3 years назад
Нету коментариев

Каждый водопад неповторим: и великий, и малый. Любой природный каскад имеет только ему свой­ственную конфигурацию, свою тонкую расцветку, чувствует которую каждый, но «схватить» может только опытный художник. Наконец, водопады имеют свой «голос» — от неж­ного журчания до громоподобных раскатов. Одни водопа­ды — как узкая полоса серебряной или белой ткани («Холсти­на»); другие — как яркий галстук или газовая косынка (Птышские); третьи — как тончайшее кружево вологодских кудесниц (Шакинский в Армении, Стеклянуха в Приморском крае); четвертые — как сказочная пагода (Миомбе в Африке); конфигурация пятых вообще непередаваема.

Академик И. П. Бородин завещал нам проникновенную мысль: «Сокровища природы — это такие же уникумы, как картины, например, Рафаэля: уничтожить их легко, воссоз­дать невозможно». Вопросы охраны природы вообще и рек в особенности обсуждаются советской (и международной) об­щественностью довольно остро. Всемирная стратегия охраны природы, принятая Международным союзом охраны природы и природных ресурсов (МСОП) в 1978 г. в Ашхабаде, предупреждает: вода — обычная пресная вода — в опасности!

Тысячи, десятки тысяч предприятий тяжелой и легкой индустрии загрязняют реки и водоемы сточными водами. На Западе в погоне за прибылью отравители разгулялись вовсю. Многочисленные «комитеты», управляющие их же делами, не заинтересованы в охране народного здоровья. Что происхо­дит с оз. Эри, упоминалось выше. В США реки целых штатов отравлены ртутными соединениями, и даже установлены щиты: «Пить нельзя — смертельно!» В. М. Песков и Б. Г. Стрельников проехали летом 15 тыс. км по Соединен­ным Штатам и не видели ни одного купающегося. В свое время всю страну облетела печальная шутка сенатора Роберта Кеннеди о воде р. Гудзон, протекающей через крупнейший город США и мира — Нью-Йорк: «Если упадешь в эту воду, то сначала растворишься, а потом уже утонешь». Воды когда-то прозрачной Темзы, в которой ловился лосось, ныне уподобились жидкой саже. История с отравлением вод Рейна нервно-паралитическим газом общеизвестна. Десять лет назад воды Рейна несли около 8,5 т ртути, 1 тыс. т мышьяка, 200 т кадмия, и нет никаких данных, что положе­ние в последующие годы улучшилось. Рейн (в переводе — «чистый») стали называть «сточной канавой Западной Евро­пы», опуститься в которую рискуют только водолазы в специальных костюмах. Тревога общественности ФРГ за состояние окружающей среды и решимость бороться за ее чистоту вылились в создание в марте 1980 г. партии «зеле­ных», получивших на выборах в бундестаг в 1983 г. около 3 млн. голосов избирателей. В такой, казалось бы, «чистой» стране, как Финляндия, обладательнице 60 тыс. озер с чуть ли не дистиллированной водой, появились предупредительные надписи: «Купаться запрещено».

Теперь уже трудно удивить кого-либо сообщением, что в США и Нидерландах широкое распространение получила торговля… обыкновенной водой в бутылках. На покупку питьевой воды американцы тратят 700 млн. долл. ежегодно. Вода из австрийских ледников доставляется в ФРГ и продается в двухлитровых бумажных пакетах. Почти полови­на американских граждан пьют воду, однажды прошедшую через канализацию. На Кубе питьевую воду называют «слад­кой», а в гостиницах таблички: «Экономьте сладкую воду».

Ежегодный сброс сточных вод достиг ныне 440 км . 23 мая 1972 г. в Москве было подписано соглашение между СССР и США о сотрудничестве в области охраны окружа­ющей среды. Соглашением предусматривается сотрудниче­ство двух великих держав в изучении воздействия загрязне­ний на окружающую человека среду и разработке основ регулирования влияния человеческой деятельности на при­роду, а также мер по предотвращению загрязнения воздуха, вод и почвы.

Нефть — коварная фея, богатство и яд современной цивилизации! Один литр нефти уничтожает все живое в 400 л воды. Один литр нефти может исключить из питьевого баланса 1 млн. л воды — предупреждает ученый Ганс Штуббе из ГДР. Землянин, глядя на карту мира и зная, что суша на земле (по площади) занимает 21%, океаны и моря — 79%, привык думать, что воды «много».

На международном симпозиуме по мировому водному ба­лансу, состоявшемся в Англии в 1970 г., запасы воды на зем­ном шаре были исчислены в 1 454 327 тыс. км3. Трудами со­ветских гидрологов, выполненными в рамках Международно­го гидрологического десятилетия и опубликованными в 1974 г., общие запасы воды были определены в 1 385 984 610 км3. На первый взгляд астрономические цифры. Но это только на первый взгляд. Ныне каждый грамотный житель планеты должен знать и твердо помнить, что вода пресная, пригодная для питья, составляет от этого количества всего 3,5%, причем 77% ее сосредоточено в виде льда в труднодоступ­ных малонаселенных или ненаселенных районах (62% — в ледниках Антарктиды). Суммарные единовременные запасы воды в руслах рек мира оцениваются всего в 2120 км3, или 0,00015% общих запасов. Как видно, отнюдь не много! Призвав на помощь простую арифметику и воображение, можно легко представить себе, что вся «живая» вода планеты поместится в «ванну» длиной всего в 21 км, шириной —10 и высотой также 10 км (21x10x10=2100).

В развитых странах промышленность взваливает на воду чудовищную нагрузку: если для производства одной тонны хлопчатобумажной ткани раньше требовалось 260 т воды, то для выработки одной тонны капрона требуется уже 5600 т чистейшей влаги. Никакой сенсации за рубежом не вызывают сообщения о том, что вода, например, в Миссисипи ниже г. Сент-Луиса (город Тома Сойера и Гекльберри Финна!) ядовита. Даже в разбавленной в отношении 1/10 воде рыба гибла через десять минут, а в 1/100 о — через сутки. Запреще­ны пикники на берегах этого района, ибо несколько капель такой воды, попавших на лицо или губы, могут вызвать тиф, колит, гепатит или даже заболевание крови (За рубежом, 1972, № 11).

Наша партия и правительство принимают колоссальные меры к предотвращению загрязнения окружающей среды, к переводу промышленности на безотходное производство и замкнутые циклы водопотребления. Однако успокаиваться рано. Объем сточных вод в СССР еще достаточно велик. Из числа владельцев личных автомашин и тех, кто еще только мечтает их приобрести, мало кто знает, что очисткой дна Москвы-реки было установлено, что один из главных компо­нентов загрязнения — не только нефтепродукты, но и резино­вая пыль от протекторов бесчисленного множества автома­шин. Факт, во многом неожиданный для ученых.

Наука должна быть постоянным «возмутителем спокой­ствия», показывая, где, на каких участках наметились застой и отставание. Человек не может, не имеет права забывать того, что он сам состоит на 75% из воды! При этом в клетках головного мозга ее примерно 85% (в жировой ткани наполови­ну меньше). За месяц мы выпиваем воды столько, сколько весим сами.

До войны в «Пионерской правде» печаталась научно-фантастическая повесть об изобретении горючего для авто­мобиля из… воды. В наши дни фантазия превращается в действительность. Теперь с помощью специального порошка ученые научились разлагать воду на водород и кислород, и мечта о бездымном автомобиле продвинулась вперед. До серийного производства, конечно, далеко, но за этим мето­дом будущее.

Вопрос об охране водопадов — неотъемлемая часть об­щей борьбы за природу, чистоту гидросферы. Водопады, как выдающиеся объекты туризма, во многих местах избираются центрами национальных парков и заповедников. Пока прева­лирует воззрение на них в первую очередь как на источники дешевой гидроэлектроэнергии. Однако в ходе научно-технической революции найдены и еще могут быть открыты новые виды энергии и энергетики. По мере нашего продвиже­ния к коммунизму сохранению природных ландшафтов и их элементов, в том числе водопадов, будет уделяться все более пристальное внимание. Эстетический фактор их будет возрастать и если не превысит экономические и утилитарные соображения, то во всяком случае как-то уравновесит их, и будет найдено какое-то разумное их сочетание.

Избитая, измолоченная вода — зубьями, винтами моторов, воротами шлюзов, лопастями сверхмощных турбин — основа сущего — не устала ли она? Есть же термин в науке «усталость металла». Люди заставили устать воду — фундамент жизни. Задумываемся ли мы, на что посягаем?

Восьмидесятые годы ООН объявила Десятилетием Чистой Воды. Водопады — не только «поэзия и музыка», они — эталон чистоты, как никакой другой объект природы, они привлекают внимание ученых, общественности, всех людей к решению проблемы чистой воды. Многое, очень многое предстоит еще сделать и «водопадоведам»: необходимо составить каталог (кадастр) и карту водопадов нашей страны и всего мира. Взяли же на учет в ряде областей, краев и республик родники. Почему не учесть и водопады?

Нельзя весь мир заковать в бетон и покрыть асфальтом. Нет предела неистощимой фантазии ее величества Природы, пусть же будут сохранены ее сокровища на благо нынешнего и будущих поколений!