3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Что лучше — количество внедренных в производст­во научно-технических разработок или экономический эффект в рублях от их внедрения?

Конечно, и то и другое. Но как часто еще сущест­вует стремление добиться главным образом результа­тивности в рублях. А это чревато опасностью укло­ниться в разработку и совершенствование только при­кладных вопросов и технических средств, которые уже сегодня можно использовать на производстве и эффек­тивность внедрения которых можно быстро подсчи­тать.

В этих условиях научные коллективы главной сво­ей целью считают определение рационального сочета­ния трех видов научных исследований — теоретических, методических и прикладных. Для территориаль­ных геологических институтов объемы этих работ должны быть в соотношении, близком к пропорции 1:2:3. Ряд научных подразделений такого института должны заниматься в основном теоретическими раз­работками. В других подразделениях больше внимания должно уделяться созданию методических разработок на базе существующих теорий. И, наконец, в третьих подразделениях основная научная деятельность долж­на быть направлена на обоснование конкретных пред­ложений для внедрения, на опробование новых мето­дов и, наконец, на создание и усовершенствование тех­нических средств для ведения поисковых и разведоч­ных производственных работ.

Важным этапом в организации научных исследова­ний является определение главных направлений в дея­тельности коллективов институтов. Они должны быть тесно увязаны с основными направлениями в деятель­ности производственных организаций данной отрасли. В геологии нефти и газа таких направлений семь: по­исковые работы, разведочные работы, технология буре­ния, промысловая геология, промысловая геофизика, разведочная геофизика и организация производствен­ных и научных работ.

Каждое из этих направлений требует разработки специфических методов и приемов работ, имеет свои задачи, технологию, оборудование, аппаратуру и при­боры, свои теоретические проблемы. При такой систе­ме организации науки легче сформулировать конечные цели каждого главного направления. А она должна предусматривать повышение эффективности производ­ственных работ с заглядом вперед. Исходя из конеч­ных целей, и планируется текущая и перспективная теоретическая, методическая и прикладная тематика научных исследований на базе системного анализа, предусматривающая максимально возможное на данной степени изученности проблемы повышение эффек­тивности производственных работ.

К формулировке конечной цели по главным направ­лениям должны быть привлечены наиболее высококва­лифицированные работники науки и производства. Для примера приведу один из возможных вариантов поста­новки целевого задания на решение поисковых про­блем.

В Западной Сибири за прошедшее десятилетие из­расходовано около 200 миллионов рублей на бурение в пределах структур, где не получены положительные результаты. Это непроизводительные затраты, хотя в результате бурения получена ценная геологическая информация. Конечной целью научных исследований в области поиска соответственно является постановка таких работ, которые бы позволили сократить эти за­траты до минимума, а теоретически — до нуля. Значит, уже сегодня мы должны ставить не только работы, со­кращающие эти затраты на 10—20 процентов, но и глубокие теоретические исследования, подводящие базу под почти полное сокращение этого непроизводитель­ного бурения.

Говоря о полном комплексе поисково-разведочных работ на нефть и газ в Западной Сибири, можно ста­вить перед наукой цель снижать производственные затраты в далекой перспективе на 40—50 процентов. И это несмотря на усложнение геологической обста­новки. На открываемых месторождениях необходимо обосновывать новую методику разведки, позволяющую готовить запасы меньшим количеством скважин, раз­рабатывать комплекс промыслово-геофизических прие­мов, позволяющих в сложных разрезах значительно сокращать количество объектов с неясной оценкой насыщения пород нефтью, газом или водой.

Большие резервы имеются в области подготовки структур геофизическими методами. Сейчас из-за отсутствия разработанной методики на многих площадях, особенно на севере Тюменской области, не имеется до­стоверных структурных карт по нижним горизонтам, в том числе и в пределах Уренгойского газового месторождения. Между тем разработка специализиро­ванных методов, внедрение цифровой техники позволят значительно снизить плановую стоимость работ по подготовке структур.

Разработка прямых геофизических методов поисков залежей, сейсмоэнергетического картирования, внедре­ния геофизических исследований при разведке место­рождений могут существенно повысить эффективность поиска и разведки.

Не меньшие резервы в повышении производитель­ности труда имеются в глубоком бурении. Сравнитель­но низкие средние скорости бурения, простои, аварий­ность и другие показатели, снижающие производитель­ность труда, можно улучшить.

Эффективность научных работ в области глубокого бурения зависит от того, какие конкретные цели на ближайшую и отдаленную перспективу поставлены перед учеными.

Большое значение в повышении эффективности по­исково-разведочных работ в геологии имеет организа­ция науки и производства. В этом направлении основ­ная роль принадлежит темам по разработке экономи­ко-математических моделей и автоматизированным системам управления. Сейчас в этом вопросе большое внимание уделяется созданию аппарата управления, схемам его взаимодействия и техническим средствам автоматизированных систем. Между тем это является лишь надстройкой в идее АСУ — геология. Если даже будет создана сверхсовершенная автоматизированная система управления, основанная на использовании существующей методики работ, то это приведет только к удорожанию производственных работ. По сути дела это будет система научной организации труда, а не АСУ. Автоматизированные системы управления в гео­логии — это прежде всего коренное улучшение техно­логии работ на базе обобщения, с помощью электронно-вычислительных машин, всех имеющихся закономер­ностей и расчетов их экономической значимости в дан­ном виде производственной деятельности. Главным в АСУ является разработка экономико-математических моделей новой или улучшенной технологии производ­ства и его управления. В этом случае любая научно-исследовательская работа является составной частью АСУ. Для этого нужно лишь, чтобы исследователи фор­мулировали выводы в удобном для обработок на ЭВМ виде.

В условиях быстро развивающейся экономики За­падной Сибири организация и координация производ­ственных, научных, проектных и других работ имеет большое значение не только внутри одной отрасли, но и во всех отраслях, участвующих в освоении недр.

Запасы нефти, конденсата и природного газа позво­ляют ставить вопрос о разработке проекта комплекс­ного их использования. Капитальные затраты на освое­ние этих ресурсов зависят от времени освоения и уве­ренности в реальности достижения определенных объ­емов добычи как по отдельным районам, так и по всей территории Западной Сибири.

В силу этого первостепенное значение приобретает концентрация научно-исследовательских, тематиче­ских, опытно-конструкторских и проектных работ. Это даст возможность принимать наиболее оптимальные решения проблем освоения.

В настоящее время научно-исследовательские рабо­ты рассредоточены по различным ведомствам и не свя­заны между собой единой целью. Даже в одной орга­низации затраты на проведение различных исследова­ний не увязаны между собой с точки зрения их значения и экономического веса в решении генеральной задачи.

В настоящее время составлен проект программы развития научных исследований по обоснованию комп­лексного развития народного хозяйства Западной Си­бири. Он назван проектом «Комплекс». Цель этого про­екта — рассчитать наиболее оптимальные варианты добычи нефти, конденсата и газа, исходя из сущест­вующей оценки их потенциальных ресурсов по отдель­ным районам и определению затрат на их освоение с учетом комплексного развития экономики. На основе этих исследований должны быть составлены алгорит­мы и программы на ЭВМ, учитывающие возможность пересчета уровней добычи и всех затрат по отдельным ведомствам, участвующим в освоении в зависимости от изменения потенциальных запасов углеводородного сырья в каждом районе освоения.

Планирование производственных работ — сложная и ответственная задача во всех геологических подраз­делениях, особенно в условиях Западной Сибири. Нуж­но обосновать, где, сколько и на какую глубину бурить глубокие скважины, чтобы с минимальными средства­ми выполнить и перевыполнить план прироста запасов нефти и природного газа.

На севере Тюменской области открыты месторож­дения газового конденсата — сырья более ценного, чем нефть и газ. Прирост запасов конденсата до сих пор не планируется. Поэтому нужно найти резервы, кото­рые бы позволили за счет глубоких скважин на нефть вести поисковые и разведочные работы на конденсат.

Эти резервы будут найдены быстрее, если производ­ственные и научные коллективы объединят свои уси­лия в главных направлениях. При этом Западную Си­бирь нужно рассматривать как единый геологический регион. Сейчас же пока имеется Тюменская, Томская, Новосибирская и Красноярская геология.

Объединить эти районы на производстве — трудная задача. В науке это можно сделать быстрее: нужно, чтобы планы научных исследований разрабатывала одна головная по Западной Сибири научно-исследова­тельская организация. Выполнение же этих работ под контролем головной организации будет осуществлять­ся в нескольких производственных и научных подраз­делениях.

В области нефти и газа головной организацией в За­падной Сибири является Западно-Сибирский научно-исследовательский геологоразведочный нефтяной ин­ститут (ЗапСибНИГНИ), расположенный в Тюмени. Коллектив этого института координирует все научно-исследовательские и тематические работы по нефти и газу в Западной Сибири и руководит ими. По отдель­ным узловым вопросам геологии такая работа прово­дится уже много лет. Сейчас институт переходит на новую, более высокую и детальную координацию.

Что представляет собой ЗапСибНИГНИ сейчас?

Главной задачей коллектива Западно-Сибирского научно-исследовательского геологоразведочного нефтя­ного института (ЗапСибНИГНИ) является разработка научных исследований, связанных с обоснованием направлений поисково-разведочных работ на нефть и газ и повышением их эффективности в Западно-Сибир­ской равнине, главным образом — в Тюменской об­ласти.

В институте по нефти и газу проводятся исследова­ния по следующим основным направлениям:

геология нефти и газа;

техника и технология бурения глубоких скважин;

разведочная и промысловая геофизика.

Кроме этого проводятся работы по выяснению зако­номерностей и оценке перспектив на твердые полезные ископаемые, пресные и промышленные подземные воды. Все научные разработки подразделяются на семь разделов, отвечающих основным видам (методам) про­изводственных поисково-разведочных работ:

обоснование направлений поисковых работ на нефть, газ и другие полезные ископаемые;

повышение эффективности разведочных работ на нефть и газ;

повышение эффективности промыслово-геологиче­ских работ на нефть и газ;

повышение эффективности промыслово-геофизиче­ских работ на нефть и газ;

усовершенствование технологии проводки глубоких скважин и снижение стоимости метра глубокого буре­ния;

усовершенствование методов проведения полевых геофизических работ, интерпретация их результатов и снижение стоимости выявления и подготовки струк­тур (ловушек);

совершенствование структуры, организация управ­ления поисково-разведочных и научных работ и ме­тодов обработки геолого-геофизической информации.

В институте имеется современная лабораторная база, способная обеспечить выполнение научных ис­следований, около 120 отделов, секторов, лабораторий, групп и партий. Пожалуй, нет ни одного направле­ния в геологии, которым бы не занимались в инсти­туте.

Для выполнения сложных и ответственных заданий в ЗапСибНИГНИ имеются опытные кадры, многие из которых посвятили изучению геологии Западной Си­бири более 15—20 лет.

Институт является кузницей высококвалифициро­ванных геологических кадров для многих вновь созда­ваемых в Тюмени предприятий.

За обоснование открытий нефтяных и газовых ме­сторождений и за участие в открытии ряд сотрудников института удостоен звания лауреатов Ленинской премии, в числе их Г. П. Богомяков, Н. Н. Ростовцев, Б. В. Савельев, В. Г. Смирнов, В. В. Соболевский и другие.

Трудно перечислить и описать научный поиск всех ведущих сотрудников института: их очень много. И каждая фамилия в своей отрасли знаний известна далеко за пределами Западной Сибири.

О некоторых ученых института стоит рассказать подробнее, взять, к примеру, Николая Никитовича Рос­товцева — профессора, доктора геолого-минералогиче­ских наук. В геологии он давно — с 1929 года. Работал на Кавказе, потом два десятилетия своей жизни посвя­тил изучению севера европейской части СССР, а по­следнее время работает в Западной Сибири.

Будучи энтузиастом поисков и разведки месторож­дений нефти в Западной Сибири, Н. Н. Ростовцев в 1958 году переехал на постоянное жительство из Ле­нинграда в Новосибирск, а затем в Тюмень. С его име­нем связано обоснование открытия в Западно-Сибир­ской низменности — новой нефтегазоносной провинции СССР. Свыше 100 его работ опубликовано. Чрезвычайно широка научная эрудиция Н. Н. Ростовцева. В своих трудах он решает проблемы стратиграфии, тектоники, гидрогеологии, нефтегазоносности, методики геологиче­ских и геофизических исследований. Бессменный редак­тор почти всех прогнозных карт по Западной Сибири, он пользуется заслуженным авторитетом всех геологов Советского Союза. Его имя известно геологической общественности зарубежных стран. В 1964 году Н. Н. Ростовцеву за научное обоснование перспектив нефтегазоносности Западно-Сибирской (низменности и открытие первого в Западной Сибири Березовского газоносного района было присуждено звание лауреата Ленинской премии.

Работая в Западной Сибири, Н. Н. Ростовцев воспи­тал целую плеяду сибирских ученых, успешно работающих сейчас по всей территории Советского Союза. Среди них имена профессоров и докторов наук — М. Я. Рудкевича, В. М. Матусевича, Г. Э. Прозоровича, П. К. Куликова и многих других.

Заслуженным авторитетом как специалист в обла­сти тектоники, стратиграфии и всех вопросов регио­нальной геологии пользуется Макс Яковлевич Рудке­вич. В Сибири он с 1952 года, а в Западной Сибири — с 1955 года. Был главным геологом поисковой экспе­диции в районе Березово, потом руководителем сектора СНИИГГИМС в Новосибирске, затем руководителем отдела ЗапСибНИГНИ. В 1967 году Макс Яковлевич защитил диссертацию доктора геолого-минералогиче­ских наук. Через год ему присуждается ученое звание профессора.

Вениамин Григорьевич Смирнов — выпускник Сверд­ловского горного института. У него за плечами богатый опыт пятнадцатилетней работы в нефтеразведочных организациях Поволжья, Румынии и Монголии. С 1957 года Вениамин Григорьевич трудится в Тюменской об­ласти, более десяти лет руководит крупным коллекти­вом. Он один из основных авторов сводных структур­ных и тектонических карт Западно-Сибирской низмен­ности. В настоящее время В. Г. Смирнов возглавляет отдел по оперативному анализу геологических и гео­физических материалов в ЗапСибНИГНИ. Он кандидат геолого-минералогических наук.

За участие в открытии и разведке месторождений нефти и газа В. Г. Смирнов награжден орденом «Знак Почета», дипломом и значком «Первооткрыватель ме­сторождений». В 1970 году ему присуждено звание лауреата Ленинской премии.

Третий десяток работает в Западной Сибири Нари­ман Хасанович Кулахметов. Был геологом, начальни­ком партий по изучению геологии и оценке перспектив нефтегазоносности в Красноярском геологическом управлении. Сейчас занимается вопросами геологического строения и нефтегазоносности северных районов За­падной Сибири. Успешно защитил диссертацию канди­дата геолого-минералогических наук. С 1971 года на­значен заместителем директора ЗапСибНИГНИ.

Хорошими делами отмечена трудовая деятельность Дмитрия Егоровича Казакова. Он много работал в про­изводственных геологических организациях. В ЗапСиб­НИГНИ с 1961 года. Здесь он возглавляет экономиче­ские исследования по анализу эффективности геолого­разведочных работ на нефть и газ в Западной Сибири, является одним из ведущих исполнителей научных разработок по научному обоснованию планирования геологоразведочных работ, защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата экономических наук.

Владимир Савельевич Бочкарев считается специа­листом в вопросах стратиграфии и тектоники нижне­мезозойских пород восточного склона Урала и Тургая. Эти свои исследования он продолжает и по территории Западной Сибири в ЗапСибНИГНИ.

Юрий Петрович Тихомиров работает в Сибири с 1955 года. Был главным геологом Якутской Союзной конторы бурения. В Западной Сибири начал работать с 1967 года, пройдя по конкурсу в ЗапСибНИГНИ на должность руководителя сектора методики разведки месторождений нефти и газа. С 1966 года Юрий Пет­рович — кандидат геолого-минералогических наук. Большое внимание он уделяет совершенствованию методики поисково-разведочных работ на нефть и газ и планированию объемов разведочного бурения на месторождениях.

Большое значение для становления геологии нефти и газа в Западной Сибири имеют гидрогеологические исследования. Они проводятся в отделе гидрогеологии Западно-Сибирского научно-исследовательского геологоразведочного института, которым руководит канди­дат геолого-минералогических наук Бронислав Петро­вич Ставицкий. Он является одним из основателей региональной гидрогеологии и, в частности, гидрогеоло­гии нефтяных и газовых месторождений Тюменской области.

Развитие геохимических исследований, использова­ние их в практике поисково-разведочных работ на нефть и газ связаны с именем А. В. Рылькова, И. И. Ушатинского, К. А. Шпильмана и других.

Александр Владимирович Рыльков специализирует­ся по исследованиям в области геологии и геохимии нефти и газа. За работу по закономерностям измене­ния физико-химических свойств нефтей и прогнозиро­ванию их качества ученый совет Томского политехни­ческого института присуждает Александру Владимиро­вичу в 1968 году ученую степень кандидата геолого-минералогических наук.

Кандидат геолого-минералогических наук Игорь Ни­колаевич Ушатинский большой вклад внес в изучение глинистых пород Западной Сибири, их экранирующих свойств и влияния на распределение месторождений нефти и газа.

Кальман Абрамович Шпильман принимал большое участие в обосновании и открытии многих нефтяных и газовых месторождений Томской и Новосибирской об­ластей.

С 1969 года он в Тюмени ведет работы по геохимии нефтей, газов, органического вещества пород.

Промыслово-геологические и промыслово-геофизи­ческие исследования в ЗапСибНИГНИ возглавляют опытные специалисты В. К. Федорцев и В. С. Куд­рявцев.

Для развития геофизических работ в ЗапСибНИГНИ многое сделали В. А. Андреев, А. К. Шмелев, Ю. П. Бевзенко.

Вопросами развития и усовершенствования техно­логии бурения глубоких скважин руководит в ЗапСиб­НИГНИ лауреат Ленинской премии Владимир Викенть­евич Соболевский и руководитель отдела института Александр Тихонович Горский.

В современной геологии объем поступающей инфор­мации для научных обобщений столь велик, что обра­ботать ее на высоком научном уровне невозможно без внедрения математических методов. Они развиваются под руководством А. М. Волкова и Е. Я. Алексеева.

Большую работу в институте ведет коллектив отде­ла минерального сырья и геологической карты, руко­водимый Людмилой Лавровной Подсосовой.

Трудно даже просто перечислить заслуги сотрудни­ков Западно-Сибирского научно-исследовательского геологоразведочного института. Но даже этот скупой рассказ о лучших людях института, их делах показы­вает, как тесно работа ученых взаимосвязана с трудом производственных коллективов Западной Сибири.

Сейчас все работы — от обсуждения ежегодных и перспективных планов производства до закладки сква­жин — выполняются совместно с сотрудниками инсти­тута.

Правда, обсуждение плана работ производственной организации в институте — пока дело новое. К этому вопросу геологи готовятся на местах — в полевых экс­педициях, партиях. После такой тщательной подготов­ки собирается совещание с участием всех заинтересо­ванных организаций и принимается решение по каж­дой площади, по каждой скважине.

Такая процедура принятия ответственных решений совместными усилиями работников науки и производ­ства стала возможна только после объединения Зап­СибНИГНИ с производственным коллективом Глав­тюменьгеология в единую производственно-научную организацию. Коллектив института вырос. Он способен решать все вопросы геологии Западной Сибири. Наста­ла необходимость создания единой научно-производст­венной организации в рамках всей территории Западно­Сибирской равнины. Это позволит еще более повысить эффективность научных и производственных работ.

Все эти и другие мероприятия позволили ликвиди­ровать дублирование, повысили оперативность и каче­ство принимаемых решений в поисково-разведочных работах.

Неизмеримо возросли возможности внедрения науч­ных разработок в производство. Более того, часто сами научные работники непосредственно участвуют в про­изводственном процессе. К примеру, научными работ­никами разработаны комплексные организационно-тех­нические мероприятия по скоростной проходке глубо­ких скважин. Для реализации разработанных предло­жений они выехали в районы работ Правдинской и Та­зовской экспедиции и непосредственно участвовали в процессе бурения ряда скважин. В результате были достигнуты рекордные коммерческие скорости буре­ния: до 5900 метров проходки в месяц на один станок, что более чем вдвое больше того, что достигли в этих районах лучшие бригады прежде.

При бурении одной из скважин в условиях Запо­лярья с участием и под методическим руководством научных работников была достигнута коммерческая скорость 1820 метров проходки на станок в месяц при глубине скважины 3255 метров. Скважины подобной конструкции и глубины здесь ранее бурились со скоро­стью не более 1400 метров на станок в месяц.

Многие сотрудники института сейчас большую часть времени стали проводить на скважинах, помогая про­изводственникам осваивать наиболее трудные по гео­логическим условиям объекты.

К научным работникам прежде относились в поле­вых экспедициях как к гостям, теперь ученых встречают как своих, производственники часто говорят: «Наш институт», «Наша наука». Психологический барьер вза­имоотношений между наукой и производством преодо­лен, и не только за счет формального подчинения ин­ститута производственной организации и прямого уча­стия научных работников в производственных рабо­тах.

Главное в том, что и научные работники и произ­водственники поняли, что совместные усилия приносят ощутимые результаты, что они помогают быстрее, луч­ше и экономичнее решать сложные вопросы быстрей­шего наращивания запасов полезных ископаемых.

Новая форма организационных взаимоотношений производственной и научно-исследовательской органи­зации уже приносит свои плоды, и дальнейшее ее со­вершенствование позволит резко повысить эффектив­ность и производительность труда как в производстве, так и в науке.

Все, что человек добывает из недр земли и исполь­зует в своей практической деятельности, природа имеет в неограниченном количестве. Практически в любой точке земного шара мы можем найти почти все элемен­ты периодической таблицы Д. И. Менделеева. Но эти элементы рассеяны и содержатся в таком небольшом количестве, что для получения их нужно переработать тысячи кубометров земли или воды. Это нерентабель­но. Многие элементы, такие, как алюминий, железо, кремний и некоторые другие, содержатся в большом количестве, но в очень сложных химических соедине­ниях, технология получения их трудоемка и обходится очень дорого.

Но природа позаботилась о человеке. На отдельных участках, которые геологи называют месторождениями, она создала концентрированные формы скоплений нужных нам органических и неорганических соеди­нений.

Задача геологов — расшифровать те законы, кото­рые управляют геологическими процессами, приводя­щими к образованию месторождений полезных иско­паемых. Это дает оружие для научного их поиска в нед­рах Земли. И не только для поиска, но и для созда­ния новых видов сырья, новой технологии переработ­ки его.

Если немного пофантазировать, то можно предста­вить геологию будущего. На специальных быстроход­ных летательных аппаратах с помощью специальных приборов будет производиться запись строения недр Земли. Быстродействующие электронно-вычислитель­ные машины на своих экранах создадут объемные мо­дели строения Земли ниже уровня геоида.

Будет определяться и пространственное положение каждого подземного пласта, глубина его залегания, из­гибы, изменение физических свойств и переходы в дру­гие типы пород. Модель представит собой тысячи и тысячи пластов, их переходы друг в друга.

То, что сейчас можно узнать только путем бурения, будет делаться с гораздо большей действенностью и точностью геофизическими приборами. Невидимые лучи проникнут глубоко в земные недра, побывают во всех тайниках природы и принесут человеку необходимую для дальнейшей работы информацию.

По соотношению пластов горных пород, их физиче­ским свойствам, по удаленности от береговой линии древних водоемов электронно-счетные машины по за­ранее подготовленным программам подсчитают коли­чество захороненного органического вещества, его ка­чество, определят газовое давление в каждом пласте, укажут местоположение и глубину залегания нефтя­ных и газовых залежей. Затем они сделают экономи­ческие расчеты очередности бурения, строительства нефте- и газопроводов, наметят план освоения и добы­чи нефти и газа.

В настоящее время больше половины нефти оста­ется в земных недрах. Чтобы извлечь всю нефть, нуж­но строить шахты и добывать ее так же, как уголь. Колоссальные затраты, трудности добычи.

После того, как из недр извлекут бензин, керосин, масла, т. е. как принято говорить сейчас, месторож­дение истощится, в него по специальным скважинам в недра отработанного нефтяного пласта потекут пото­ки водорода. Таким образом каждый пласт станет при­родным нефтеперерабатывающим заводом. Он будет давать продукцию по желанию человека. Если нужен бензин, то в пласт закачают столько водорода, сколько его необходимо для получения бензина. Нужен керо­син — количество водорода сократят, нужен газ — сно­ва увеличат дозу водорода.

Вопрос полного и рационального извлечения нефти из геологических пластов — это прежде всего вопрос охраны недр, и ему должно быть уже сейчас уделено большое внимание.

Таким видится нам, геологам, будущее по добыче нефти и газа. Чтобы его приблизить, нужно все силы науки, особенно фундаментальной, направить на разра­ботку теоретических проблем. И в этом плане особое значение приобретает теория происхождения нефти, ее рождения, жизни и разрушения. Ведь это — основа неф­тяной науки, база для самой дешевой и рациональной методики поисков, разведки и добычи нефти. Проблема эта будет решена. Залог тому — успехи, достигнутые учеными в области геологии, геофизики, геохимии и, конечно, тесное содружество науки с производством, быстрое внедрение научных достижений в практику.

Непознаваемых явлений в природе нет. Нет их и в нефтяной геологии.