3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Западная Сибирь с ее запасами нефти и газа долго еще будет поставщиком этих ценнейших полезных ископаемых промышленности нашей страны. Сейчас эти богатства недр мы должны разведать с минималь­ными затратами и в наиболее короткие сроки.

Одно из главных направлений поиска нефти ни у кого не вызывает сомнения. Это районы Средней Оби. Научное направление поисков нефти здесь обосновано еще в начале шестидесятых годов. Несмотря на некото­рые отклонения и шатания, этот прогноз сейчас реа­лизован в промышленные запасы нефти, которые не­сколькими потоками идут со Среднеобских промыслов на сибирские и европейские нефтеперерабатывающие заводы. Более 60 месторождений здесь уже открыто. Среди них такие, как Самотлор, Усть-Балык, Федоров­ское и др. Но еще есть резервы. Свидетельство тому — недавно открытое Холмогорское месторождение на севере Сургутского района. Это рядовое открытие, но не в смысле размеров запасов, а с точки зрения мето­дики поисков. Такие месторождения, приуроченные к подземным поднятиям, будут открыты еще.

Гораздо больший интерес представляют поиски ме­сторождений, связанных с зонами выклинивания пес­чаных пластов. Это не совсем обычные залежи, с каки­ми мы привыкли иметь дело. Нефть здесь скапливает­ся не в подземных поднятиях, которые легко обнару­живаются геофизическими приборами с поверхности земли, а в ловушках в виде гигантских клиньев песков среди глин. Одно из таких месторождений было откры­то в 1973 году на Южно-Сургутской площади.

Изучение древней географии и морских палеотечений показывает, что Среднее Приобье должно изоби­ловать литологическими ловушками. И начать их изу­чение нужно уже сейчас. Это резерв нефти, который природа подготовила нам взамен структурных зале­жей, разведка которых во многих районах уже подхо­дит к концу.

В Среднем Приобье имеется еще один тип необыч­ных месторождений. Это Салым, или точнее — Большой Салым. Нефть здесь идет из глин с глубины 2800—2900 метров. Независимо от наличия подземных поднятий и впадин глины насыщены нефтью на боль­шой площади. Сейчас эта территория оценивается в 10 тысяч квадратных километров. А есть хорошо аргу­ментированные доказательства, что эта площадь будет значительно расширена.

Спрашивается, почему же это месторождение раз­ведывается так осторожно и так медленно. Ответ прост. Это новый тип месторождения, какой еще не встречался ни в одном нефтеносном районе мира. К новому и подход должен быть новым. Нужно заново создавать методику разведки и эксплуатации таких залежей. К сожалению, специальных средств для этого не отпускается. Поэтому и разведывается Салымское месторождение не как новый тип, а как обычное анти­клинальное скопление нефти. И разведка эта длится пять лет. Это породило группу пессимистов, которые заявили, что нефть на Салыме имеется только на уз­ком пятачке свода поднятия. И вдруг — фонтан на кры­ле, вдали от этого пятачка. Нефть только вдоль древ­них разломов! А новый фонтан совсем в другом месте. И так в течение пяти лет!

Было предложено использовать для поисков нефте­носных зон на Салыме замеры энергии сейсмических колебаний. Первые опыты дали обнадеживающие ре­зультаты. Это была находка для геологов. Однако на­шлись и такие «специалисты», которые постарались как можно больше оттянуть окончательную доработку метода. Энергии, затраченной для придумывания при­чин задержки этих работ, хватило бы для изучения всего месторождения.

И все-таки, несмотря на всякого рода трудности, подземные кладовые нефти Средней Оби открываются в виде все новых и новых фонтанов. Последнее слово еще не сказано. У большинства геологов нет сомнения, что подсчитанные наукой прогнозные запасы нефти здесь в скором времени будут реализованы в новые месторождения.

Второй главный удар по открытию новых место­рождений направлен на север Западной Сибири. По­тенциальные запасы нефти здесь имеются в достаточ­ном количестве. Но слишком мало пробурено скважин, чтобы о нефтяном Севере заговорили с таким же поч­тением, как и о его газовых богатствах. Геология Севе­ра сложнее, чем предполагалось.

Еще в те времена, когда на этой громадной терри­тории не было глубоких скважин, ученые высказали вполне обоснованное для конца шестидесятых годов предположение о наличии промышленной нефти под газовыми залежами. Пробурили первые скважины. Вместо нефти получили фонтаны газового конденса­та (Конденсат — это легкие фракции нефти, почти бензин и керосин, растворенные в газе). Количество его оказалось таким, что возник во­прос о самостоятельной добыче этого полезного иско­паемого, более ценного, чем нефть и газ. На мировом рынке тонна конденсата ценится в два — два с полови­ной раза выше, чем тонна нефти. И это понятно. Не говоря уже о конденсате как о химическом сырье, пе­реработка его в бензин и керосин позволит увеличить производительность нефтеперерабатывающих заводов в два-три раза без особых дополнительных капиталь­ных затрат. Из некоторых скважин поступает несколь­ко сотен тонн конденсата в сутки. Имеются такие виды этого сырья, которые можно без предварительной об­работки, прямо из скважины, заливать в баки автома­шин, и он служит не хуже этилированных, высоко­октановых бензинов.

Открытие конденсата — это хорошо. Но нужна и нефть. Анализ условий накопления пород, содержащих газоконденсатные залежи, показал, что они формирова­лись в условиях очень мелкого моря. В породах ока­залось повышенное содержание гумусовой органики. Простой расчет древней географии позволил внести поправку в прогноз. От районов газоконденсатных за­лежей в сторону погружения пород глубина моря уве­личивалась, а в породах становилось больше сапропе­левой органической массы. Нефть нужно искать в по­груженных зонах. Опыт работы в средней Оби и Том­ской области в тех участках геологического разреза, где имеются газоконденсатные залежи, показывает, что по мере погружения пород газоконденсат переходит в нефть. Первые же пробуренные на Севере скважины подтвердили этот прогноз. Нефть получена на погру­женных структурах. Сейчас дело времени и средств, чтобы север Западной Сибири превратить в новый крупный нефтедобывающий центр.

Еще одним направлением поиска является Крайний Север Западной Сибири.

Линейно вытянутая на север гряда Уральских гор в верховьях реки Северная Сосьва полого поворачи­вает на северо-восток и неожиданно в районе среднего течения реки Щучьей делает резкий изгиб на северо-запад и устремляется на соединение со снеговыми вер­шинами острова Новой Земли. Горы Полярного Урала и Новой Земли образуют гигантскую подкову. Этот изгиб Урала вызвал многочисленные споры ученых, занимающихся реставрацией древней географии и при­родой горообразовательных процессов. Сразу же воз­никло несколько гипотез. Одна группа ученых считала, что около 300 миллионов лет назад в конце палеозой­ской эры начались горообразовательные процессы на Таймыре и Урале. Соединению этих очагов глубинных сил помешал древнейший допалеозойский массив, рас­полагающийся на территории северной части полуост­ровов Ямал и Гыдан.

Направление подземных тектонических сил, форми­ровавших горообразование, натолкнувшись на этот мас­сив, было изменено с северо-восточного на северо-за­падное. Образовалась гигантская впадина, окруженная почти со всех сторон горами Полярного Урала, Новой Земли, островов Северной Земли и Таймыра. Другая группа ученых полагала, что эта впадина образовалась значительно позднее. В конце палеозойской эпохи на этой территории так же, как на Урале, Таймыре и Но­вой Земле, возникли складчатые системы, которые к началу мезозойской эры были разрушены и вся тер­ритория Западной Сибири стала опускаться. Вследствие этого неравномерного опускания и возникла впадина с ее современными очертаниями, в том числе и Щучь­инским выступом Урала.

Спор этот носил чисто теоретический характер до тех пор, пока в этот отдаленный район не пришли первые отряды геологов.

Сразу же возникло два конкретных вопроса. Какова глубина залегания до складчатого фундамента и мощ­ность осадочных пород, залегающих над ним? Как могли отразиться древние горообразовательные дви­жения на истории развития тектонических структур в осадочных породах?

На эти вопросы дали ответ геофизические работы. Сейсморазведка показала, что глубина пород, участ­вовавших в древних горообразовательных процессах и слагающих сейчас фундамент этой территории, состав­ляет 3—4 километра. Выше складчатого фундамента залегают слабоуплотненные осадочные породы. Толщи­на этого осадочного покрова была рассчитана по дан­ным магниторазведочных измерений. Она составляет 2,5—4 километра.

Затем необходимо было узнать состав пород. Но поскольку глубокие скважины в этих районах не бу­рились, были проведены специальные исследования, позволяющие по материалам более южных территорий Западной Сибири экстраполировать основные законо­мерности изменения состава и свойств пород, залегаю­щих здесь.

По особенностям отдельных минералов, древних животных и растительных остатков, тенденции изме­нения соотношения песков и глин в разрезе было уста­новлено, что осадочные породы на севере Западной Си­бири должны быть такими же, как и в более южных районах, где в них содержатся запасы природного газа и нефти. Сейсморазведчики выявили еще одну особен­ность геологического строения этого района. Такая осо­бенность связана с отголосками палеозойских горообра­зовательных движений и их влиянием на историю развития тектонических движений во время последую­щего накопления осадочных пород. Было обнаружено, что отражающие сейсмические границы на отдельных участках начинают сближаться и в ряде мест соединя­ются между собой. Эту особенность поведения отражаю­щих границ геологи связывают с зонами выклинива­ния мощных толщ осадочных пород.

Важность этого открытия в том, что выявленные зоны занимают большую площадь, а мощность вы­клинивающихся толщ изменяется от 0,5 километ­ра до 0. В Западной Сибири во внутренних частях бассейна этот факт отмечается впервые и в дальней­шем приобретет большое практическое значение.

В более южных районах Уренгоя и Таза разрез оса­дочных пород ниже газоносной толщи состоит в основ­ном из глин с линзами песчаников. В них крупных скоплений нефти ожидать трудно, а перспективные от­ложения залегают на больших глубинах во впадинах.

И еще одна интересная особенность геологического строения этой территории. Одна из насыщенных по содержанию газа толща сеноманского возраста в север­ном направлении испытывает постепенный подъем.

Проведенными научными исследованиями показано, что на севере Западной Сибири в недалеком геологиче­ском прошлом в подземных пластах пород происходи­ло гигантское по своим масштабам выделение метано­вых газов из растворенного в воде состояния в свобод­ное. Этот процесс привел к образованию тех газовых месторождений, которые сейчас выявлены в Тюмен­ской области. Нет сомнения, что такие же процессы протекали в толще сеноманских пород на крайнем севере Западной Сибири.