6 лет назад
Нету коментариев

Из тундры приходят товары, которые дает оленеводство. Получаются шкуры молодых оленей, пыжиков и неплюев, которые идут на меха. Часть этих шкур употребляется на выделку платья в тундре, но много тысяч шкур вывозится и в южную Сибирь, и в Москву. Шкуры взрослых оленей переделываются на замшу. Небольшие замшевые заводы есть на низовой Печоре. Там занимаются замшевым делом зыряне. Перерабатывают на замшу тысяч сто шкур в год. Вывозят из тундры в небольшом количестве также оленье мясо. Используют также шерсть оленей которую снимают при обработке шкур, — ее перед войной вывозили за границу. Из рогов и копыт оленей зыряне варят клей.
Число оленей, которые находятся в тундре, определить трудно. Учета стад там, понятно, нет, так как даже число людей в отдаленных местностях в точности неизвестно. Нужно думать, что во всех наших тундрах оленей не более полутора миллиона голов. Число это очень мало, если вспомнить протяжение тундры. Площадь пастбищ там очень велика. По всему вероятию на всех пастбищах тундры можно прокормить и пять миллионов оленей, если не больше.
Понятно, что при увеличении числа оленей и доход от оленеводства государству будет больше. Для развития же скотоводства нужно, чтобы больше в тундре жило людей, лучше были пути сообщения и снабжение населения припасами и всем необходимым. Нужно также вести борьбу против падежа оленей.
В южной полосе тундры можно держать и рогатый скот. Кое-где в русских селах, у зырян и якутов, его и держат, но мало. Мало еще устроена там торговля, нет сбыта масла, не умеют делать сыр, нет кооперативов, которые помогают вести сбыт.
В устья рек, которые низовьями своими протекают через тундру, входит из моря множество рыбы. Достаточно рыбы местами также и в малых реках и в озерах. Для себя северяне везде рыбу ловят и запасают. Но далеко не из всех местностей можно вывозить рыбу в другие местности и в города. Вывозят ее из Канинской тундры, с рек Мезени и Печоры. Вывозят на пароходах, а частью гужом, на оленях, с низовьев Оби, Енисея и Лены. С Оби порядочно рыбы идет на уральские заводы. Но даже и на этих больших реках, в низовьях, не хватает рабочих рук. Много мест, удобных для лова, не использовано. Ловят в устьях Оби в лето всего только 3.200.000 килограммов (200.000 пуд.), а можно было бы ловить гораздо больше. И технику заготовки там недостаточно хорошо знают, солят рыбу грязно и плохо. Из дальних же местностей и с меньших рек, по которым нет пароходства, вовсе нельзя вывозить товар. Нет путей и транспорта. Везде нужны знания и работа, чтобы можно было развить хозяйство в этих далеких краях.
Не вполне правильно идет в тундре и добыча пушного зверя. Больше всего там ловят песца. Нередко его ловят и летом. У летних песцов шкурка плохая, продается рубля по два. Зверя таким образом переводят зря. А всякого пушного зверя нужно беречь и ловить только в пору, чтобы стоимость его была полная. Ценные меха вывозит государство за границу, и на деньги, полученные от вывоза, привозятся и фабричные машины, и земледельческие орудия. Поэтому неумелое использование запасов пушного зверя для всех невыгодно. Но в далеких, глухих местностях очень трудно уследить за тем, исполняется ли закон. Люди сами должны понимать вред нерасчетливого промысла.

016
Чтобы возможно было полнее использовать запасы тундры, необходимо прежде всего улучшение путей сообщения. Очень трудно жить в таких местах, куда нет подвоза и откуда нет вывоза. Чтобы улучшить положение транспорта, давно уже стараются развить судоходство по Ледовитому морю. Сперва из Архангельска пароходы ходили только до Мезени, потом стали ходить в устье Печоры. Лет пятьдесят тому назад стали пробовать плавать на пароходах до устьев Оби и Енисея. Сначала было трудно. Те части моря, которыми приходилось плавать, знали мало. Плаванию мешали также льды. Но мало-по-малу люди всему выучились. Перед войной на морском пути из Архангельска в Обь и Енисей поставлены были станции беспроволочного телеграфа. Теперь они извещают пароходы о положении льдов на море. Плаванье поэтому сильно облегчилось. Теперь пароходы в устья Оби и Енисея ходят каждый год. Из Сибири увозят хлеб, лес, шерсть и иной сырой товар. А привозят машины, мануфактуру и иные товары, нужные для Сибири. Это очень важно для торговли, так как перевозка товаров по железной дороге стоит гораздо дороже, чем по воде.
Правда, плавать по Ледовитому морю у сибирских берегов можно только в конце лета (в августе и в сентябре), когда пловучих льдов меньше. Но если пароходы будут ходить правильно, так же, как они ходят по Белому морю, то и людям в тундре, по берегам моря, легче будет селиться. Подвоз будет правильный и свои товары жители смогут отправлять. Тогда будет расчет и рыбы ловить гораздо больше и оленя разводить. Потому и стараются всячески развить морской путь в Сибирь.
Приплывают к северным берегам Сибири, как мы уже говорили, и с другой стороны, — из Великого или Тихого океана. Из Владивостока ходят пароходы по океану на север, мимо Камчатки до Берингова пролива, который отделяет Сибирь от Америки. Через пролив пароходы проходят в Ледовитое море и доходят до устья реки Колымы. Таким путем и в эти отдаленные части тундры и северного побережья удается морем завозить товары. Только на середине сибирского берега, к рекам Лене и Хатанге, морского плавания еще нет.

017
Советская власть усиленно развивает воздушные пути сообщения. Передвижение по воздуху облегчит сношения с отдаленными местами тундры.
Хотя по воздуху больших тяжестей еще не перевозят, но почту и легкие товары перевозить уже можно. Да и различные осмотры путей, рек и морских берегов, определение того, как стоит и движется лед на море, легко производить с аэропланов. Все такие исследования необходимы для того, чтобы выбирать удобные места для хозяйства, устраивать пути сообщения и транспорт.
В тундре есть горные места, а в горах часто бывают полезные ископаемые — уголь, железо, золото и другие. Очень многие места наших тундр еще не разведаны.
Но чтобы искать в тундре полезные ископаемые и их доставать из земли, чтобы разводить большие стада оленей и ловить много рыбы, нужны человеческие руки. Нужно, чтобы больше людей было в тундре, чтобы не было в ней так пусто.
В настоящее время в Москве при Союзном ЦИКе (Центральном Исполнительном Комитете Съезда Советов СССР) работает Комитет помощи народам Севера. Комитетом этим уже намечено устройство на Севере особых пунктов (баз) для научного изучения жизни туземцев, развития у них промыслов и постановки медицинской и ветеринарной помощи. Вместе с развитием прибрежного морского судоходства и воздушных сообщений условия жизни в тундре должны улучшиться. Население будет там гуще, и тундра будет давать государству больше продуктов, чем дает теперь.