5 месяцев назад
Нету коментариев

Мы уже говорили о том, что в развитии стафилокок­ковых инфекций важную роль играет состояние орга­низма. Вот почему в комплексной терапии большое зна­чение имеет специфическая иммунотерапия, воздейст­вующая именно на защитные силы организма. Еще раз необходимо подчеркнуть, что назначение антибиотиков до выяснения резистентности штамма бактерий к этому препарату может усугубить патологический процесс. В то же время раннее назначение анатоксина, антифагина и других препаратов иммунологического действия (даже в тех случаях, когда дальнейшее клиническое и лабораторное обследование не подтверждает стафило­кокковую природу заболевания) не оказывает отрица­тельного воздействия. Наоборот, и у пациентов, стра­дающих другими заболеваниями, иммунотерапия яв­ляется оправданной, так как служит предупредитель­ной мерой против стафилококковых осложнений, кото­рые нередко возникают при самых разнообразных со­стояниях (при гриппе, брюшном тифе, болезни Ботки­на и т. д.). Поэтому рассказ о лечении лучше начать с изложения существующих методов иммунотерапии.

Анатоксин. Как уже отмечалось, в основе патогенеза стафилококковых заболеваний лежит токсический фак­тор, в развитии иммунологических реакций ведущая роль принадлежит анатоксину.

Заслуга внедрения в Советском Союзе анатоксинотерапии при стафилококковых инфекциях принадлежит академику Г. В. Выгодчикову (1939 г.).

По имеющимся экспериментальным и клиническим наблюдениям, анатоксин более эффективен по сравне­нию с убитыми и живыми вакцинами, а также если срав­нивать их со стафилококковым фильтратом. Одна часть анатоксина при введении в организм дает толчок к об­разованию такого количества антитоксина, которое в состоянии нейтрализовать дозу токсинов, в миллион раз превышающую введенное количество. Устойчивость иммунизированных животных к стафилококковому ток­сину соответствует уровню антитоксина в крови этих животных. Анатоксин готовится из различных сильно токсигенных штаммов, которые являются наиболее иммуногенными (токсин около месяца находится под воз­действием формалина при температуре 39—40°С).

Терапевтическое действие объясняется главным об­разом повышением в крови стафилококкового антиток­сина, способного нейтрализовать токсин. Кроме анти­стафилолизина под влиянием нативного анатоксина об­разуется антилейкотоксин и антигемотоксин (у приви­тых больных их содержание в крови довольно значи­тельно). Образование различных антитоксинов проис­ходит не в одинаковой степени. Сопоставление титров антигиалуронидазы и α-антитоксина в крови больных и здоровых людей показало, что различные антитела на­капливаются независимо друг от друга и с неодинако­вой интенсивностью. У больных различными формами стафилококковых заболеваний, не получавших анаток­син, в процессе выздоровления также наблюдается на­растание антитоксина.

Рост титра антитоксина в динамике заболевания имеет важное диагностическое значение. Высокие титры сохраняются до шести месяцев после введения препа­рата и только к концу первого года приходят к исход­ным значениям.

Активная иммунизация доноров антитоксином сопро­вождается увеличением содержания в сыворотке крови α-антитокеина и стафилококковых агглютининов.

Кроме иммунологического свойства, анатоксин обла­дает и десенсибилизирующим действием. Благотворное влияние анатоксина на течение стафилококковых забо­леваний выражается в уменьшении интоксикации, улуч­шений грануляции ран, сокращении сроков заживления, более быстром исчезновении симптомов болезни.

Эффективность анатоксина была доказана еще в тридцатые годы. Однако открытие сульфаниламидных препаратов и антибиотиков и вера в их непреходящее всемогущество способствовали забвению многих имму­нологических препаратов, в том числе и стафилококко­вого анатоксина. Только выраженный рост стафилокок­ковых заболеваний и нередкая безуспешность лечения при применении антибиотиков и других антибактери­альных препаратов вновь привлекли внимание клини­цистов к анатоксинотерапии.

Надо полагать, что никакие вновь открытые анти­бактериальные препараты впредь не дадут основания медикам исключать из комплексного лечения мето­ды иммунотерапии. Повышение защитно-реактивных свойств организма всегда было и должно оставаться основной задачей при лечении инфекционных заболева­ний.

В последние годы анатоксин применяется при самых разнообразных стафилококковых поражениях (в частно­сти, при сепсисе, энтероколите, остеомиелите, пневмо­нии, эмпиеме плевры, гангрене легкого, абсцессах, флег­монах, карбункулах, гидроаденитах, инфицированных ожогах, лимфаденитах, маститах, хронических гнойных воспалениях среднего уха, при многоформной эксуда­тивной эритеме).

Причем у большинства после лечения наблюдается благоприятный исход заболевания, которого невозмож­но было достичь с помощью других лечебных средств.

Сейчас применяется очищенный анатоксин, сорби­рованный на гидроокиси алюминия. Развитие иммуни­тета после введения антигена зависит не только от его количества, но и от срока воздействия препарата на организм. Этим обусловлены высокие титры антитокси­на после введения препаратов в депонированном со­стоянии.

Продукты жизнедеятельности стафилококка угнета­ют фагоцитоз. Нейтрализация этих веществ обусловле­на антителами, которые отличаются от антитоксинов. У иммунизированного кролика наблюдается активная кле­точная реакция и фагоцитарная деятельность, быстро локализующая и подавляющая деятельность стафило­кокка, в то время, как у неиммунизированных кроликов при стафилококковой инфекции обычно наблюдается угнетение фагоцитоза. У иммунизированных животных усиливается завершенность фагоцитоза.

В механизме антибактериального иммунитета играет роль не только высота титра агглютининов, но и акти­вация фагоцитоза с одновременным возбуждением лей­коцитов и наблюдающимся лейкоцитозом.

Следовательно, антитоксин не является единствен­ным фактором иммунитета. В процессе взаимодействия между микро- и макроорганизмом участвуют и другие факторы, называемые неспецифическими. Специфиче­ский антитоксический иммунитет дополняет фагоцитоз. По мере того, как иммунитет достигает определенного уровня, начинает проявляться и фагоцитарный фактор, до этого парализованный агрессивным действием ток­сина.

Пассивная иммунизация сыворотками, содержащими антитоксин, имеет важное практическое значение, так как у детей раннего возраста, а также у ослабленных больных введение анатоксина не всегда дает эффект. Пассивно иммунизированные кролики, у которых в кро­ви имеется значительное количество антитоксина, рези­стентны к введению смертельной дозы стафилококко­вой культуры. Активная иммунизация доноров анаток­сином сопровождается увеличением содержания в сы­воротке крови α-антитоксина и стафилококковых агглю­тининов. Титр антитоксина после введения сорбирован­ного анатоксина выше, чем при введении нативного пре­парата. Это доказано как в экспериментальных, так и в клинических наблюдениях.

При введении нативного анатоксина отмечается бо­лее быстрый подъем α-антитоксина, поэтому его приме­нение показано главным образом с лечебной целью, а для профилактики целесообразно вводить сорбирован­ный препарат, так как он обеспечивает более продол­жительный иммунитет. Наряду с быстрым подъемом α-антитоксина у лиц, получавших нативный анатоксин, наблюдается и более быстрое его снижение.

Нативный препарат в отличие от очищенного содер­жит лейкоцидин. Он сохраняет способность вызывать образование антилейкоцидина. Как уже отмечалось, ста­филококковому лейкоцидину принадлежит немаловаж­ная роль в патогенезе стафилококковых инфекций.

Оценив положительные качества как нативного, так и сорбированного препарата при учете состояния мак­роорганизма и поставленных целей, важно в каждом случае сделать правильный выбор. При острых гной­ных инфекциях большего эффекта следует ожидать от нативного анатоксина, в то время как при затяжном течении заболевания с частыми обострениями хорошие результаты дает назначение сорбированного препарата. Наблюдения показали эффективность комбинированно­го применения нативного и сорбированного препаратов. Лечение начинают с помощью нативного анатоксина, что обеспечивает более быстрый подъем антитоксина, в том числе и антилейкотоксина. Применение в последующем сорбированного препарата обусловливает более высокое и продолжительное присутствие антитоксина в крови. Последнее имеет большое значение в предупреждении рецидивов заболеваний, весьма характерных для стафи­лококковых инфекций. Однократная иммунизация анатоксином может быть не эффективной. Значительное повышение антитоксина обычно наблюдается после 3— 4 инъекций, а последующие инъекции, как правило, не отражаются на повышении количества антитоксина. При многократном введении анатоксина в связи с исто­щением иммунологических возможностей титр антиток­сина может даже падать, что обусловлено сенсибилиза­цией организма при повторных введениях препарата.

В создании иммунитета и эффективности лечения имеет значение не только общее количество анатоксина, но и длительность интервалов между инъекциями. В настоящее время существует много схем, отличающих­ся дозами, интервалами между введениями и общим ко­личеством инъекций и анатоксина.

Опыт отечественных и зарубежных авторов свиде­тельствует о большой эффективности применения ана­токсина с более длительными интервалами. Однако ин­тенсивность иммунитета зависит и от дозы введенного анатоксина, и от кратности инъекций. Имеются указа­ния на прямую зависимость также между дозой ана­токсина и титром антитоксина в крови, хотя излишек анатоксина может даже способствовать снижению титра антитоксина, так как фаза возбуждения сменяется фа­зой торможения. Кроме того, частые введения препара­та могут способствовать развитию выраженных местной и общей реакций.

Для каждого больного существует какой-то макси­мум антитоксинообразования, повысить который орга­низм в данный отрезок времени не в состоянии, как бы интенсивно ни продолжалась иммунизация. Поэтому неоправданными являются попытки некоторых врачей, особенно при отсутствии желаемых результатов от вве­дения анатоксина, добиться эффекта путем значитель­ного увеличения дозировок и частоты инъекций. Не­смотря на различные схемы, общая доза анатоксина по рекомендации большинства авторов составляет 3— 3,5 мл. Мы предлагаем вводить анатоксин по схеме 0,5—1,0—2,0 мл с интервалами в 7—10 дней (в чередо­вании с антифагином). Этот метод позволяет избежать явлений сенсибилизации, наблюдающихся при частых введениях, и обеспечивает наибольшую эффективность проводимой терапии, а также выраженный рост анти­токсина. В вопросе эффективности анатоксина у детей раннего возраста единого мнения пока нет. Некоторые авторы указывают, что у большинства детей до одного года не было нарастания титра антитоксина, несмотря на благоприятный клинический результат. Клинический же эффект от анатоксина, наблюдающийся у детей ран­него возраста, у которых менее совершенно антитокси­нообразование, может быть обусловлен активирующим действием анатоксина на содержание пропердина и фа­гоцитарную активность лейкоцитов.

Высокая эффективность анатоксина с выраженной устойчивостью к последующим стафилококковым ин­фекциям наблюдается при подкожном и внутрикожном, внутривенном, интраконъюнктивальном и интраназальном введении. Большая эффективность отмечалась при внутрикожных прививках по сравнению с подкожными. Однако внутрикожные инъекции более болезненны.

Для вовлечения в иммунологические процессы боль­шего числа рецепторов дозу анатоксина следует вво­дить в четыре участка (например, в левое плечо, пра­вое плечо, левое бедро, правое бедро). Такое введение анатоксина дает лучший терапевтический эффект и бо­лее выраженный рост антитоксина.

Как уже отмечалось, антибиотики угнетают иммуно­логическую, реактивность организма. В связи с этим мы по возможности стремимся, проводя лечение анатокси­ном, избегать назначение антибиотиков.

При некоторых заболеваниях, склонных к рецидиви­рующему течению, например при сезонных заболева­ниях верхних дыхательных путей, обусловленных ста­филококком, может быть полезным интраназальное вве­дение анатоксина каждые 6 месяцев, что является про­филактикой как острых респираторных заболеваний, так и других поражений стафилококковой этиологии.

На введенный анатоксин может развиться местная и общая реакция. Первая проявляется гиперемией, отеч­ностью и болезненностью, которые возникают через 1—2 ч после инъекции. При гиперемии до 2,5 см реак­ция считается слабой, до 5 см — средней и более 5 см — сильной. Общая реакция проявляется повышением тем­пературы, разбитостью, головной болью, иногда тошно­той и сердцебиением, наблюдающимися нечасто. Очень редко отмечаются аллергические высыпания на туло­вище и конечностях.

При первых инъекциях реакции более выражены, чем при последующих, иногда наступает обморочное состояние. При повторном введении анатоксина в редких слу­чаях может возникать бурная реакция.

Нативный анатоксин чаще, чем сорбированный, вы­зывает местные (гиперемия, отечность), а иногда и об­щие реакции (повышение температуры тела, головная боль, усиление местных проявлений заболевания).

Результаты лечения зависят не столько от локализа­ции поражения, сколько от реактивных свойств макро­организма. При значительном снижении защитных свойств организма у детей раннего возраста (до 3—4 месяцев) применение анатоксина менее эффективно. Введение анатоксина одновременно с осуществлением мероприятий по повышению реактивных свойств орга­низма оказывало эффект и у лиц со сниженными за­щитными свойствами, а также у детей раннего возра­ста. Введение анатоксина способствовало сокращению срока выздоровления, более быстрому исчезновению пиемических очагов и других проявлений заболевания и более ранней нормализации лабораторных показате­лей, чем у больных контрольной группы с такими же заболеваниями.

Эффективность лечения анатоксином наблюдалась нами как при разнообразных заболеваниях стафилокок­ковой этиологии, так и при различных осложнениях, об­условленных стафилококковой флорой, у больных дру­гими заболеваниями, в частности, у больных с после­операционными нагноениями и инфицированными ожо­гами.

Приводим выписку из истории болезни.

Больной С. машиной скорой помощи был доставлен в хирургическую клинику медицинского института по поводу острого аппендицита. В тот же день произведе­на аппендэктомия. Послеоперационное лечение ослож­нилось длительным гнойным незаживлением раны, за­тем присоединилась пневмония, возможно, стафилокок­ковой этиологии. По улучшении состояния и нормализа­ции температуры тела через месяц больной был выпи­сан домой. Через неделю снова появились гнойные вы­деления из раны, отмечалась субфебрильная темпера­тура тела. Спустя месяц из раны выделен патогенный стафилококк, резистентный ко всем антибиотикам, за исключением левомицетина. Назначен стафилококковый анатоксин подкожно и левомицетин внутрь по схеме. Че­рез 3 недели рана полностью зажила. При диспансерном наблюдении в течение 6 месяцев состояние оста­валось хорошим.

Многолетние наблюдения показали высокую эффек­тивность анатоксина в лечении послеоперационных на­гноений и других осложнений, а также значительное уменьшение в результате его применения различных осложнений в послеоперационном периоде у больных, которым до оперативного вмешательства с профилакти­ческой целью вводили стафилококковый анатоксин. При плановых операциях анатоксин вводят за 2 недели до операции в поликлинике в дозе 0,5 мл. В случаях экс­тренных операций проводится «экспресс» — иммуниза­ция: непосредственно перед операцией вводят 1 мл на-тивного анатоксина. Ко времени развития возможных осложнений, которые обычно наблюдаются после 7-го дня послеоперационного периода, в организме больного уже имеется определенное количество антитоксина, что препятствует развитию стафилококковых осложнений.

Основным видом оперативного лечения глубоких ожогов является, как известно, аутопластика. Успех зависит от приживления трансплантата. В последнее время все чаще наблюдаются гнойные осложнения ожо­говых поверхностей и в связи с этим некротизация трансплантата. Предварительное введение стафилокок­кового анатоксина уменьшает возможность стафилокок­ковых осложнений и способствует лучшему приживле­нию трансплантата.

Больной И., 9 лет, поступил в ожоговое отделение по поводу термического ожога II—III степени грудной стенки, шеи, лица и правого плеча. Ему безуспешно были проведены 6 пластических операций: пересажен­ный трансплантат каждый раз некротизировался. С ожо­говой поверхности отмечались постоянные гнойные вы­деления, из которых был выделен патогенный стафило­кокк. Перед седьмой пластической операцией больному был введен стафилококковый анатоксин. В результате трансплантат прижился, раны зарубцевались, и маль­чик в хорошем состоянии был выписан домой.

Введение анатоксина способствует значительному снижению числа гнойных осложнений, лучшему прижив­лению трансплантатов и более быстрому выздоровле­нию.

Вакцинотерапия. Теоретические основы вакциноте­рапии разработаны в 1908 г. Хорошо известны благоприятные результаты, получаемые при вакцинотерапии у больных некоторыми инфекционными заболеваниями со склонностью к хроническому течению (бруцеллез, дизентерия и др.). Вакцинотерапия при стафилококковых заболеваниях пока не нашла широкого примене­ния, хотя еще в 1938 г. указывалось на ее высокую эф­фективность. Механизм вакцинотерапии основывается не столько на излечении уже пораженных клеток и на продукции организмом антител, сколько на устранении специфической чувствительности еще здоровых элемен­тов, что способствует ограничению болезненного про­цесса.

Вакцинотерапия повышает гуморальный и клеточный иммунитет.

Особое значение вакцинотерапия приобретает в на­стоящее время: она в некоторой степени компенсирует отрицательное влияние антибиотиков на развитие им­мунологических реакций.

Аутовакцина — иммунопрепарат, наиболее соответ­ствующий возбудителю, вызывающему данный инфек­ционный процесс, в связи с чем дает обычно лучшие терапевтические результаты, чем вакцины, изготовляе­мые из музейных штаммов. Еще в довоенные годы ауто-вакцинотерапия небезуспешно применялась при крупоз­ной пневмонии, менингококковом менингите, брюшном тифе, туберкулезе, гнойных поражениях легких и дру­гих инфекционных заболеваниях. При стафилококковых заболеваниях, отличающихся затяжным рецидивирую­щим течением, применение аутовакцины также теорети­чески вполне обоснованно.

Экспериментальные наблюдения показали, что при­менение вакцины во время лечения антибиотиками ком­пенсирует отсутствующий или подавленный антигенный раздражитель и значительно повышает напряженность иммунологических реакций до такого уровня, который обычно наблюдается у спонтанно выздоравливающих пациентов, не леченных антибиотиками. Следует отме­тить, что резистентность стафилококков к антибиоти­кам может быть преодолена приготовлением полива­лентных вакцин из стафилококков, устойчивых к этим антибиотикам. В процессе иммунизации стафилококко­вой вакциной, приготовленной из устойчивых к пеницил­лину штаммов, содержащих пенициллиназу, наблюдает­ся выработка не только противомикробного иммунитета, но и антител против пенициллиназы. Применяя та­кую стафиловакцину у больных, можно одновременно повысить эффективность лечения антибиотиками. Такие вакцины способствуют нарастанию фагоцитарного чис­ла и большему числу титра агглютининов.

Выработка антител происходит главным образом в регионарных лимфатических узлах, что подтверждено наиболее высокой концентрацией и ранним появлением антител в них по сравнению с другими узлами и с сы­вороткой крови. Экспериментально доказано, что высо­кое содержание антител в регионарных лимфатических узлах обусловлено их выработкой, а не адсорбцией из крови или лимфы. В небольшом (0,3 г) подколенном лимфатическом узле содержалось больше антител даже в абсолютных цифрах, чем в селезенке. Учитывая эти данные, подтверждающие большое значение лимфати­ческих узлов в формировании иммунитета, аутовакци­ну следует вводить в четыре участка тела с целью во­влечь в процессы иммуногенеза большее число лимфа­тических узлов. Это тем более обосновано, что много­кратное введение антигена в одно и то же место может вызвать функциональную депрессию («иммунизаторное торможение») регионарного лимфатического узла.

Лечение начинают с 0,05 мл, затем в зависимости от местной и общей реакции увеличивают дозу. Макси­мальная доза аутовакцины не должна превышать 2 млрд. микробных тел.

Вакцину вводят внутрикожно, подкожно или внутри­мышечно в присутствии врача поочередно в различные участки тела (правое плечо, левое плечо, правое бедро, левое бедро и снова в том же порядке). При отсутст­вии условий для приготовления аутовакцины можно применять стафилококковую вакцину, выпускаемую Харьковским научно-исследовательским институтом дер­матологии и венерологии. Вводят ее в цельном или раз­веденном виде внутрикожно, подкожно или внутримы­шечно (при первой инъекции не более 0,1 мл). При хро­нических и рецидивирующих заболеваниях, где можно предположить наличие более высокой сенсибилизации организма, рекомендуется начинать с разведенной в 10 и даже в 100 раз вакцины, для чего ее перед употреб­лением разводят стерильным изотоническим раствором хлорида натрия.

При введении вакцины может наблюдаться покраснение кожи, небольшой инфильтрат, припухание и болез­ненность близлежащих лимфатических узлов, повыше­ние температуры тела на 0,5—1°. Очень редко отмечает­ся нагноение лимфатического узла.

Аутовакцинотерапия была эффективной у 81,5% больных.

Опыт применения стафилококковой аутовакцины по­зволяет сделать вывод, что она, воздействуя на специ­фическую реактивность организма, способствует выздо­ровлению даже в тех случаях, когда другие методы ле­чения не дают эффекта. Обладая иммунизирующим и десенсибилизирующим действием, аутовакцина пред­ставляет собой лучший биостимулятор по сравнению с другими иммунопрепаратами.

Антифагин представляет модифицированную вакци­ну, состоящую из веществ, освобождающихся из мик­робных тел при нагревании, в последующем профильт­рованных и консервируемых фенолом.

В настоящее время стафилококковый антифагин го­товят из 10—12 различных штаммов золотистого и бе­лого .стафилококка.

Механизм терапевтического действия антифагина связан главным образом с активацией противомикроб­ного иммунитета и прекращением бактериемии, а так­же десенсибилизацией организма к стафилококку и общим повышением защитной реакции к стафилококко­вой инфекции, проявляющейся выработкой специфиче­ских антител и резким усилением фагоцитоза. Фагоци­тарная активность лейкоцитов под влиянием антифаги­на значительно увеличивается, что не всегда наблю­дается при иммунизации анатоксином. В связи с этим наиболее целесообразно комбинированное лечение ана­токсином и антифагином, которое в эксперименталь­ных наблюдениях на животных также обеспечивает выс­шую степень нарастания антитоксинов.

Стафилококковый антифагин является фильтратом специфического растворимого стафилококкового антиге­на, освобожденного от балластных веществ.

В процессе лечения антифагином при ежедневных инъекциях вследствие сенсибилизации может наблюдать­ся усиление местной реакции. Даже при отсутствии та­ких реакций вряд ли имеет смысл ежедневно вводить антифагин, так как в результате частых инъекций препарата фаза возбуждения может смениться фазой тор­можения.

Быстрота терапевтического эффекта зависит от не­прерывного воздействия на воспалительный процесс. Однако для обеспечения этого непрерывного раздраже­ния достаточно ввести антифагин один раз в 5 дней. В связи с этим антифагин лучше вводить один раз в 5 дней в дозе 0,5—1,0—2,0 мл (курс — 3—4 инъекции). Лучшим является подкожное введение. Место инъекции каждый раз следует менять, что способствует вовлече­нию в процессе иммунизации большего числа рецепто­ров.

Стафилококковый антифагин обладает свойствами специфического стафилококкового аллергена. Это про­является способностью его при подкожном введении об­условливать временное обострение воспалительного процесса в очагах специфической инъекции.

Антифагин не только оказывает терапевтический эф­фект при стафилококковых поражениях, но и может предохранять от рецидивов заболевания. У леченных антифагином редко наблюдаются рецидивы стафилок­кокковых заболеваний, в то время как у не получавших его рецидивы и различные осложнения (отиты, пневмо­нии, сепсис) отмечаются довольно часто.

Антифагин может служить не только лечебным, но и профилактическим средством (особенно у детей и ос­лабленных больных).

Бактериофаг, открытый в 1917 г., представляет со­бой специфический фильтрующийся агент, вызывающий разрушение и в конечном счете лизис микробов.

В настоящее время бактериофаг привлекает к себе вес больше внимания клиницистов, особенно в связи с тем, что у стафилококков с приобретенной резистент­ностью к антибиотикам может резко повышаться чувст­вительность именно к стафилофагу.

Бактериофаг — биологический препарат, не оказы­вающий вредного действия на организм. Одна из важ­ных положительных сторон фаготерапии заключается в том, что бактериофаг предупреждает развитие дисбак­териоза, который, как отмечалось выше, довольно часто наблюдается в последние годы и имеет большое значе­ние в патогенезе стафилококковых заболеваний.

Известно, что стафилококковый бактериофаг доволь­но широко и успешно применялся в годы Великой Отечественной войны. Однако в послевоенные годы его ис­пользование несколько уменьшилось в связи с откры­тием антибиотиков. Отсутствие эффекта в лечении ин­фицированных ран антибиотиками побудило многих хи­рургов вновь обратиться к испытанному средству — бактериофагу.

Особенно хороший эффект оказывает при лечении ран аутобактериофаг, а также полибактериофаг — пре­парат, приготовленный из различных штаммов. Следу­ет отметить, что после очищения ран от стафилококков может наблюдаться их инфицирование другими микро­бами (стафилококк другого штамма, протей, кишечная палочка, синегнойная палочка). Поэтому при тяжелых осложнениях целесообразно одновременно применять поливалентный стафилококковый бактериофаг в комп­лексе с синегнойным, кишечным и протейным фагом. Бактериофаг можно вводить внутримышечно и подкож­но, что особенно показано при сепсисе.

Суточная доза его не должна превышать 40 мл. Пре­парат следует вводить не более 7 дней в связи с тем, что в организме может образоваться антибактериофаг.

Назначение бактериофага оказывало нередко эф­фект у больных, которым до этого безрезультатно про­водилось лечение всевозможными средствами и кото­рые находились в крайне тяжелом состоянии. Улучше­ние наблюдалось уже в первые дни применения препа­рата. Бактериофаг, подавляя действие микробов, созда­вал условия для мобилизации потенциальных сил мак­роорганизма. Активизации иммунореактивных свойств способствовали также дополнительные средства имму­нотерапии (например, анатоксин, вакцина и т. п.).

При лечении бактериофагом неблагоприятных побоч­ных действий и каких-либо серьезных осложнений обыч­но не наблюдается.

Гипериммунная антистафилококковая плазма. У де­тей раннего возраста и у взрослых с резким снижением защитных свойств организма активная иммунотерапия (анатоксин, вакцина или антифагил) не всегда эффек­тивна. Вот почему в подобных случаях применяется пассивная иммунотерапия — введение готовых антител.

Наблюдения показали высокую эффективность плаз­мы, полученной от иммунизированных стафилококко­вым анатоксином доноров. Следует подчеркнуть, что к лечению плазмой прибегают при крайне тяжелом состоянии больных, когда другое лечение не оказывало эффекта; плазму вводят большинству больных по жиз­ненным показаниям.

В случаях, когда другое лечение неэффективно и нет возможности применить плазму от иммунизирован­ных доноров, мы внутримышечно вводим тяжелоболь­ным детям кровь от иммунизированных стафилококко­вым анатоксином матерей. Однако взятие у матерей крови ранее 10 дней после первой инъекции анатокси­на не оправдано в связи с недостаточно высоким тит­ром антитоксина в крови. Неблагоприятных побочных явлений при введении плазмы от иммунизированных стафилококковым анатоксином доноров, а также крови от матерей, привитых этим препаратом, не наблюда­лось.

Гамма-глобулин в настоящее время довольно широ­ко применяется в лечении и профилактике многих ви­русных и кокковых заболеваний.

В связи с тем, что в СССР проводятся массовые прививки беременных стафилококковым анатоксином, обычный гамма-глобулин содержит в довольно значи­тельных количествах противостафилококковые антите­ла. Среднее количество антитоксина в гамма-глобули­не может достигать 12 АЕ.

Приготовленный из сывороток гамма-глобулин пред­охранял от гибели зараженных стафилококком живот­ных от 39,1 до 67,8% при полной гибели животных в контрольной группе. Помимо ретроплацентарной и пла­центарной крови, высокое содержание стафилококково­го антитоксина обнаружено и в околоплодных водах женщин, которые во время беременности подвергались повторной иммунизации анатоксином.

Следовательно, в настоящее время в связи с про­ведением массовых прививок беременных стафилокок­ковым анатоксином обычный гамма-глобулин, как пра­вило, содержит противостафилококковые антитела и мо­жет быть рекомендован как один из компонентов комп­лексной терапии больных стафилококковыми инфекция­ми (особенно при значительном снижении защитных свойств организма, а также у детей раннего возраста). Мы применяли гамма-глобулин у больных с разнооб­разными формами стафилококковых примесей сепсис, токсическая диспепсия, пневмония, энтероколит и др. По нашим наблюдениям, этот метод лечения оказывает благоприятное влияние на течение болезни и способ­ствует более быстрому выздоровлению.

Однако следует указать, что у некоторых больных, у которых был получен терапевтический эффект и на­ступило видимое улучшение после применения гамма-глобулина, через 2—3 недели отмечались рецидивы за­болеваний, причем иногда с новой локализацией процес­са. Это свидетельствует о том, что введение гамма-гло­булина требует сочетания со средствами, повышающи­ми активный иммунитет (анатоксин, антифагин, вак­цина).