3 years назад
Нету коментариев

В Хабаровском крае, в бассейне р. Амгунь, есть р. Болод-жок. Ниспадая из цирка на северо-западных склонах одной из вершин Баджальского хребта (2157 м), река образует водопад высотой около 40 м. Водопад — ступенчатый, выра­ботан в андезитовых порфиритах, спускается несколькими 5—6-метровыми каскадами на протяжении 50 м по длине водотока. Склоны цирка, из которого вытекает водопад, очень круты — от 20 до 40°, покрыты глыбовыми осыпями, курумами, берега водопада заросли кедровым стлаником, березой Эрмана. Абсолютная высота водопада — 1500 м. В целом горный узел имеет альпийский вид и мало похож на обычные для Приамурья гольцовые хребты. Водопад р. Бо­лоджок описан московским географом Ю. Н. Голубчиковым.

Последние годы водопады Дальнего Востока, особенно Сахалина, Курильских островов, побережья Охотского моря и Камчатки, интенсивно изучаются учеными ДВГУ (географ П. Ф. Бровко) и гидрологом В. П. Шестеркиным.

Далеко за пределами СССР славен Алтай, что в букваль­ном переводе означает «золотые горы». Жемчужина Ал­тая — знаменитое своей красотой Телецкое озеро, или, как его называют алтайцы, Алтын-кол — «золотое озеро». По периметру озера в него впадает много искрометных каска­дов.Наибольшую известность из водопадов прителецкого района имеют Большой Корбу, Киштэ и Большой Шалтан. Наиболее высокий (20 м) из их числа — Большой Шалтан (шайтан, дьявол) находится в 10—11 км от озера, в зоне покоя госзаповедника, и туристам недоступен. Расположен он в довольно мрачном ущелье, неудобном для осмотра и фотографирования. Речка Киштэ низвергается в 15—20 м от озера.

Что касается Корбу, то его без преувеличения можно назвать главной достопримечательностью Алтайского госу­дарственного заповедника. Он расположен на речке Боль­шой Корбу, впадающей в Телецкое озеро, находится в 100 м от ее устья. Двенадцатиметровый падун конфигурацией вы­пуклого ложа из темно-зеленого, «ящеричного», хлоритового сланца и вечно ниспадающих по нему струй («падая, обтека­ющих») напомнил мне Царь-колокол, точнее, половину его (по вертикали), выполненную водной стихией и осененную полукружьем радуги. Водопад настолько красив, что посеща­ется многими тысячами туристов. Маленькие теплоходики специально останавливаются около него. Хочется верить, что со временем подходы к этому замечательному природному объекту будут выложены белым мрамором — камнем, кото­рый составит достойное обрамление памятнику природы.

Местность вокруг Телецкого озера с 1932 г. объявлена заповедной. Собственно, «вокруг», если быть точным, нельзя сказать, ибо заповедан лишь северо-восточный берег озера, а жаль. Воды его уникальны, под стать Байкалу. Сорок кубических километров чистейшей пресной влаги! Не 333 реки — всего 71 впадает в Золотое озеро, вытекает, так же как из Байкала Ангара, одна красавица Бия — быстрая, холодная, стремительная.

Исток Бии притягивает как магнит. Истоки рек — начало всех начал!.. Вспомните трогательный исток великой русской Волги. А истоки Нила? Чтобы установить их, человечеству потребовались тысячелетия. А родники, воспетые всеми поэтами мира? Как много дивных слов мы расточаем водам, и как часто они — слова — увы, расходятся с делами. Летом 1976 г. мне пришлось наблюдать, как по «наполовину» заповедному Золотому (!) озеру на полкилометра до Усть-Чулышмана плывут корье, щепки и грязь, вынесенные в озеро самым крупным его притоком.

В начале 80-х годов XIX в. Алтай посетил всемирно известный ученый — зоолог Альфред Брем. Профессор Томс­кого университета В. В. Сапожников (1861 —1924) посвятил изучению Золотых гор всю жизнь. Его перу принадлежит вдохновенное описание водопада Россыпного на одном из притоков р. Катуни: «Раздробленная вода отражается вверх и на момент как бы замирает в воздухе, отливаясь в фантастические фигуры с прозрачными тающими крыльями и разметавшимися волосами. Замрут они на мгновение и быстрыми порывами воздуха уносятся и тают на глазах, за ними новые, еще и еще, и нет конца этой сказочной мчащейся процессии мечущихся белых призраков под звуки оглушающей симфонии, где грохот, плеск и журчание слива­ются в неведомую подавляющую музыку. Внимание приковы­вается до самозабвения, и нет сил встать и уйти от очаровательного наваждения, стремительного бега и мгно­венной смерти мгновенных созданий…»

На 30 м отвеса падает водопад Россыпной; суммарную, вместе с нижними каскадами, высоту его П. П. Хороших определял в 200 м. На Алтае, очевидно, есть и более высокие водопады, но они пока еще ждут своих «первоот­крывателей». Томские ученые полагают, не приводя никаких конкретных данных, что имеются даже 300-метровые (19). Один из алтайских водопадов имеет ровное полотно падения водной поверхности, и поэтому он получил название Холсти­на.

Крыша мира — Памир, небесные горы — Тянь-Шань. Вели­чайшие горные массивы. На самолете Як-40 я пролетел над «крышей мира». «Як» летел на высоте 8000 м, стороной огибая Памир. Стояла ясная погода, видимость была отлич­ная (нам повезло!). Вся горная страна — сплошное застывшее море огромных ледяных вершин — была как на ладони. Белые исполины, сверкающие мириадами бриллиантов, гор­ные цепи заполняли землю от края до края, насколько хватало глаз. Альпинисты, наши попутчики, показали нам издали пик Ленина. Вид Памира сверху, с поднебесья,— зрелище необыкновенное! Монументальность самой природы, какая-то яркая, необузданная красота—пики, ущелья, хреб­ты, склоны и долины с вкраплениями горных рек и озер, зеленых долин — картина незабываемая. Не могут «самые красивые горы», как назвал Памир академик А. Абрикосов, «жить» без искрометных каскадов, достойных их величия. Король гор мира нуждается в горностаевой мантии, и она — верю — будет открыта. Пока в Атласе Таджикской ССР издания 1968 г. упоминается всего три водопада без указа­ния каких-либо параметров: на р. Искандердарья, на р. Май­тдара и Чартымский каскад на р. Гунт. Карта достопримеча­тельностей на страницах 186—187 Атласа содержит сведе­ния любые, кроме… водопадов. В прекрасно оформленном Атласе на с. 12 есть одна-единственная малюсенькая фото­графия водопада в среднем течении р. Айрансу (бассейн р. Гунт). И это все.

В литературе есть одно описание трех довольно мощных водопадов на р. Кумачдара, но без указания их размеров. В Айнинском районе Ленинабадской области Таджикистана есть бурный и мрачный Провал Ягноба: вся кипящая, пени­стая масса горной речки Ягноб проваливается в темную бездну, как в тартарары… Много зеркальных каскадов в заповеднике Ромит, славится в Таджикистане и 30-метровый Гусхарф в ущелье р. Варзоб (Гиссарский хребет), который туристы назвали Горной радугой.

Наиболее величественный водопад Тянь-Шаня — 300-метровый Большой Арсланбоб — описан нами выше, так же как и Малый. Последний до сих пор вспоминаю с каким-то трогательным чувством: такой мирный, такой милый, прямо-таки ручной, домашний Малый Арсланбоб… и мощный, громадный, первозданный исполин — Большой… Из водопа­дов Киргизии отметим прямоструйный водопад на р. Кегеты высотой метров 30, купание под ним можно назвать «прохож­дением сквозь радугу», и 35-метровый бурливый вертикальный поток с оригинальным названием Когучкен Сугат («голубиный водопой»).

Особо живописны водопады Киргизии в районе чудо-озера Иссык-Куль. Много лет назад от ученого секретаря Ярослав­ского отдела Московского филиала Географического обще­ства СССР Н. А. Шестакова я узнал о водопаде в Барскаунском ущелье хребта Терскей-Алатау на южном берегу озера. С большим жаром он описывал одно из сильнейших впечат­лений своей молодости — водопад, напоминающий по форме парус, колеблемый ветром. Парус в горах? Необычно, заман­чиво, не правда ли?

Летом 1976 г. мне посчастливилось побывать на Иссык-Куле, в ущелье Барскаун (по-киргизски Барскоон). На испо­линском экране, поднятом высоко в горы,— экране, обрам­ленном зелеными пиками тяньшанских елей, елей, совер­шенно необычных по сравнению с их сестрами средней полосы,— они как кипарисы, как свечи — тонкие, острые, хотя достигают 50 м высоты,— на таком фантастически огромном экране перед вами предстает Барскаун, водопад необычайной красоты. Нет, это не парус. В поднебесье воздвигнут белоснежный шатер, из-под шатра неведомой силой вырывается белопенное прозрачное покрывало, оно волнуется, колышется, дышит, плавно — как будто барс в прыжке в замедленной съемке — волнами ниспадает вниз. Вот когда я пожалел, что не имею кинокамеры, не взял с собой и бинокль!..

Южная Киргизия — родина редкостного водопада Абшир-булак, расположенного в Наукатском районе Ошской обла­сти. Река низвергается из пещеры молочно-белым потоком 35-метровой высоты. Водопад двухкаскадный и очень живо­писный, от него не оторвать глаз! Абшир — слово таджикское, переводится двояко: как «молочная вода» или «вода льва». Описан еще И. В. Мушкетовым. Уникальность его в том, что в мире не много водопадов, вырывающихся из-под земли через гроты, пробуренные многовековой работой вод в отвесных скальных стенах. В Швейцарии — это Трюммельбах в долине Лаутербруннен (Шахтный ручей в долине Звонких фонтанов); в течение многих веков он так отшлифовал стенки каменной трубы, что она кажется полированной. В Грузии, в районе оз. Рица, в одном из ущелий с 40-метровой высоты низвергается водопад Гегский, но не из округлой пещеры, а из горизонтальной щели шириной метров восемь и, ниспадая, растекается по выступам скалы, напоминая издали гигантский перевернутый бокал. В Восточной Башкирии, с отрогов гор Южного Урала, из пещеры низвергается широким потоком, клокоча и пенясь, водопад Атыш, что значит «стреляющий».

Прекрасны водопады Узбекистана — в Чаткальском госза­поведнике, в 60 км от столицы республики — Ташкента, и Красный водопад на притоке р. Чирчик. О последнем гово­рят, что он «сверкает всеми цветами радуги, воспет в легендах и сказаниях»; возле него располагается совхоз «Красный водопад».

В Казахстане водопады имеются на юге республики, в Аксу-Джабаглинском заповеднике, в живописном каньоне р. Аксу, стекающей с северо-западных отрогов Таласского Алатау, и в Алма-Атинском госзаповеднике, на речках, сбегающих с северных склонов Заилийского Алатау.

Нам осталось поведать о водопадах знойной Туркмении. Большую часть территории республики занимает пустыня Каракумы, которая в давние времена не была такой безжиз­ненной, как сейчас. Геоморфологическое обследование древ­него русла высохшей р. Узбой показало, что когда-то и на ней были водопады с глубокими исполиновыми котлами, ныне заполненными соляными озерами. Это водопады «по­гибшие». «Действующие» сосредоточены на горных потоках хр. Копетдаг, протянувшегося вдоль южной границы респуб­лики. Один из наиболее примечательных водопадов Копетда-га — Кырг-Гыз («сорок девушек»). С ним связана интересней­шая легенда. В глубокой древности, скрытой от нас далью веков, на одно из селений туркмен напал коварный враг в момент, когда все воины-мужчины были в походе. В домах оставались лишь старики, женщины и дети. Тогда сорок девушек надели доспехи, вооружились мечами и грудью встали на защиту родной земли у перевала, ведущего к селению. В жестокой битве, в неравном бою все сорок дев одна за другой погибли, но не пропустили врагов. Их кровь хлынула мощным потоком, полчища неприятеля были смете­ны, оставшиеся в живых отступили. У горного перевала и образовался водопад Кырк-Гыз.

Кавказ… Великая и славная горная страна, жемчужина и здравница Союза. В. А. Жуковский, еще в прошлом веке описывая Кавказ, обратил внимание на «бегущи с ревом водопады во мрак пучин с гранитных скал». Кавказ — подлинная сокровищница природных водопадов. Никто пока не пытался составить хотя бы примерный перечень их (кадастр). Какой из водопадов Кавказа самый высокий — пока неизвестно. Может быть, это Ашильта в Дагестане, где река падает со стометровой скалы среди садов одноименно­го аула, а может быть, один из падунов Лагодехи в Грузии, с ними могут поспорить и водопады Архыза (Западный Кавказ). По некоторым данным, на Западном же Кавказе, в районе горы Фишт, ниспадает водопад Центральный высотой 200 м.

Наибольшей известностью на Северном Кавказе пользу­ются в силу близости к крупным курортным центрам водопа­ды Кисловодска, Сочи, Домбайской долины.

Под Кисловодском, в 8 км от Замка, когда-то называвше­гося Замком коварства и любви, в ущелье р. Аликоновки (Аликановки, Алихановки) приток Эчкибаши (по-кара­чаевски — «голова тура») падает ослепительной пеленой с 18-метрового обрыва. Гребень водопада так устроен, что основная струя падает дугой крупной серебряной дроби, можно сказать, картечи. Сыплющаяся водяная картечь глав­ной струи подстилается прямыми, отвесно падающими стру­нами воды. Издали водопад напоминает не рог тура, нет — арфу! Его называют Медовым. По легенде, когда-то в тех местах водились мириады пчел, и мед, свежий и ароматный, изливался со скал золотистым прозрачным занавесом. Кто знает… Медовый водопад надо смотреть в полдень, он действительно красив.

Выше Медового р. Аликоновка образует три небольших, но впечатляющих водопада: Жемчужину высотой метров пять, прелестный зигзаг—Змейку и Малую Чертову Мельни­цу, пытающуюся подражать своей большой сестре — Чертовой Мельнице Архыза. Туристам объясняют название Жемчужины тем, что водопад напоминает жемчуг, рассыпан­ный по черному бархату. Ложе и вправду очень темное, а вертикальные, дробящиеся на лету струи — белы. Мне он напомнил пачку балерины. Весь этот первозданный уголок дикой, еще не тронутой природы (рядом пока только один туристский приют — филиал турбазы «Велинград») — жемчужина всей группы курортов Кавказских Минеральных Вод.

У Кисловодска, на р. Ольховке, можно полюбоваться небольшим, но знаменитым Лермонтовским водопадом, у которого не раз отдыхал великий поэт. Здесь вспоминаются строки из «Героя нашего времени»: «…удаляясь от условий общества и приближаясь к природе, мы невольно становимся детьми: все приобретенное отпадает от души, и она делается вновь такою, какой была некогда и, верно, будет когда-нибудь опять». Водопад на р. Ольховке упоминается в Лермонтовской энциклопедии (1981 г.).

Немаловажная достопримечательность окрестностей Со­чи — водопады р. Агуры, протекающей в известняках и обра­зующей несколько водопадов. Наиболее высокий и живопис­ный из них — Второй Агурский высотой 27 м, зарисованный Н. А. Гвоздецким (рисунок помещен в обоих изданиях его работы «Карст», 1950, 1954). Второй Агурский водопад, к сожалению, часто пересыхает. Летом 1975 г. воды в нем, к сожалению, не было. Было грустно смотреть на осиротевшее ложе — голые скалы, утратившие биение живых струй.

Туристы и отдыхающие из близлежащих санаториев и пансионатов, все, кого приглашало на знаменитые водопады Сочинское экскурсионное бюро, могли наблюдать лишь сто­ячую воду в исполиновом котле, выбитом водой за века работы под скалами. Сотрудники Сочинского отдела Геогра­фического общества объяснили мне причину: выше по тече­нию Агуры воду отбирают на хозяйственные нужды, влияет также карст — остатки вод уходят в землю… Агурский водопад надо строго охранять и сохранить во что бы то ни стало: это единственный в мире водопад, который легенда связывает с Прометеем, добывшим людям огонь. По велению Зевса именно здесь, над рекой Агурой, Прометей был прикован к скале и здесь терзал его орел, а Агура — девушка, облегчавшая страдания Героя.

Исследуя Агурские водопады, Н. А. Гвоздецкий описыва­ет двуединый процесс коррозии и эрозии, растворения и размыва, протекающих одновременно, и обращает внимание на процессы биохимического «выветривания», когда изве­стняк, слагающий гребни и ложе водопадов Агуры, подверга­ется отчасти разрушению под влиянием мхов, лишайников, грибков.

Роскошны водопады Домбая: трехступенчатый Чучхур­ский, могучий Алибек, воздушные, как газовая кисея, Птышские. Многоводен и дик один из крупнейших в До­мбае — Софруджу, он с грохотом обрушивается с высоты в несколько десятков метров в мрачное ущелье р. Аманауз («злая пасть»). Большой популярностью у туристов Домбая пользуется водопад с игривым названием Шумка.

Водопады Домбая окружены редкостной панорамой высо­ких остроконечных горных вершин, и на земле не много мест по своему эстетическому воздействию могут с ней сравнить­ся. Говоря о водопадах Северного Кавказа, нельзя обойти молчанием Цейский высотой 15 м, в Цейском ущелье Север­ной Осетии.

В одной из рекламных афиш бюро путешествий упомина­ло 120-метровые водопады в Архызе. Для меня как «водо­падчика» это сообщение представляло чрезвычайный интерес. Свободно падающих вод с высоты, превышающей 100 м, не так уж много на нашей планете. По далеко не полным данным, пока насчитывается всего около 70, в том числе в Советском Союзе — немногим более десятка.

В Ставропольском путеводителе упоминалась Долина водопадов, в которой их будто бы более… 30! Подобное средоточие природных феноменов в одном месте СССР — редкость.

Архыз — это веер нескольких горных долин на Западном Кавказе, на его северном склоне, западнее знаменитого Домбая. Административно он расположен в Карачаево-Черкесской автономной области Ставропольского края. Су­ществует несколько объяснений происхождения слова «Ар­хыз». Наиболее вероятное — от карачаевского «ариу кыз», что означает «красивая девушка». Местность вокруг одно­именного поселка действительно красива. Данное ей опреде­ление еще до революции «жемчужина» ничуть не преувели­чивает ее достоинств. Поселок и турбаза располагаются на берегу р. Большой Зеленчук. Речка оправдывает свое назва­ние. Воды ее первозданно чисты, цвет их неповторимого зелено-голубого оттенка.

У поселка в Большой Зеленчук впадают два притока: Рапочай и Баритный. Водопады Рапочая находятся в ущелье тесном, темном, угрюмом, с замшелыми камнями. В Баритной балке, солнечной, яркой, открытой, веселой, вдоль хорошей тропы, идущей вверх и вверх, наблюдается множество «пульсаров» — небольших водопадов на горных речках и ручьях, где вода как бы пульсирует. Баритный ручей — это серия причудливых каскадов, их можно назвать «елочкой», «когтями», «медузой» и целыми семействами их! Вот — гриб, выполненный потоком с помощью камня, через который он переливается, вот сказочный трон в окружении кипящих струй. Удивительная гибкость, пластичность, текучесть кри­стально чистых, прозрачных, трепещущих водяных лент, гирлянд, цепочек… Приятен отдых на горячем камне посреди стремительного потока.

Человек может подолгу смотреть на пламя, на небо с плывущими в бездонной синеве облаками, на воду, бьющу­юся о скалы, на извечную борьбу Воды и Камня, будто Добра и Зла…

Верхний Баритный водопад окружен причудливой формы красноватыми скалами: как распахнутые крылья-ворота, об­разуют они ложе и фон водопада, а сам он от гребня как бы прыскает, вырвавшись на волю, играет в свободном полете водной дуги, нижний конец которой ударяется в округлую скалу типа бараньего лба, по ней вода уже стекает сравни­тельно спокойно. В целом Баритный напоминает водопад Сыплющийся жемчуг на п-ове Корея, в горах Мёхансан. Вокруг скалы и ниже ее — свежая зелень, лужайки, яркие цветы, заросли орешника и малины. Присев на скалу рядом с водопадом, можно насладиться видом прекрасной долины Архыза: перед вами открывается перспектива на многие десятки километров. Высота — 1900 м. Высоко над гребнем водопада летают ласточки. У водопада водится клиноцера, довольно редкое насекомое — водопадный эндемик.

Большой Зеленчук образуется от слияния двух небольших горных речек, стекающих с Главного, или Водораздельного, хребта Большого Кавказа: Архыз и Псыш. Ниже места их слияния, выше поселка Архыз, в Б. Зеленчук впадает речка Кизгыч, долина которой заповедана — там живут зубры. Зубры осторожны, повсеместно попадались только их следы. Я шел один, на ночлег остановился в старой избушке без дверей. Развел костер, стал готовить ужин, было холодно, накрапывал дождь. Стемнело. И вдруг у ночного костра появился неизвестный. Будто с неба. Промокший, продрог­ший, без пиджака. Он что-то прижимал к телу под порванной белой рубашкой — оказалось, фотоаппарат. Не говоря ни слова, присел, стал греться. «Кто таков?» Не ответил. «Есть хочешь?» — «Угу». Протянул ему бутерброд с тушенкой. Стал есть с завидным аппетитом, и пока доваривался рис, пове­дал свою одиссею. Зовут Вася, турист. Любит горы. Группа шла по маршруту, который его не устраивал. Самовольно отделившись от группы, перевалил через хребет в долину Кизгыч, легкомысленно надеясь посмотреть знаменитую Чер­тову Мельницу и к вечеру вернуться обратно. Один, без еды, рюкзака, спального мешка, оставив свитер и все необходи­мое на базе, Вася из Брянска, молодой и здоровый, действи­тельно успел за день дойти до цели, все осмотреть, но на обратном пути его застал дождь. С тропы он сбился, шел буреломом, чащобой, каменными осыпями. Уже стемнело, когда он уперся лбом в каменную стену. Направо — пропасть, налево — непроходимые дебри. Ночевать раздетым в горах было бы безумием. Он принял единственно правильное решение: спуститься обратно в долину Кизгыч и, чтобы не замерзнуть, идти всю ночь по течению реки, с тем чтобы наутро выйти к турбазе. Со склона заметил огонек моего костра, скорее почуял дым и пошел на него. Горький опыт Васи еще раз подтвердил истину, что с горами не шутят… С рассветом Вася ушел на турбазу.

Выше по течению р. Кизгыч тропа входит в рощу реликто­вой пихты. Слово «роща» ассоциируется с чем-то небольшим, и если не хилым, то редким. Архызская «роща» реликтовой пихты — это лес Гигантов! Деревья высотой в 60 м (два девятиэтажных дома!), толщиной в два-три обхвата, воз­раст — 700 лет. Реликтовая пихта — это наша секвойя. Все знают, что на западе США, в горах Сьерра-Невада, есть еще более мощные древесные великаны — секвойи, или мамонто­вые деревья, отдельные экземпляры которых достигают в высоту 100 м, диаметр их ствола — до 14 м, а возраст — до 5 тыс. лет. Такие явления, такие памятники природы нужно видеть своими глазами. К. Д. Ушинский как-то сказал, что «один день пребывания на природе стоит года обучения в школе». Наблюдения грандиозных явлений природы, думаю, стоят нескольких лет. Один известный ученый сказал, что вулканологам, находящимся на вулкане в момент изверже­ния, как-то не приходит в голову мысль, что человек — царь природы.

За пихтовой рощей взгляду открывается величественная панорама — огромный горный цирк, с отвесных стен которого ниспадают серебряные струи многих водопадов. Один из них, высотой более сотни метров, напоминал исполинскую метлу, разметавшую по каменной стене свои прутики-струи. Медо­вый аромат нетронутых цветов, трава высотой в рост человека, сияние солнца из-за уходящих туч и, наконец, грозное ущелье Чертовой Мельницы, которое врезается в одну из стен цирка. Чертова Мельница — совершенно уни­кальное явление природы. Глубокий каньон узок — всего 1,5—2 м ширины при высоте 50 м. Щель в крепчайшей горной породе, неровная, с причудливо, зигзагом изрезанны­ми стенами, и где-то в глубине, за выступами скал, как бьющаяся молния на экране какого-то фантастического осциллографа, неистовствует и мечется спрессованный в огромный белый шнур поток воды. Подход к Чертовой Мельнице опасен, можно сорваться. Путеводитель рекомен­дует обвязываться веревкой. Держась за кусты и заглядывая в клокочущий проран, я долго смотрел на это буйство стихий, действительно напоминающее мельницу, но с вертикально поставленными жерновами, перемалывающими гигантского водяного многоглавого змия.

По тропе, минуя Чертову Мельницу, я прошел в глубину горного цирка, почти до истока Кизгыча, но усилился дождь, все как-то померкло, пришлось возвращаться обратно. Обед всухомятку запил водой из горного ручья. Эта кристально чистая вода вкуснее и полезнее любого напитка.

Обратно до избушки добрался только к вечеру под почти непрерывным дождем. К утру дождь утих, но с гор спустился густой туман. Что делать? Идти в долину водопадов в такую погоду и бесполезно, и опасно. Сидеть и ждать? Продукты были на исходе, пришлось возвращаться. На обратном пути обратил внимание на интересное растение. Это кустарник с оранжевыми яркими плодами, растущими прямо из спарен­ных листьев,— жимолость. В заводях мелькала совершенно прозрачная и быстрая, как молния, форель. Как известно, форель преодолевает водопады высотой до 5 м.

На одной из полян заповедника установлен памятник погибшим в 1942 г. воинам — защитникам Кавказа. Долины водопадов достичь тогда так и не удалось.

Недалеко от Нальчика находится знаменитый Чегемский водопад, воспетый поэтом Максимом Геттуевым в поэме «Легенда Чегемского водопада». Внушительное зрелище ни­чуть не обмануло ожиданий. Водопад ниспадает радужной, прозрачной пеленой со стены узкого ущелья, прорезанного в горах р. Чегем. По-балкарски теснину Чегема называют Су-Аузу, что означает «водяное горло» или «пасть». Ширина ущелья около 20 м, а высота в отдельных местах, говорят, доходит до километра. Одна из скальных стен Чегема — вогнутый полукупол. С высокого, до 40—50 м, каменного навеса-козырька прозрачной тонкой пеленой в Чегем срыва­ется его приток. За пеленой в куполе просматриваются более десятка отверстий в камне, сквозь которые низверга­ются «звездчато-струйные» водопадики. Чегем легкодосту­пен: от Нальчика к нему можно подъехать на рейсовом автобусе. Туристы подолгу стоят, наблюдая редкое явление природы. Легенда гласит, что в поединке со злым Эмегеном погиб богатырь Бекболат. М. Геттуев так пишет о горе красавицы Таужан:

По камням струились слезы,

Стали слезы водопадом,

Со скалы горючей хлынул

Ослепительный поток.

…С той поры прошли не годы,

А столетья.

Но поныне —

То прозрачен,

То туманен,

То лазурен,

То багрян,—

Поражая и волнуя,

Водопад шумит в теснине,

И блестят на солнце искры —

Слезы бедной Таужан…

(Перевод Я. Серпина)

В Чегемском ущелье большой интерес геологов вызывает ложе водопада Адайсу.

К сожалению, в Чегемском ущелье — этом «Храме водопа­дов» — современные посетители оставили свои следы: битые бутылки, пробки, надписи на скалах.

В районе Приэльбрусья, при подъеме на Старый кругозор в Терсколе, справа видны два водопада. Один из них, высотой метров 25, называют Девичьи Волосы. Станция канатной дороги Старый кругозор расположена на высоте 2950 м. В ее здании находится Музей боевой славы, его экспозиция посвящена подвигу защитников Приэльбрусья в годы Великой Отечественной войны.

В хорошую погоду хорошо виден двуглавый Эльбрус — древний, снежный, величавый. На его северных склонах зарождается р. Малка. Водопад в ее верховьях с редким названием Султан зарисовал еще в 1829 г. итальянский художник Дж. Бернардацци.

Выдающийся русский ученый и путешественник П. К. Коз­лов в свое время писал: «Человек в тесном общении с природой делается лучше. Своим обаянием природа захваты­вает человека и дольше сохраняет в нем чистоту, цельность и чуткость души». Эту мысль особенно остро воспринимаешь при виде Эльбруса. Прощаясь с Кабардино-Балкарией, я зашел в парк г. Нальчика. На постаменте памятника поэту Кязиму Мечиеву на мраморе высечены его стихи:

Хорошее слово —

Противник насилья,

Борцам помогает созреть.

Хорошее слово —

Для доброго крылья,

Недобрых стегает,

Как плеть.

Из водопадов Азербайджана мне довелось обследовать лишь Катех высотой 24—25 м при ширине струи 3 м. Распо­ложен он в одном из ущелий Закатальского государственного заповедника, на стыке границ Азербайджана, Грузии и Дагестана. Закаталы — райцентр, ныне прекраснейший уголок Азербайджанской республики, а знаменит тем, что после революции 1905 г. там отбывали ссылку матросы с броненос­ца «Потемкин». В этом заповеднике имеются 40-метровые водопады.

В Азербайджане славятся водопады Кызылагачского за­поведника близ Ленкорани, один из них—раскидистого, разноструйного типа — был заснят и показан по Центрально­му телевидению. Нельзя не упомянуть водопад в ауле Архалук на границе с Дагестаном. Водопад там не очень грозен: высок и узок, с небольшим расходом воды, но аул — редчайшее селение на Земле. Тысяча человек, прожи­вающих в нем, говорят на языке, в котором… 60 гласных! В туристском справочнике Е. А. Котлярова «По горам и доли­нам Азербайджана» издания 1970 г. упоминаются всего два-три водопада, из них наибольший — в ущелье р. Геокчай высотой 15—20 м, другой — у с. Гергель высотой 10 м. Вот, собственно, и все, что пока известно о водопадах Азербай­джанской ССР.

В Армении чрезвычайно эстетичен Шакинский каскад высотой около 18 м — кружевной, как никакой другой отли­чающийся ажурными сплетениями-изгибами водяных лент. Он, как шаловливый ребенок, играет своими живыми стру­ями, обтекая глыбы камня. На высоте 2100 м над уровнем моря, в верховьях р. Арпа, расположен один из лучших курортов республики — Джермук, славящийся своими мине­ральными водами, соперничающими со знаменитыми источни­ками Карловых Вар в Чехословакии. Наряду с минеральными водами значительный лечебный и оздоровительный эффект имеют живописные окрестности курорта, и особенно Боль­шой водопад на правом притоке реки, ниспадающий с 70-метровой высоты. Водопад подобен белоснежному покры­валу, небрежно брошенному неведомым великаном среди красновато-бурых безжизненных скал. При первом ознаком­лении водопад вызывает бурный восторг у одних, чувство благоговейного созерцания — у других. Никто не остается равнодушным при виде экзотического памятника Природы.

Есть в солнечной Армении и другие прекрасные каскады жемчужных россыпей. В республике знают цену воде и, конечно, преклоняются перед красотой ее.

Один путешественник сказал: поезжай далеко, езди медленно, ходи пешком, садись и говори с людьми. Водопа­ды Азербайджана и Армении еще ждут своих «первооткрыва­телей»…

Водопады Грузии сосредоточены главным образом на Военно-Грузинской дороге, в Лагодехском государственном заповеднике, вблизи оз. Рица и недалеко от Боржоми. В конце мая северный склон Большого Кавказа безжизнен, и хотя Терек образует местами впечатляющие, пусть и невысо­кие пульсирующие каскады, общее впечатление от Дарьяль­ского ущелья скорее грустное, чем грозное. Оно не узкое теперь, как это представлялось по литературе, по старым, ставшим классикой, страницам, а очень широкое. После Крестового перевала привлекает внимание каскад-дуга — перелив-водослив ручья через бетонный туннель, выстроен­ный как защита от горных обвалов на опасном участке дороги.

Пороги притока Чабарух горной р. Арагви буйны, бурны, норовисты. В них краса реки. Есть — как фантастические шапки неведомых инопланетян, как грибы, как сетки, проби­ваемые водой, и вовсе не сравнимые ни с чем буруны… Но они лишь герольды-вестники, шумные и певучие, того, кто грядет там, дальше и выше по течению,— властелина, короля реки — водопада!..

А с крутых боков ущелья ниспадают водопады неболь­шие — змейками, хитросплетениями высоких серебряных струй. Один — копия ажурного Шакинского, другой напомина­ет норвежские в миниатюре, третий я назвал бы водопадом «Икс—игрек—эпсилон»: сплетение струй его напоминает буквы латинского и греческого алфавитов. Выше водопадных стен снова идут пороги — Лоток, Пузырь, Водоворот… Спичка в нем, неведомо как попавшая в эту горную реку, у самого берега ходила по кругу как заведенная, главная струя потока ее отбрасывала, а боковые возвращали назад, и она ходила и ходила по кругу, как околдованная. И это в бурном горном потоке!

Любая горная река, напряженная и кипучая,— как сама жизнь. Ее причудливые, ускользающие и непрестанно меня­ющиеся по форме и цвету струи,— они как годы и люди, их мечты и стремления, их желания и страсти.

Чабарухский водопад, царь горной реки, предстает неожи­данно. Река, стиснутая скалами, падает с уступа высотой около 10 м, ширина гребня — более метра, у основания — метра два. Водопад небольшой, но производит сильное впечатление. В исполиновом котле вода вздымается шапкой, и в центр шапки с высоты бьет лента падуна. Ложе одного из боковых водопадов Чабарухского ущелья оригинальнейшее — оно усыпано почти черными, геометрически правильными обломками скал, имеющими форму куба. Вообще структура ложа, конфигурация струй почти любого водопада, будь то большой или малый, неповторима. Создателем выступает сама Мать-Природа, искусственное повторение ее творений невозможно, по крайней мере сейчас, как бы ни были талантливы архитектор, гидравлик, инженер или скульптор.

Гвелетский («змеиный») водопад на границе Грузии и Северной Осетии — это мрачный повелитель, он скрывается за утесом одного из притоков Терека, как за плащом. Красив и горд, напоминает Мефистофеля, завернувшегося в плащ из кварцевого порфира, по левой кромке которого низвергается водяной поток с высоты в десятки метров. По некоторым данным, высота Гвелети — 70 м, ширина горловины — метра полтора-два, у основания — четыре. Подступы к Гвелетско­му водопаду украшены цветущими мхами и очень живописны. Как жаль, что наши фотографы ленятся, не хотят заснять водопады! За рубежом даже значительно менее впечатля­ющие каскады размножаются в тысячах открыток.

Вершина седого Казбека была скрыта тучами, когда я приехал к его подножию. С Казбекской турбазы открывается замечательный вид на долину р. Чхаты, притока Терека. Чхата стекает с огромной высоты причудливой белой вязью, будто один из великанов разбросал снег клочьями на склонах гор, а другой подправил его, не жалея белой краски, жирными мазками огромной кисти.

Любы мне горные реки, ручьи, водопады. Словно бело­крылые птицы, они пролетают над скалами-уступами, бело­пенными бурунами падают вниз. Один из порогов Чхаты заслуживает названия Гребень, а живописная группа водопадцев на подходе к водопаду Борода своей ромбовидной конфигурацией напоминает один из латиноамериканских водопадов — чилийский Лайя в миниатюре. Это главные водопады Аршинских каскадов. И названы образно: Борода, Девичьи Волосы и Мужские Слезы. Водопад Борода виден с Военно-Грузинской дороги как правильный белоснежный прямоугольник на темном фоне горы. Девичьи Волосы напо­минают распущенную женскую косу, водопад Мужские Слезы труднодоступен в плохую погоду.

Аршинские водопады объединяет поэтичная древняя ле­генда, мне рассказал ее старый альпинист — инструктор турбазы.

В давние времена в селении Тоти жили девушка и юноша, друзья детства, горячо полюбившие друг друга. По другой версии, молодой человек был из села Гайботени. Молодые люди договорились соединить свои судьбы навеч­но. Но родные стали сватать невесту за богатого. Отец дал согласие, девушка отказалась наотрез. Посулами и угрозами пытались уговорить ее, но она твердо стояла на своем, сказала, что бросится со скалы или в Терек. Сваты предло­жили отцу запереть девушку, но он ответил: «Э, не волнуй­тесь! Терек далеко, а броситься со скалы она побоится». Девушка стремглав выбежала из дома. Возлюбленный ее находился рядом, все слышал и понимал, что она не шутит. Опрометью кинулся он за любимой, но она бежала так быстро, что он успел схватить ее только за кончики развевающихся по ветру кос. Девушка упала со скалы и разбилась—образовалсяводопад Девичьи Волосы. Юноша забрался на скалу повыше, сел там и горько и долго плакал — образовался водопад Мужские Слезы…

Прошло много лет. Юноша стал стариком, но так и не женился. Часто приходил он в это место оплакивать свою любимую. У него выросла большая, окладистая седая боро­да — это и есть третий (снизу—первый), наиболее широкий и самый красивый каскад Аршинских водопадов.

Размеры водопада Девичьи Волосы примерно таковы: 20×1,5 м, Бороды — 14×5 м. Вода на водопаде Борода сте­кает по покатой скале, имеющей округлый верх. Струи действительно напоминают седые волосы, прямые, один к одному…

Чтобы послушать и записать легенду об Аршинских водопадах, стоило ехать так далеко.

В Тбилиси, в Ботаническом саду, есть два водопада — Большой и Малый. По-своему живописные, они составляют истинное украшение прекрасного сада в центре столицы Грузии.

Много водопадов, подлинных бриллиантов чистой воды, сосредоточено в одном из замечательнейших уголков Вос­точной Грузии — Лагодехском государственном заповеднике. Урочище Лагодехи, в прошлом охотничье угодье горнозавод­чика Демидова, пожалованное ему царем, стало первым заповедником царской России в 1912 г. Лагодехский заповед­ник — единственный из многих в Грузии, в путеводителе которого в числе достопримечательностей помимо фауны и флоры указаны водопады как чудо природы, достойное удивления. А городок Лагодехи — чистый, уютный и зеленый. Неподалеку от турбазы Лагодехи расположен Шромский водопад. Он невысок — метров восемь, но своеобразен по конфигурации и живописно обрамлен свисающими со стен ущелья вьющимися стеблями плюща. Красивы камни в потоке на подходе к водопаду. Они чем-то напоминают «летающие тарелки», как их изображают художники и фантасты, но упавшие в реку!

Основной задачей посещения Лагодехского заповедника была для меня проверка сведений некоторых справочников о наличии в этом районе Кавказа водопада стометровой высоты. Данные эти не подтвердились. Заместитель директо­ра по научной части, главный зоолог заповедника А. А. Пет­риашвили, проработавший в заповеднике много лет, чье свидетельство поэтому очень ценно, говорил о наибольшей высоте водопада в 75—80 м (Согласно новейшим данным, высота наибольшего из десяти водопадов, образуемых р. Лагодехисеви,—88 м (Наука в СССР, 1983, № 3, с. 19)). К сожалению, добраться до водопада не удалось: не позволили пройти вздувшиеся после дождей реки.

Лагодехи — родина интереснейшего эндемика, лагодех­ской генцианы, произрастающей только в этом месте земного шара — у водопадов Лагодехского государственного заповед­ника. Генциана нуждается во влажной атмосфере, свисает с утесов, окружающих водопады, пучками по двадцать — тридцать стебельков в каждом. Стебельки заканчиваются сине-голубыми цветками, стебли изгибаются в виде бра и придают своеобразную красоту этому редчайшему уголку нашей планеты. Генциана цветет в конце июля — начале августа. Увидеть ее в цвету — мечта каждого натуралиста. Сбор генцианы ныне запрещен, в том числе для каких бы то ни было гербариев. В числе околоводопадных эндемиков Лагодехи необходимо упомянуть и примулу Юлию, краснова­то-фиолетовые цветы которой, как указывают некоторые авторы, «придают сказочную красоту природе вокруг водопа­дов».

Водопад — как живое существо. Он то полноводный, то тончайший, то громоподобный, то тишайший. А еще есть радуги — феерические дети водопадов… Достойно сожале­ния, что ряд солидных изданий совсем не считает нужным уделять какое-либо внимание водопадам, их не найти в числе условных знаков многих атласов, карт и туристских схем.

Из водопадов Крыма наиболее известны водопады Учан­су и Джур-Джур. Учансу в переводе с татарского означает «летучая вода». Он расположен близ Ялты и имеет высоту около 100 м — таких немного в Советском Союзе. Весной, в период таяния снегов, и после обильных дождей он полново­ден, но летом почти пересыхает. Когда-то он был полново­ден в течение всего года, но сведение на нет лесов в районе его истоков привело к тому, что животворной бурливой влаги стало несравнимо меньше. Малоизвестный поэт первой поло­вины XIX в. Е. П. Зайцевский посвятил водопаду Учансу проникновенные строки:

Шуми, поток! Стрелой несися!

С скалы гранитной (Художественный образ; гранитов там нет; Учансу расположен в известняках) и крутой

Отважно падай и дробися

Жемчужной, сребряной росой!

…Играя в радугах и пышно озарен,

Очам являешься ты лентой изумрудной;

Уединенный, дикий, чудный —

Ты гением страны любим и охранен.

1827 г.

Обидно слышать, что в наши дни выдающийся Учансу, вдохновивший поэта на такие строки, называют «водока­пом»…

Северо-восточнее Алушты, в 2 км от с. Генеральское, в лесистом ущелье Хапхал, в верховьях речки Улу-Узень, находится один из красивейших крымских водопадов — Джур-Джур, что означает «журчащий», «шумливый». Юрию Котля-ру принадлежит описание его, проникнутое подлинным вдох­новением: «Далекий шум водопада обещает свежесть и прохладу, и, забыв об усталости, мы ускоряем шаг. Грандиоз­на и сумрачна буковая падь, обитель Джур-Джура. А вот и он. Тугие струи дробятся о скалы, вздымая султан пены и веер сверкающих брызг, приятно холодящих разгоряченное лицо…

В ясную буковую тишь постепенно вторгается ровный шум и плеск. Звук растет, набирает силу, превращается в гул и грохот Еще немного, и глазам предстает водопад. Он напоминает серебристое крыло гигантской птицы, что свиса­ет с обросшего мхом утеса. Крыло трепещет и бьется, силясь оторваться от камня, вырваться из теснины и улететь ввысь, к свету и солнцу. Литые струи насыщают ущелье прохладой и влагой. Падая с утеса, они разбиваются о камни. В брызгах дрожит радуга, влага оседает на волосах и одежде…»

Джур-Джур… Крыло сказочно огромной птицы Рух из «Тысячи и одной ночи», крыло, выполненное струями водной стихии… Выше Журчащего река образует скопление самых разнообразнейших миниатюрных водопадов.

Один из наиболее примечательных водопадов Горного Крыма носит имя выдающегося русского гидролога прошлого века Н. А. Головкинского (1834—1897).

Есть небольшие водопады на крымской Ангаре — маленькая, но бурная тезка сибирской «знаменитости»! Вес­ной 30-метровый водопад низвергается в одну из бухт Карадага — живописнейшего горного массива Восточного Крыма, который академик И. П. Павлов называл «одной из самых поучительных мировых достопримечательностей».

В Советском Союзе три турбазы носят название «Водо­пад»: в Сибири, в Нижнеудинском районе Иркутской области (Восточный Саян), в Новом Афоне — в Абхазии (Кавказ) и «Серебристые водопады» в Косовском районе Ивано-Франковской области, в Предкарпатье.

Турбаза «Серебристые водопады» расположена в с. Ше-шоры на берегу р. Пистынки, притока Прута. Для местных жителей в водопаде ничего удивительного нет. Но для приезжего горный водопад всегда необычность, диковинка. За пятнадцать лет я повидал более полусотни отечественных водопадов, но, обследуя каждый новый, не перестаю удив­ляться — настолько все они разные. По высоте Серебристые невелики — 3,5—4 м, в ширину — метров пятнадцать, но струи и ложе у них — оригинальнейшие. С фронта две трети струй водопада ажурные, вьются будто кудри реки, ласково названной Пистынькой. Слева горный поток, что на протяже­нии веков пилил желоб в камне (кристаллический сланец), бьет в него с такой силой, что пласт воды переворачивается через самого себя, поразительно напоминая пропеллер неко­его гигантского самолета. Вверх по течению реки встречают­ся пороги. Если всмотреться, то можно увидеть разинутую . пасть кита с китовым усом-струйками, клыки тигра, кабана, усы и бороду водяного… У Серебристых водопадов компози­тором Р. Я. Савицким была написана «Гуцулка Ксеня» — песня, приобретшая впоследствии широкую известность.

Если подняться вверх по течению Пистынки до с. Шепот, где расположен филиал турбазы, можно встретить еще три водопада. Один похож на правую часть Серебристых, другой, что за мостом,— это каменный шелом с остроконечным гребнем, омываемый вечным остроструйным забралом. Кол­лективы турбазы и местного лесничества прилагают большие усилия к сохранению редкого ландшафта. У нижнего бьефа Серебристых я наблюдал ход горной рыбки гольяна против течения, на нерест. Похожие на летучих рыбок тропиков, они выскакивали из воды, бились рыльцем о камень. Напружи­нившись, пытались преодолеть барьер, но тщетно…

В Эстонии недалеко от Таллина расположен интересный водопад Кейла-Йоа, который местные жители горделиво называют «прибалтийской Ниагарой». Река Кейла низверга­ется здесь с шестиметрового, чуть вогнутого внутрь уступа. Летом он почти пересыхает, но весной, в период таяния снегов, и осенью, после обильных дождей, водопад всем своим видом действительно напоминает Ниагару в миниатю­ре. Местность вокруг водопада — живописнейший уголок, когда-то принадлежавший князьям Волконским.

Есть в Эстонии водопад, который претендует по своей ширине на звание третьего в Советском Союзе. Это — Ягала на одноименной реке, в 20 км от Таллина по Нарвскому шоссе. Высота его равна водопаду на р. Кейла, но ширина значительно больше — до 70 м. Поэтому он вполне может поспорить и с Бельдунчанским, и с Хамсыринским. Многие из тех, кому довелось побывать на Ягале, звук ее водопада воспринимают как «печальный». Трудно объяснить это явле­ние, но голоса водопадов действительно различны, как и они сами. Имеют значение и расход воды, и высота падения ее, и состав породы, тип гребня и котла, интенсивность кавитации, окружающая местность и многое другое.

Есть в Эстонии водопады и на других реках. Знамена­тельно, что интерес к водопадам этого края проявился еще в прошлом веке, и в Трудах Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей в 1883 г. был опубликован «Очерк водопадов Северной Эстляндии».

В Латвии кроме описанной выше Румбы есть еще нес­колько более мелких водопадов. Например, неподалеку от турбазы Стрелниеки есть небольшой каскадик, всего метра два, на безымянном ручье. Как будто он ничем не примечате­лен, но, если встать рано утром, когда солнце еще не поднялось высоко и освещает его сбоку, можно убедиться, что это грозный Старый Космач с кудлатой головой и спутанными «волосами» водяной бороды и усов… Небольшие каскады обладают своей особой прелестью. Но их надо уметь смотреть!

Водопады оказывают огромное эстетическое и лечебное воздействие на человека, и они заслуживают большего внимания советских ученых, картографов и туристов. Водо­пады нужно изучать, пропагандировать и беречь.