2 года назад
Нету коментариев

Все, что попадает в воздух, рано или поздно возвра­щается на землю, чтобы принять участие в природ­ных процессах, происходящих в почве и воде.

Барри Коммонер. Замыкающийся круг

В нашей стране в течение одного только года в воз­дух выбрасывается 143 миллиона тонн загрязняющих веществ. Используя атмосферу в качестве своеобраз­ной свалки, мы непроизвольно оказываем влияние на погоду и условия поступления солнечной радиации.

Дж, Л. Милер, Хаос и охрана природы

 

Нe надо быть экспертом, чтобы понять, загрязнен ли воздух. В некоторых районах частички смога всту­пают в соединение с глазной жидкостью и образуют слабый раствор серной кислоты, вызывающей сильное раздражение глаз. Концентрации некоторых окислов в воздухе иногда настолько велики, что это приводит к порче женских нейлоновых чулок. Смог разрушает даже гранит, за несколько десятилетий уничтожая древ­ние письмена, тысячелетиями сопротивлявшиеся воз­действию пустыни и солнцу Ближнего Востока. Лос-анджелесский смог уничтожает сосны в горах Сан-Бернардино, расположенных далеко к востоку от города; к 1970 году погибло около 40% общего числа деревьев.

Наиболее загрязнен воздух в центральных районах городов. В кварталах, населенных беднотой, концентра­ция окиси углерода на 30% выше, чем в районах, где живет более богатая часть населения. Современные очи­стные системы позволяют улавливать большинство вред­ных выбросов. Однако это стоит денег и, следовательно, вызывает сопротивление как промышленников, так и городских властей.

В то же время па отделку резиденции губернатора и зданий палаты представителей и сената во Флориде в 1970 году было истрачено больше средств, чем на нужды агентства штата по контролю за загрязнением воздуха и воды.

В Джэксонвилле принадлежащая городским властям электростанция интенсивно загрязняет воздух выбро­сами серы. 80% двуокиси серы, поступающей в воздух Джэксонвилля, приходится на долю объектов, которые находятся в ведении муниципалитета. Между тем го­родские власти мечут громы и молнии в адрес частных компаний, загрязняющих атмосферу, забывая при этом о своей собственной ответственности. Власти Нью-Йор­ка чаще других нарушают правила охраны чистоты воздуха, которые сами же и устанавливают. Виной то­му городские предприятия по сжиганию мусора.

Как правило, прибыли в металлургической промыш­ленности получают держатели акций, живущие вдали от промышленных районов. Так, владельцы сталепла­вильных предприятий в Бирмингеме (штат Алабама) живут па севере Соединенных Штатов и не заботятся о чистоте воздуха в городе.

Местные же органы контроля за загрязнением воз­духа находятся под сильным влиянием предпринима­телей. Правда, это влияние не носит характера подкупа и основано на стремлении добиться процветания мест­ной промышленности. И все же, поскольку атмосфер­ные условия ухудшаются, а дымная нелепа продолжает заслонять солнце, органы местного управления начина­ют действовать. В авангарде находятся власти Аризо­ны, Иллинойса, Мэриленда, Мичигана, Невады, Ныо-Джерси и Орегона.

Более серьезную угрозу представляет загрязнение воздуха выхлопными газами автомобильных и авиаци­онных моторов. Сейчас уже существует федеральный закон, предоставляющий широкие возможности для осу­ществления контроля за загрязнением. В соответствии с законом о чистом воздухе, принятым в 1970 году, выбросы окиси углерода и углеводородов двигателями легковых автомобилей должны быть сокращены к 1975 году по крайней мере на 90% по сравнению с до­пустимым уровнем 1970 года, а выбросы окислов азота должны сократиться не меньше чем на 90% по срав­нению с нормами 1971 года. Однако новый закон дает возможность оттянуть на год введение этих стандартов для новых автомашин.

Главная сложность состоит в том, успеют ли за это время осуществить соответствующие усовершенствова­ния двигателя внутреннего сгорания. Имеются и другие пути, однако эксперты отрицают возможность замены двигателя внутреннего сгорания принципиально новым механизмом к 1975 году.

Закон 1970 года предоставляет федеральному пра­вительству право контроля за соблюдением стандартов выбросов вредных веществ новыми автомобилями, а властям штатов — аналогичные права в отношении по­держанных автомашин. По определению федерального правительства «подержанным автомобилем» считается машина, бывшая в употреблении более 5 лет или про­шедшая 50 тыс. миль. Но стандарты отдельных штатов могут быть более или менее жесткими.

В целях обеспечения соблюдения федеральных стан­дартов по выбросам вредных веществ в воздушную среду установленных новым законом, Агентству по охране окружающей среды (ЕРА) предоставлено право контроля за соответствием двигателей предусмотренным ха­рактеристикам уже па сборочном конвейере; в случае какого-либо несоответствия разрешение на их произ­водство может быть аннулировано.

Завод изготовитель гарантирует покупателю соот­ветствие автомашины стандартам ЕРА в течение 5 лет или на 50 тыс. миль пробега. В случае обнаружения, дефектов до истечения срока гарантии ремонт произво­дится за счет фирмы. Однако правило об обязательном предоставлении такой гарантии вступит в силу только тогда, когда ЕРА разработает надежную систему кон­троля за соответствием выброса вредных веществ авто­мобильными двигателями установленным нормам. Сроки ввода в действие такой системы контроля со сто­роны ЕРА, однако, не были установлены конгрессом.

Закон 1970 года регламентирует все виды загрязне­ния воздуха, а не только выбросы автомобильного тран­спорта. В сферу действия закона входят также выбро­сы в атмосферу промышленных и муниципальных пред­приятий.

Закон 1970 года устанавливает федеральные стан­дарты (первичные и вторичные) качества воздуха для отдельных районов, которые могут не совпадать с гра­ницами штатов. Цель первичных районных стандартов заключается в «охране общественного здоровья», вто­ричных — в «охране общественного благосостояния». Понятие «средняя» норма загрязнения воздуха для оп­ределенной территории означает, таким образом, что в отдельных местах допускается и более сильное загряз­нение воздуха.

Власти штатов обязаны в течение 9 месяцев пред­ставить на рассмотрение планы мероприятий по выпол­нению первичных и вторичных стандартов. Планы по обеспечению первичных стандартов должны быть вы­полнены за три года, однако по просьбе губернатора штату может быть предоставлена отсрочка еще на два года. Планы претворения в жизнь вторичных стандар­тов должны быть рассчитаны «на разумный период вре­мени», но могут быть продлены еще на 18 месяцев.

В то время как федеральный план предусматривает средние районные стандарты, соответствующие планы штатов будут определять нормы выбросов для каждого источника загрязнения в отдельности. Власти штатов будут устанавливать стандарты для существующих предприятий, находящихся под контролем федеральных властей. Если же фабрика еще не вступила в строй, губернатор штата может просить для нее отсрочки на год.

При строительстве новых предприятий должны со­блюдаться федеральные стандарты выбросов, которые вступают в силу через 90 дней со дня пуска предприя­тия или же с отсрочкой «до двух лет». Президент мо­жет предоставить дополнительную отсрочку еще на два года, затем еще на два и так до бесконечности. За ис­ключением новых автомобилей, добавок к топливу и самолетов, власти штата осуществляют полный конт­роль над загрязнением воздуха при условии, что стан­дарты штатов будут «не менее жесткими», чем феде­ральные.

В апреле 1971 года ЕРА обнародовало националь­ные районные стандарты качества воздуха по содержа­нию таких веществ, как окислы серы, твердые частицы, окись углерода, фотохимические оксиданты, углеводо­роды и двуокись азота, а в августе 1971 года — прави­ла, регулирующие соотношение федеральных стандар­тов со стандартами штатов. Хотя установление полного контроля за загрязнением воздуха намечено на 1975 год, вряд ли эта цель будет достигнута. Нажим монополий на ЕРА был столь силен, что привел к отказу от од­ного из главных принципов — обязанности предприни­мателей использовать все имеющиеся в их распоряже­нии технические средства для контроля за загрязне­нием воздуха. Таким образом, рубежи сражения за чи­стый воздух перемещаются с федерального уровня на уровни отдельных штатов. По крайней мере теорети­чески власти штатов вправе устанавливать более жест­кий контроль за загрязнением воздуха, чем федераль­ные органы.

В начале 1972 года в двух штатах — Монтане и Аризоне — были введены более жесткие регламентации по выбросу загрязняющих веществ, чем соответствую­щие стандарты ЕРА. Это вызвало сильное недовольство медеплавильных компаний, главных виновников загряз­нения воздуха, которые потребовали их пересмотра или утверждения преимущественного действия федеральных стандартов. В связи с этим Бен Уэйк, ответственный за контроль за загрязнением воздуха в Монтане, заявил, что если будут применяться федеральные стандарты, то «грязь покроет всю страну». Медеплавильные компа­нии Аризоны грозят закрыть свои предприятия, если в штате не будут приняты более мягкие стандарты. Пресса, как правило, поддерживает предпринимателей, а опросы общественного мнения свидетельствуют, что широкие слои населения выступают против загрязне­ния воздуха. Когда книга была уже в печати, стало известно, что отдел здравоохранения Аризоны предста­вил на рассмотрение законодательного органа штата проект ослабления контроля за выбросами загрязняющих веществ в воздушную среду. Если медеплавильные компании выиграют этот раунд и добьются смягче­ния существующих регламентации, возникает вопрос: не придется ли ЕРА устанавливать более жесткие стан­дарты?

Несмотря на то что стоимость мероприятий по пре­дотвращению загрязнения воздуха промышленными предприятиями обычно выражается миллиардными сум­мами, подсчитано, например, что проведение таких ме­роприятий на электростанциях повысило бы сумму ежемесячного счета за электричество не более чем на 10%.

По-видимому, предприниматели будут стремиться в такие штаты, как Западная Виргиния, где почти отсут­ствует контроль за загрязнением воздуха и откуда вредные примеси переносятся воздушными потоками в соседние штаты. Так, в 1971 году фермеры Мэри­ленда, специализирующиеся на выращивании новогод­них елок, заявили протест в связи с тем, что выбросы электростанций Западной Виргинии наносят ущерб их хозяйствам.

Положения закона 1970 года кажутся жесткими лишь на первый взгляд. При тщательном анализе ста­новится очевидным несовершенство этого закона, предо­ставляющего немало возможностей хотя бы временно уклоняться от соблюдения стандартов качества возду­ха. Текст его составлен таким образом, чтобы прежде всего удовлетворить представителей истэблишмента.

Хотя власти Калифорнии обладают полномочиями устанавливать контроль за выбросами находящихся в эксплуатации автомобилей, этот самый задымленный штат тщетно ожидал введения эффективного федераль­ного контроля, так как на его пути стояли препятствия политического и технического характера. Таким обра­зом, главным виновникам загрязнения воздуха — авто­мобильным, а также авиационным концернам — пока удается избежать ответственности.

Не загрязняющий среду двигатель для сверхзвуко­вых воздушных лайнеров уже разработай, с автомо­бильными двигателями дело обстоит пока не столь ус­пешно. И снова все упирается в политические и эко­номические соображения: существуют опасения, что увеличение налогов па новые автомобили приведет к неблагоприятным экономическим последствиям. Поли­тическое давление со стороны нефтяных концернов бы­ло столь сильным, что сделало невозможной конкурен­цию паровых машин и электромобилей с автомашина­ми на жидком топливе. Нажим монополий направлен на сохранение статус-кво. Подробно об этом говорится в докладе Надера «Исчезающий воздух».

Однако японская фирма «Хонда», по-видимому, уже разработала не загрязняющий воздушную среду ротор­ный двигатель на бутане, пропане или метане. Этот двигатель называют революционным, решающим про­блему загрязнения воздуха без использования громозд­кого и дорогостоящего оборудования.

В то время как книга находилась в печати, продол­жалась кампания за ослабление стандартов выброса окислов азота, которые слишком сложно контролиро­вать и которые, по-видимому, представляют наиболь­шую опасность для молодых растений и здоровья чело­века. Лоббистская пропаганда утверждает, что новые ограничения увеличат цены на автомобили по крайней мере на 775 долларов; очевидно также, что жесткий контроль за загрязнением воздуха повлечет увеличение расходов по эксплуатации автомашин и усложнит уп­равление ими. Отсюда ясно, что новый тип двигателя необходимо создать как можно быстрее. Магнаты Дет­ройта, кажется, забывают, что самое важное — чистый воздух, а уже затем — расходы покупателей автомобилей и в последнюю очередь — прибыли автомобильных концернов и нефтяных компаний.

Конгрессмен Реусс недавно заявил, что федераль­ная программа борьбы с загрязнением воздуха демон­стрирует свою несостоятельность уже в течение 13 лет. В настоящее время в Фоур-Корнерз (Фрутленд, штат Нью-Мексико, где сходятся границы штатов Колорадо, Аризона, Юта и Нью-Мексико), Сан-Хуане (штат Нью-Мексико, близ границы Аризоны и Колорадо), Навахо (штат Аризона, у границы со штатом Юта), Мохаве (штат Калифорния, неподалеку от границы со штатом Аризона) и в штате Юта близ Кайпаровитц и Хантингтонского каньона действуют и строятся тепловые элект­ростанции на угле, которые будут снабжать электро­энергией Лос-Анджелес и другие крупные города. Уп­равление энергосистемой Фоур-Корнерз осуществляет Западное объединение по энергоснабжению и электро­передаче (WEST), объединяющее около 20 разроз­ненных частных и государственных энергетических объектов.

К счастью, эти электростанции находятся вдали от крупных городов, однако работают они на низкосорт­ном дешевом угле, при сжигании которого выбрасыва­ется большое количество сажи, двуокиси серы в окиси азота. Администрация электростанций не проявляет ин­тереса к установке оборудования для контроля выбро­сов этих веществ, поскольку это стоит денег. Таким образом, по завершении строительства комплекса электростанции они будут загрязнять окружающую среду на обширной территории, включающей 6 националь­ных парков, 28 памятников природы, в том числе Боль­шой каньон, озера Мид и Пауэлл, а также историче­ские территории индейских племен.

Одна из этих электростанций выбрасывает в атмо­сферу больше твердых частиц, чем предприятия Нью-Йорка и Лос-Анджелеса вместе взятые. Загрязнение достигает даже Альбукерке, находящегося от нее в 150 милях. Когда вступят в строй все 10 или 20 плани­руемых электростанций, неповторимое голубое небо на­шего Юго-Запада будет постоянно затянуто дымовой завесой.

Сенатор от штата Нью-Мексико Джозеф Монтойя заявил по этому поводу: «Мы в Нью-Мексико гордимся нашим необычайно чистым воздухом. И мы не хотим стать экономической колонией какого-либо другого штата».

На электростанции в Мохаве сжигается 10 тонн уг­ля в минуту, или 5 млн. тонн в год. Ей ежеминутно необходимо 2—4 тыс. галлонов воды, которую через скважины глубиной до 2 тыс. футов выкачивают из подземных источников, питающих реки Навахо и Хопи. Смесь угля и воды поступает на станцию по подземному 19-дюймовому трубопроводу длиной 274 мили. Этот образец достижений современ­ной технологии и инженерного искусства беспощадно опустошает запасы воды в и без того засушливом райо­не.

Водные ресурсы будут исчерпаны до капли. В ре­зультате добычи ископаемых открытым способом стра­на кактусов и перекати-поля превратится в каменистую пустыню. Здесь наши прапраправнуки увидят нагляд­ный пример полного уничтожения природы.

Каким же будет загрязнение окружающей среды, коим мы будем платить за этот новый источник энер­гии? Не слишком ли высока цепа так называемых «пот­ребностей», на удовлетворение которых мы расточи­тельно расходуем электроэнергию?

За загрязнение окружающей среды, вызванное соз­данием Юго-западной энергосистемы, ответственны три федеральных агентства: Бюро по делам индейцев, раз­решающее аренду индейских территорий, Бюро по зем­лепользованию, поставляющее уголь электростанциям, и Федеральное бюро мелиорации, в компетенцию кото­рого входят следующие обязанности:

1) управление гидроэлектростанциями, конкурирую­щими с тепловыми;

2) снабжение тепловых электростанций WEST во­дой для охлаждения;

3) заключение контрактов на поставку воды отдель­ным членам WEST, которые оговаривают себе пра­во оборудования электростанций трубами для выброса загрязнений в атмосферу;

4) оно является крупнейшим (одна четвертая часть) потребителем электроэнергии, вырабатываемой теплоэлектростанцией в Навахо;

5) в то же время бюро ответственно за проведение мероприятий по улучшению качества вод, охране рыб и дикой природы, развитию рекреации.

Вероятно, весьма затруднительно выполнять столь противоречивые функции. Но для бюро, как и для лю­бого организма, характерно стремление выжить любой ценой. Простейший же путь к этому заключается в непрерывном сочинительстве всевозможных проектов. Не правда ли, достаточно наглядная иллюстрация к закону Паркинсона.

Таким образом, три федеральных агентства яв­ляются создателями проекта, которому суждено пре­вратить чистый, искрящийся воздух нашего Юго-Запада в смрадный смог.