3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

МАГИЧЕСКИЕ ЦИФРЫ

В науках о Земле существуют проблемы, к которым исследователь приступает неохотно и с большой осто­рожностью. Слишком уж там зыбкая, неопределенная почва. Догадки, предположения, вероятностные об­разы…

Вот одна из таких проблем. Почему-то большая часть материков Земли сосредоточена в северном полу­шарии. Там находится две трети всей суши и лишь треть ее расположена к югу от экватора. Большая часть островов и островных дуг, подводных океаниче­ских хребтов и глубоководных впадин привязана к се­верному полушарию. И вулканы и землетрясения то­же преимущественно развиты в этой части земного шара.

Загадочному соотношению — 2/3 на севере и 1/3 на юге — нет убедительных объяснений.

Правда, была в свое время гипотеза итальянского ученого Н. Бонфанти, которая пыталась объяснить асимметрию в расположении материков ударом метео­рита о Северный полюс. Гигантский метеорит якобы смог передвинуть в район северного полушария пла­вающие на субстрате мантии материки. Эта гипотеза страдала многими неясностями.

Проще можно объяснить это возникшее соотноше­ние между северным и южным полушариями исходя из условий существования земной коры и протекаю­щих в ней водных процессов:

— взаимодействия литосферы и гидросферы опре­деляют образование коры суши и коры дна океанов;

— всплывание материковых толщ связано с умень­шением их веса при вымывании водами и горячими парами растворимых соединений;

— растворимость пород тем больше, чем больше продуктов распада органического вещества в воде;

— рост материковых толщ связан с реакциями взаимодействия минералов и рассеянной органики.

Водная планета - Земля

Водная планета – Земля

И тогда перед нами встанет еще раз во весь рост проблема влияния климата на важнейшие процессы развития земной коры. Климат создает и определяет фотосинтез и, участвуя в круговороте глубинных вод, повышает их агрессивное действие. Вода, содержащая углекислоту и другие продукты распада растительного вещества, значительно активнее растворяет минералы в земной коре. Это делает кору более проницаемой, а чем больше воды проникает в дренажную оболочку, тем более мощной становится кора.

Где тепло и влажно, где больше растительности, там быстрее и обильнее идет рост суши.

Известно уже, что климат южного полушария бо­лее суровый, чем климат северного. Там дольше зима, сильнее сказывается влияние ледников Антарктиды. На тех же широтах, где в северном полушарии произ­растают еще лиственные и хвойные деревья, в южном полушарии растут лишь мхи. На океанических остро­вах южного полушария деревья не растут уже на 38° широты, а в северном на этой широте находится цвету­щий Таджикистан.

Из-за сурового климата в южном полушарии в на­стоящее время мало растений, мало органических остатков в растворах и при круговороте вещества мало энер­гии, поступающей в недра.

Интересно и то, что наибольшие массивы суши рас­положены в наиболее обогреваемой Солнцем зоне зем­ного шара, а именно между летними изотермами +10° северного и южного полушарий.

Конечно, на протяжении всей истории нашей пла­неты климат менялся и в южных околополярных ши­ротах, что частью уже доказано для Антарктиды с ее органическими остатками в породах древних геологи­ческих образований. Но материки и океаны, зародив­шись под сильным влиянием климатических условий, через некоторое время обрели, так сказать, самостоя­тельность, и рост их зависел уже во многом от внут­ренних процессов в земной коре. А если бы не было дрейфа материков, то они «обжили бы» в основном именно средние широты.

Объясняя асимметричное размещение океанов и материков на земном шаре, надо учитывать причины, как вызывающие появление материков, так и способ­ствующие преимущественному формированию коры океанов. Такими причинами с позиций определяющей роли воды дренажной оболочки могут быть условия, увеличивающие восхождение растворов сквозь кору именно в южном полушарии.

В этом смысле существенное значение может иметь то, что земной шар повернут Южным полюсом к Солн­цу в те периоды, когда расстояние до него наименьшее. Ведь орбита, по которой Земля обращается вокруг Солн­ца, несколько отличается от окружности. В афелии Солнце ближе к нам на 2,5 миллиона километров, чем в перигелии. Хотя это немного по сравнению со сред­ним расстоянием, равным 150 миллионам километров, но все же это приближение к Солнцу может в какой-то мере облегчить выход воды из дренажной оболочки именно на южную сторону земного шара.

Рассматривая причины, вызывающие образование рельефа земной поверхности, надо учитывать, что внешние силы — выветривание, атмосферные воздей­ствия, работа рек — могут только выравнивать поверх­ность. Работа только внутренних вод, циркуляция их в дренажной оболочке тоже не может изменить рель­еф. Рельеф внешней поверхности — материки, горы, океаны — появляется только в результате взаимодействия внутренних и внешних вод, только в результате проникновения воды в недра и выхода из них.

Надо особенно подчеркнуть одну, и при том важ­нейшую, особенность существующего равновесного со­отношения площадей океана и континентов. Она за­ключается в том, что это соотношение появилось и длительно существует при противоборстве сил, создаю­щих и разрушающих обе структуры. Дожди, резкие изменения температуры, ветры, речной снос, работа ледников уменьшают высоту материков над уровнем воды в океане. И делают это весьма интенсивно. Эти силы, как мы уже знаем, всего за 10 миллионов лет могут полностью смыть сушу в океан. Да и океаны не имеют перспектив быть долгожителями при сущест­вующем заполнении их твердым веществом, которое сбрасывают реки.

Выходит, что материки существуют только потому, что они все время растут, а растут они тем быстрее, чем больше проникает холодная вода сквозь кору ма­териков в дренажную оболочку. Там вода превращает тяжелое вещество мантии в материковую кору.

С другой стороны, океаны существуют только по­тому, что их кора постоянно тонет, и тонет она тем быстрее, чем больше из дренажной оболочки подни­мается горячей воды, которая превращает кору и на­ходящиеся на ней осадочные породы в вещество ман­тии.

Если же сквозь материки станет меньше проникать воды, то ее меньше будет выходить и сквозь кору океана. Это вызовет уменьшение роста и материков, и океанов. Материки станут ниже, а океаны поднимутся. Так как уменьшение материков обязательно ведет к увеличению океанов и наоборот, то, следовательно, ни уменьшение проникновения воды сквозь кору, ни уве­личение ее проникновения не может сколько-нибудь значительно изменить существующее соотношение за­нятых ими площадей. При увеличении проникновения воды и выхода ее под океаны будет увеличиваться средняя высота материков над океаном. Площадь же океана и его глубина, как и площадь материков, не изменятся.

Постоянство соотношения площадей суши и океана заставляет быть осторожными в оценке многих попу­лярных гипотез о земной коре, в том числе тех, которые предполагают, что вся Земля когда-то была по­крыта единой водной поверхностью. Объем ее назем­ных вод и земной коры возник постепенно за геологи­ческое время из выделений мантии, а относительное «постоянство» объема океанических вод в последние примерно полмиллиарда лет объяснимо пополнением из возникшей земной коры.

Изостазия...

Изостазия…

2,42 — вот число, над которым исследователи зем­ной коры провели немало часов в трудных раздумьях. Оно обозначает соотношение поверхностей океана и суши, на что обращал внимание академик В. И. Вер­надский: «Все черты строения явно указывают на ка­кое-то глубокое явление, на неслучайность распределе­ния суши и моря».

Для понимания происхождения этого магического числа учтем, что кора материков и кора океанов пла­вают на мантии в условиях, когда совершенно отсут­ствует свободная поверхность. Потому при любом всплывании материков обязательно опускается кора океанов, а размах вертикальных движений материков и океанов неизбежно обратно пропорционален занима­емым ими площадям.

При нынешних соотношениях площадей материков и океанов не удивительно, что коэффициент пропорциональности 2,42 совпадает с соотношением плотно­сти воды и пород. Дело здесь, вероятно, в том, что в строгом динамическом равновесии находятся слой воды и самый верхний, подвергаемый постоянной эрозии слой суши, где плотность пород наименьшая и лежит в пределах 2,3—2,5 грамма на кубический сантиметр. Разделите плотность этих пород на плотность воды, равную в среднем 1,03, и получите величину, близ­кую к 2,42. Важно, конечно, не само число, а равно­весие этих двух глобальных сущностей Земли.

Уместно здесь же затронуть и вопрос: почему ма­терики имеют, как правило, крутые берега? Неширо­кий и неглубокий их шельф переходит в крутой об­рыв — склон, опускающийся до плоского океанического дна.

Напомним, что материки в результате уменьшения плотности пород всплывают. Плотность их уменьшают растворы, которые проникают в дренажную оболочку практически вертикально.

ОТРИЦАНИЕ АТЛАНТИДЫ

Впрочем, действительно ли материки так устойчивы? Всегда ли сохранялось нынешнее соотношение площа­дей морей и суши? Ведь говорят, что существовала когда-то Атлантида, материк, овеянный легендами и мифами, особенно благодаря усилиям писателей-фан­тастов.

Геолог Э. Зюсс предполагал, что в далеком прош­лом наша планета была покрыта равномерно распре­деленным океаном — «панталассой». Другой ученый, Э. Ог, допускал существование пяти континентов: 1) Северо-Атлантического, 2) Нижне-Атлантиче­ского, или Афро-Бразильского, 3) Китае-Сибирского, 4) Австралио-Индо-Мадагаскарского, 5) Тихоокеан­ского. В данном контексте нас интересует не достовер­ность данных предположений, а объединяющая их идея.

Для того чтобы согласиться с существованием Ат­лантиды и других образований, соединяющих Африку с Южной Америкой, нужно допустить появление и исчезновение больших поверхностей суши в Мировом океане. Рассмотрим возможные условия, от которых зависит жизнь материков и океанов.

По сегодняшним представлениям, состоящая из лег­ких пород земная кора плавает на веществе мантии, которое испытывает как горизонтальные, так и верти­кальные перемещения. Очевидно, чем толще и легче кора, тем выше ее поверхность над средним уровнем мантии. Это утверждение справедливо и для коры оке­анического дна: чем тоньше и плотнее кора океанов, тем глубже прогибается она, тем глубже становится океан. Наибольшей, на 2 километра превышающей те­перешнюю (равную 3,8 километра), глубина его дна была бы при полном отсутствии коры.

Материки тоже сохраняют постоянство своего воз­вышения как над уровнем воды в океане, так и над его дном. На Земле нет гор высотой более 9 километ­ров. Ограничение наложено свойствами вещества зем­ной коры. Превышение этой высоты повело бы к раз­рушению гор под действием их собственного веса. Да и эрозия ограничивает их высоту.

Представим себе, что в результате каких-то причин из глубин мантии возник бы еще материк площадью, скажем, в 30—40 миллионов квадратных километров (предполагаемый размер Атлантиды). Тогда площадь суши должна была бы соответственно увеличиться, а площадь океана — уменьшиться. Но к чему бы это при­вело? Вытесненная вода, повысив уровень в океане на полкилометра, залила бы все существующие мате­рики, оставив только небольшие участки горных кря­жей. Появление Атлантиды должно было привести к общепланетной катастрофе. Она выразилась бы во все­ленском наводнении, какого не было в истории нашей планеты.

Что касается погружения Атлантиды, то расчеты показывают, что оно было невозможно. Ведь средняя глубина океанов равна 3800 метрам, а средняя высота материков над океаническим дном —4675 метрам. Слой океанической воды из-за меньшей плотности может уравновесить слой материков только высотой 1540 мет­ров. Остальные 3225 метров подняты над дном уже благодаря меньшей плотности коры материков по срав­нению с плотностью вещества мантии, то есть на эту высоту материки вытолкнуты самими недрами Земли.

В настоящее время средняя мощность коры мате­риков равна 37 километрам, а это значит, что на каж­дый неуравновешенный водой километр высоты материков приходится 11,5 километра земной коры. Если мощность коры материков уменьшить до 27 километ­ров, то ее хватит, чтобы удерживать материки только на уровне воды. Не смогут материки и погрузиться глубже в пределы мантии, так как плотность их веще­ства меньше плотности вещества мантии. А если суша не возвышается над поверхностью океана, то не может совершать своей работы эрозия. Текучая вода не бу­дет разрушать и смывать поверхность материков, умень­шая их высоту. Поэтому если бы некогда существо­вала Атлантида или подобные ей материки, то эрозия не уничтожила бы их до конца, они остались бы слегка прикрытые водой в виде гигантских «столбов» на дне Мирового океана.

Мелкие острова вулканического происхождения могут, появляясь над разломами, образовывать ряды и перемычки, как уже было сказано. Они могут и по­гружаться, образуя острова с плоскими вершинами. Такие острова, называемые гайотами, обнаружены в большом количестве. Странного в том, что они погру­жаются, нет, поскольку при вулканическом образова­нии гайотов происходит накопление избытка массы. На таких островах всегда наблюдаются положительные аномалии силы тяжести. Они и вызывают погружение островов. Даже такие грандиозные сооружения, как срединные хребты, возникают в океанах ненадолго. Они тоже погружаются. На дне океанов обнаружены такие остатки бывших хребтов. Как же дренажная оболочка содействует сохранению устойчивого соотно­шения между площадями, занятыми океанами и ма­териками?

Представляется вероятным, что большая доля в под­держании этого постоянства принадлежит перемеще­нию тепла и массы в круговороте твердого вещества и в круговороте глубинных вод. Круговорот может дей­ствовать постоянно только в том случае, если восходя­щие и нисходящие ветви тепломассопереноса соответ­ствуют друг другу.

ФОРМИРОВАНИЕ ЛУННОГО ЛИКА

Луна, наша ближайшая соседка, досконально изуча­ется уже на протяжении веков. Она нам хорошо изве­стна, мы знаем, что ее поверхность покрыта огромным числом кратеров самых различных размеров и так на­зываемыми «морями», расположенными широкой по­лосой на всей видимой стороне, особенно в северной половине.

Не было никаких сомнений, что и обратная сторона Луны имеет такой же сложный рельеф и такие же «моря», образование которых лучше всего объясняла гипотеза падения на Луну крупнейших метеоритов или даже маленьких планет — планетезималей.

Новые факты. Но вот в октябре 1959 года автома­тическая станция «Луна-3» сфотографировала обрат­ную сторону Луны, и рухнула, казалось, весьма убе­дительная гипотеза происхождения «морей». На об­ратной стороне их не оказалось, а падение полутора десятков планетезималей на видимую, и только на ви­димую, сторону было бы чудом из чудес.

В мае 1969 года космический корабль «Аполлон-10» приблизился к Луне, его посадочный отсек опустился к поверхности Луны и облетел ее 31 раз на расстоянии меньше 15 километров. Посадка космонавтов все же не состоялась, так как совершенно неожиданно отсек подвергся большой «качке»: Луна то притягивала его, то отталкивала. Посоветовавшись с Центром, от­сек поднялся к кораблю, и космонавты вернулись на Землю.

Причинами притяжения отсека могли быть только крупные, сконцентрированные избыточные массы, ко­торым тогда же дали название «масконы»; наличие их стало еще одной загадкой Луны.

Никаких сомнений не вызывала гипотеза о нали­чии приливного горба на видимой стороне Луны. Он остановил вращение Луны вокруг ее оси; он увеличил главный момент инерции видимой стороны в 17 раз против расчетного; он увеличил радиус центральной части видимой стороны в среднем на 2,1 километра, что было показано измерениями десяти известных астрономов.

Но вот в июле—августе 1971 года астронавт А. Уор­ден, облетавший Луну на корабле «Аполлон-15», точ­но замерил средние значения лунного радиуса и длины радиуса видимой и обратной сторон и показал, что ра­диус обратной длиннее радиуса видимой, а не наобо­рот, как было принято считать. Что же вызывает уве­личение главного момента инерции, если радиус видимой стороны короче радиуса обратной на 6 километ­ров?

Нет оснований считать, что у Луны имеется же­лезное, да еще и расплавленное ядро, с которым свя­зывают существование магнитного поля Земли. Чем же тогда объяснить то, что на Луне, главным образом на ее «материках», обнаружены многочисленные слу­чаи «всплесков» магнитного поля, достигавших 313 гамм? Это в 100 раз больше, чем ожидалось по заме­рам со спутников.

Обнаружено много «горячих» точек на поверхности Луны, ее тепловые потери в космос оказались такими же, как у Земли. Откуда берется столько тепла, ведь ее масса в 81 раз меньше земной, а поверхность, те­ряющая тепло применительно к одинаковым массам, в 25 раз больше, чем у Земли!

Сейсмометры, установленные на Луне, убедительно показали, что и у нее имеется кора и что на нижней границе коры сейсмические волны скачком изменяют скорость с 6,8 до 8,8 километра в секунду. Такое изме­нение имеет место и на границе Мохоровичича в нед­рах нашей планеты.

Что такое кора Луны? Пишут, что она «обособи­лась» или что она образовалась, когда где-то и когда-то проходила через мощное радиоактивное облако, рас­плавившее поверхностный слой толщиной 25—60 ки­лометров.

Конечно, такие объяснения только увеличивают число загадок и тайн, ибо для объяснения одного неяс­ного вопроса придумывается еще более неясное явле­ние.

Попытаемся понять историю формирования рельефа лунной поверхности с привлечением идеи о дренажной оболочке, ведь была, а может быть, и есть даже теперь вода в недрах Луны.

Участие воды позволяет объяснить образование коры не только у Земли, но и у других планет «холод­ным способом», не прибегая к плавлению и разделению вещества пород, хотя не исключены и эти процессы у космических тел, нагретых до высоких температур.

Американские сейсмометры, установленные в Океа­не Бурь, в кратере Фра Мауро и в районе рва Хэдли, помогли определить наличие коры у Луны и колеба­ния ее мощности. Под «материками» она достигает 50 километров, в районе «морей» тоньше — около 25— 17 километров.

Для образования лунной коры может быть предло­жен тот же механизм циркуляции глубинных вод, что и на Земле. Короче, мы прибегнем к представлению о дренажной оболочке с надеждой, что ее разнообраз­ные свойства помогут понять многочисленные и неожи­данные особенности рельефа Луны, в частности отсут­ствие морей на обратной ее стороне.

Такая оболочка на Луне, вероятно, вначале, как и на Земле, образовалась вблизи центра планеты, а по мере разогрева поднялась к поверхности. При этом не потребовались и высокие температуры — верхний пре­дел тоже мог ограничиваться четырьмя-пятью сотнями градусов. Обогащение коры радиоактивными и другими соединениями могло тоже оказаться аналогичным зем­ному процессу.

Все это хорошо, скажет читатель, но как быть с водой на Луне? Есть ли она там?

Вода Луны. Одним из положительных указаний на присутствие воды, особенно в прошлом, служат мно­гочисленные русла каких-то рек на Луне. Особого вни­мания заслуживают данные осмотра и фотографии бе­реговых склонов рва Хэдли. Эти сведения получены астронавтами «Аполлона-15». Глубина рва превышает 300 метров. Береговой склон рва вначале опускается полого, а затем крутым обрывом уходит к плоскому дну, усыпанному множеством камней. Склон имеет го­ризонтальную слоистость. Есть основания считать, что такой ров могла сделать только текучая вода. Об этом свидетельствуют большая длина и извилистый харак­тер русл.

Убедительно подтверждают наличие воды данные анализа образцов лунного грунта, доставленного астронавтами корабля «Аполлон-16». Газообразные вещества, выделяющиеся при термическом анализе не­которых пород, содержали водяных паров 40—50 про­центов, углеводородных газов — 15—20, цианистоводо­родной кислоты — 5—10, водорода — 5—10, окиси угле­рода и азота —2—5, других углеводородных соедине­ний, включая метан,— 1—5 процентов. Правда, такой не­ожиданный состав газов пытаются объяснить тем, что данные пробы грунта Луны являются якобы привне­сенными из космоса. К числу прямых доказательств наличия воды на Луне относится длительное действие гейзера, который работал 7 марта 1971 года. После тщательной проверки полученных об этом сведений, через 6 месяцев, в октябре 1971 года, было опублико­вано сообщение о том, что на Луне в течение 14 часов действовал гейзер в районе оконечности Океана Бурь. Пары воды распространились на поверхности около 260 квадратных километров. В то же время была заре­гистрирована серия небольших лунотрясений.

Такой ров, как ров Хэдли, могла промыть вода, а не лава

Такой ров, как ров Хэдли, могла промыть вода, а не лава

Однако существование воды на Луне часто оспари­вается.

На первый взгляд представляется очевидным, что вода, особенно ее пары, при вулканическом выбросе в условиях Луны не конденсируется, а уходит в мировое пространство. В действительности положение, вероятно, иное. Часть воды при выбросе в окружающее простран­ство переходит в пар, он охлаждается за счет расшире­ния, конденсируется в виде жидкой и замерзшей воды и так или иначе падает на поверхность Луны.

Это русло на Марсе имеет длину более 400 километров

Это русло на Марсе имеет длину более 400 километров

Иногда считают, что поднявшаяся к поверхности коры вода быстро, даже со взрывом, испаряется. Одна­ко это не так: ведь для испарения воды каждый грамм ее должен получить более 600 калорий тепла от пород или от Солнца. Солнце же, как и на Земле, способно испарять своим теплом на Луне на протяжении года только однометровый слой воды.

На нашем спутнике существуют и такие условия, когда вода, не успев испариться, уйдет в недра коры Луны.

С этой точки зрения представляет интерес случай, происшедший на посадочном отсеке корабля «Апол­лон-15». При выходе космонавтов на поверхность Луны они 6 часов и 34 минуты посвятили осмотру берегов рва Хэдли. За это время в разгерметизированной ка­бине на пол вылилось свыше десяти литров воды. Ко­гда космонавты вернулись в кабину, они обнаружили лужу воды. По рекомендации с Земли, вычерпав паке­тами от пищи, они выбросили ее за борт. В кабине, в полнейшем вакууме, она не испарилась и даже не за­мерзла.

Русла лунных рек. Однако, подчиняясь господст­вующим мнениям об отсутствии воды на Луне, многие исследователи главным фактором происхождения русл вынуждены считать течение лавы. Трудно понять, какими соображениями можно обосновать такое пони­мание процесса образования русл. Работая веками, вода медленно, но верно вымывает растворимые ком­поненты из ложа речного русла. Она разрушает по­роды, причем резкие колебания температуры помогают превращать нерастворимые породы в мелкие, легко перемещаемые продукты выветривания. Тысяча тонн воды в среднем способна на протяжении года вынести 1 тонну разрушенных водой земных пород, которые впоследствии образуют осадочные толщи на дне океана Земли.

Трудно представить, что такую работу может вы­полнить за свое однократное перемещение даже очень горячая лава, и совершенно непонятно, куда она могла передвинуть те огромные массы пород, которые лежали на месте теперешнего русла. Нельзя понять, как все-таки быстро густеющая лава сможет вымыть десятки кубических километров пород. Спрашивается, откуда у весьма медленно и с трудом стекающей даже по кру­тым склонам вулканического кратера лавы такая спо­собность течь по равнинной территории, да еще при этом выделывать меандрические зигзаги? Стоит по­ставить перед собой такие вопросы, и станет ясным, что лава не может считаться агентом, способным промыть даже самое примитивное русло.

Если текущая магма на своем пути встретит гото­вое речное русло и начнет течь по нему, русло не ста­нет глубже. Застывшая лава заполнит его доверху и остановится, не пройдя и половины, а вероятно, и зна­чительно меньшей части длины. Ведь длина русл на Луне и Марсе достигает 300—500 и более километров. Такой путь магма не пройдет — застынет.

Дренажная оболочка Луны. Представим себе, что, так же как и на Земле, из глубин Луны постоянно происходит подъем воды в виде надкритического пара. Поднимаясь в слои с температурами ниже 374° С, пар конденсируется, и вода накапливается в этих слоях, которые постепенно превращаются в дренажную обо­лочку лунной коры, как и на Земле. Длительное на­копление, вертикальная циркуляция поднимающихся надкритических паров и опускающихся жидких водных растворов приводили к увеличению проницаемости этой оболочки и к прорывам растворов из нее на по­верхность Луны. Ведь процесс такой «дегазации» недр шел и здесь.

Если постепенное выделение воды из лунных недр было в какой-то мере аналогично земному, то должно существовать и определенное соотношение между мас­сами воды и коры. В условиях Земли количество воды равно 6—7 процентам от веса земной коры. При таком же соотношении выделявшаяся за время существова­ния Луны вода могла бы покрыть ее поверхность слоем около 4 километров.

Существование самой коры у Луны говорит о том, что в ее недрах должна быть вода. А значит, должен быть и внутрикоровый круговорот воды.

Возможность этого круговорота подсказывается еще и тем, что породы, слагающие поверхность Луны, хо­рошо проницаемы для воды. Все, что известно о свойствах ее поверхностных пород, особенно в горных райо­нах, свидетельствует именно об этом. Следовательно, вышедшая на поверхность Луны вода может проникнуть в верхние слои коры значительно раньше, чем она испарится даже под очень интенсивным солнечным облучением.

Вода и ее растворы, выбрасываемые в виде пара при вулканических извержениях или выбросах гейзер­ного типа, вновь возвращаются в недра лунной ко­ры и, конечно, могут участвовать в последующих вы­бросах воды и пара. Заслуживает внимания возмож­ность участия в круговороте и той части воды, которая, испаряясь, образует кратковременную атмосферу Лу­ны. Эти пары, несмотря на исключительно высокую разреженность атмосферы, могут конденсироваться на холодной стороне Луны и уходить в глубь коры в ноч­ное время. На протяжении 14 земных суток темпера­тура поверхности неосвещаемой стороны Луны сни­жается до —160° С и теряет в мировое пространство столько тепла, что его достаточно для конденсации и замораживания слоя льда толщиной 0,2 миллиметра. На всей ночной поверхности слой льда толщиной около 0,1 миллиметра мог бы составить огромный объем, рав­ный 1,9 тысячи кубических километров. Возможно, что какое-то количество воды постоянно находится в замороженном состоянии на ночной стороне Луны.

Солнечные лучи могут за один лунный день (14 земных суток) испарить слой воды 165 миллиметров. Это в 800 раз больше, чем может сконденсироваться на неосвещенной стороне. Но так как возможность появления открытых водных поверхностей на Луне весьма мала, то практически холодильная мощность ночной стороны во много превосходит испарительную способность освещенной стороны.

Каждые лунные сутки часть воды испаряется там, где наступает день, и замерзает там, где наступает ночь. Но более вероятно, что после конденсации воды на поверхности охлажденных пород вода успевает ухо­дить в недра лунной коры, где существует вакуум. Предполагаемая дренажная оболочка у Луны позво­ляет объяснить многие особенности строения нашего спутника.

Большие лунные цирки. Прежде всего по-новому можно представить своеобразие внешнего лунного рельефа. Цирки или кратеры являются наиболее рас­пространенными структурами на ее поверхности. Как уже хорошо известно, они представляют собой более или менее правильные по форме круглые впадины, обрамленные валами. Поверхность видимой стороны Луны покрыта кратерами неравномерно, и наряду с областями, богатыми кратерами, на ней имеются об­ширные области, главным образом «моря», где крате­ров почти нет. Общее число цирков не поддается опре­делению. Только цирков с диаметром свыше 1 кило­метра на видимой стороне Луны больше 30 000, а са­мые значительные по размеру имеют диаметр более 200 километров. Таких на видимой стороне 5, кратеров с диаметром от 100 до 200 километров — 32. Высоты валов всех кратеров незначительны по сравнению с их диаметрами. Например, высота вала кратера Клавдий, имеющего диаметр 234 километра, равна всего 1600 мет­рам, а над самой низкой частью дна кратера — не превосходит 4900 метров. Дно кратеров ниже по­верхностей окружающей местности, а объем впадин в большинстве случаев близок к объему окружаю­щих валов.

Профили же пяти наибольших лунных кратеров совершенно не напоминают вулканы земного происхож­дения, как и вообще знакомые нам горные сооружения на Земле.

Существуют две гипотезы происхождения цирков Луны — метеоритная и вулканическая. К сожалению, большая часть доводов, приводимых обеими гипоте­зами, являются косвенными и недоказуемыми. Схо­дятся на том, что, по-видимому, есть и те и другие.

В качестве косвенного довода, подтверждающего вулканическую гипотезу, приводят данные о распреде­лении цирков по поверхности Луны: это распределе­ние, конечно, не случайное, как можно было бы ожи­дать, если бы кратеры образовались в результате паде­ния метеоритов.

Прямыми доказательствами существования вулка­нических извержений на Луне являются наблюдения Н. А. Козырева, который 3 ноября 1958 года, работая в Крымской обсерватории, не только наблюдал, но и сфотографировал спектр вспышки в вулкане Альфонс. Анализ спектра показал, что выделявшиеся в кратере газы содержали углерод.

Общим для защитников и противников гипотезы вулканического происхождения цирков является во­прос о температуре недр Луны.

Радиометрические методы измерения температуры позволяют считать, что уже на глубине 50—60 кило­метров температура лунных недр достигает тысячи градусов.

Измерения теплового потока на Луне показали, что он приближается по величине к тепловому потоку Земли.

Все указанное и возможность присутствия воды на Луне свидетельствуют о том, что на определенной глу­бине под всей поверхностью Луны существуют прони­цаемые слои, где господствуют критические темпера­туры для воды, необходимые для образования и суще­ствования знакомой нам дренажной оболочки также и в лунных условиях.

Циркуляция воды, как показано было для Земли, должна приводить и в недрах Луны к изменению хи­мического состава и физических свойств пород, сла­гающих верхние ее слои. В таком случае должны быть и поверхности раздела, как в земной коре, то есть на уровне поверхности Конрада с изотермой критической температуры (374°С), где восходящие пары, конденсируясь, оставляют кремнезем, щелочные силикаты, соли брома, хлора, йода, и в том числе соли радиоактивных элементов, а также на уровне поверх­ности у изотермы испарения водных растворов (425— 450°С), где выпадающие минеральные вещества, со­стоящие преимущественно из окислов магния, железа и кальция, должны уплотнять, цементировать породы.

Если это так, то в результате вертикальной цирку­ляции водяных паров и растворов оболочка между по­верхностями Конрада и Мохоровичича должна быть пористой и проницаемой и на Луне, а высокотемпера­турные, главным образом надкритические, ее растворы из участков с избыточным давлением по разломам и трещинам прорываются на поверхность Луны, в ре­зультате чего и образуются на ней огромные цирки и самые различные по размерам и сложные по форме кратеры.

Можно указать на три причины, увеличивающие размер цирка. Малое тяготение, которое в 6 раз по сравнению с Землей увеличивает высоту выброса, отсутствие атмосферы, а значит, и уменьшение сопро­тивления движению частиц и, наконец, интенсивное расширение газов и паров в вакууме Луны.

Так выглядят земные и лунные извержения вулканов

Так выглядят земные и лунные извержения вулканов

При лунных условиях изверженные горячие раство­ры поднимаются по параболам на большую высоту, затем, охладившись и падая в виде «шатра», создают на периферии круговые насыпи из пеплов, снежинок и капель водных растворов. Высота подъема растворов, а следовательно, и диаметр образующегося цирка, бу­дут несоизмеримо велики по сравнению с земными аналогами.

При извержении вулканов в земных условиях вы­сота выброса по преимуществу составляет 5—10 кило­метров и лишь в случае сильнейших извержений дохо­дит до 50 километров. На Луне они в среднем будут составлять 30—50 километров, а иногда достигать и 500 километров. Поэтому диаметр цирков Луны пре­восходит диаметр земных вулканических кратеров в 5—10 раз и более.

Массы выбрасываемого при извержениях вещества на Луне могут быть в 6—10 раз большими, чем на Земле. Но в связи с увеличением диаметров цирка высота их валов не увеличивается, поскольку большое количество выброшенного материала распространяется на Луне на значительно большей площади.

Пятикольчатый бассейн "Восточный" на Луне

Пятикольчатый бассейн “Восточный” на Луне

Легко объяснить также круглую форму больших и малых цирков на Луне, где при отсутствии атмосферы невозможен ветровой снос пепловых облаков в сторону от кратеров.

Средние части цирков понижены на Луне, так как извержение больших объемов растворов и растворен­ных веществ из кратеров не может не сопровождаться соответствующим опусканием окружающей жерло вул­кана поверхности. Интенсивность же поступления растворов в устье вулканов зависит от сопротивления слоев дренажной оболочки, в силу чего глубина про­гибания поверхности увеличивается к устью вулкана. Это и создает чашеобразную выемку в цирках Луны. Дно цирков может лежать ниже уровня соседней пло­щади еще и потому, что выбрасываемое вещество за счет расширения пара и газов в вакууме относится в стороны, а не падает в самом цирке.

В центрах некоторых лунных цирков есть вершин­ные кратеры. Вероятно, выбросы при их образовании состояли преимущественно из густых, почти лишенных воды масс. Такой состав вообще характерен для послед­них стадий деятельности вулканов.

Есть на Луне цирки со сложным строением, со­стоящие из двух, четырех и даже пяти концентриче­ски расположенных валов. Метеоритная гипотеза долж­на бы допустить, что в одно и то же место последова­тельно упало четыре-пять метеоритов, что невероятно. Но вполне естественно, что после первого выброса вул­кана произошли второй и последующие, отличавшиеся по силе от первого. Подобные повторения выбросов возможны, если повторные накопления флюидов в очагах вулканов происходят так, как это должно происходить в дренажной оболочке,— из окружающих проницаемых слоев.

Предложенное объяснение процессов образования кратеров и цирков позволит ближе понять и некото­рые присущие им специфические особенности.

Таинственные светлые лучи. Весьма интересной осо­бенностью лунной поверхности являются так называе­мые лучистые кратеры, число которых на видимой сто­роне достигает трехсот. Особенно выразительные систе­мы лучей обнаружены у кратеров Тихо, Аристарх, Коперник, Кеплер, Прокл.

Как правило, лучи имеют более светлую окраску. Они как бы нанесены тонким рисунком сверх самых различных пород, слагающих окрестности кратеров. Они не отбрасывают теней, так как имеют, возможно, небольшую высоту. У них преимущественно радиаль­ное направление, и простираются они на весьма боль­шие расстояния, иногда превышающие тысячу километ­ров.

Происхождение этих лучей не имеет общепризнан­ного объяснения. Чаще считают, что они образовались из брызг мелкоизмельченных пород, выброшенных в процессах ударного образования кратеров.

Но они находят удовлетворительное объяснение, если причиной вулканизма считать мощные выбросы водных растворов минеральных веществ из дренажной оболочки Луны. Наряду с жидкими и твердыми веще­ствами из вулканического жерла выбрасываются также и массы газообразного вещества и водяных паров. Начальные скорости масс газопаровых выбросов при дав­лениях до 200—300 атмосфер выше 2000—2500 метров в секунду. Следовательно, паровые выбросы на Луне могут уходить из устья кратеров не только на расстоя­ние 1000—1500 километров, но и превышать первую и вторую космические скорости. Твердые и жидкие вы­бросы в этих условиях и при таких начальных скоро­стях могут преодолеть любые расстояния, но именно вследствие вакуума выбросы паров и газов на Луне в отличие от твердого тела не сохраняют долго линейного направления. Они быстро расширяются, и только неко­торая их затвердевшая от замерзания часть продолжает по инерции прямолинейное движение.

Чтобы такие далеко уходящие растворы, выпадая, образовали систему расходящихся светлых лучей, не­обходим клапан, который мог бы периодически перекры­вать жерло вулкана и создавать условия для выброса струи. Выполнять роль клапана могут, например, огромные каменные глыбы, которые, задерживаясь в устье канала, могут направлять струи сквозь зазоры и щели по радиальным направлениям. Такие выбросы могут оставить на поверхности Луны сравнительно тон­кие полосы частиц, обладающих повышенной отражаю­щей способностью.

Самые большие цирки на видимой стороне Луны имеют диаметр до 250 километров. Такие размеры легко объясняются самой дальностью выбросов при высоких давлениях в дренажных растворах. Однако на Луне обнаружены и более грандиозные кругообразные соору­жения. К ним можно отнести, например, Бассейн Ори­енталь, находящийся на западной стороне Луны и со­стоящий из пяти концентрически расположенных почти полных или полных колец. Самое меньшее внутреннее кольцо имеет диаметр 360 километров, а самое большое, пятое,— 1460 километров. По четкости и ясности эле­ментов рельефа, цирков, кряжей, каньонов и «речных ложбин» этого исключительного бассейна видно, что он появился недавно и почти еще не затронут разрушением.

Объяснение этого сооружения гипотезами метеорит­ного происхождения встречает огромные трудности. Нельзя предположить, что в это место последовательно упали пять огромнейших метеоритов, соизмеримых по размеру с планетами. Это было бы сверхчудом. Прав­да, имеются попытки объяснить происхождение пяти кольцевых гор ударом одного космического тела, но и они не вызывают доверия.

Не просто и с точки зрения вулканической гипотезы объяснить такое сложное сооружение. Выброс огром­ных масс твердого вещества на расстояние 730 километ­ров возможен лишь при начальной скорости, близкой к тысяче метров в секунду, но эти скорости вряд ли могут быть созданы давлениями в дренажной оболочке. Однако скорости в 2—3 раза большие могут иметь пары и газы, вырывающиеся при тех же давлениях из вулканического кратера. Поэтому нужно предполагать, что по меньшей мере три внешних кольца образовались в результате выброса материала главным образом с по­мощью пара. На первой стадии деятельности вулканов, как правило, всегда выбрасываются огромные массы водяного пара, который несет с собой не только раст­воренные в нем или летучие с ним минеральные веще­ства, но и измельченные породу и лаву. Повторением этой стадии несколько раз могли образоваться внешние горные кольца. Образование внутренних горных колец объясняется без натяжек, ибо давление растворов в дре­нажной оболочке может вполне выполнять работу по выбросу масс твердого вещества на такие расстояния. Надо, конечно, учитывать, что на Луне пар, вырываю­щийся под тем же давлением, что и на Земле, может выполнить значительно большую работу и выбросить в 6—10 раз большую массу пород, которая при той же, что и на Земле, скорости улетит на расстояние, в 6— 10 раз превышающее земное. Кроме того, вулкан, спо­собный образовать такую огромную систему, должен обладать большей производительностью. На Земле не­которые вулканы выбрасывают очень много. Вулкан Мауна-Лоа в Гавайском архипелаге выбросил объем, в 25 раз превосходящий объем Везувия и в 500 раз пре­вышающий объем Этны, а вулкан Тамбора смог за один прием выбросить 100 кубических километров пепла.

«Моря» на видимой стороне. «Моря» занимают зна­чительную часть поверхности видимой стороны Луны. Некоторые из них превосходят миллион квадратных километров.

Для объяснения происхождения «морей» Луны вы­двинуто несколько гипотез. Гипотеза метеоритного про­исхождения обоснована в работах Юри. Он считает, что «моря» на Луне образовались три миллиарда лет назад в результате бомбардировки сравнительно крупными космическими телами — планетезималями. Удары со­провождались образованием большого количества пыли, воды и газов, создавшими временную атмосферу, а вы­падавшие дожди сносили пылевой материал в низины «морей». Расчеты показывают, что удар метеорита при взрыве дает большие массы пыли и расплава, доста­точные для образования самих кратеров и «морей», впрочем возможно и излияние глубинных магм. Напри­мер, Море Дождей по этой гипотезе образовалось в ре­зультате гигантского столкновения Луны с космическим телом, имевшим размеры небольшого астероида или огромного метеорита. После взрыва, вызванного ударом, произошел сброс, в результате которого впадина буду­щего Моря Дождей опустилась примерно на 3 кило­метра. Вслед за этим якобы последовало излияние маг­мы, которая заполнила не только впадину Моря Дож­дей, но прорвалась через его края и затопила Океан Бурь, Море Облаков и Море Ясности.

Сторонники гипотезы вулканического происхожде­ния кратеров не отрицают возможности и метеоритного образования кратеров, мелких и случайно распределен­ных по диску Луны.

Но «моря», расположение которых на поверхности Луны имеет характер определенной системы, не могут быть результатом падения 15—17 крупнейших метеори­тов и только на ее видимую сторону, да еще и преиму­щественно в северном полушарии.

В вопросе о происхождении лунных «морей» осо­бенно важным обстоятельством является именно то, что они и по количеству, и по занимаемой площади преоб­ладают на видимой стороне Луны. Трудно, даже невоз­можно, найти аргументы, которые могли бы быть при­ведены в доказательство преимущественного падения крупных метеоритов и астероидов со стороны Земли.

Если же стать на точку зрения гипотезы, по которой главную роль в образовании рельефа Луны играют внутренние силы, и среди них растворы, заполняющие дренажную оболочку, то можно объяснить причины различия видимой и невидимой сторон нашего ближай­шего спутника.

По всей вероятности, важное значение имеет та от­личительная особенность видимой стороны Луны, что она всегда повернута к Земле. Таким образом, по отношению к земному тяготению обе стороны находятся в неравных условиях. Это постоянное «неравенство» мо­жет соединяться с положением всей системы Земля — Луна относительно Солнца.

Совершенно ясно, что выходу растворов из дренаж­ной оболочки сквозь кору Луны должно способствовать всякое снижение веса столба жидкости, затрудняющее выход паров и растворов к поверхности. Поэтому на ви­димой стороне вулканическая активность должна быть более интенсивной, особенно в периоды новолуний, ког­да тяготение Земли и Солнца направлено на видимую сторону, поскольку вес столба жидкости при этом суще­ственно уменьшается и становится преодолимым для давления, существующего в дренажной оболочке.

Так как такое уменьшение силы тяжести происходит только на видимой стороне Луны, то естественно счи­тать, что именно на ней и должны преимущественно образовываться «моря» либо в результате одновремен­ного извержения многих вулканов, либо, что вероятнее, в результате постоянного проникновения горячих раст­воров из дренажной оболочки сквозь кору «морей», то есть точно так, как это происходит в коре океанов на Земле.

Поскольку, как уже было показано, и на Луне име­ется принципиальная возможность существования кру­говорота воды, то нисходящее движение воды в дре­нажную оболочку Луны должно происходить сквозь кору возвышенностей. Оттуда растворы должны переме­ститься по дренажной оболочке под низменности, где горячие водные растворы будут подниматься вверх. Та­кой кругооборот воды обязательно приведет к уменьше­нию плотности пород коры возвышенностей вследствие выщелачивания нисходящими растворами и к увели­чению плотности и массы тех участков коры, сквозь которые горячие растворы поднимаются кверху, цемен­тируя их веществами, выпадающими из постепенно охлаждаемых растворов. Правда, процесс пополнения водами дренажной оболочки лунной коры идет иначе — и более слабо, и длительно, поскольку там нет эрозии и круговорота твердого вещества.

Уменьшение плотности и увеличение мощности ко­ры достаточно для соответственного всплывания ее об­легченных участков и создания горных областей, а уве­личение плотности пород и уменьшение мощности коры достаточно для прогибания участка утяжеленной коры с образованием «морей». Такими представляются след­ствия круговорота глубинных вод в коре нашей Земли, которая, как известно, тоже асимметрична.

Для асимметрии Луны необходимо, чтобы нисходя­щее движение водных растворов происходило преиму­щественно на обратной стороне, а восходящее — на ви­димой. Возможности такого направленного движения воды, в какой-то мере происходившего всегда или глав­ным образом в прошлом, находят объяснение именно в уменьшении эффективной силы тяжести на видимой стороне Луны и увеличении — на обратной. Одинаковый по высоте столб жидкости весит на видимой стороне, особенно во время полнолуний, на 5—10 процентов меньше, чем на обратной.

Пока еще нельзя окончательно сказать, вызывает ли асимметрию лунной поверхности только меньшая эф­фективность тяготения на видимой стороне, но незави­симо от этого само существование асимметрии свиде­тельствует все же в пользу представления о важной ро­ли растворов дренажной оболочки в происхождении лунных морей и больших кратеров.

Круговорот воды в лунных недрах должен вызвать появление двух основных разновидностей коры — мате­риковой и океанической. Хотя они не будут полными аналогами разновидностей земной коры, все же долж­ны отличаться друг от друга по мощности, плотности, высоте над средним уровнем и по гравитационным ано­малиям.

Поскольку восходящее движение водных растворов из дренажной оболочки, по нашим предположениям, происходит преимущественно на видимой стороне, по­стольку кора этой стороны должна быть более океани­ческой. Тепло, которое отдается коре растворами, под­нимает изотермические поверхности критических тем­ператур, и кора становится тоньше, а выпадающие из растворов вещества цементируют кору и делают ее бо­лее плотной и более тяжелой.

На обратной же стороне, и особенно на возвышенно­стях Луны, должно происходить преимущественно нис­ходящее движение водных растворов в дренажную оболочку, что вызывает здесь увеличение мощности ко­ры, уменьшение ее плотности и дефект массы, то есть появление отрицательных аномалий силы тяжести.

О масконах. По законам изостазии участки с положи­тельными аномалиями должны погружаться, а с отри­цательными — всплывать.

Механическую работу по подъему или опусканию участка коры, созданию разломов и трещин вокруг пе­ремещающихся участков выполняет вес, а не масса подвижного участка. Вес же его на Луне в 6,1 раза меньше, чем на Земле. Поэтому перемещение участков лунной коры может происходить только тогда, когда аномалии силы тяжести станут в 6 раз большими или меньшими, чем необходимо для такой же работы на Земле.

Кроме того, избыток или недостаток массы, то есть положительные или отрицательные аномалии, в усло­виях Земли сопоставляется с земным тяготением, а на Луне — с лунным, в 6 раз меньшим. Принимая во вни­мание и то, что выравнивание изостатических нару­шений происходит в условиях значительно большей кривизны поверхности (ведь радиус Луны в 3,5 раза меньше земного), станет ясным, что контрастность проявления аномалий силы тяжести на границах меж­ду положительными и отрицательными аномалиями, то есть между «материками» и «морями», может на Луне быть в десятки раз более заметной, чем на Земле.

Вспомним, что именно неожиданно большая «качка» посадочного отсека космического корабля «Аполлон-10», совершившего 31 оборот вокруг Луны на расстоянии 9 миль от ее поверхности, вынудила отменить посадку космонавтов на Луну.

Тогда эти избытки массы и привели к появлению термина «масконы». Защитникам гипотезы происхожде­ния «морей» эти масконы представлялись самым убе­дительным доводом в пользу гипотезы образования лун­ных морей в результате падения крупнейших метеори­тов.

Теперь уже выявлены и многие другие особенности строения рельефа лунных «морей», которые опровер­гают однократность акта их образования. Уже выдви­нут ряд гипотез, которые связывают появление масконов с повышенной плотностью вещества, образовавшего верхние слои пород «морей».

Предвидение подтверждено. Сейсмические исследо­вания Луны показали, что лунная кора под «морями» тоньше, чем под горными областями. Это может служить лишь подтверждением существования кругово­рота воды в коре Луны. Перемещение тепла и раство­ренных веществ по проницаемым слоям лунной коры говорит, что там тоже происходит либо происходило перемещение водных растворов из-под «материков» под «океаны». Поэтому и проницаемую оболочку в коре Луны есть основание назвать тоже дренажной оболоч­кой.

Если лунные «моря» образовались в результате пре­имущественного выхода растворов из дренажной обо­лочки, кора видимой стороны должна быть и тоньше, чем на обратной, и более плотной, а следовательно, ра­диус ее обязательно должен быть короче именно на видимой стороне.

Этот вывод и его обоснование были изложены в ста­тье «Одна из причин асимметрии рельефа Луны», опуб­ликованной в журнале «Природа» № 6 в 1969 году и более подробно в книге «Роль воды в образовании земной коры», вышедшей в 1971 году в издательст­ве «Недра» за несколько месяцев до измерения ра­диусов Луны. Замеры были выполнены в июле — авгу­сте 1971 года астронавтом корабля «Аполлон-15» А. Уорденом. Они показали, что радиус видимой сторо­ны короче среднего на 4 километра и короче радиуса обратной стороны на 6 километров. На Земле, как из­вестно, кора материков своей дневной поверхностью в среднем возвышается над дном океана на 4,675 кило­метра.

МАРС ТОЖЕ АСИММЕТРИЧЕН

Но совершенно неожиданным и в какой-то мере опро­вергающим важность отсутствия вращения небесных тел для объяснения асимметрии явилось установление такой же асимметрии на вращающемся Марсе.

Детальные исследования Марса, проведенные в по­следние годы, установили, что Марс по существу пред­ставляет две планеты в одной — изрытое кратерами южное полушарие, напоминающее Луну, и более глад­кое, почти без кратеров северное полушарие. Возле экватора имеется несколько больших вулканических воронок, прослеживается на 4000 километров впадина, подобная той, которая разделяет Африканский конти­нент, и заметны следы деятельности воды. Но если планета когда-то имела атмосферу, которая сохраняла воду в жидком состоянии, то как могли сохраниться древние кратеры? Как соотнести эти противоположные черты поверхности, остается в настоящее время за­гадкой.

Этот поразительный факт находит объяснение, если учитывать, что у Марса есть вода, а значит, есть и дре­нажная оболочка. Можно найти и причины, которые снижают сопротивление выходу растворов из дренаж­ной оболочки на южную сторону Марса. Дело здесь в том, что именно на южную сторону направлено сум­марное тяготение Солнца, Меркурия, Венеры и Земли в периоды великих противостояний. Они происходят каждые 15—17 лет, а расстояние от Солнца и планет до Марса в эти периоды наименьшее. Важно то, что Марс в таком положении наклонен к ним своим юж­ным полушарием. Он вращается, но при этом его на­клон составляет 24°. Как и земной шар, в зимние пе­риоды Марс освещен так, что на его северном полюсе ночь. Значит, и суммарное тяготение Солнца и внутрен­них планет во время великих противостояний способ­ствует выходу паров и растворов из дренажной обо­лочки Марса на его южную половину, то есть на ту, которая похожа на видимую сторону Луны.

Таким образом, представление о дренажной обо­лочке позволяет уменьшить число загадок, и не только земных.

В. И. Вернадский писал: «Факт неизменности исключительного значения воды в механизме земной коры в течение всего геологического времени неизбеж­но выдвигает перед нами не только в космогоническом, но и в научном аспекте — проблему воды в космосе, ее значения в химии других, кроме Земли, небесных тел».