8 месяцев назад
Нету коментариев

Человек современного вида характеризуется высо­кой социальной организацией. Исключительная роль в развитии социальности человека принадлежит таким фак­торам, как речь, трудовая деятельность, развитие техни­ки и искусства. Посредством речи передаются от поколе­ния к поколению накапливаемые трудовые навыки, тех­нические и прочие достижения.

Советский генетик Н. П. Дубинин совершенно справед­ливо считает, что Homo sapiens является уникальным существом. В процессе своего развития «Человек разум­ный» создал не только наследственно закрепленную про­грамму, что свойственно любым организмам, но вырабо­тал, кроме того, ненаследственную программу, а именно она-то и обусловливает прогресс человека в каждом но­вом поколении. Н. П. Дубинин называет ее «программой социального наследования».

Основоположник научной теории происхождения человека Ч. Дарвин считал, что переход от обезьян к че­ловеку был облегчен прежде всего наличием таких осо­бенностей, как высокоразвитый головной мозг и диффе­ренцированные передние и задние конечности. Прямохождение, высокое умственное развитие и общественный инстинкт сильно содействовали, по мнению Дарвина, изобретению орудий труда, способов добывания огня и появлению речи.

Классики марксизма в своих работах неоднократно указывали на огромное значение трудовой деятельности для формирования человеческого общества. К. Маркс, например, считал, что применение случайно найденных в природе предметов является зачатковой формой тру­довых процессов у первобытного человека. Впоследст­вии, осознав, что орудия как бы увеличивают физичес­кую силу и позволяют преодолевать препятствия, кото­рые нельзя одолеть невооруженными руками, человек овладел и самой высокоразвитой формой труда — он научился производить новые орудия и средства труда.

Широко известна и мысль Ф. Энгельса о том, что труд — ото «первое основное условие всей человеческой жизни, и притом в такой степени, что мы в известном смысле должны сказать: труд создал самого человека» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 486).

Давайте же проследим, насколько нам позволят современные достижения антропологии, когда появи­лись и как развивались у предков человека социальные признаки.

Самым важным отличием человека от животного является речь. Она создала необходимые предпосылки для образования человеческого рода. Как же сформи­ровался этот отличительный признак «Человека разум­ного»?

Долгое время в науке существовало мнение, что на­чальные слова у первобытного человека возникли из не­членораздельных выкриков, выражавших его различные эмоциональные состояния — испуг, страх, радость. До последнего времени разрабатывалась и «теория жестов», согласно которой сочетание звуков голоса и движения руки, указывающей на желательное действие, привело к появлению речи. Профессор В. В. Бунак — один из ос­нователей советской антропологии, специалист с миро­вым именем в области происхождения речи — отверг те­орию жестов как несостоятельную. Ход рассуждений профессора В. В. Бунака таков.

Существенные изменения в сторону социального раз­вития произошли у ранних представителей предков че­ловека в тот период, когда они перешли от древесного к наземному образу жизни. Но вначале они мало были приспособлены к жизни среди наземной растительности и животных. Свое существование эти гоминиды (то есть человекообразные) могли обеспечить лишь с помощью внешних предметов: камней, засохших сучьев, раковин, костей, которыми они защищались от зверей, убивали добычу или выкапывали съедобные корни и плоды. В дальнейшем эти предметы стали необходимыми спут­никами, своего рода новыми дополнительными органами тела, увеличивающими силу рук, дальность их действия, остроту плоских ногтей.

Широко известно между прочим, что и многих дру­гих животных, особенно антропоидных обезьян, путем отработанных на основе инстинктов упражнений можно научить пользоваться посторонними предметами. Прав­да, шимпанзе и другие обезьяны научаются пользовать­ся предметами только после долгих и утомительных проб. Это происходит потому, что, как отмечает великий физиолог И. П. Павлов, деятельность обезьян в использо­вании посторонних предметов основана на принципе «проб и ошибок». Именно поэтому достигаемый обезья­нами результат и не имеет практического значения.

На это обстоятельство указывает и В. В. Бунак, ког­да пишет, что «установившиеся в уме животного пред­ставления «действие палкой» и «удлиненная палка» су­ществуют независимо, отдельно друг от друга. Ему трудно связать их между собой, он не может одно из них за­менить другим» (В. В. Бунак. Возникновение речи. См. журнал «Курьер». Про­исхождение человека. 1972, август — сентябрь, стр.57).

Поэтому ученые считают поворотным, решающим тот момент в истории древних предков человека, когда они оказались способными воспроизводить в уме связные представления о различных предметах или действиях и их существенных отличиях. Уже с этого момента скла­дываются и необходимые предпосылки для развития в дальнейшем мыслительных и речевых способностей. «Воспроизводимые в уме представления о предметах и действиях,— пишет В. В. Бунак,— образуют подвижные связи, при которых одни элементы легко сочетаются с другими. Подвижное сочетание представлений приводит к образованию представлений об общих свойствах клас­са предметов. Воспроизводимое в уме представление, свя­зывающее разносистемные свойства, называется поня­тием» (Там же, стр. 58).

А эволюция в области абстрактного мышления, по мнению профессора, тесно связана с существенными ка­чественными изменениями в организации предков че­ловека. Он отмечает, что если передвижение на двух но­гах, перестройка кисти, стопы, головного мозга, широкое использование находимых в природе предметов было первым эволюционным шагом гоминид, выделившим их в особое положение среди приматов, то овладение поня­тиями стало первым решающим рубежом, отделившим человека от животного. Следующей ступенью развития человека явилось умение разнообразно сочетать поня­тия.

Понятие представляет собой основу умственной дея­тельности человека, оно существенно отличается от «конкретных представлений», которыми ограничивается ум­ственная деятельность животных. Объединять разносто­ронние представления в одно понятие стало возможно только на основе участия в этом мыслительном процес­се голосовых возбуждений. Связь различных представ­лений об окружающем мире осуществляется в опреде­ленных центрах коры головного мозга, в которые поступают сигналы, возбуждаемые работой голосовых органов. Очаги голосодвигательных возбуждений связаны со всеми зонами коры мозга, в частности со слуховым центром. Звуки, которые производятся голосовыми орга­нами, становятся, по мнению В. В. Бунака, «своего рода символами понятий, объединяющими представления об общих свойствах класса предметов».

«Каждому понятию соответствует особый комплекс голосовых движений. Голосовые органы способны произ­водить огромное число звуков, но смыслоразграиичи­тельной функцией (в каждом языке) обладают лишь примерно три десятка различных звуков-фонем. Сочета­ний фонем — слогов — насчитывают много сотен, а со­четаний слогов — многие тысячи. Возникавшие фонации не становились звуками речи, если за ними не закрепля­лось определенное смысловое содержание, а новые по­нятия не усваивались, если не получали определенного звукового выражения» (В. В. Бунак. Возникновение речи. См. журнал «Курьер». Происхождение человека. 1972, август — сентябрь, стр. 58).

Таким образом, по мнению В. В. Бунака, возникно­вению слов предшествовали понятия. А сами понятия формируются только при сочетании представлений в мозге с движениями органов речи.

Слова стали символами различных представлений и функцией речедвигательных органов. Многогранная и вместе с тем сложнейшая работа речевых органов, а также их связь с разнообразными представлениями явились результатом длительной эволюции гоминид.

На основании антропологических исследований В. В. Бунак пришел к выводу, что «Человек умелый» был первым из гоминид, у которых конкретные представле­ния стали подниматься до уровня понятий. Такой про­межуточный тип умственных построений называют об­щими представлениями. К промежуточному типу отно­сят также строение органов и голосовую деятельность у олдувайских гоминид. Они обладали способностью произ­водить более членораздельные звуки и сочетать их по-разному в виде слогов. Эта первоначальная форма чле­нораздельной речи получила название стадии лалий.

Лалии — это еще не речь, а лишь система звуковых сигналов, с помощью которых люди типа «Человека умелого» согласовывали свои действия. Значительно позже лалии легли в основу сочетания слогов и отдель­ных слов.

Существенные сдвиги в трудовой деятельности и раз­витии речи произошли около 200 тысяч лет назад, в пе­риод так называемой ашельской культуры (Ашельской называют культуру племен раннего палеолита, обитавших в Европе и Азии в начале ледникового периода. Название дано по местности Сент-Ашель (Франция), где были открыты первые ископаемые остатки этой культуры), когда древ­ний человек освоил более совершенную технику изго­товления каменных, костяных и деревянных орудий труда и оружия. Все это, а также уровень изобразитель­ного искусства данного периода говорят о том, что древние люди обладали уже различными представле­ниями, которые складывались в элементарные понятия. Ашельские гоминиды овладели свободным сочетанием слогов, или словами, о чем можно судить по сильному увеличению размеров черепа, некоторому уменьшению массивности и длины нижней челюсти. Это привело к тому, что корень языка опустился и отодвинул гортань, и струя выдыхаемого воздуха теперь не проходила прямо к губам, как у обезьян, а преодолевала ряд преград, конт­ролируемых корой головного мозга. Такое движение воз­духа позволяло произносить сложные звуковые соче­тания.

Первые слова у первобытных людей были немного­численны и односложны. Они обозначали, вероятней всего, окружающие предметы, животных и растения. Образование новых слов могло происходить путем уд­воения слогов, их перестановки, изменения высоты то­на отдельных звуков. Слова возникали независимо у от­дельных людей, а потом становились достоянием всего племени, так как эти слова рождались потребностями практической деятельности.

В последующие эпохи каменного века у палеоантро­пов мыслительно-речевая деятельность постепенно обо­гащалась новыми словами. Значительный ее прогресс произошел у ранних представителей людей современного вида.

У ископаемых неандертальцев этого периода про­изошли уже существенные изменения в речедвигатель­ном аппарате. Нижняя челюсть стала менее массивной по размерам, имела более заметные выступы, к которым прикреплялась хорошо развитая мускулатура, способст­вующая быстрому перемещению челюсти при произнесе­нии звуков. Передняя часть нижней челюсти на язычной стороне имела расположение участков прикрепления мускулов и форму кости такие же, как у современных людей, на губной стороне возник вследствие разрастания кости подбородочный треугольник.

Неандертальцы могли уже образовывать парные со­четания понятий и слов, то есть полностью овладели членораздельной речью. На этом этапе закончилась история формирования речи как общечеловеческого ка­чества. «В последующие эпохи,— пишет В. В. Бунак,— на основе сложившейся членораздельной речи на отдель­ных территориях возникали различные речевые систе­мы, или языки, с различной фонетикой, словарем и грамматическим строем. По историческим, археологи­ческим и лингвистическим сведениям, обособление язы­ков и возникновение языковых систем произошло в ран­неметаллическую эпоху (9—6 тысяч лет назад), а фор­мирование многих языков — в историческое время» (В. В. Бунак. Возникновение речи. См. журнал «Курьер». Про­исхождение человека. 1972, август — сентябрь, стр. 70).

На протяжении всей истории развития человека су­ществовала тесная диалектическая связь между языком и техническими навыками, которые называют «языком форм». Крупнейший специалист по искусству доистори­ческого периода — французский ученый Андре Леруа-Гуран отмечает, что еще до появления «Человека ра­зумного» существовало и подвергалось значительным изменениям первобытное искусство. Инстинктивные по­пытки эстетического самовыражения с помощью зву­ков, ритмов, телодвижений и жестов явились прообраза­ми песни, музыки, танца. На стадии неандертальца, по мнению Леруа-Гурана, к этим зачаткам художественно­го творчества добавились первые навыки резьбы, рисова­ния, ваяния. Неандертальцы уже пользовались красной охрой и, возможно, обломками кремня наносили штри­хи на кости. С древнейших времен человек прояв­ляет интерес к цвету и форме окружающих его пред­метов. Это способствовало развитию его эстетических чувств.

У неоантропа высокого уровня достигла техника из­готовления каменных и костяных орудий труда. Появи­лись такие мелкие предметы, как иглы. Высокого уровня достигло и искусство. Древние мастера заботились в первую очередь, конечно, об эффективности орудий. Но и внешний вид произведений их рук, видимо, им не был безразличен. Поэтому разнообразные ископаемые ору­дия труда и охоты, относящиеся к верхнему палеолиту, как правило, изукрашены довольно изощренной резь­бой.

В Южной Моравии сделаны находки, которые дока­зывают высокий уровень искусства древнего человека. На стоянке охотников была обнаружена мягкая пластилинообразная масса, которую древний скульптор приго­товил из золы костей, перемешав ее с глиной и маслом. Вылепленные из этой массы фигурки различных живот­ных скульптор обжигал на огне, и они становились твер­дыми, прочными. Поэтому мы и сейчас, спустя десятки тысячелетий, находим при раскопках хорошо сохранив­шиеся скульптурные произведения древних наших пред­ков.

На этой же стоянке удалось обнаружить остатки не­большого жилища длиной в пять и шириной в четыре метра. В стороне располагалось еще несколько жилищ. В центре некоторых «хижин»-шалашей были круглые углубления для очага, обмазанные глиной и со сводом, то есть очаг здесь уже представлял собой примитивную печь. Возле одной такой печи лежали обожженные скульптуры животных. Мы получили, таким образом, материальное подтверждение того, что в неолите чело­век знал гончарное дело.

«Человек разумный» перешел рубеж культурного развития около 40 тысяч лет назад. С этого периода стало развиваться изобразительное искусство, о чем сви­детельствуют росписи и рельефные изображения, относя­щиеся к доисторическим временам, которые были найде­ны на стенах пещер на территории Европы, Азии, Аф­рики. Кроме изображений на стенах пещер «художники» доисторического периода оставили многочисленные образцы резьбы на каменных глыбах, плитах, кости и рогах животных. На стрелах и копьях обычно изобра­жались фигуры животных, которые служили объектом охоты.

С помощью огня первобытный человек умел изме­нять природный цвет охры и получать краски различ­ных оттенков — от желтого до темно-красного. Из природного марганца или угля доисторические «худож­ники» изготовляли мелки черного цвета для раскрашива­ния плоских поверхностей. Наши предки умели не толь­ко наносить краски различными способами, но и созда­вать эффект объемности рисунков.

Таким образом, искусство тысячелетней давности не было примитивным, оно развивалось в диалектическом единстве с развитием технического уровня, а также культурой речи первобытного человека.