3 года назад
Нету коментариев

Уже одного взгляда на ясное ночное небо достаточ­но, чтобы заметить, что звезды на нем распределены не­равномерно. В безлунную ночь выделяется прежде все­го полоса Млечного Пути. Еще Галилей обнаружил, что она состоит из бесчисленного множества звезд. Когда мы рассматриваем Млечный Путь, луч зрения пронизы­вает огромную толщу нашей Галактики примерно вдоль ее плоскости симметрии, поэтому видимая звездная плотность здесь особенно высока. И в полосе Млечного Пути, и вне ее встречаются двойные и кратные звезды, а также более богатые группировки звезд — звездные скопления.

Некоторые звездные скопления известны с древней­ших времен. Прежде всего это относится к близким ско­плениям, занимающим большую площадь неба и обри­совывающим значительную часть конфигурации какого-либо созвездия (таких скоплений немного, и надо пом­нить, что узор большинства созвездий создается звезда­ми, расположенными на самых разных расстояниях от нас и не связанными друг с другом). Так, практически у всех народов было выделено созвездие, которое мы называем Большой Медведицей. Из семи ярких звезд ковша Большой Медведицы пять движутся в простран­стве по очень близким траекториям. Их считают основ­ными членами движущегося звездного скопления, т. е. скопления, выделяемого на небе по совпадающему на­правлению движения составляющих его звезд. Конечно, в древности звезды считали «неподвижными», и об общ­ности движения пяти звезд ковша Большой Медведицы узнали сравнительно недавно.

Волосы Вероники — созвездие не столь древнее, как созвездие Большой Медведицы. Но и его выделили на небе очень давно, еще в античные времена. Романтическая история о том, как созвездие было названо в честь прически красавицы Вероники, вошла и в художествен­ную литературу (см., например, известный роман Л. Фейхтвангера «Сыновья»). Нас же сейчас интере­сует другой аспект этой истории: в созвездии нет ярких звезд, и оно выделено благодаря россыпи различимых глазом звездочек, относимой сейчас к рассеянным звезд­ным скоплениям.

Издревле известно еще несколько рассеянных звезд­ных скоплений — Плеяды (Стожары) и Гиады в со­звездии Тельца, Ясли в созвездии Рака, двойное скопле­ние h их Персея. Все они хорошо различимы невоору­женным глазом как туманные пятна, а первые два при остром зрении наблюдателя — как группы звезд на ту­манном фоне. Их первооткрыватели не известны, но об этих скоплениях упоминается во многих древних источ­никах, например в «Альмагесте» Птолемея. Птолемей упоминает и некоторые другие, менее приметные груп­пировки звезд, которые сейчас относят к звездным ско­плениям. В средние века и в эпоху Возрождения нашли еще несколько «туманных пятен». Среди них были Ту­манность Андромеды, Большое и Малое Магеллановы Облака — как мы знаем сегодня, объекты совсем не такой природы, как звездные скопления. Но разобрать­ся с природой «туманных пятен», в которых глаз не раз­личает отдельных звезд, удалось не сразу.

Г. Галилею в начале XVII в. удалось в телескоп раз­делить на звезды не только некоторые участки Млечно­го Пути, но и многие «туманные пятна». На этом осно­вании он ошибочно заключил, что все «туманные пятна» являются звездными скоплениями.

Первый туманный объект, который в настоящее вре­мя причисляют к шаровым звездным скоплениям, от­крыл в 1665 г. в созвездии Стрельца немецкий астроном А. Иль. В чем разница между шаровыми и рассеянными скоплениями, мы обсудим чуть позже.

Конечно, после появления телескопа число известных туманностей и звездных скоплений стало возрастать на­много быстрее. К середине XVIII в. их было известно уже без малого 60. Особенно большой вклад в открытие таких небесных образований в этот период внес Н. Лакайль во время астрономической экспедиции Парижской Академии наук на мысе Доброй Надежды, которую он возглавлял.

В 1781 г. знаменитый французский «ловец комет» Ш. Мессье, раздосадованный тем, что на небе то там, то здесь попадаются туманные пятнышки, которые легко принять за кометы, составил и опубликовал каталог та­ких «туманных помех». Этот каталог 103 самых ярких на небе незвездных объектов, доступных наблюдениям на умеренных широтах Северного полушария, исполь­зуется и сегодня. Широко известно, что помехой № 1 для поисков комет Мессье счел Крабовидную Туман­ность (первый объект каталога Мессье сейчас принято обозначать M1). Намного реже вспоминают о том, что номера со второго по пятый в «списке помех» Мессье были отданы шаровым звездным скоплениям (М 2— М 5). Всего среди 103 объектов каталога Мессье 56 звездных скоплений, из них 28 шаровых. Сам Мессье был первооткрывателем 26 звездных скоплений и 13 ту­манностей различной природы, а его помощник П. Ме­шэн — первооткрыватель 7 звездных скоплений и 21 ту­манности. Те объекты, которые Ш. Мессье и П. Мешэн включили в каталог, не будучи их первооткрывателями, они либо открыли независимо, либо отыскали на небе и составили описание их внешнего вида.

В 20-е годы XIX в., по-видимому, впервые были об­наружены звездные скопления, принадлежащие по ны­нешней терминологии к другим галактикам (Магелла­новым Облакам). Это сделал Дж. Данлоп.

Звездные скопления давно стали подразделять на шаровые и рассеянные. Впервые выделил шаровые ско­пления как особый класс объектов в начале XIX в. ве­ликий английский астроном В. Гершель, заметивший, что в шаровых скоплениях в отличие от скоплений менее правильной формы наблюдения в большой телескоп об­наруживают очень много слабых звезд. В. Гершель ука­зал также, что скопления неправильной формы (рассе­янные скопления), как правило, находятся на небе внут­ри полосы Млечного Пути или вблизи нее, а шаровых скоплений немало и в других областях неба. Дж. Гер­шель, сын В. Гершеля, обнаружил, что шаровые скопления очень сильно концентрируются в некоторой выде­ленной области Южного полушария (современная аст­рономия отождествляет ее с направлением на центр Га­лактики), где в круге радиусом всего 18° находится око­ло 30 шаровых скоплений.

Несмотря на то что, как мы видели, уже В. Гершель обратил внимание на некоторые особенности звездного состава шаровых скоплений, при классификации скопле­ний на шаровые и рассеянные вначале, и это было есте­ственно, прежде всего опирались на внешний вид ско­плений. Очень богатые звездами, круглые, симметрич­ные скопления, звезды которых очень сильно сконцен­трированы к центру, относили к шаровым. В типичных рассеянных скоплениях меньше звезд, ниже степень концентрации, они выглядят менее симметричными. Ин­тересно, что Ш. Мессье в своем каталоге описывает только одно шаровое скопление, М 4, как объект, со­стоящий из звезд, а все остальные — как туманности; все рассеянные скопления описаны им как объекты, со­стоящие из звезд.

Американский астроном С. Бейли в 1908 г. включил шаровые скопления в единую систему классификации туманностей и скоплений. В этой классификации шаро­вые скопления попали в одну категорию с «белыми ту­манностями» (спиральными и эллиптическими галакти­ками), но внутри данной категории они были выделены в особый подкласс.

В начале нынешнего столетия выдающийся амери­канский астроном X. Шепли окончательно установил, что между типичными шаровыми и рассеянными скопле­ниями есть важные различия в том, из каких звезд они состоят. Различия были признаны столь существенными, что сейчас звездное скопление в нашей Галактике клас­сифицируют как шаровое или рассеянное только на ос­новании звездного состава, без учета внешнего вида. Ко­нечно, большинство шаровых скоплений все-таки вы­глядит как красивые звездные шары, но есть шаровые скопления, которые весьма бедны звездами и имеют сла­бую концентрацию звезд к центру. Характерные особен­ности звездного состава шаровых скоплений Галактики обсуждаются в следующем разделе.

Самые крупные шаровые скопления содержат при­мерно около миллиона звезд, но бывают и скопления, в которых звезд в несколько сот раз меньше. Это как раз те шаровые скопления, которые по внешнему виду легко спутать с рассеянными.

В применении к другим галактикам использование термина «шаровое скопление» или «рассеянное скопле­ние» нуждается в определенных оговорках. Звездный состав типичных (по внешнему виду) шаровых скопле­ний в некоторых этих случаях сходен со звездным соста­вом шаровых, а в других — со звездным составом рас­сеянных скоплений нашей Галактики. Об этом пойдет речь в одном из последних разделов брошюры.