3 года назад
Нету коментариев

«Кровавый дождь»

Это произошло более трехсот лет назад — в 1608 году.

Жители одного маленького французского городка были насмерть перепуганы совершенно необычным дождем. Дождевые капли были темно-красного цвета! Следы этого дождя, напоминавшие свежую кровь, вид­нелись по всему городку — на одежде людей, на стенах домов, на деревьях. Многие из жителей были уверены, что это капли настоящей крови. Суеверные люди готовились к смерти. Такой страшный дождь, по их мнению, не предвещал ничего хорошего.

Однако дождь прошел, красные капли постепенно испарились, и люди оправились от испуга. С ними ничего не случилось.

Историки описали много дождей, подобных «кровавому дождю» 1608 года. С давних пор такие дожди наблюдают время от времени во многих странах. Жители Франции, Италии, Испании и Турции не паз были свидетелями этого необычайного явления природы.

В чем же причина «кровавых дождей»?

Виновник таких дождей — ветер.

Отдельные смерчи и ураганы нередко путешествуют многие сотни километров. Часто в далеких пустынях ураганный ветер поднимает в воздух и несет с собой большое количество красноватой охровой пыли (охра — краска). Вот эта пыль, смешавшись с каплями дождя, и придает им вид крови.

Вспомните также, какого цвета бывает иногда вода в прудах, лужах, болотцах. Застоявшаяся вода этих водоемов часто приобретает зеленый, а иногда — буровато-красный оттенок. Особенно это бывает заметно в жаркие летние месяцы, когда, как говорят, вода «цветет». Этот «цвет» — бесчисленные количества раз­личных мельчайших растений и животных, обитающих в такой воде. Они размножаются в ней чрезвычайно быстро. Увидеть эти мелкие организмы в отдельности можно только с помощью увеличительных стекол. Но когда таких созданий очень много, они придают воде определенный цвет. Часто эти растения и животные окрашены в красноватый цвет; в этих случаях и вода принимает красноватую окраску.

Вы уже знаете, что смерч может выбрать из болота или озерка всю воду, а затем где-нибудь дальше обру­шить ее на землю в виде дождя. Понятно, что если вода будет полна мельчайшими животными и расте­ниями красного цвета, то капли такого дождя будут напоминать кровь.

Еще интереснее была причина описанного выше «кровавого дождя» 1608 года. Конечно, и тогда крас­ные капли дождя были не кровь. Это был… жидкий красноватый помет особых бабочек, массы которых ветер принес на город. Везде, куда только могли проникнуть эти бабочки, они оставляли свои следы, так похожие на капли крови, что они изумили и испугали жителей целого города. Внимательные наблюдатели заметили, что капли «крови» появлялись кое-где и внутри домов. Ясно, что туда дождь никак не мог бы попасть, а бабочки могли легко залететь в от­крытые окна.

Таким образом, и здесь ветер вместе с бабочками был причиной необыкновенного «дождя».

В некоторых местах Севера иногда выпадает крас­ный снег. Появляясь неожиданно, за одну ночь, он также сильно пугает людей, хотя никакой опасности не представляет. И здесь причина — ветер.

Есть такое, очень маленькое, простейшее растение (состоящее всего из одной клетки) — первопузырник. Эта невидимая глазом водоросль не боится холода и может расти и размножаться даже на снегу. Размно­жается она чрезвычайно быстро. Цвет водоросли — красный. И вот, стоит только ветру принести откуда-нибудь на снег зародыши первопузырника, как через несколько часов этот снег весь покраснеет. Первопузыр­ник закроет всю поверхность снега!

Таковы причины «кровавых» дождей и снегов.

Наблюдается в природе и зеленый снег. Впервые описали этот необычайный снег двое ученых около ста лет назад. Они обнаружили его в горах на острове Шпицберген (в Северном Ледовитом океане). Позднее находили такой снег и в горах Европы.

Конечно, и здесь нет никаких чудес. И здесь виновен ветер, заносящий на снег особые «снежные» водоросли зеленого цвета. Ученые установили, что в зеленом «цве­тении» снега участвуют три десятка различных мельчай­ших водорослей!

Много и других, порой совершенно удивительных, вещей приносит с собой ветер. В памяти народов осталось немало необыкновенных проделок ветра.

Однажды, это было в начале девятнадцатого столе­тия, в Дании в течение двадцати минут с неба сыпались морские раки.

Летом 1933 года в районе с. Кавалерово (Дальний Восток), расположенного в 50 километрах от побережья Тихого океана, прошел сильнейший ливень. Когда вода схлынула, на полях осталось большое количество мор­ских медуз.

Жители Шотландии, Норвегии, Дании много раз получали даровую небесную пищу в виде «дождя» из сельдей.

Во всех этих случаях повинен ветер. Смерчи и ура­ганы нередко поднимают в воздух массы воды, а вместе с ней и раков, медуз, косяки сельдей, и выбрасывают их где-нибудь далеко на суше.

Ветер способен переносить различные предметы на большие расстояния. Так, в. 1804 году ураган разрушил в Испанском Марокко (Северная Африка) большие склады с пшеницей. Ветер подхватил зерно и понес его через Гибралтарский пролив к берегам Испании. И там, к великому изумлению жителей одного местечка, с неба вдруг посыпалась пшеница, да так сильно, что впору было собирать зерно с земли.

Пыль в воздухе

Много разрушений приносят с собой смерчи и ура­ганы. Но они бывают редко. Большинство ураганных ветров имеет свои излюбленные воздушные пути. Из года в год они проносятся над одними и теми же местами. А таких мест на Земле совсем немного. Гораздо больше районов и областей, где жители очень редко бывают свидетелями смерча или урагана.

Но ветры дуют везде. В одних местах они дуют чаще и сильнее, в других — реже и слабее, но нет на Земле таких стран и областей, где люди не знали бы, что такое ветер.

И вот этот обычный ветер оказывает гораздо большее влияние на нашу жизнь, чем все ураганы и смерчи.

18 сентября 1938 года жители Ямальского националь­ного округа наблюдали неожиданное солнечное затме­ние. Оно было подробно описано одним из ученых-метеорологов, находившимся в ненецком поселке Хальмер-Седэ — в устье реки Таза, близ Обской губы.

Утро в поселке началось, как обычно. Но уже в половине девятого было замечено уменьшение света. Облака стали приобретать необычную красно-бурую окраску. Они становились темнее и темнее. День быстро угасал. Изумленные ненцы стали зажигать огни. В десять часов утра наступила темная ночь. Ночь была значительно темнее обычной для этого времени года. На расстоянии нескольких шагов нельзя было различить даже белых предметов. Земля и небо слились в непро­ницаемой тьме. Только, как редкие звездочки, блестели огни в домах напуганных людей. «Солнце умерло, что будем делать?» — говорили ненцы.

Но вот на северо-западе, на горизонте, появилась узкая полоска света. Она постепенно расширялась. Стало светлее. Но свет не радовал людей: он был буро-оран­жевого цвета. Через час светлая полоса пропала, и землю снова окутала тьма. Наконец, в первом часу дня вторично начался красно-бурый рассвет, и через час необычайное затмение кончилось.

Когда из различных мест Ямальского округа были собраны сведения об этом необычном явлении, стало ясно, что затмением была охвачена полоса, протяжением до шестисот и шириной до двухсот пятидесяти километ­ров, протянувшаяся с запада на восток. Непредсказанное астрономами затмение солнца 18 сентября 1938 года по силе и продолжительности во много раз превосходило обычное полное солнечное затмение. Неудивительно, что люди были напуганы этим явлением.

Что явилось причиной такого затмения?

Оказывается, причиной затмения были сильные лесные пожары, охватившие летом 1938 года уральские леса. Огромные количества дыма и пепла были занесены ветром на высоту в несколько десятков километров и в виде темной тучи проследовали на северо-восток Сибири. Там, где эта туча была особенно густа, она закрывала солнце, и для людей на земле наступало затмение.

Таким образом, выходит, что виновником затмения был ветер. И, действительно, жители районов, охвачен­ных затмением, рассказывают, что уже за неделю до него был слышен запах гари. В воздухе стояла легкая дымка. Временами наплывал густой туман, пахнущий дымом.

В библии рассказывается о «тьме египетской», на долгое время закрывшей от людей солнце. Мы не знаем, происходило ли это событие в действительности. Но если такая «тьма» когда-то действительно и была, то ясно, что она была вызвана причиной, подобной той, которая вызвала «тьму сибирскую» в 1938 году.

Рассказанный случай — явление очень редкое.

Для такого необычайного солнечного затмения необходимы были на редкость сильные лесные пожары.

Гораздо чаще ветер поднимает в воздух обычную пыль — с полей, дорог, отовсюду, где только есть голая и сухая земля. И если ветер сухой и горячий, то-есть так называемый «суховей», тогда нередко возникают настоящие пылевые бури.

Равнинные суховеи дуют во многих странах Запад­ной Европы — в степях Кастилии (Испания), в Венгер­ской низменности и в других местах. Они хорошо знакомы и жителям некоторых областей нашей ро­дины.

Суховеи приносят с собой сухость и зной, которые очень быстро губят зелень. Засыхает и желтеет зеленая трава, отмирают листья деревьев.

Особенно вредно действуют суховеи на молодые растения, когда те цветут и наливаются. За несколько часов растения засыхают и становятся безжизненными. В степях Северного Кавказа бывали случаи, когда от знойного восточного ветра засыхали и гибли даже моло­дые деревца в возрасте двух-трех лет.

Страдают от суховеев и хлеба. Стебли злаков высы­хают, а колосья преждевременно созревают. Зерна в таких колосьях — мелкие, морщинистые, пустые. Их, по народному выражению, «зажаривает солнце».

В засушливых степных районах, особенно там, где большие пространства земель распаханы, при суховеях нередко возникают пылевые, бури. У нас такие бури наблюдаются в некоторых южных и юго-восточных районах.

Суховеи временами поднимают там в воздух такие количества мелкой пыли, что в небе стоит мгла, затме­вающая солнце. На юге суховеи так и называют: «мгла» или «помоха».

Сильно страдают от пылевых бурь рыхлые обрабо­танные поля: взрыхленная земля сдувается ветром и уносится на многие сотни километров.

Немалые беды приносят суховеи в степях Австралии и Америки. Американцы называют свои суховеи «настоя­щим бичом земледелия».

По мере распашки земель и хищнического «вырубания лесов суховеи Америки и связанные с ними пылевые бури становятся все более частыми. Так, в весенние месяцы 1934—1935 годов сильнейшие пылевые бури прокатились по всем равнинным штатам Америки. Пыль в воздухе была настолько густа, что американские фермеры днем зажигали в домах огни. С засеянных полей ветер уносил землю вместе с семенами.

Скорость ветра при пылевых бурях нередко дости­гает пятнадцати — восемнадцати метров в секунду.

Иногда ветер поднимает мельчайшую пыль очень высоко, и она носится в воздухе многие месяцы, а порой и годы. Правда, чаще это бывает особенная пыль.

Так, в 1883 году произошло извержение вулкана Кракатау (этот вулкан расположен на одном из неболь­ших островов Индонезии в Тихом океане). В воздух были выброшены огромные массы мельчайшей вулкани­ческой пыли. Пыль была подхвачена воздушными тече­ниями и занесена в верхние слои атмосферы — на высоту до семидесяти — восьмидесяти километров. В течение нескольких лет после извержения Кракатау эта пыль «путешествовала» вокруг света и была причиной необык­новенно красивых закатов и утренних зорь во многих странах земного шара.

На островах Индонезии нередко наблюдают пыль, принесенную из-за моря — из далеких пустынь Австралии.

Человек не может еще избавиться от суховеев, пред­отвратить их, но бороться с суховеями и особенно с пылевыми бурями можно. Наилучшим средством про­тив пылевых бурь является озеленение степей. Даже небольшие массивы лесных насаждений являются пре­красной защитой от распространения пыли. Лес задер­живает пыль на земле, не дает ей подняться высоко в воздух. Самые маленькие, молодые деревца уже с успе­хом преграждают путь несущимся при суховеях массам пыли.

Хорошие результаты в борьбе с пылевыми бурями и .суховеями дают также искусственное орошение и «дож­девание» (искусственный полив) засушливых земель. Как тот, так и другой способы вполне осуществимы в широких масштабах в условиях нашего социалистиче­ского земледелия.

Особенное значение имеет дождевание засушливых земель. В этом случае при небольшом сравнительно расходе воды осуществляется равномерное увлажнение земли и одновременно увлажняется воздух.

Дождевание производится с помощью двигателей внутреннего сгорания, паровых машин, электрических моторов. Мощность двигателя для одной дождевальной установки обычно не превышает пятидесяти — шести­десяти лошадиных сил. Такая установка состоит, кроме двигателя, из насоса высокого давления, нагнетательных труб и дождевальных приборов. Последние’ распыляют подводимую к ним воду через особые насадки в виде дождя над полем. Одна дождевальная установка в сред­нем за рабочий день может оросить до семи гектаров земли.

В настоящее время имеется много различных систем дождевальных установок, в том числе переносные. У нас, в Советском Союзе, искусственному дождеванию уделяется большое внимание. В годы первых пятилеток во многих засушливых районах нашей родины были про­ведены многочисленные опыты с различными дожде­вальными установками. Было установлено, что дождева­ние увеличивает урожайность сельскохозяйственных культур.

Помогает в борьбе с пылевыми бурями и снегозадер­жание на полях.

 

«Небесное» удобрение

Не всегда, однако, пылевые бури приносят один вред людям. Есть такая пыль, из которой образуются слои очень плодородной земли. Эта земля состоит из мелких глинистых, песчаных и известковых частичек, которые ветер заносит из пустынь в населенные области.

В сухих континентальных (то-есть расположенных далеко от морей) пустынях ветер сильно влияет на изме­нение их поверхности. Здесь он непрерывно разрушает горы, сглаживает поверхность пустынь. , Как велика работа ветра в пустынях, можно видеть на примере той же Сахары. Когда путешественники про­никли в глубь этой огромной пустыни, они обнаружили, что ее поверхность далеко не так однообразна, как счи­талось раньше. Это оказалась настоящая горная страна, где есть и высокие каменистые горы, и песчаные равнины, и глинистые котловины.

Но какие здесь были горы! Чем ближе подходили путешественники к голым карминно-красным утесам пустыни, тем причудливее и неожиданнее становились их очертания. Тут были и высокие столбы-колонны, и стены с зубцами и бойницами, и глубокие гроты-пещеры, и огромные каменные ворота, и отдельные скалы-грибы. Горы совершенно не были похожи на те, какие мы при­выкли видеть в своих краях.

В чем тут дело? Почему горы Сахары так причудливы?

Причина здесь — климат пустыни.

Климат областей, лежащих вдали от моря, всегда резко континентален. Это значит, что здесь очень резки переходы от жары к холоду и наоборот. Днем песок и камень нагреваются часто до шестидесяти — семидесяти градусов тепла, а ночью их температура понижается до десяти—пятнадцати градусов тепла. При нагревании гор­ные породы расширяются, а при охлаждении сжимаются. От этого за многие сотни лет камни покрываются много­численными трещинами. Связь между частицами скал постепенно нарушается.

Нагрейте в огне камень и облейте его водой. Камень охладится и покроется сотнями мелких трещинок. Если повторить такой опыт несколько раз, камень растре­скается так сильно, что распадется на куски.

Причина здесь та же, что и при разрушении скал пустыни. Когда вы облили горячий камень водой, то прежде всего охладились и сжались наружные части камня, а внутренние остались нагретыми (а значит, и расширенными). В результате камень и растрескался с поверхности. Точно так же охлаждаются камни в пу­стыне. После жаркого дня они охлаждаются прежде всего с поверхности и благодаря этому растрескиваются.

И тут за дело берется ветер. Налетая сильными по­рывами, он забирается во все едва заметные глазом трещины скал и выдувает из них мелкие песчинки, обломки камня.

Происходит «выветривание» горной, породы.

Камень не однороден. Он состоит из более слабых, например известковых, частиц и более крепких, таких, как кварц. Естественно, что выветриваются сначала более слабые породы.

Благодаря этому с каждым годом скалы приобре­тают все более своеобразный вид и часто начинают похо­дить на какую-нибудь фигуру или предмет.

С особенным усердием подчищает горы самум. Про­летая над пустыней, этот сильный ветер выдувает и уно­сит с собой все разрыхленные зерна горных пород.

Вот каким образом горы пустынь и приобретают свой живописный, причудливый вид.

Выдув из трещин скал все, что там успело разрых­литься,— все мелкие каменистые частички, ветер под­хватывает их и уносит на многие сотни километров. Более тяжелые частички оседают в той же пустыне и дают начало переносным пескам — дюнам (о них у нас речь будет дальше). А мелкая пыль выносится далеко за пределы пустынь и только там постепенно оседает на землю.

Огромные массы пыли рождают пустыни Азии. Здесь пылевые бури возникают при северо-западных и северо-восточных ветрах. На многие часы в воздухе повисает мельчайшая, похожая на туман, желтоватая пыль. Яркое солнце тускнеет. Горизонт теряется в пыльной мгле. Пыль забирается в уши, глаза и нос. Дышать стано­вится тяжело.

И вот там, где оседает эта пыль, со временем обра­зуются толстые слои плодороднейшей почвы. Такую почву называют лёссом или желтоземом, так как цвет ее буровато-желтый. Желтозем состоит из глинистой, известковой и кварцевой пыли.

Слои лёсса находят во многих местах земного шара. Мощные слои лёсса известны у нас в среднеазиатских республиках, в Китае, Аргентине и других странах.

В некоторых местах лёссовые залежи особенно велики. Так, в северо-западном Китае лёсс занимает огромную площадь, равную всей Украине, и достигает толщины в полкилометра!

Ясно, что такие массы желтозема накапливались здесь много тысячелетий. Приносимая ветром лёссовая пыль постепенно оседала на покрытую растительностью почву, задерживалась этой растительностью и прибива­лась дождем. Это повторялось из года в год, и на ста­рых почвах постепенно вырастал новый мощный покров лёсса.

Многие путешественники, побывавшие в северо-за­падном Китае, описывают красоту и живописность лёс­совых областей. Дело в том, что лёссовые породы легко распадаются на вертикальные столбы благодаря тому, что вся толща лёсса прорезана тонкими вертикальными канальцами, следами занесенных лёссовой пылью и погибших в ней травянистых растений. Поэтому в лёссе легко образуются глубокие ущелья, стенообразные об­рывы и отдельные столбы лёссовой породы (рис. 11).

Лессовые столбы в Китае

Лессовые столбы в Китае

Желтозем очень плодороден. Обширные площади обработанных полей Узбекистана разбиты на лёссовых почвах. Эти поля дают прекрасные урожаи хлопка, пше­ницы, фруктов.

Китайцы ожидают выпадения лёсса как хорошего удобрения для своих полей. Они знают, что если ветер принесет на поля лёссовую пыль, год будет урожайным.

Так ветер кормит человека.

Есть много оснований думать, что и другие плодо­родные почвы земли — результат работы ветра. Так, чернозем южных степных областей Советского Союза образовался, повидимому, из смешанного с перегноем лёсса. Такие же черноземные почвы имеются и в Запад­ной Сибири.

Не только в пустынях воюет ветер с горами. Это происходит всюду. Выветривание горных пород в других местах происходит даже сильнее, так как. там работе жара и холода сильно помогает вода, которой так мало в пустынях. Проникая в трещины гор, вода сильно ослабляет крепость породы.

Летучие пески

В самом конце прошлого века один ученый путеше­ственник нашел в песках Средней Азии остатки засы­панного песком древнего города.

Вот как это было. Караван двигался по одной из безжизненных долин пустыни Гоби. Неожиданно в сто­роне от караванного пути ученый заметил сухие, почер­невшие стволы деревьев. Это был мертвый, полузане­сенный песком лес. По-видимому, когда-то здесь проте­кала река, теперь изменившая свое русло. Проводники путешественника заявили, что рядом с этим лесом должен находиться засыпанный песком город Такла-Макан. После недолгих поисков путешественники были у развалин древнего города.

«Ни один из древних городов Восточного Турке­стана, какие мне удалось посетить, — пишет ученый, — не походил на этот оригинальный город, остатки кото­рого лежали перед нами.

В Такла-Макане все дома были деревянные (топо­левые), не было никаких следов каменных или глиня­ных построек. От домов остались только столбы, метра в три высотой, заостренные наверху; они растрескались, обветшали под влиянием ветра и песка, стали хруп­кими, как стекло, и легко разбивались от удара. Таких разрушенных домов можно было насчитать целые сотни».

«Стены злосчастного города, погребенного в пу­стыне, омывались некогда большой рекой; в домах и и храмах его вода протекала по бесчисленным каналам. Около города, по берегам реки, росли густолиственные леса. В жаркие дни жители укрывались под тенью абри­косовых деревьев. Воды, протекавшие здесь, были на­столько сильны, что ворочали тяжелые жернова».

«В какое время жили люди в этом таинственном го­родке? Когда зрели в последний раз абрикосы на его деревьях? Когда в последний раз упали пожелтевшие листья этих тополей? Когда умолк здесь шум водяных мельниц? Когда несчастные жители окончательно поки­нули свои жилища в жертву царю пустыни? Какой народ жил здесь, на каком языке говорил, откуда взялся и куда ушел?»

«До сих пор никто и не подозревал, что внутри страшной пустыни Гоби, а именно в самой пустынной ее части, погребены под песком большие города, остатки когда-то цветущей цивилизации. А потому на поставленные выше вопросы ответить трудно».

Такой же засыпанный песком мертвый город Хара-Хото обнаружил в песках Монголии знаменитый рус­ский путешественник П. К. Козлов.

Но есть ли летучие пески в наше время? Есть, и во многих местах. Правда, они не засыпают целые города, как это было когда-то; люди научились с ними бо­роться, но в отдельных местах и сейчас еще человек порой отступает перед наступающими песками, если не были предприняты своевременные меры защиты.

В Латвийской ССР, близ Мемеля, вдоль морского берега тянется широкая полоса подвижных песков, или, как их называют, дюн. Особенно мощные дюны нахо­дятся на песчаной полосе земли, отделяющей Балтий­ское море от залива Куришес-Хаффа. Они достигают здесь шестидесяти — семидесяти метров высоты!

С каждым годом эти пески удаляются от морского берега на пять-шесть метров и засыпают обработанные земли, находящиеся на полосе Куришес-Хаффа. Мест­ные жители вынуждены уходить от надвигающихся дюн дальше и дальше. За последнюю сотню лет песок засыпал несколько населенных пунктов.

Так, в начале девятнадцатого века дюны погребли под своими песками деревню Кунцен. А через пятьдесят лет развалины этой деревни показались снова из-под песка, но уже с наветренной стороны. Дюны прошли через деревню и ушли дальше.

Помимо этого в дюнах Куришес-Хаффа между от­дельными холмами образуются в дождливое время года так называемые «пловучие пески». Это отдельные озерки воды, замаскированные сверху коркой песка. Многие неосторожные путники погибли в таких преда­тельских ямах.

В тридцати километрах от Ленинграда расположен курорт Сестрорецк. Здесь прекрасные сосновые леса, чистый морской воздух, чудесный морской пляж. Но кругом господствует песок. На полтора десятка километров вдоль берега Финского залива тянутся мощные песчаные дюны. Пески эти медленно движутся. Они за­сыпают цветущий сосновый лес (рис. 12), оставляя позади себя засохшие деревья.

Дюны засыпают лес

Дюны засыпают лес

Встречаются дюны и на берегах рек. Так, в ни­зовьях Днепра более чем на сотню километров тянутся «Алешкинские» пески. Их здесь называют кучугурами. Такие же летучие пески известны на Дону. Распростра­нены пески в верховьях реки Сызрани и в Чернигов­ской области.

В Западной Европе дюны можно видеть на морских побережьях Германии, Дании, Голландии, Франции. Почти непрерывной полосой тянутся они вдоль берегов Северного моря.

Наиболее мощны дюны Гаскони во Франции, дости­гающие семидесяти и даже девяноста метров толщины. Они не раз засыпали поселения французских крестьян и рыбаков.

Но, конечно, самые мощные дюны можно наблю­дать в пустынях. Здесь их царство.

Дюны пустынь называют барханами. Их формы раз­нообразны. Чаще всего встречаются барханы, похожие на серп. С подветренной стороны они имеют выемку, а по бокам — два вытянутых рога. С изменением ветра меняется и форма барханов. Другая форма песков в пустыне — грядовые (или бугристые) пески (рис. 13). Длинными, нескончаемыми цепями тянутся такие пески в пустыне. Нередко они достигают ста — ста пятиде­сяти метров в высоту!

Барханы в пустыне

Барханы в пустыне

В Средней Азии, от Каспийского моря до Маньчжу­рии, идет полоса великих пустынь. Огромные простран­ства этих пустынь, покрытые песчаными холмами, на­поминают окаменевшее море с желтыми волнами. Беда, если здесь начинает дуть сильный ветер. Окаменевшие волны песчаного моря оживают. Вершины их начинают куриться, песок вытягивается в струйки, поднимается в воздух. Все барханы приходят в движение. По мере усиления ветра все больше и больше песка летает в воздухе. Во время урагана ветер поднимает в воздух огромные массы песка. Тогда черные тучи его закры­вают солнце, жгут лицо и руки, затрудняют дыхание.

На пятнадцать — двадцать метров в сутки переме­щаются иные барханы пустынь!

Движение песков во многом напоминает движение снега.

Понаблюдайте за снегом в ветреный зимний день. В открытом поле ветер чисто подмел весь не закрепив­шийся на оледеневшем насте снег. Он согнал его в су­гробы. Снеговые наносы образовались везде, где было какое-либо препятствие. В селениях ветер прибил снег к стенам домов и заборам. В садах и на бульварах около каждого дерева также образовался небольшой серпообразный холмик с пологим и крутым скатами.

Точно такие же явления происходят при передвиже­ниях песка. И здесь все творит ветер. Песок — прекрас­ный сыпучий материал, и стоит только подуть свежему ветру, как он погонит перед собой отдельные песчинки. Малейшие препятствия — валуны, поваленные деревья, кустики — задерживают песок, и в этих местах начинают расти песчаные холмы, приобретающие форму снеж­ного сугроба. Но как только песчаный холм сравни­вается с препятствием, песок начинает двигаться дальше.

Во время сильного ветра заметно, как вершина та­кого холма курится, испуская струи песка. С гребня дюны песок с характерным шумом осыпается в сторону ветра. В то же время к вершине устремляются бесчис­ленные количества песчинок снизу — от подножья холма. Постепенно рядом вырастает новый гребень дюны.

Песчаный холм движется!

Когда высота дюн достигает десятков метров, с их крутых склонов при сильном ветре низвергаются целые лавины песка, небезопасные для человека.

На пологих морских побережьях, где чаще всего образуются дюны, песок приносит море.

Когда волны во время прибоя набегают на берег, они выносят с собой массы песчинок. Большинство этих песчинок остается на берегу. Постепенно здесь на­капливаются холмики песка, которые начинают подсы­хать. Стоит теперь подуть ветру с моря на берег, как вместе с ветром будет передвигаться в глубь материка и песок. И если в каком-либо районе дуют достаточно постоянные морские ветры и имеется пологий морской берег, здесь начинают образовываться дюны. Таковы именно дюны Балтики и Западной Европы.

Как же люди борются с нашествием песков?

Ответ дает сама природа. Вспомните еще раз зим­ний ветреный день. Где ветер не может создавать снеж­ных заносов? В лесу. Как бы ни гулял ветер по полям, в густом лесу он бессильно стихает. Только верхушки деревьев глухо шумят под ударами ветра. А внизу все тихо и спокойно. Снег лежит нетронутой пеленой. Здесь не видно никаких сугробов.

Итак, одна защита, и притом самая лучшая, у нас уже имеется. Это — лесонасаждения. И недаром уже давно многие железнодорожные линии защищают от снежных заносов специально посаженными вдоль по­лотна деревьями. Почти такой же хорошей защитой от подвижных песков является трава. Это и понятно. Стоит только песчинкам попасть в траву, ветер уже не выдует их оттуда с той легкостью, как он это делает на голой земле. Только ураган, который снимает траву с корнем, сможет унести песок, попавший в зеленый ковер земли.

Для борьбы с песками устанавливают вдоль дви­жущихся холмов с наветренной стороны защитные изгороди, преграждающие путь пескам к главным дюнам, расположенным за изгородью. А за изгородью высевают: и разводят такие травы, которые могут расти на песке. Позднее, когда в песке накопится перегной от этой травы, сюда высаживают уже деревья, главным обра­зом сосны, которые прекрасно растут на песчаных почвах.

Так были остановлены гасконские дюны и многие дюны Балтийского побережья.

Наоборот, там, где люди неосмотрительно уничто­жают леса и стравливают растительность, возникают летучие пески. Известно, например, что так и возникли упомянутые дюны Гаскони, Прибалтики и Дона. В ста­рину здесь росли густые леса, и никаких подвижных песков не было.

Интересно отметить, что в одном случае человек использует дюны и для своей пользы. Это происходит в Голландии. Известно, что Голландия находится под угрозой затопления морскими водами. Почти вся ее по­верхность ниже уровня океана. И вот голландцы заставляют песок бороться с наступлением моря. Морские волны, вынося на берег песок, строят сами для себя дюны-валы, защищающие сушу от воды.