3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

За каменным поясом древних Уральских гор про­стиралась неведомая земля, населенная ненцами, сель­купами, ханты, манси, татарами и другими северными народами.

В начале XV века все эти разрозненные племена были покорены татаро-монголами, образовавшими Си­бирское ханство с центром в городе Искере (Кашлык). О древнейшей истории коренного населения Западной Сибири, которое появилось около 50 тысяч лет назад, и о его развитии вплоть до XVI века сохранились лишь разрозненные, скудные сведения.

Изучение Западной Сибири, влияние человека на преобразование этого края началось после присоедине­ния Сибирского ханства к России в XVI веке.

В 1582 году дружина Ермака взяла татарский город Чинги-Тура, на месте которого в 1586 году был основан первый русский город в Сибири — Тюмень, а вслед за этим, в 1587 году,— Тобольск вблизи татарского горо­дища Бицик-Тура.

В 1696 году Тобольскому воеводству присваивается печать Сибирского царства. До 1838 года, когда управ­ление Западной Сибирью перенесли в Омск, Тобольск был главным культурным и научным центром Сибири. Здесь жил и работал Семен Ульянович Ремезов, автор «Сибирской истории» и «Чертежной книги Сибири», историк П. А. Словцов, художник М. С. Знаменский, поэт-революционер П. А. Грабовский, поэт Д. П. Давы­дов (автор песни «Славное море — священный Бай­кал»), поэт П. П. Ершов, композитор А. Л. Алябьев. В Тобольске родился и вырос выдающийся химик, соз­датель периодической системы элементов Дмитрий Иванович Менделеев. Здесь отбывали ссылку декабри­сты И. А. Анненков, Ф. М. Башмаков, П. С. Бобрищев-Пушкин, Н. С. Бобрищев-Пушкин, Ф. Б. Вольф, В. К. Кюхельбекер, А. М. Муравьев-Апостол, П. Н. Сви­стунов, С. М. Семенов, М. А. Фонвизин и др. По этапу через Тобольск к месту ссылки прошли В. Г. Королен­ко, Н. А. Радищев, Н. Г. Чернышевский.

Одним из древнейших путей освоения Сибири была река Тавда. Притоки ее в верховьях близко подходят к истокам Печоры и Камы, и древние первооткрывате­ли пользовались волоками, чтобы попасть в Сибирские края. На левом берегу Тавды, вблизи устья реки Пелым, стоит древнейшее мансийское селение с одноименным названием. В 1592 году сюда пришли русские. Первый тракт из Европы в Сибирь проходил через этот горо­док. Поэтому долгое время он, как и другие сибирские города, служил местом ссылки. Сюда были сосланы жители Углича после убийства в 1591 году царевича Димитрия. Здесь находились в ссылке фаворит импе­ратрицы Анны Иоановны Бирон и фельдмаршал Миних.

Открытие нового края требовало его изучения. Но промышленники того времени интересовались в пер­вую очередь успехами прикладной геологии, специали­зированной же геологической отрасли не было. Она появилась лишь в конце XIX века. Поэтому на первых этапах изучения Сибири первопроходцы-геологи на­правлялись в горные страны — на Урал, на Алтай. Запа­дно-Сибирская равнина с ее болотами и озерами, с ее суровым климатом и непроходимой тайгой, закрытая сплошным чехлом молодых четвертичных отложений, долго оставалась в тени поиска. В те времена четвер­тичные отложения относили к «послепотопным нано­сам» и считали их бесполезным для практики геологи­ческим покрывалом, которое лишь затрудняло доступ к коренным породам, содержащим полезные ископае­мые.

Но, несмотря на такие господствующие мысли, рос­сийская теоретическая геология и в области осадочных полезных ископаемых шла впереди мировой науки. Примером тому служат теоретические разработки М. В. Ломоносова. Этот великий русский прорицатель создал стройную теорию происхождения янтаря, угля и нефти, которая и сейчас лежит в основе современных представлений, объясняющих происхождение этих по­лезных ископаемых в земных недрах.

Чтобы понять гениальность сделанного М. В. Ломо­носовым открытия, нужно знать господствующие в те времена понятия по этому вопросу. Наиболее популяр­ными были высказывания фрейбергского профессора А. Вернера, который считал, что уголь в недрах земли образуется путем действия серной кислоты на расте­ния. Это мнение еще более укрепилось после опытов известного химика Ч. Гатчетта, который в лаборатор­ных условиях подтвердил мысль А. Вернера. Потребо­валось почти 150 лет, чтобы идеи М. В. Ломоносова завоевали мировое признание и нашли свое подтверж­дение в практике поисков всех полезных ископаемых.

Несмотря на передовые взгляды русских геологов, проводивших большие исследования в теории и прак­тике горнорудного дела в России, царское правитель­ство все надежды возлагало на иностранных специа­листов, в особенности на приезд немецкого академика А. Гумбольдта. Полагали, что эта «гастроль» немецкого ученого откроет чуть ли не новую эру в геологии России.

Для путешествия барона А. Гумбольдта были соз­даны все условия. За 5,5 месяца он проехал 14 500 верст, использовав на перекладных 12 244 лошади. Вернув­шись в Петербург, барон сделал много легковесных за­явлений, в том числе о золотоносных россыпях окре­стностей Иртыша и Оби, о вулканических цепях в рай­онах, где их не было, и др. Это, естественно, вызвало возмущение у русских геологов. И хотя нельзя было критиковать знатного гостя, редакция «Горного журна­ла» опубликовала перевод английской статьи, в кото­рой барон Гумбольдт рисуется как фантазер, безответ­ственный исследователь, к чьим высокопарным заклю­чениям следует относиться с осторожностью. «…Творе­ния его не менее опасны, как и сочинения какого-либо всекорыстного и бесхарактерного писателя, ибо в них нельзя не заметить природное его стремление к пре­увеличениям и к сокрытию всех препятствий, предло­женных какому-либо предприятию»,— писал «Горный журнал».

Пытливая мысль естествоиспытателя уже в те вре­мена пыталась проникнуть под покров четвертичных образований Западной Сибири. Первая обобщающая работа по изучению меловых и юрских пород Западной Сибири в районе Приполярного Урала была составлена М. О. Грюнвальдом в 1857 году в диссертации на со­искание ученой степени магистра наук. Первая офици­альная геологическая служба в России была учрежде­на в 1882 году в составе директора, трех старших и трех младших геологов, образовавших Геологический комитет. До 1912 года в составе Геологического коми­тета было одиннадцать штатных геологов, которые должны были заняться изучением геологического строения всех необъятных просторов России. На эти работы царское правительство отпускало всего не­сколько десятков тысяч рублей.

В 1892 году в связи с проектированием Транссибир­ской железной дороги был образован специальный Гор­ный департамент, возглавленный директором Геологи­ческого комитета — А. П. Карпинским. Вдоль стройки трассы выехали отряды геологов, результаты работ которых до сих пор не потеряли своего значения для изучения геологии палеогеновых, неогеновых и четвер­тичных отложений.

До революции вопрос о возможной нефтегазоносно­сти земель Западно-Сибирской равнины не ставился. Тем не менее в 1903 году по докладу Горного департа­мента Министерством земледелия и государственных имуществ была установлена подесятинная арендная плата за разведку на нефть — в Тобольской, Томской и Енисейской губерниях по одному рублю за десятину, а в пределах Семипалатинской, Семиреченской и Акмо­линской областей — по два рубля за десятину.

Первое и единственное дозволительное свидетель­ство на разведку нефти в Западно-Сибирской равнине около села Цингалы на реке Иртыш было выдано това­риществу «Пономаренко и Кº» в 1911 году. Есть пред­положения, что здесь же арендовал земли для развед­ки на нефть купец Сапожников. Как были реализова­ны эти разрешения на поиски нефти, неизвестно. Однако, как рассказывают жители села Цингалы, в июле 1913 года к ним из Омска приезжал некий Пуртов, ко­торый в урочище Перевесный сор нашел источник с вытекающей маслянистой жидкостью. В районе этого источника было предпринято бурение мелкой скважи­ны. По заявлению буровых рабочих, в этой скважине с глубины 15 метров был перелив воды, в которой от­мечалась пленка маслянистой жидкости, похожей на керосин. При проверке этого нефтепроявления в 1935 году на месте буровых работ был найден заросший шурф.

Подлинный расцвет геологии на научной основе произошел при Советской власти. В. И. Ленин в «На­бросках плана научно-технических работ» поставил перед Академией наук задачу обеспечить страну «все­ми главнейшими видами сырья и промышленности». Особенное значение уже тогда придавалось развитию нефтяной и угольной промышленности — улучшению внутреннего строения топливного баланса.

Природные ресурсы и экономические центры доре­волюционной России были распределены по стране неравномерно. Подчеркивая эту неравномерность, В. И. Ленин писал: «Посмотрите на карту РСФСР. К северу от Вологды, к югу-востоку от Ростова-на-Дону и от Саратова, к югу от Оренбурга и Омска, к северу от Томска идут необъятнейшие пространства, на которых уместились бы десятки громадных куль­турных государств. И на всех этих пространствах ца­рит патриархальщина, полудикость и самая настоящая дикость».

Это положение нужно было исправлять, особенно в восточных районах страны. В 1918 году Высший совет народного хозяйства создал Уральский горнозаводский комитет с целью «подготовки к скорейшему переходу Уральской горной области и смежного с ней Кузнец­кого бассейна, как единой хозяйственной единицы, к интенсивной и планомерной деятельности». Комитету были отпущены специальные ассигнования, в том чис­ле и на проведение поисковых и геологоразведочных работ. Вскоре было организовано специальное общество геологов, горняков, металлургов, которое занималось планированием и развитием угольной и металлурги­ческой промышленности Урало-Кузбасса. В этом же году В. И. Ленин подписывает декрет об организации гидрогеографической экспедиции в арктические моря для изучения и освоения Северного морского пути. Вдоль этой ледовой трассы в задачу геологов входило открытие и изучение полезных ископаемых, в первую очередь угля и нефти. В 1919 году в низовья Енисея прибыла экспедиция Сибирского отделения Геологи­ческого комитета во главе с Н. Н. Урванцевым. Произ­водя подсчет запасов угля, экспедиция провела геоло­гическую съемку, выявив никелевое оруденение габб­ро-диабазов. Так было открыто крупнейшее месторож­дение, на базе которого возник город Норильск. Позд­нее, в 1934 году, в эти же районы прибыла экспедиция для изучения нефтегазоносности этого района под ру­ководством геолога Н. А. Гедройца. В итоге были выяв­лены многочисленные поверхностные газопроявления, но главное — была установлена перспективность ни­зовьев реки Енисей для поисков нефти и газа.

По подсчетам ученых, в Усть-Енисейском районе площадь с газирующимися источниками занимает тер­риторию более 900 квадратных километров. Только за сутки из этих источников в атмосферу уходит несколь­ко тысяч кубических метров метанового газа. Это ука­зывало на наличие источников газа под землей. Эти природные кладовые нужно было искать.

В 1936 году на берегу Енисея возникает геологиче­ский поселок. Начинается бурение мелких колонковых скважин вблизи поселка Усть-Порт и около устья реки Малая Хета. Всего в Усть-Енисейском районе до 1946 года пробурено 145 колонковых скважин. В 1939 году начинается бурение первых глубоких скважин. В итоге этих работ в 62 скважинах зафиксированы нефтегазопроявления, самое интересное из которых получено в скважине № 13, где с глубины 600 метров ударил кратковременный фонтан газа с дебитом 11,8 тысячи кубических метров в сутки.

Сейчас после широкого разворота нефтепоисковых работ по всей стране открыты сотни новых месторож­дений, в том числе и в районах, где они не предпола­гались в те времена.