4 года назад
Нету коментариев

Исторические хроники последнего тысячелетия оста­вили нам свидетельства о четырех вспышках необыкно­венно ярких «звезд», сейчас интерпретируемых как вспышки Сверхновых. Первая вспышка произошла в 1006 г. Мы знаем об этом из арабских хроник Ибн Аль Тира и Баргебрауса, а также из хроники швейцарского монаха Эпидануса. Вторая вспышка произошла в 1054 г. и зарегистрирована в китайских хрониках (ев­ропейские летописи не оставили свидетельств об этой вспышке, и лишь недавно удалось установить, что Сверхновую наблюдали и на Ближнем Востоке). «Звез­да-гостья» (так называли Сверхновую в летописях) бы­ла настолько яркой, что ее видели днем. Следующая «звезда-гостья» появилась лишь несколько веков спу­стя — в 1572 г. В Европе в то время уже стала бурно развиваться астрономия, хотя и не вступившая в те­лескопическую эру. В частности, действовала прекрас­ная обсерватория Тихо де Браге, который оставил под­робные наблюдения развития вспышки от ночи к ночи (сейчас эта Сверхновая 1572 г. известна как Сверхно­вая Тихо). В 1604 г. вспышку Сверхновой наблюдал Кеплер.

С тех пор почти 400 лет никто на Земле не видел феномена Сверхновой. Косвенным образом (об этом пойдет речь ниже) удалось доказать, что была еще од­на вспышка Сверхновой — около 1667 г., но она оста­лась незамеченной, поскольку между Землей и местом вспышки расположены газопылевые туманности, силь­но поглощающие свет. Пять вспышек за 1000 лет это немного — вспышка Сверхновой настолько редкое яв­ление, что вряд ли кто-нибудь из живущих сейчас на Земле может надеяться стать очевидцем этого феноме­на (бывают, впрочем, редкие удачи: Кеплер видел вспышки Сверхновых дважды!).

Как же исследовать вспышки Сверхновых, если они случаются так редко?

Известно множество других галактик различного типа, в том числе и спиральные галактики, похожие на нашу. В этих удаленных галактиках также должны вспыхивать сверхновые (для отличия от аналогичных объектов в нашей Галактике новые и сверхновые, наб­людаемые в других галактиках, обозначаются со строч­ной буквы). Впервые вспышка сверхновой в другой га­лактике наблюдалась в 1885 г.— в ближайшей к нам спиральной галактике М31, известной как Туманность Андромеды. В максимуме блеска S Андромеды имела яркость около 5,5т (разница на 5 звездных величин, т. е. 5т, отвечает изменению блеска звезды в 100 раз; блеск самого яркого объекта на небе, Солнца, состав­ляет —26,7т , а самой яркой звезды, Сириуса, —1,6т). Наблюдать ее можно было даже в небольшой бинокль. То, что эта вспышка относилась к необыкновенно яр­ким, сомнений не вызывало (точнее, не вызывало сомне­ний у тех астрономов, которые считали Туманность Андромеды иной галактикой, а не близкой газовой ту­манностью; надежно это было доказано лишь 40 лет спустя). Яркость S Андромеды почти сравнялась с яр­костью всей галактики М31. Сейчас мы знаем, что в галактике М31 более 100 миллиардов звезд, и, следова­тельно, сверхновая в течение нескольких суток свети­ла как десятки миллиардов звезд.

К началу 30-х годов XX в. различные наблюдатели зафиксировали уже около 20 вспышек сверхновых в дру­гих галактиках. Однако это был случайный материал, поиск не был систематическим; кроме того, каждый ряд наблюдений был далеко не полон. Требовались система­тические тщательные исследования вспышек, что пред­ставляло собой сложную задачу — ведь никто не мог заранее сказать, в какой именно галактике следует ожидать в ближайшее время вспышку сверхновой. В 30-х годах был начат систематический обзор галактик с целью выявления вспышек — патруль сверхновых. На широкоугольной камере Шмидта регулярно фотографировались галактики в избранных площадках неба об­щей площадью около 3 тыс. кв. градусов. На этих пло­щадках находились преимущественно близкие и относи­тельно яркие галактики. За три года наблюдались 12 сверхновых. Патрулирование галактик продолжается и в наши дни, ежегодно «вылавливаются» десятки вспы­шек. В поиск включились многие крупные обсервато­рии мира, и сейчас в каталогах сверхновых насчитыва­ется более 400 вспышек.

С целью патрулирования вспышек площадки на не­бе выбирают таким образом, чтобы близкие галактики наблюдались разных типов, — ведь задача заключается не только в поиске и исследовании конкретной вспышки сверхновой, но и в том, чтобы установить, в каких ти­пах галактик сверхновые вспыхивают чаще, найти за­висимость частоты и типа вспышек от массы, светимо­сти и других характеристик галактик.

Одна из главных проблем — обнаружение вспышки до того, как яркость сверхновой достигнет максимума. Развитие вспышки на ранних этапах может дать сведе­ния о том, какие именно звезды взрываются как сверх­новые, какие причины вызывают столь грандиозный фе­номен. Но несмотря на патрулирование, предмаксимальное состояние удалось пока зафиксировать лишь для считанных вспышек (обычно сверхновые обнаруживают уже после максимума, когда их яркость идет на убыль).

Конечно, сейчас обзор площадок неба ведется на значительно более высоком уровне, чем прежде. Рань­ше нужно было тратить много времени на обработку фотопластинки, просмотр ее на блинк-компараторе, и на это уходили драгоценные сутки. Сейчас в течение одной ночи могут быть просмотрены сотни галактик, причем результаты немедленно выдаются на экран дисплея. Телескоп в автоматическом режиме фотографирует га­лактики по заданной программе с экспозицией в не­сколько секунд, переходя последовательно от одной га­лактики к другой, снимки тут же проявляются и авто­матически сравниваются со стандартами — фотогра­фиями тех же галактик. Если на снимке обнаружива­ются изменения, то фотографирование производится вто­рично. Сверхновая найдена — и начинаются интенсив­ные исследования, если нет, телескоп делает снимок следующей галактики…