6 лет назад
Нету коментариев

Надо ли за сказкою далеко ходить?

К. Иванов

Мир растений тесно связан с миром насекомых. Есть насекомые — друзья деревьев и трав, а есть и их враги. На лугу, в лесу или на болоте — всюду, где цветут травы, вокруг них летает, прыгает, ползает бесчисленное множество бабочек и пчел, жуков и гусениц, мух и мушек. Одни охотятся за сладким нектаром или вкусной пыльцой цветков, другие в чащобе листьев ищут защиты от непогоды, третьи, самые зловредные, откладывают на растения яички, и вылупившиеся мелкие личинки жадно пожирают или цветки, или листья, зачастую приводя свой зеленый дом к гибели.

Так уж повелось, что слабое растение, навечно прикрепленное к одной точке земли, лишь пассивно обороняется от летающих и ползающих врагов. Насекомые, поедающие растения, столь широко распространены, что известны многим. А вот знаете ли вы растения, поедающие насекомых?

Оказывается, бывают и такие. В мире насчитывается до пятисот видов растений-хищников, для которых мясная пища так же необходима, как и для хищных животных. У них, как и у всех других представителей зеленого царства, есть зеленые листья, при помощи которых растение на свету добывает себе пищу из углекислого газа и воды. Но корни этих растений такие маленькие и слабые и растут они чаще всего на такой бедной бесплодной почве, что не могут забрать из нее тех соединений азота и других питательных веществ, которые необходимы для жизни. Вот и питаются такие травы «мясом». И что самое удивительное, многие насекомоядные растения так малы, выглядят такими изящными и нежными, что вовсе не кажутся коварными хищниками, обманом завлекаю­щими и затем пожирающими добычу.

В северных и центральных районах нашей страны, где-нибудь на окраине торфяного болота, встречается крохотное растеньице. Среди легких шариков пушицы и нитевидных стебельков клюк­вы распластана по моховому покрову розетка округлых листочков, каждый из которых чуть менее копеечной монеты. Над розеткой на длинном цветоносе поднимается несколько мелких белых цветков. Это росянка. На ее листочках в любое время суток проблескивают мельчайшие прозрачные капельки, будто капельки росы. Мелкая мушка, комар или муравьишка, замученный бесчисленными дневными хлопотами, завидев эти капельки, спешит напиться, но… попадает в такую беду, из которой, если он мал и слаб, ему живым уже не выпутаться…

Росянка

Росянка

Вся верхняя сторона и края каждого листочка усажены еле заметными красными волосками — ресничками. Прозрачная капелька на конце каждого волоска вовсе не вода, а густая, липкая, тягучая слизь. Пленник мечется и бьется, пытаясь освободиться из ловушки, и при этом неизбежно задевает за соседние липкие капли. Все реснички потревоженного листа изгибаются навстречу добыче и скоро обволакивают ее слизью с ног до головы. Край листа медленно загибается и покрывает свою, уже мертвую, жертву, которая здесь же начинает перевариваться так, как переваривается пища в желудке животных. Дело в том, что эта слизь содержит особые вещества, напоминающие желудочный сок, которые и переваривают мясную пищу.

Через несколько дней лист постепенно раскрывается. Ветер сдувает с него жесткие остатки насекомого. На тоненьких ресничках снова выступают прозрачные слезинки. Ловушка готова. Хищник ждет.

Так лист росянки захватывает насекомое

Так лист росянки захватывает насекомое

Ну, а если на листок росянки упадет кусочек сухой былинки или еще что-нибудь несъедобное? Что будет тогда? Ничего. Реснички листа только чуть-чуть вздрогнут и снова замрут в ожидании, когда ветер сдует с них ненужный предмет. Оказывается, лист не только «чувствует» груз упавшего на него тела, но даже способен «нюхать». Если добыча ничем не пахнет, то это не добыча, а вот если пахнет мясным, тогда другое дело! Как поразительно велика чувствительность ресничек росянки, можно судить по тому, что достаточно положить на лист кусочек мясной пищи массой в 0,000 822 миллиграмма (восемьсот двадцать две миллиардные грамма) для того, чтобы заставить реснички немедленно прийти в движение и согнуться в дугу. Даже гораздо более тяжелый предмет, положенный на кончик языка, как самое чувствительное место нашего тела, не будет нами ощущаться.

У росянок, которые произрастают в Австралии, длинные реснички, окружающие вход к центру листа, торчат во все стороны, как щупальца гидры. Они особенно быстро реагируют на любое, самое слабое прикосновение и как бы хватают добычу в свои объятия, чтобы уже никогда больше ее не выпустить.

Конечно, поскольку и сам лист росянки, и тем более реснички этого листа очень малы, они могут ловить только мелких насекомых. Однако, если на росянку сядет муха, она рискует оставить там свою ногу, а то и две. Бывают случаи, когда муха прижмется к листу росянки брюшком и погибнет, получив смертельную рану.

Изредка на болотах можно встретить еще одного зеленого хищника — жирянку. Это растение своими темно-синими цветками и внешним обликом напоминает всем известную фиалку. Продолговатые ярко-зеленые, глянцевитые, довольно крупные листья жирянки собраны в розетку. Края листьев чуть загнуты. Лист жирянки — ее ловчий аппарат. Действует он примерно так же, как и лист росянки. На его поверхности, как булавочные головки, разбросаны железки двух типов — одни подлиннее, на ножке, другие совсем короткие. Попадаются жирянке, как правило, мелкие ползающие насекомые. Заползает насекомое на край листа в надежде поживиться и попадает в плен — прочно прилипает к длинным железкам. Стараясь освободиться, жертва мечется из стороны в сторону, но этим лишь отягощает свою участь. Лист в ответ на толчки постеленно загибает край вверх, и через некоторое время пойманное насекомое оказывается внутри узкой щели, со всех сторон окруженное слизистыми железками. Покрытое слизью, сдавленное, задыхающееся, оно падает на короткие сидячие железки, которые выделяют кислый сок, похожий на желудочный.

Когда через сутки лист жирянки снова разворачивается, поверхность его совершенно сухая. Остатки пищи легко сдуваются ветром. А еще через некоторое время лист по-прежнему жирно блестит и ничто больше не напоминает о недавно разыгравшейся здесь драме.

Если вам посчастливится увидеть в природе росянку или жирянку, ее можно вместе с окружающим мхом осторожно принести домой, посадить в какую-нибудь посуду и выращивать долгое время на подоконнике, следя за тем, чтобы мох не пересыхал и чтобы на растение не попадали прямые солнечные лучи. Кормить росянку и жирянку лучше всего комарами или чрезвычайно мелкими кусочками сырого мяса. Более крупные куски, положенные на лист, вызовут «несварение желудка» — лист не справится со слишком большим количеством пищи, пожелтеет и отомрет.

На севере Скандинавии и у нас на Кольском полуострове свежие листья жирянки кладут в парное молоко, которое под влиянием сока железок растения превращается в своеобразный сыр с оригинальным вкусом и запахом.

В народной медицине настойку травы жирянки и росянки употребляют при коклюше и болезнях бронхов как отхаркивающее средство. Кроме того, росянку применяют и в официальной медицине. Если вы увидите в аптеке препарат «дрозе-рин», знайте — это не что иное, как экстракт росянки, помогающий при кашле.

Но, пожалуй, самое интересное хищное растение нашей природы — пузырчатка. Летом над гладкой поверхностью водоемов со стоячей водой можно заметить стройные стебельки, несущие на верхушке довольно крупные красивые цветки — желтые с оранжевыми крапинками. Стебель с сильно рассеченными листьями находится под водой. Растение, совсем не имея корней, свободно плавает в водоеме. Многие из вас, вероятно, не раз видели пузырчатку то в прибрежной воде пруда или озера, а то и просто в глубокой луже. Задумывались ли вы, зачем у этой подводной травки так много зеленоватых мелких пузырьков среди нитевидных листьев? Вряд ли вы обращали на них особое внимание. Между тем эти многочисленные пузырьки не что иное, как хищные пасти, разинутые на горе зазевавшимся микроскопическим рачкам, дафниям и прочей водной мелочи, мириадами кишащей в прогретой солнцем воде. Они так и называются — ловчие пузырьки.

Ловчий аппарат пузырчатки

Ловчий аппарат пузырчатки

На суженном конце такого пузырька имеется клапан, напоминающий дверцу, которая открывается только внутрь. И, как стража около дверцы, по бокам ее ощетинились длинные, настороженные, упругие, чрезвычайно чувствительные волоски. Стоит только мелкому живому существу хоть слегка коснуться такой щетинки, как клапан мгновенно открывается, и вода с силой устремляется внутрь пузырька, увлекая за собой добычу. Со стороны эта картина напоминает быстрое заглатывание пищи каким-нибудь животным. Обратного хода нет. Сколько ни вертись внутри западни, сколько ни бейся головой о стенки, наружу дверца открыться не может.

Пузырчатка

Пузырчатка

Вскоре пойманная добыча от голода и удушья умирает, разлагается и всасывается особыми выростами, сидящими на внутренней стороне стенки пузырька. Если животное больше пузырька, например только что вылупившийся из икринки рыбий малек, заглатывается только его часть: дотронулся до пузырька головой — отдай голову, прикоснулся хвостом к щетинкам — расстанься с хвостом. Как ни рвется малек, пытаясь освободить хвост, пузырек так крепко сжимает клапан, что вырваться на волю нет никакой возможности. Более крупным животным, которые могли бы повредить пузырек, щетинки приближаться не позволяют. Пузырек, только что проглотивший добычу, минут пятнадцать или двадцать не может «раскрыть рот», но затем снова приступает к ловле пищи. Таким образом, в одном пузырьке может скопиться пять или шесть пленников. Чем больше пузырчатка заглатывает добычи, тем быстрее на каждом растении образуются новые ловчие пузырьки. В водоемах, где пузырчатка разрослась особенно обильно, обычно бывает мало рыбы, так как растение съедает весь рыбий корм.

Непентес

Непентес

С наступлением осенних холодов на концах веточек пузырчатки образуются округлые зимние почки, состоящие из плотно прижатых друг к другу листочков. Отделившись от растения, эти почки падают на дно и там перезимовывают. Весной из них развиваются новые молоденькие пузырчатки, которые легче воды и поэтому всплывают вверх.

Разных видов пузырчаток в мире очень много — более двухсот пятидесяти. Среди них есть и водные, такие же, как у нас в стране, но есть и живущие на суше. Особенно интересны эпифитные пузырчатки, встречающиеся в тропических странах. Одни из них обитают во мху на коре деревьев, другие — в воде, которая скапливается в глубине черешков крупных листьев некоторых растений. У всех этих, самых разных пузырчаток есть ловчие пузырьки — коварная западня, подстерегающая ротозеев.

В мелких озерках стариц на Волге и Амударье вблизи от поверхности прогретой солнцем воды изредка встречается миниатюрное растеньице с крохотными белыми цветками — альдрованда пузырчатая. Ее листочки чутко реагируют на самое слабое прикосновение и моментально захлопываются, лишь только к ним что-нибудь прикоснется. Немало рачков и туфелек погибло между двумя половинками этих нежных листочков!

Во влажных тропических лесах, где неподвижный воздух напоен душными запахами болота, среди сплетения густой листвы свисают фестоны причудливых лиан. Цепляясь за стволы и ветви деревьев, обвиваясь вокруг них своими телами, они стремятся ввысь, к солнцу, и там расцветают причудливыми цветками.

Среди тропических лиан есть одна, совсем особенная. Называется она непентес. Ее длинные тонкие стебли взбираются по стволам и ветвям соседних деревьев на десятки метров в высоту.

Это растение замечательно тем, что его очень крупные листья разделены в длину на три части. Часть, ближняя к стеблю,— собственно лист. Она широкая и зеленая. Средняя часть превращена в тоненький канатик, при помощи которого непентес обвивает ветки деревьев. А самая крайняя часть листа и на лист не похожа. Она превратилась в крупный красивый кувшин, напоминающий экзотический яркий цветок. У разных видов непентеса кувшины различного размера, формы и расцветки — то красные, то матово-белые или светло-зеленые с пурпуровыми пятнышками. Верхний край кувшина, загнутый внутрь, покрыт розовыми или лиловыми бороздками, между которыми течет сладкий душистый нектар. Благоухающие яркие кувшины, как фонарики, развешанные между деревьями, привлекают к себе не только многих насекомых, но даже мелких птиц. Горлышко кувшина довольно широкое, и насекомые легко переползают с его края на внутреннюю стенку. Но стенка эта будто натерта воском — такая она гладкая и скользкая. Удержаться на ней невозможно. Сверху же, как пики, свисают жесткие волоски, закрывающие путь на волю. Поскользнувшись, незадачливый лакомка летит вниз и тонет в густой жидкости, наполняющей кувшин до половины. Здесь все попавшие в ловушку насекомые перевариваются, и питательные вещества всасываются растением. Чтобы в кувшин не попадала дождевая вода и не разбавляла бы пищеварительный сок, над отверстием кувшина висит зонтик, скроенный все из того же листа. Вот какое сложное приспособление для ловли насекомых создала природа!

Саррацения

Саррацения

Интересно, что некоторые плети непентеса стелются по земле и тогда кувшины на них, скрытые в траве, превращаются в настоящие «ловчие» ямы. Их жертвами оказываются в основном пол­зающие насекомые, желающие полакомиться вкусным соком. Птицы и некоторые зверьки, взбирающиеся на деревья, не прочь были бы воспользоваться легкой поживой и выбрать из кувшинов мертвых насекомых, которых там иногда набирается порядочно. Но это им не всегда удается. Зонтик, закрывающий кувшин от дождя, часто по краям снабжен острыми и длинными колючками, растопыренными так, что они преграждают всем непрошеным гостям доступ внутрь кувшина. Так защищаются от врагов растительные «желудки» непентеса, похожие на прекрасные цветы.

В горных лесах Северной и Южной Америки растут насекомоядные растения саррацения и дарлингтония, ловушки которых очень похожи на кувшины непентеса. Все листья этих крупных травянистых растений свернуты в трубки, окрашены в пестрые, яркие цвета и служат для ловли насекомых. Листья-трубки иногда напоминают приподнимающуюся кобру. Добычей этих хищников обычно бывают муравьи, мухи и другие насекомые, охотно поедающие все сладкое. У саррацении над трубкой нависает крышечка, а у дарлингтонии около отверстия трубки есть вырост, похожий на рыбий хвост. И то и другое образование, а также край трубки вокруг отверстия снабжены железками, выделяющими сладкий сок с превосходным запахом. Этого сока так много, что он стекает по желобкам между ребер, проложенных вдоль всей листовой трубки. Получается своеобразная медовая дорожка, уводящая беспечное насекомое все выше и выше по трубке, все ближе и ближе к злополучному краю. Ступив на кромку трубки, отягощенное пищей и ставшее неуклюжим, насекомое неизбежно скатывается вниз, в страшную пропасть, заполненную жидкостью. И сколько бы пленник ни пытался цепляться всеми шестью ножками за стенки сосуда, усилия его остаются напрасными. Стенки трубки словно отполированы и зацепиться не за что. Кроме того, внутри трубки на стенках растут направленные остриями вниз иглообразные щетинки, по которым насекомое легко скатывается на дно.

Птицы часто пользуются трубками этих растений как кормушками, выклевывая из них еще не разложившихся насекомых.

Наиболее примитивные приспособления для ловли насекомых найдены у росолиста, который изредка встречается на Пиренейском полуострове и в Марокко. Все надземные органы этого растения — и стебли, годнимающие над землей крупные цветки, и длинные узкие листья, и даже чашелистики — все покрыто обильными железистыми волосками, к которым легко пристают мелкие насекомые. Никаких движений при этом реснички не производят, но прикосновение насекомого к ним вызывает выделение ресничками кислого сока, способного растворить мясную пищу. Португальцы часто разводят росолист в комнатах, где растение выполняет должность санитара. За день на его листьях погибает до двухсот тридцати мух, а за сезон росолист или, как его здесь называют, «португальская мухоловка», уничтожает их почти десять тысяч.

В Африке растет травянистое растение роридула, которая на свои длинные, узкие, клейкие листья улавливает не только мух и других мелких насекомых, но даже довольно крупных бабочек и жуков.

К насекомоядным растениям относится также травянистое растение, цветущее крупными белыми цветками и называемое венериной мухоловкой. Она встречается кое-где в болотистых местах Северной Америки, но известна очень многим по описаниям, так как часто упоминается в качестве интересного растительного хищника. Листья этого растения, чуть приподнятые над землей, собраны розеткой вокруг длинного цветоноса. Черешок листа разросся в широкую зеленую пластинку, а сам лист превратился в две округлые створки, по краям снабженные крепкими зубцами и лежащие под углом друг к другу. На верхней поверхности обеих половинок листа торчат вверх по три длинных чувствительных волоска. Лишь только насекомое коснется одного из волосков, створки листа стремительно захлопываются. При этом зубцы их заходят друг за друга, образуя подобие тюремной решетки. Если добыча мала, она поскорее выползет из ловушки. Если же внутри створок ока­зался муравей или муха, жизнь их окончена. Чем больше бьется в западне пойманное насекомое, тем крепче сжимаются створки. Они все сильнее и сильнее прилегают одна к другой, сдавливая и расплющивая несчастную жертву.

Створки листа покрыты красными короткими железками, выделяющими кислый прозрачный пищеварительный сок. Еще добыча не успела умереть, как внутри створок листа начинается таинство переваривания и усваивания пищи. Это продолжается долго — недели две или три. По истечении нужного срока лист мухоловки снова, как ни в чем не бывало, раскрывается, такой невинно-зеленый и свежий, будто он ничего и не знает о совершенном недавно убийстве.

Если чувствительные волоски листа легонько потрогать спичкой или соломинкой, створки его мгновенно захлопнутся, образовав щель-решетку. Но, не почуяв мясного запаха, железки листа не станут выделять пищеварительного сока, и лист, разгадав обман, раскроется снова.

Может быть, кто-то из вас, прочитав этот рассказ, подумает, что растения-хищники наделены умом, так как их действия кажутся на первый взгляд вполне разумными. Но, конечно, это не так. Ни одно растение ни о чем не думает, ничего не чувствует, у него нет ни желаний, ни стремлений, ни просто инстинктов. Оно не ощущает ни боли, ни холода, ни голода. Целеустремленность действий растения и их разумность только кажущиеся. Определенные, правильно чередующиеся друг за другом движения различных органов растения выработаны природой в течение многих миллионов лет в результате естественного отбора множества поколений в борьбе за существование того или иного вида.