности, за которым наступает выми­рание.

В 1949 г. Международный союз охраны природы и природных ресурсов (МСОП) организовал постоян­но действующую Комиссию по редким видам. Основной своей задачей она определила создание мирового списка видов, нуждающихся в перво­очередных охранных мерах. Тогда-то, как сигнал «SOS», и прозвучало впервые название «Красная книга», предложенное видным зоологом Питером Скоттом, долгое время возглавлявшим Комиссию. Красная книга СССР была официально учреждена в 1974 г. Ведение ее поручено ВНИИ природа. Ботаники ведают в ней растениями, а мы, зоологи,— животным миром. Это огромная работа, обязываю­щая держать в поле зрения все те многие тысячи видов животных, больших и малых, которые обитают на просторах нашей страны. И конечно, в ней помогают нам зоологи всего Советского Союза.

Но выявление редких видов и занесение их на страницы Красной книги — только первая часть дела. Основная наша задача — разработка и внедре­ние в практику системы эффективных мер, направ­ленных на сохранение и восстановление видов, которым угрожает опасность исчезновения. Это пра­вовая охрана, учреждение охраняемых территорий, разведение в питомниках и создание генетических банков, восстановление угасших и создание новых популяций, улучшение мест обитания и другие меры.

Нам не обойтись и без решения целого ряда сугубо научных вопросов. Так, выявление в природ­ных популяциях соотношения воспроизводства и смертности часто крайне затруднительно. Поэтому за «рабочий индикатор» приходится принимать многолетнюю динамику численности и ареала — области распространения. Исключительно важно выяснить и проанализировать причины, приводящие к отрицательному балансу популяций. Они могут быть различными как по происхождению (антропо­генные, природные), так и по характеру воздействия на животных (изменение мест обитания, нехватка основных кормов, дефицит убежищ, техногенные загрязнения окружающей среды, беспокойство и т. д.). Наконец, необходимо знать биологические особен­ности видов, иначе невозможно оказать квалифици­рованную помощь.

Отдел, где мы работаем, — «полевой», и куда только не разъезжаются каждый год наши коллеги!

Откроют сезон «южане». Одной из первых собе­рется в дорогу бухарская экспедиция, главная забота которой — джейран. Еще не так давно сотни тысяч этих грациозных газелей паслись на просторах Средней Азии, Казахстана, Закавказья. Теперь их уцелело меньше, чем в прежние времена охотники добывали за один год. Ныне охота на джейранов повсеместно запрещена, а недавно под Бухарой открыт специальный питомник для их разведения.

Уйдет в Туркмению отряд герпетологов, которым предстоит провести учет ядовитых змей, посмотреть, как чувствуют себя кобры, гюрзы, эфы, взятые теперь под охрану. Отправятся в Среднюю Азию и ихтиологи, имеющие крайне сложную задачу: поймать редчайшую осетровую рыбу со странным названием «лжелопатонос», с тем чтобы попытаться разводить ее в аквариуме Московского зоопарка.

В Бухарском питомнике...

В Бухарском питомнике…

Позднее всех двинутся экспедиции на Север. Далеко в тундры Сибири направятся орнитологи, участвующие в операции «Стерх», чтобы спасти прекрасного белого журавля, очень близкого к выми­ранию.

Адресов, где в каждый полевой сезон работают ученые, еще немало.

Почти все исследования посвящены видам, зане­сенным в Красную книгу СССР. Об этой книге, о животных, оказавшихся на ее страницах, и конкрет­ной им помощи и пойдет наш рассказ.