При образовании морфоструктуры ведущая роль принадле­жит эндогенному, а подчиненная — экзогенному факторам. Морфоскульптурные формы рельефа возникли при преобладающем влиянии экзогенного фактора, но с участием тектонических про­цессов. Экзогенные факторы, стремящиеся к выравниванию по­верхности посредством денудации и аккумуляции, активно дей­ствовали во все периоды геологической истории. Однако древние (допозднеплиоценовые) формы экзогенного рельефа не сохрани­лись. Экзогенными факторами созданы разнообразные формы мезо- и микрорельефа, которые по генезису подразделяются на: флювиальные, образованные русловыми потоками и нерусловым стоком; гравитационные; морские и лиманные (абразионные и аккумулятивные); эоловые; карстовые и суффозионные; биоген­ные. Кроме того, выделяются формы рельефа, созданные дея­тельностью человека.

Наиболее распространенные формы флювиальной морфо­скульптуры — речные долины и балки (эрозионно-аккумулятив­ные формы). Они развивались в условиях древней и современной физико-географической обстановки при сложном взаимодействии с морфоструктурой. Последнейопределено пространственное по­ложение речных долин и их консеквентная направленность. Реки восточной части области (Днестр, Барабой, Б. и М. Куяльники, Тилигул) ориентированы с северо-запада на юго-восток, а реки западной части (Алкалия, Хаджидер, Сарата, Когильник, Неру­шай, Дракуля, Алияга, Киргиж, Киргиж-Китай, Б. и М. Катлабу­хи и др.) — с севера на юг. Крупные речные долины локализова­лись в зонах глубинных и региональных разломов. Долина Ниж­него Дуная отвечает положению Галац-Тульчинского разлома Добруджи; долины Нижнего Днестра и Днестровского лимана — Нижнеднестровскому региональному разлому; долины Куяльни­ков и продолжающих их Хаджибейского и Куяльницкого лима­нов — Одесскому глубинному разлому. Долины рек, протекаю­щих в области щита (Южный Бугу Саврани и его правые притоки Савранка и Кодыма), имеют субширотную ориентацию, что со­ответствует направлению складчатости хощевато-завальевской гнейсовой серии [8, с. 110].

Тектоническая активность в зонах субширотных уступов и ло­кальных положительных структур фундамента способствовала региональным отклонениям от генеральной юго-восточной и юж­ной ориентировки и параллельности речных долин, а также раз­общению единых ложбин плиоценового консеквентного стока. В частности, вследствие поднятий в зонах Рыбницкой антикли­нали (район ст. Слободка) и уступа Котовск — Ананьев — Люба­шевка образовалось широтно вытянутое поднятие-водораздел. Он нарушил единый консеквентный сток в северной части области и тем самым благоприятствовал появлению самостоятельных рек (Тилигул, Б. и М. Куяльники). Часть консеквентных потоков бы­ла перехвачена Днестром и Южным Бугом [51, с. 96]. Верхние отрезки долин Кодымы, Белочи, Ягорлыка и ряда других рек до сих пор сохранили консеквентную направленность. В среднем и нижнем течении они ориентированы на восток или юго-запад.

На формирование долинно-балочной сети в антропогене огром­ное воздействие оказали талые ледниковые воды, стекавшие с Карпат и со стороны Полесья.

Гидрографическая сеть расчленила миоценовую и плиоцено­вую поверхности выравнивания на отдельные участки (водораз­делы), различные по конфигурации и площади. Наиболее обшир­ные остатки поверхностей выравнивания сохранились в пределах Причерноморской низменности, где густота эрозионного расчле­нения составляет 0,1—0,4 км/км2. На возвышенностях она увели­чивается до 0,6—0,8 км/км2. Максимальная густота расчлене­ния — 1,2 км/км2 характерна для правобережий рек, дренирую­щих Подольскую возвышенность.

Глубина расчленения поверхности долинно-балочной сетью также наиболее значительна в пределах возвышенностей (80— 100 м) и уменьшается в прибрежной полосе Причерноморской низменности (от 40—60 м на востоке до 10—20 м и менее на юго-западе). Характернейшей особенностью речных долин явля­ется переуглубленность их низовий по отношению к современно­му уровню Черного моря на 30—40 м. Переуглубление произошло во время последнего — валдайского оледенения, в предновоэв-ксинское время, когда уровень моря сильно снизился и современ­ный шельф был сушей [10, с. 8]. Долины рек и долинообразных балок имеют выработанный профиль равновесия — плавную кри­вую с непрерывно уменьшающимся к устью уклоном. Они отли­чаются большой шириной, корытообразным поперечным профи­лем и асимметричностью, причем у притоков Днестра она лево­бережная. Из-за колебательного характера тектонических движений глубинная эрозия неоднократно сменялась аккумуляци­ей, что привело к террасированию долин. Наибольшее количество террас (10) имеют долины Дуная и Днестра, находящиеся в не­посредственной близости к Карпатам, которые в антропогене ин­тенсивно поднимались и покрывались ледниками. У малых рек наблюдается две — три террасы (рис. 1).

Долина Кодымы...

Долина Кодымы…

В Одесской области широко представлены также чисто эро­зионные и аккумулятивные формы флювиального рельефа. Формы эрозионной морфоскульптуры подразделяются на древние (ложбины, лощины) и современные — овражные (борозды раз­мыва, размоины, водороины, промоины, овраги). Возникновение оврагов связано с действием природных и антропогенных факто­ров. К природным факторам относятся: значительная расчленен­ность поверхности древней эрозионной сетью, большая глубина вреза ее основных элементов — долин и балок и наличие у них крутых склонов, ливневый характер атмосферных осадков, по­датливость к размыву балтских песчано-глинистых пород, лессов и лессовидных делювиальных суглинков. Овражная эрозия приурочена к склонам долин и балок (береговые формы), к дни­щам балок и лощин (донные формы) и к наддолинным участкам водораздельных пространств (наддолинные или приводораздельные формы). К аккумулятивным формам флювиальной морфо­скульптуры относятся дельты Дуная, Днестра, общая дельта Ко­гильника и Сараты, конусы выноса временных водотоков и связанные с ними псевдотеррасы. Формами лиманно-морской ак­кумуляции являются пересыпи, косы, стрелки, пляжи, штормовые валы и т. д.

Среди форм гравитационной морфоскульптуры (обвалы, осы­пи и оползни) наиболее распространены оползни, развитые как на склонах речных долин и лиманов, так и на морских берегах (классические Одесские оползни). Их возникновению на склонах речных долин и балок благоприятствует глубинная эрозия, вскрывающая водоносные горизонты, а на морском побережье — волновая абразия. Оползни можно считать формами рельефа, образованными совокупной деятельностью гравитационных и эрозионных, а также абразионных и гравитационных процессов. Эоловые формы рельефа — дюны (по-местному «кучугуры»), прикустовые бугры, дефляционные котловины встречаются на по­верхности песчаных аккумулятивных форм-пересыпей и первых надпойменных террас. На плоских лессовых равнинах юга обла­сти имеются формы суффозионнойморфоскульптуры — поды, а на склонах долин — суффозионные воронки, норы и подземные каналы. В области развития понтических известняков встреча­ются формы карстовой морфоскульптуры — воронки, каналы, пе­щеры и русла подземных водотоков [27, с. 13—17]. Биогенные формы рельефа представлены валами из водорослей на берегах лиманов и моря, кочкарниковыми образованиями на поймах, но­рами и земляными валиками роющих млекопитающих. К фор­мам рельефа, созданным человеком, относятся древние валы (Траянов вал) и курганы, дорожные насыпи и выемки, искусст­венные террасы на склонах, карьеры, волноломы, траверсы и др.