8 месяцев назад
Нету коментариев

Самым древним из найденных учеными ископаемых остатков человека современного вида является череп, об­наруженный при раскопках близ Ниа, на острове Кали­мантан. Радиоуглеродным методом установлено, что че­ловек этот жил примерно 39 тысяч лет назад.

Какие именно внешние факторы способствовали пре­вращению неандертальского человека в современного, мы еще точно не знаем. Однако есть все основания пред­полагать, что у прогрессивной группы палеоантропов произошли существенные изменения в строении тела и головного мозга. Эти изменения были подхвачены есте­ственным отбором, который медленно, но неуклонно со­вершенствовал физическое строение предков человека.

По толщине костей черепа, по рисунку его внутрен­ней полости можно судить о величине и развитости мозга. А это в свою очередь указывает на уровень физического и умственного развития существа, которому принад­лежал череп. Ученые тщательно изучили внутрен­нюю полость черепа палеоантропов и самых древних представителей Homo sapiens. Сравнение полученных данных говорит о том, что у последних произошли та­кие существенные изменения в коре головного мозга, ко­торые связаны с функциями труда и речи, с регулирова­нием поведения субъекта в коллективе. А это означает, что первые лее представители рода человеческого обла­дали такими признаками и свойствами, которые дали ему возможность стать существом общественным. Ес­тественно, что коллектив древних людей имел безуслов­ные преимущества в борьбе за существование по срав­нению с менее социально организованными группами своих предшественников палеоантропов.

Советский ученый-антрополог Я. Я. Рогинский одним из первых высказал мысль, что прогрессивные измене­ния в организации Homo sapiens осуществлялись одновре­менно с процессом совершенствования его трудовых и общественных навыков, с развитием уровня производст­ва древнего общества. А когда в результате естественно­го отбора человек современного физического строения полностью сформировался, главное значение в его даль­нейшем развитии приобрели уже социальные закономер­ности, которые вначале ослабили, а затем и совершенно исключили действие биологических законов эволюции. Поэтому физический тип Homo sapiens за десятки тысяч лет его существования в принципе не претерпел измене­ний, тогда как его производственная и общественная деятельность получила колоссальное развитие.

Между тем нашу планету в настоящее время населя­ет более чем три с половиной миллиарда человек, отли­чающихся друг от друга не только языком, на котором они говорят, и особенностями материальной и духовной культуры, но также признаками физического строения.

По цвету кожи, цвету и форме волос, строению лица (форма носа, глаз и т. п.), а также по происхождению и месту обитания современное человечество делится на от­дельные расы: европеоидная, негроидная и монголоид­ная. Кроме того, существует около тридцати промежу­точных групп. Относящихся к ним людей характеризует различное сочетание признаков, свойственных трем ос­новным расам.

Промежуточные группы образовались в результате смешения рас. Ведь люди всегда отличались подвиж­ностью: в доисторические времена их понуждали к пе­ремещению периодические резкие изменения климата и другие обстоятельства, а в исторические времена, когда человек уже не был столь беззащитен перед силами при­роды и род человеческий сильно размножился, люди пе­ремещались по планете не только в поисках лучших ус­ловий жизни, но и по влечению ума, стремившегося все узнать, все понять. Уже на нашей памяти европейцы сна­чала открыли, а потом и заселили Американский конти­нент, на котором к этому времени было свое население монголоидного типа. А еще позднее американские белые рабовладельцы массами завозили в Новый Свет афри­канских негров, чтобы сделать их своими рабами. Таким образом, в Америке оказались в теслом соседстве пред­ставители трех основных рас, а впоследствии появились мулаты и креолы — люди со смешанными признаками европеоидов, негроидов и монголоидов. Расовые признаки передаются по наследству, в чем мы, жители Советского Востока, убеждаемся постоянно. В нашей стране, где все нации равноправны, смешанные браки — явление обыч­ное, а дети от этих браков — убедительное доказательство коренного родства людей различных рас по главным че­ловеческим свойствам.

Именно потому мы говорим о реакционности всех разновидностей расизма. Эти противочеловеческие теории порождены эксплуататорским строем, при котором гос­подствующие классы экономически развитых стран, стре­мясь к обогащению, захватывали и подчиняли себе об­ширные территории на других континентах и островах. Ученые слуги капитала для оправдания неблаговидной деятельности своих хозяев — капиталистов придумали теорию о биологической неравноценности рас. Европей­ские и американские расисты, поскольку сами принадле­жат к белой расе, называют белых «высшей» расой, а всех других причисляют к «низшим». Расисты с увле­чением выдумывают «доказательства» биологической и умственной «неполноценности» монголоидов и негрои­дов, указывая на их отсталость в социальном развитии. Однако все эти «доказательства» ничего не доказывают. Социалистический путь развития, на который народы нашей страны встали более полувека тому назад, а наро­ды других освобождающихся от колониального ига стран становятся сейчас, дает убедительные факты, опро­вергающие выдумки расистов. Освобожденные народы гигантскими шагами продвигаются по пути цивилиза­ции, при этом люди, причисленные расистами к разряду «неполноценных», проявляют в постижении наук и ис­кусств, передовых способов промышленного и сельско­хозяйственного производства умственные способности ничуть не меньшие, чем те, которые расисты считают ис­ключительной привилегией белой расы.

Этот исторический факт, говорящий о несомненной равноценности всех рас в равных социальных условиях, подтверждается подлинно научными данными антропо­логии. Ведь расовые отличия, на которые так любят ссылаться расисты, не являются важнейшими, опреде­ляющими свойствами человека как биологического вида. Такими принципиальными особенностями человека явля­ются: способность передвигаться на двух ногах широким шагом, хорошо развитые кисть и стопа, крупный, сложно устроенный мозг, объемистый череп с высоким прямым лбом, отсутствие над глазницами костных вали­ков и наличие на нижней челюсти подбородочного вы­ступа, общее строение органов речи, одинаковый у всех современных людей кариотип, то есть набор хромосом (У человека независимо от расовой принадлежности он равен 46, у человекообразных обезьян — 48, у низших обезьян — от 54 до 72) в ядрах клеток.

Таким образом, современные люди по комплексу важнейших признаков представляют единый биологи­ческий вид. На основании принципиального сходства все человечество земного шара ученые относят к одному виду — Homo sapiens («Человек разумный»). Это поло­жение зафиксировано в официальном документе ЮНЕС­КО, разработанном группой экспертов из стран Азии, Америки, Африки и Европы. Собравшись в августе 1964 года в Москве, 22 крупнейших ученых единогласно приняли «Предложения по биологическим аспектам расо­вой проблемы», в первом пункте которых сказано: «Все современные люди относятся к одному виду, называемому Homo sapiens, и происходят от одного корня». Это поло­жение подтверждено и в «Декларации о расе и расовых предрассудках», составленной экспертами ЮНЕСКО в 1967 году.

Наличие же второстепенных признаков, по которым принято подразделять людей на расы, объясняется усло­виями развития предков человека.

Антропогенез осуществляется в несколько стадий. Каждая из них характеризуется определенной общнос­тью физического строения и уровнем культуры. В про­цессе развития изменялся антропологический тип чело­века — от более примитивного, близкого к своим обезь­яньим предкам, до современного вида.

Появлению наиболее ранних предков «Человека ра­зумного» предшествовала стадия древнейших и древних людей. К древнейшим людям относятся разные формы вида Homo erectus («Человека выпрямленного»). Древ­ние люди, обобщенно называемые палеоантропами, отно­сятся к виду Homo neandertalensis («Человека неандер­тальского»). Палеоантропы и ранние представители Homo sapiens существовали одновременно в различных местах, на удаленных и довольно близких террито­риях.

В настоящее время существуют различные мнения о генетических отношениях между группами палеоантро­пов и Homo sapiens. Иными словами, все ли группы па­леоантропов могут рассматриваться в качестве предков современного человека?

Несколько столетий ученые обсуждают проблему, где возник человеческий род и была ли одна «колыбель» у всего человечества или разные расы произошли в разных областях земного шара. Около 30 лет назад воз­никли и сформировались две теории: полицентрическая, основанная на предположении, что формирование челове­ка современного вида шло одновременно в нескольких местах, и моноцентрическая, сторонники которой утвер­ждают, что человек сформировался в каком-то одном месте.

Моноцентристы (зарубежные ученые Валлуа и Оливье, Оукли, а также большинство советских антрополо­гов — Бунак, Нестурх, Рогинский, Акимов и некоторые другие) считают, что севременный человек — неоантроп произошел от одной группы палеоантропов.

Полицентристы (Вейденрейх, Дебец, Алексеев и ряд других) считают, что каждая раса ведет свое нача­ло от своего собственного палеоантропа и даже от своего особого питекантропа и приобрела черты современного человека независимо от других рас. Впервые эту точку зрения высказал и открыл дискуссию с моноцентристами немецкий антрополог Ф. Вейденрейх в 1938 году. В за­щиту полицентризма он ссылался на факты сходства по ряду признаков между современными монголами и си-натропом. Но его доводы оказались неосновательными, так как указанное им сходство касается лишь самых по­верхностных признаков (например, лопатообразная фор­ма резцов и т. п.). Приводится и такой довод: мол, если бы Homo sapiens возник в одной области, то, очевидно, он расселился бы по всей Земле и вытеснил отовсюду ко­ренных обитателей разных областей — палеоантропов. Но археология не располагает данными, говорящими о завоевательной деятельности древнего человека. Наобо­рот, мустьерские и позднепалеолитические общества об­наруживают четко выраженную оседлость, замкнутость и сильную устойчивость своих технических традиций.

В пользу моноцентристской теории говорит факт сходства всех рас, что и дало основание объединить лю­дей всего земного шара в один вид — Homo sapiens. Но этим проблема не решается, она гораздо сложнее, чем может показаться с первого взгляда. Не наведет ли на сомнение то обстоятельство, что между многими иско­паемыми предками человека и современными расами в одних и тех же географических областях отмечаются су­щественные различия? Так, например, нет сходства меж­ду родезийским палеоантропом и населяющими ныне эту территорию неграми и бушменами. Нет сходства также между нгандонгскими палеоантропами и совре­менными коренными жителями Австралии. Классические черты неандертальцев Западной Европы (в частности, широкий плоский нос) совершенно не перешли к современ­ной расе. И наоборот: остатки людей позднекаменного века, обнаруженные в самых отдаленных местах, оказа­лись сильно похожими друг на друга по многим призна­кам. Так, скелет на стоянке Сунгирь во Владимирской области очень сходен со скелетом из Верхнего грота в селении Чжоукоудянь под Пекином, а западноевропей­ские кроманьонцы во многом близки по своему строению как к человеку из пещеры Чжоукоудянь, так и к друго­му позднепалеолитическому человеку из Китая — Люц­зянскому.

И все-таки эти (и многие другие), казалось бы, проти­воречивые археологические данные при внимательном их рассмотрении убеждают в том, что человек современ­ного вида появился в пределах именно одного центра или, правильнее сказать, обширного района. По мнению известного советского антрополога Я. Я. Рогинского, та­ким широким центром происхождения Homo sapiens яв­ляется Передняя, частично Средняя и Южная Азия, а также Северо-Восточная Африка. В этой же зоне происхо­дило смешение различных групп прогрессивных палеоант­ропов, что обогащало наследственную природу популя­ций и формировало их по пути к человеку современного вида. Возникший здесь древний «Человек разумный» не имел ярко выраженных признаков какой-либо одной современной расы. Он носил черты собирательного типа, в нем признаки современных рас сочетались в различ­ных отношениях. И только по мере расселения челове­ческих групп и их оседания на определенных территори­ях у древних «сапиенсов» возникали наследственные изменения второстепенных признаков и свойств в организме, которые складывались в определенный расо­вый тип.

Этим и объясняется, что у современных людей раз­ных рас все важнейшие, принципиальные черты биоло­гического вида Homo sapiens едины, и именно на этом основании мы с уверенностью заявляем, что человечест­во в генетическом отношении едино.