5 лет назад
Нету коментариев

Вся эта книга, кроме нескольких страниц, в конечном итоге посвящена насекомым-врагам и методам борьбы с ними. Но неужели возможна только такая точка зрения? Так ли уж обязательно считать насекомых врагами и нель­зя ли извлечь из них пользу?
Кажется, можно, и если мы не сделали этого раньше, то лишь потому, что мы — рабы готовых идей. Не будем говорить о пчелах — это совсем особый случай, к тому же из всех насекомых пчелы, пожалуй, самые необходимые для человека не столько из-за меда (без меда мы могли бы легко обойтись), сколько из-за роли в опылении многих растений.
Менее известен нам рыжий лесной муравей; редко кто знает, что сейчас это насекомое находится на пути к «одо­машниванию» — становится санитаром леса благодаря сво­ему неуемному аппетиту, для утоления которого каждый муравейник требует ежедневно по килограмму насекомых. А нельзя ли было бы выдрессировать муравья на лов оп­ределенной добычи, подобно тому как Карл Фриш дресси­ровал пчел, обучая их брать взяток с того или иного цвет­ка? Нельзя ли создать передвижные муравейники, чтобы доставлять их в рабочую зону точно так же, как перевозят пчелиные ульи, когда хотят, чтобы пчелы участвовали в опылении поля? Неудобно, конечно, что муравьи носят за собой повсюду своих неразлучных тлей и эти создания уг­рожают заразить как раз те растения, которые мы хотим избавить от паразитов с помощью муравьев. Но против тлей существуют очень хорошие системные инсектициды, они могли бы, не повредив муравьям, в то же время по­мешать тлям прочно обосноваться на растениях. А муравь­ям можно было бы давать сахар вместо выделяемой тлями медвяной росы. Ведь дают же сахар пчелам, когда для луч­шего опыления плодовых деревьев в сад ставят как можно больше ульев.
Есть путь использования и других насекомых, кроме общественных, и путь, как выяснилось, чрезвычайно инте­ресный. Это — борьба с сорняками, вредными и быстро раз­множающимися растениями. Поразительные примеры такой борьбы приводит Балаховский. Некоторые кактусы-опунции, завезенные в Австралию, не встречая врагов, бы­стро захватили 25 миллионов гектаров земли в Новом Юж­ном Уэльсе и продолжали распространяться, занимая по 500 000 гектаров новых земель ежегодно. К счастью, Хемлин и Додд поспешили ввезти туда маленькую бабочку Cactoblastis, которая и свела счеты с этими зловредными опунциями. А знаете ли вы, что до ввоза добрых волшеб­ников-насекомых все другие методы борьбы с опунцией терпели крах?
И в другом тоже не повезло злополучному континен­ту: так же хорошо, даже слишком хорошо растет в Австра­лии зверобой, достигая в высоту более полутора метров. В 1930 году в штате Виктория заросли его покрыли 200 000 гектаров, сделав их непригодными для сельского хозяйства. Понадобилось вмешательство заботливо ото­бранных листоедов Chrysomela, которые полностью избави­ли Австралию от этого бедствия.
Балаховский приводит десятки других, столь же ярких примеров, которые дают мне повод помечтать. Сколько в Европе сорняков, от которых земледелец должен осво­бождать свои поля! А с гербицидами на поля попадают тонны малоизвестных нам молекул, загрязняющих воды рек и почву. Неужели химические меры борьбы и вправду единственный выход? Или перепашка — неужто невоз­можно заменить ее в садах каким-нибудь иным методом? И разве не существует насекомых, которых мы сумели бы селекционировать и разводить для борьбы с нашими ме­стными сорняками? Делались, например, попытки исполь­зовать против ежевики жужелиц, но у них есть один су­щественный недостаток: они атакуют и розы. Так ли уж в- действительности этот недостаток непреодолим? Сколь­ко подобных примеров можно было бы привести…
Насекомые враждебны человеку лишь до тех пор, пока он не использует их как помощников и отказывается при­кладывать силу своего ума для решения задач, выдвигае­мых их существованием.