1 год назад
Нету коментариев

Осевой скелет низших хордовых — хорда — существует в течение всей жизни (бесчерепные) или только у личинок (оболочники — личи­ночнохордовые). Питаются пассивно, фильтруя воду и собирая пищу в большой глотке, на дне которой имеется выделяющий слизь и гор­моны орган — эндостиль. Нервная трубка со слабо намеченным разделением на головной и спинной мозг. У взрослых оболочников она редуцируется; сохраняется лишь нервный ганглий и связанные с ним невральная железа и тяж.

Низшие хордовые — только морские животные — включают два подтипа: бесчерепные (Acrania) и оболочники (Tunicata, или Urochor­data).

Не имеющие твердого скелета оболочники и бесчерепные не сохра­нились в ископаемых остатках. Однако сравнительно-анатомические и эмбриологические исследования, среди которых особо надо отметить работы А. О. Ковалевского и А. Н. Северцова, позволяют с достовер­ностью предполагать, что предки хордовых были ограниченно подвиж­ными, ползающими придонными, двухсторонне-симметричными жи­вотными с хордой по всей длине тела, нерасчлененной на отделы нерв­ной трубкой и сегментированной мускулатурой. Число сегментов тела было относительно небольшим, как и число жаберных щелей. Питались они пассивно, фильтруя воду.

Их дальнейшая эволюция, видимо, шла тремя путями. Особи одной ветви первичных бесчерепных, увеличивая подвижность и приобретая способность к активному питанию, перешли к нектонному образу жизни и дали начало позвоночным животным.

Представители другой ветви сохранили донный образ жизни, но выработали приспособления для закапывания в грунт и в связи с этим упростили исходную организацию. Видимо, часть из них приспосо­билась к лежанию на боку. Поэтому их ротовое и анальное отверстия сместились на нижнюю, левую сторону, а жаберные щели на верх­нюю (правую) сторону. Отражением этой филогенетической стадии мо­жет быть асимметрия личинки ланцетника и асимметричные ланцет­ники семейства Epigonichtidae. Развитие миохордального комплекса позволило им увеличить подвижность, а разрастание глотки, увели­чение числа жаберных щелей и развитие атриальной полости дали воз­можность перейти к жизни в грунте, сохранив пассивный характер питания. Увеличение воздействия хищников в биоценозах того времени могло способствовать таким преобразованиям. В результате эта ветвь уцелела до наших дней в виде бесчерепных, освоивших относительно простые биоценозы песчаных грунтов, где им не противостояли ни сильные конкуренты, ни опасные враги. Небольшое число видов совре­менных бесчерепных, ограниченность освоенных ими морских биотопов отражает противоречивость их организации: архаичный пассивный характер питания при довольно высокой подвижности.

Наконец, какие-то примитивные бесчерепные, видимо, уже на ран­нем этапе эволюции перешли к донному, но сидячему образу жизни на твердых грунтах. Образование на поверхности тела мощной туники защитило сформировавшихся на этом эволюционном направлении асцидий от большинства врагов, а развитие эффективного фильтро­вального аппарата обеспечило получение пищи при неподвижном образе жизни и пассивном характере питания. Эти адаптивные осо­бенности вырабатывались путем регрессивной эволюции, в ходе кото­рой строение взрослых животных упростилось (исчезла хорда и нерв­ная трубка, редуцировались органы чувств и т. д.). Наличие подвиж­ной, более сложной по строению личинки (имеет хорду, нервную трубку и т. д.; см. ниже) позволяло асцидиям расселяться, а способность к бесполому размножению (почкованием) дала возможность быстро заселять занятые участки. Все это обеспечило им более устойчивое, по сравнению с современными бесчерепными, положение в морских биоценозах. О процветании этой древней группы свидетельствует большое число ныне живущих видов асцидий (около 1 тыс.) Но жиз­ненная форма асцидий оказалась конструктивно способной перейти и к подвижному образу жизни, использовав реактивное движение (огнетелки, сальпы, аппендикулярии).