6 месяцев назад
Нету коментариев

Странный этот спор… Как будто бы даже мальчишеский: кто глав­нее — географы-природоведы или экономисты? Но ведь он идет на наших глазах!..

Логика спорящих здесь такова.

«Природовед» — природа из­начальна, человек появился позд­нее. Он — часть природы. Он при­спосабливается к природе, часто портит ее. Поэтому надо знать, как устроена природа, и как лю­дям, хозяйству, производству к ней приспособиться. И главное поэтому изучать неизмененную природу: все, что делает человек, обратимо, это лишь временные модификации (временные формы существования) природных ком­плексов. Поэтому естественно-историческое исследование долж­но всегда идти впереди. А задача экономической географии — на основе наших знаний решать, что человек должен или может де­лать.

«Экономист». Людям надо есть, одеваться, строить дома. Потреб­ности эти меняются. Поэтому мы, представители общественных наук, и формулируем запросы о том, что хозяйству надо от природы, а уж вы, природоведы, ищите… Инвентаризируйте ресурсы, обес­печьте нас данными о продуктив­ности, устойчивости, способности природы к самоочищению. А уж мы тогда подскажем производст­венникам, что делать, где какие производства разворачивать. Мы ведь ближе стоим к практи­ке, мы интерпретаторы социаль­ного заказа. Значит, мы — веду­щие.

И обе стороны стремятся утвер­дить свою правоту. Спор глухих, но с обидами порою до слез.

А ведь истина не посередине!

Общество и природа не разорва­ны. Эволюция распорядилась так, что сегодня географическая обо­лочка представляет собою единую систему «природа — общество». И рассматривать ее надо именно как целостную, неделимую. И следова­тельно, видеть ее как единую. В этой системе ныне природа свя­зана с человеком, она выполняет в единой системе ряд социально-экономических функций: множе­ство своих постоянных биологи­ческих потребностей — в свежем воздухе, в пище, в сырье для строительства домов, в одежде — общество удовлетворяет за счет природы. Она выступает средою жизни и служит ресурсами произ­водства. А человеческое общест­во? Оно выступает как геологи­ческая планетарная сила, вызы­вающая серьезные и все чаще тре­вожащие нас изменения природы. Так было на протяжении веков. Сегодня мы сознаем, что человек, будучи генератором этих измене­ний, все чаще становится и жерт­вою их. Это служит основой зарож­дения осознания того, что чело­вечество должно стать гарантом, силою, помогающей воспроиз­водящим силам природы, если оно хочет выжить. Судьбы человечества и природы тесно связаны.

Вот почему, по-моему, не дано ни одной из географических вет­вей командовать друг другом. Вот почему архаичен спор о приорите­те. Географическая оболочка, био­сфера вместе с живущим в ней че­ловечеством, с его потребностями, возможностями и, конечно, за­блуждениями и является объек­том и предметом географии, об­щегеографических исследований.

В реальной жизни сегодня воз­можны следующие варианты отно­шений.

  1. Сформулирована социально-экономическая потребность: надо искать за счет чего, каких (вклю­чая и где лежащих) природных ресурсов ее можно удовлетворить. Такая задача может возникнуть как при экстенсивном освоении, так и при реконструкции хозяйства.
  2. Наметились нелады в хозяй­стве, в условиях жизни человека. Надо проверить: а правильно ли были выбраны решения раньше, не пришли ли они в противоречие с нашими знаниями о природе (распашка целины, введение моно­культуры, антропогеннаяэвтрофикация)? Здесь опять-таки первым выступает социальный запрос, тре­бующий глубокой природовед­ческой проработки. Но… Обратим внимание на это «но»: все чаще социальный запрос, социальный заказ формулируется сегодня при­родоведами или общенаучной об­щественностью как обращение к экологическому благоразумию. Не вернуть ли земли, распаханные в районах рискованного земледе­лия, под животноводство? Не уско­рить ли поиск более быстро раз­лагающихся удобрений? Не сокра­тить ли площади под хлопком, ко­торый выступил монокультурой? Не приостановить ли развитие промышленности на Кубани — од­ной из житниц страны?

Думается, что в реальных зада­чах мы все чаще сталкиваемся не с монопольным лидерством, а с последовательным чередова­нием лидерства физической и эко­номической географий.

Впрочем, за этим спором угады­вается более широкий обще­научный спор о роли (месте) чело­века в географической оболочке в биосфере.