5 лет назад
Нету коментариев

Орлец — метаморфическая горная порода, состоя­щая в основном из розового родонита (кремнистый марганец). Кроме того, в породе присутствуют ярко-розовый родохрозит (углекислый марганец), волокни­стый, светлый, розовато-бурый бустамит (силикат мар­ганца и кальция) и темно-бурый спессартин (марган­цевый гранат). Орлец — совершенно однородная по структуре, очень плотная порода, хорошо полируется. Твердость от 4 до 7. При выветривании переходит в черные марганцевые окислы.

Из современных учебников петрографии

Орлец, или роговой камень.., обыкновенно серой с разными оттенками, как от дымчатой из зелена, из желта, из синя и из красна серой; также из желта бе­лой, мясной и красно-бурой, весьма редко бывает он оливкового и чистого зеленого цвета… Алой (роговой) камень, прекрасную политуру принимающий, просве­чивающий, с черными марганцевыми дендритами…

Красной марганец. По исследованию Г. Рупрехта, содержит во сте частях 35,15 частей марганца, 55,06 кремнистой земли, 7,04 железа, 1,56 глины и 0,78 воды; кремнистая земля кажется здесь примешенною меха­нически, ибо через промывание отделяется… Сюда же отчасти принадлежит и вышеописанной алой орлец, найденной близ деревни Шабраха в 25 верстах от Екатеринбурга.

Севергин В. Первые основания минера­логии. СПб., 1798, кн, I, с. 386

Прежде чем приступить к непосредственному описа­нию орлеца, обратимся к его истории. Имеются сведения, что орлец был открыт на Урале и начал применяться как поделочный материал в середине XVIII в. (В 1765 г. из него были изготовлены два обелиска, украшавшие вести­бюль Эрмитажа и позднее переделанные в канделябры.) Однако распознать природу камня удалось не сразу, по­скольку составляющий его марганец как элемент был от­крыт немцами К. Шееле и Ю. Ганом немного позже, в 1774 г., а свое название получил только через 10 лет.Остается лишь удивляться, как много было сделано в из­учении марганцевых минералов за два с небольшим де­сятилетия, т. е. к тому времени, когда об орлеце писал В. Севергин. Ссылаясь паплотность и структуру, ученый совершенно справедливо отнес «алой орлец» из Шабров (название села в цитате искажено) к метаморфическим породам — роговикам. Кроме того, Севергин уже знал, что «алой орлец» является «красным марганцем». Состав кремнистого марганца — родонита — определен Рупрех­том довольно хорошо (по современным данным, 54,1% окиси марганца и 45,9% окиси кремния). Севергин отме­чает, что Рупрехт имел сильно загрязненный материал.

Следует сделать оговорку и относительно характера описания орлеца. Обычно ставят знак равенства между орлецом и родонитом. Это, конечно, неправильно. Родо­нит — один из главных минералов орлеца, но далеко не единственный, Кроме минерального состава, на облик и декоративные качества поделочного камня влияет струк­тура, а она у мономинерального агрегата и у горной по­роды резко различна.

В моей коллекции есть кусочек уральского орлеца. Особую прелесть придает ему неповторимый узор в ро­зово-красных и бурых тонах. Его можно сравнить с хо­рошо раскрашенной географической картой. По краям и в центре проходят вытянутые светло-розовые «хребты». Изучение кусочка под микроскопом показало, что это именно родонит. В центре одного из «хребтов» светло-бурое пятно — так на картах изображаются скалы, здесь же это волокна бурого бустамита. Вокруг «хребтов» участки и потоки густой ярко-розовой окраски; они просве­чивают, а местами почти прозрачны. Пожалуй, эти уча­стки составляют главную красоту образца. Под микро­скопом удается обнаружить, что это в основном родохро­зит, иначе, марганцевый шпат — углекислый марганец. Удивительно интересный минерал: при одинаковом соста­ве он может иметь самые разные цвета, а порой и быть совершенно бесцветным.

Надо сказать, что марганцевые минералы очень труд­ны для определения. Мне довелось побывать на Чиатурском месторождении марганца. Здесь руды и подстилаю­щие их известняки оказались прорванными жилами моло­дого базальта. Остатки вулкана можно наблюдать выше, на плато, по поверхности которого разлился лавовый по­ток (местами марганец добывается из-под лавы). Там, где лава пересекает рудный пласт, он цементирован карбона­том, кое-где образующим в руде минеральные жилки. Этот карбонат явно отложился из вод, прогретых лавой. Орудуя найденным неподалеку горняцким обушком, мне удалось добыть много прекрасных образцов с очень эф­фектными белыми, чуть-чуть розоватыми, кристалли­ками. Сначала я думал, что собралманганокальцит, т. е. кальцит с небольшим количеством окрашивающего его марганца, но когда изучил эти образцы, то был удивлен — белые кристаллы почти не содержали кальция, это был типичный марганцевый шпат. Часть этих находок еще и сейчас хранится в Минералогическом музее АН СССР.

Но вернемся к рассказу об орлеце. Причина ярко-ро­зовой окраски родохрозита еще не совсем ясна, и, надо думать, она во многом зависит от структурных нарушений положения марганца в кристаллической решетке. В одном из углов рассматриваемого кусочка орлеца имеется не­большое, а в другом довольно крупное, более или менее округлое темно-бурое пятно. Это скопления мелких кристаллов марганцевого граната — спессартина. Гранат, встречающийся в орлеце, не очень богат марганцем, мно­го в нем кремния и железа. Спессартин типичен для метаморфизованных марганцевых руд. Надо сказать, что марганцевый гранат, хотя и создает разнообразие рисун­ка, но в общем он не очень красив. Рядом с бурым пят­ном на описываемом участке располагается белое. Это уже кусочек кварцита, украшающий розовый камень.

Еще одна характерная особенность. Сбоку орлец пе­ресекается черной ветвящейся жилкой марганцевых окис­лов. И хотя она образовалась за счет трещинки в камне, во не ослабляет его и хорошо полируется. Если черных жилок много, орлец приобретает несколько траурный об­лик. Черные жилки — явный результат выветривания.

В Малое Сидельниково я впервые попал в 1941 г., когда ехал изучать огнеупорные глины. Орлецовая копь в те годы представляла собой довольно большую широ­кую яму, в которую легко можно было спуститься. На обочине лежало несколько десятков более или менее ок­руглых черных глыб добытого орлеца. Выглядели они не очень эффектно, и лишь только в тех местах, где кирка горняка зацепила глыбу, черная корка была сбита и проявилось светлое нутро. Дно копи покрывала черная мягкая глиноподобная порода. Внешне она очень пори­стая, похожа на марганцевые водные окислы типа мине­рала вада. В яме оказалось несколько небольших глыб, таких же черных, как те, что лежали на обочине. Внут­ри орлец был розовый, от внешней черной корочки про­ходили тонкие мелкие черные жилки. Связь их с внеш­ней черной массой, выполняющей глину, несомненна.

На Среднем Урале очень широко распространена древ­няя (нижнеюрская) мощная кора выветривания. Когда более древние породы попадали на дневную поверх­ность, они окислялись и переходили в минералы, наибо­лее устойчивые на дневной поверхности, где обильны во­да, кислород и господствуют низкие температуры и дав­ления.

Для марганца такими минералами являются его сво­бодные водные окислы. Выше отмечалось, что в родо­ните содержится около 55% окиси марганца, в других минералах и того меньше, При выносе всех остальных окислов и при присоединении воды к остающимся окис­лам марганца можно рассчитывать, что вместо орлеца образуются продукты выветривания, имеющие пористость около 30%. Наверху эта пористость будет выше, а на нижней границе (в районе села Малое Сидельниково со­хранились только самые низы выветривания) она будет именно такой. Наибольшее изменение породы претерпе­вают вдоль трещин, а «межтрещинные» участки сохра­няются в виде реликтовых блоков орлеца. Чем ниже опустится разработка орлеца, тем меньше в нем будет черных жилок, а на больших глубинах их, очевидно, вооб­ще нет.

Орлец специфически уральский камень; родонит как минерал встречается чаще, но промышленной его добычи как поделочного камня нигде, кроме Урала, нет.

Очень интересное исследование по месторождениям поделочного родонита выполнил в 1975 г. геолог С. П. Стоялов. Согласно его сводке, родонит образуется двумя путями. С одной стороны, он встречается как про­дукт кристаллизации из гидротермальных (горячих вод­ных) растворов, с другой — при метаморфизме марганец-содержащих осадков. В сущности говоря, кристаллизация родонита при метаморфизме осадков тоже идет под дей­ствием термальных вод. Однако роль горячей воды в ре­гионально-метаморфических и в гидротермальных место­рождениях резко различна. При образовании родонита в гидротермальных месторождениях горячие воды, перено­сящие растворимые вещества, двигаются вдоль трещин, постепенно охлаждаются и отлагают растворимые вещест­ва именно по путям своего движения.

Совершенно иная картина наблюдается при метамор­физме. В этом случае прогрета вся метаморфизуемая толща, и если в породе есть неустойчивые минералы, то они растворяются в небольших количествах воды, а из этих растворов кристаллизуется устойчивый минерал. По физико-химическим законам его растворяется меньше, чем неустойчивого. Поэтому, находясь около неустойчи­вого минерала, вода насыщается полностью за его счет, но, подойдя к устойчивому, она оказывается пересыщен­ной веществом устойчивого минерала. Он начинает расти за счет раствора, последний при этом обедняется раство­римым веществом и, подходя вновь к неустойчивому ми­нералу, может его вновь растворить. Подобным образом циркулируя между неустойчивым, растворяющимся минералом и устойчивым, растущим, очень небольшое ко­личество воды может полностью перекристаллизовать большую метаморфизуемую толщу. При этом переноса вещества на сколько-нибудь значительные расстояния нет, и поэтому сохраняются первоначальные формы ме­таморфизуемой породы.

Марганцевые минералы в большинстве случаев отла­гаются в водоемах в виде пластов достаточно большой протяженности. В уже упомянутом, явно осадочном, Чиатурскомместорождении марганцевые руды представлены в западной части окисными рудами, а в восточной — кар­бонатными. С ними везде ассоциируют слои кремнистых пород, отчасти это песчанистые породы, но непосредст­венно с пластами марганцевых руд ассоциирует пласт, слагаемый остатками кремнистых губок. При метаморфиз­ме этих пород, очевидно, следует ожидать образования пластовых метаморфизованных карбонатных и силикат­ных руд. Среди метаморфизованных марганцевых место­рождений особенно известны индийские, причем встреча­ются многие очень редкие разности, в состав которых вхо­дят и родонит, и марганцевые гранаты. Однако эти камня совершенно недекоративны и не используются как поде­лочные.

В Советском Союзе имеется довольно много месторож­дений метаморфизованных марганцевых руд. Обычно они находятся в толще древних пород. Еще в 40-х годах об­зор этих месторождений был сделан известным исследова­телем марганцевых руд акад. А. Г. Бетехтиным, но до сих пор большинство не изучено.

Что же собой представляет Малосидельниковское месторождение? Располагается оно у села того же наз­вания, рядом с упомянутыми В. Севергиным Шабрами. Состав орлеца и структура породы говорят о том, что это метаморфизованный пласт марганцевой руды. Это имел в виду и акад. А. Е. Ферсман, когда писал о вероятных огромных запасах месторождения. К сожалению, по­следующие исследования показали, что ресурсы Шабров-ского месторождения очень невелики. Тела орлеца пред­ставляют собой относительно небольшие линзы, залегаю­щие среди серицито-кварцевых сланцев и кварцитов. Это открытие поставило геологов в тупик. Каково же тогда происхождение месторождения? Ряд специалистов даже предположили, чтошабровские орлецы и алтын-топкан­ские родониты следует рассматривать как гидротермальные и тогда малые запасы месторождения будут понят­ны. Но состав этому резко противоречил.

Родонит в Алтын-Топкане мономинерален, он образует выделения трех типов. Наиболее ранний слагает основную массу линзообразных скарновых тел. Этот родонит может быть сплошным мелкозернистым или лучистым. Как пред­полагают, сплошной замещает мрамор, а лучистый — более ранний пироксеновый скарн. Следующий тип — хорошо образованные розовые кристаллы, приуроченные к кварцевым и кварц-кальцитовым прожилкам. Самый поздний родонит образует мономинеральные жилки в сплошных разностях первого типа. Как поделочный ка­мень может использоваться только сплошной родонит первого типа. Однако, несмотря на довольно красивый розовый цвет, он выглядит много хуже, чем уральский орлец. Алтын-топканскийродонит белесый, он лишен очень эффектного рисунка и черных жилок, придающих уральскому орлецу неповторимую прелесть.

Доказательством первоначально осадочного происхож­дения орлеца еще может быть его постоянная приурочен­ность к кварцитовым породам. Кроме того, исследования­ми последних лет было установлено, что все орлецовые проявления одного и того же возраста — они относятся к отложениям силурийской эпохи (примерно 400—420 млн. лет назад).

Попытаемся объяснить эти противоречия. Видимо, причина здесь лежит в тех подвижках, которые марган­цевый пласт претерпел после своего рождения, а частич­но и после главного этапа изменения. Формирование Уральской горной системы сопровождалось исключитель­но интенсивными растяжениями и сжатиями и складко­образованием, сюда же внедрялись гранитная магма и очень пластичные ультрабазитовые тела. Центральную часть Урала в районе Свердловска можно уподобить слое­ному пирогу, неоднократно складывавшемуся и раскаты­вавшемуся. Один марганценосный пласт здесь неодно­кратно разрывался и перемещался в разные места. Кро­ме того, орлец был менее пластичен, чем вмещающие кварциты, поэтому его обрывки (как говорят геологи, «будины») были растащены довольно далеко один от другого или, наоборот, собраны гармошкой.

В сущности говоря, если это был пласт, то он должен был обладать большой протяженностью, и сейчас можно смело надеяться найти и другие его обрывки. По рассказам уральских геологов, кажется, уже намечены места, где весьма вероятно нахождение других обрывков этого пласта.

Орлец, как говорилось, исконно русский камень. Вы­сокохудожественные изделия из него изготовлялись в на­чале и середине XIX в.

Искусствовед, историк камнерезного дела Б. П. Пав­ловский сообщает, что в 1858 г. в Шабрах был добыт необыкновенной величины монолит розового орлеца ве­сом более 100 пудов. На Екатеринбургской гранильной фабрике из него была сделана ваза. Высота ее 85 см, большой диаметр 185 см, малый —133 см, вес чаши 125 пудов (2 т), а с ножкой, сделанной из другого ку­ска,— примерно 135 пудов (2,16 т). Рисунок на ней вы­полнил акад. Шурунов. Чашу делали 10 лет. Ваза эта сейчас находится в Эрмитаже. Большие трудности для работы представляло, как пишет Павловский, то, что «ка­мень этот, имеющий природные черноватые прослойки, назначенные на рисунке глыбы, не может обрабатываться по состоянию отсечкой, хотя ускоряющую работу, но могущую раздробить камень по прослойкам».

В 1877 г. здесь же был найден еще больший блок весом до 3000 пудов (48 т).

Из орлеца изготовлено множество прекрасных изде­лий. В частности, в Минералогическом музее АН СССР имеется прекрасная декоративная орлецовая ваза около метра высотой. В Петропавловском соборе, в Ленинграде, сохранился царский саркофаг, сделанный из одного моно­лита орлеца весом 680 пудов (10,8 т).

Из современных работ следует особо упомянуть колон­ны станции Маяковская московского метро, отделан­ные орлецом. Камень идет главным образом на мелкие ювелирные изделия, пепельницы и т. д. Орлец и близкие к нему камни являются замечательным материалом, да­же маленькая вставка из орлеца может оживить сложную композицию.