7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

За Уральским хребтом, на великих просторах Сибири и Дальнего Востока, представлено большое разнообразие почв (см. почвенную карту). Здесь, как и в Европейской части СССР, распространены почвы тундры, тайги, степей и др. По типам и названиям эти почвы часто повторяют классификацию почв для Европейской части СССР, однако каждая из них, будь то тундровые почвы, подзо­листые, черноземные или другие, несет свои особенные черты и свойства, порожденные своеобразными природ­ными условиями Сибири и Дальнего Востока. Описать эти почвы в небольшой по объему книге я не имею возмож­ности. Поэтому кратко охарактеризую лишь один из инте­реснейших районов Дальнего Востока — южную часть Зейско-Буреинской низменности (рис. 71).

Схематическая обзорная карта Зейско-Буреинской низменности

Схематическая обзорная карта Зейско-Буреинской низменности

Зейско-Буреинская низменность занимает юго-запад­ную часть междуречья и южной своей окраиной при­мыкает к Амуру. Общая площадь низменности около 3 млн. га. Сельскохозяйственное значение этой террито­рии весьма велико: распахиваемые здесь земли состав­ляют 48% общей площади пашен всего Дальнего Востока. В благоприятные по климатическим условиям годы полу­чаемой сельскохозяйственной продукции не только хватает для снабжения населения низменности, но значительная часть (преимущественно соя и пшеница) вывозится в дру­гие районы области и за ее пределы. Однако в неблагопри­ятные климатические годы урожай резко падает.

Какова же природа низменности и что препятствует устойчивости и дальнейшему подъему в ней урожаев сельскохозяйственных культур?

Почвенный покров низменности в наиболее повышен­ных ее местах, на террасах рек Амура и Зеи, представлен дерново-луговыми темноцветными тяжелосуглинистыми и глинистыми почвами, в разной степени заболоченными в глубинных горизонтах (на глубине 100 см и более). В профиле почвы особенно при ее подсыхании заметна бе­лесая присыпка из кварцевых зерен и окиси кремния. Ее количество в нижних частях профиля почвы возрастает и на глубинах 100—200 см достигает максимума. При­сыпка эта — наследие далекого прошлого.

Тысячи лет тому назад на месте современной Зейско-Буреинской низменности были болота и солончаки. Потом толщу ее прорезали реки Томь, Белая, Будунда, Гельчии, Дим, Завитая, Райчиха и др. Через реки стали уходить воды, заболачивавшие низменность, а вместе с водами и соли. Они вымывались в Амур и уносились в Тихий океан. Болота постепенно осушались. Солончаки, где они были, обессоливались, превращались в другие почвы — в солонцы, а потом в солоди с характерной белесой при­сыпкой. По мере подсыхания и выщелачивания низмен­ности торф бывших болот стал разлагаться, превра­щаться в перегной. Вместо болотной растительности (осок, тростника, рогоза, камыша) на почве стали посе­ляться злаки и бобовые растения — такие, как вейник, волоснец сибирский, тимофеевка, клевер люпинолистный, вика и другие луговые травы.

Болотные и засоленные почвы низменности на повышен­ных местах стали постепенно превращаться в плодород­ные дерново-луговые темноцветные почвы, так называе­мые приамурские черноземы. Эти почвы богаты перегноем! в верхнем слое его содержится 4—12%, т. е. столько же, сколько в южных и обыкновенных черноземах Европей­ской части СССР. Они богаты основными питательными веществами — азотом, калием, фосфором, необходимыми растениям. Правда, эти соединения иногда прочно удер­живаются в органической части почвы и бывают трудно­доступны для растений, но рациональной агротехникой их можно перевести в усвояемые для питания растений формы.

Дерново-луговые темноцветные черноземовидные почвы здесь в зависимости от рельефа и степени смытости дождевыми водами бывают разной мощности — мощные, средние и маломощные. На рис. 72 и 73 изображена типичная для описываемой территории дерново-луговая темноцветная черноземовидная глинистая средней мощ­ности почва.

Профиль дерново-луговой темноцветной почвы

Профиль дерново-луговой темноцветной почвы

Разновидности дерново-луговых темноцветных почв

Разновидности дерново-луговых темноцветных почв

В благоприятные годы на таких почвах собирают вы­сокие урожаи сельскохозяйственных культур и укосных трав. Особенно славятся целинные луга Зейско-Буреинской низменности. Травы на дерново-луговых темноцвет­ных незаболоченных почвах достигают роста человека. В этих «приамурских прериях» может скрыться пасу­щийся скот.

В июне — июле нераспаханная приамурская степь — это разно­цветный ковер, где по зеленому фону разбросаны тысячи изуми­тельно ярких и крупных цветов: орхидей, ирисов, лилий, пионов, колокольцев, красоднева и др. Многие из цветов, которые мы ви­дим в культуре садов и парков Москвы и других городов, цветут в Приамурье на вольном просторе: только здесь они краше, ярче, крупнее. Красоту степи усиливают перелески из дуба, белой и черной березы, лещины и других древес­ных пород, располагающиеся по небольшим возвышенностям, так называемым гривам (рис. 74).

Зейско-Буреинская низменность

Зейско-Буреинская низменность

Что же мешает устойчивости урожаев в этом, казалось бы, бла­годатном крае? Краткий ответ мо­жет быть такой: мешает климат.

Зейско-Буреинское междуречье расположено к югу от наиболее холодных территорий Якутии. Зи­ма здесь суровая, морозы ниже —40° не редкость. При низких зимних температурах здесь наблю­дается высокое атмосферное дав­ление, значительная плотность атмосферы. Это препятствует зи­мой и весной проникновению сюда разреженного влажного и теплого воздуха с Тихого океана. Поэтому осадков зимой и весной выпадает минимальное количество, При боль­ших морозах зима малоснежна: снежный покров на ровных откры­тых местах не превышает 10 см. Плохо защищенная снегом почва промерзает глубоко — до 3 м и более. Холодная весна мешает притоку на низменность влаж­ного воздуха с океана. Осадков весной выпадает ничтожное количество, а почти непрерывные ветры сушат по­верхность почвы.

Другая картина наблюдается летом, особенно в июле и августе. Низменность разогревается. Этому способ­ствует прорывающееся сюда горячее дыхание пустынь Монголии и северо-западной Маньчжурии. Разогретый над низменностью воздух разреживается, давление его падает. В этих условиях с Тихого океана устремляются к Зейско-Бурейнской низменности потоки воздуха, насы­щенные влагой (муссоны). Охлаждаясь в высоких слоях атмосферы, принесенные с океана водяные пары сгуща­ются и проливными дождями обрушиваются на низмен­ность. За два месяца — июль и август — в сырые годы выпадает больше половины всех годовых осадков. Реки (особенно Зея) в такое время вздуваются и выходят из бе­регов, затопляют прибрежные поля и огороды. Большие и малые понижения на полях превращаются в многочис­ленные озерца, почва насыщается водой, заболачивается. На полях образуется верховодка, и пахотный слой почвы раскисает. Конец июля и август — это время дозревания и уборки зерновых хлебов и овощей, но сырость воздуха и почвы задерживает налив зерна, а размокшая почва затрудняет механизированную уборку. Комбайны, сено­косилки и другие сельскохозяйственные орудия погря­зают колесами и гусеницами в сырую, вязкую почву. В сырые годы при уборке хлебов комбайн приходится ставить на гигантские лыжи и тащить двумя мощными гусеничными тракторами; при этом почва прорезается глубокими (до 50 см и более) колеями. Не менее затруд­нена и уборка сена, овощей: на пониженных местах кар­тофель приходится иногда выбирать из почвы, залитой водой.

В сырое лето богатый в поле урожай в закрома и в скирды колхозников попадает далеко не полным своим весом: часть зерна осыпается от перестоя, а часть его и сена вовсе сгнивает от сырости.

В годы, когда вторая половина июля и август засуш­ливы, урожай зерновых на низменности и овощей, как правило, бывает высокий. Но, к сожалению, из каждых 10 лет не менее трех здесь весьма влажные, и в период уборки хлебов поля Зейско-Бурейнской низменности страдают от избытка воды.

Зейско-Буреинская низменность давно привлекала к себе внимание ученых и практиков сельского хозяйства. Более 50 лет назад ее обследовали крупные ученые Рос­сии — Г. Е. Грум-Гржимайло, Я. Я. Томашевский и др. После Великой Октябрьской социалистической револю­ции здесь были организованы институты и опытные учреж­дения по изучению климата, почв, растительности, сельского хозяйства. Работали также специальные поч­венные экспедиции под руководством Крестовского, Качиани и др. Они дали разносторонние ценные материалы для познания края, но требовались еще детальные и обоб­щающие исследования, которые позволили бы разрабо­тать систему агротехнических и мелиоративных мер для сельскохозяйственного освоения низменности на основе последних научных достижений.

В 1953 и 1954 гг. в Зейско-Буреинской низменности и на высокой (третичной) равнине Амурской области рабо­тали почвенные и почвенно-мелиоративные отряды Совета по изучению производительных сил и Почвенного инсти­тута Академии наук СССР, а также Московского государ­ственного университета.

В процессе работы отрядов выяснился ряд особенно­стей здешних почв. Например, зимой они глубоко (до 3 м и более) промерзают и в последующее лето полностью от­таивают лишь к августу. Это сезонно-мерзлотный режим почв.

Принято думать, что длительная мерзлота в почве в вегетационный период всегда вредна. На самом деле это не так. Например, в Зейско-Буреинской низменности и в некоторых других местах Дальнего Востока мерзлота в почвах весной и в начале лета спасает почвы и растения от засухи. Как это происходит? В июле, августе и начале сентября обычно здесь выпадает много осадков. Если бы почва в дальнейшем оставалась талой, вода фильтрова­лась бы сквозь нее и уходила бы за пределы корнеобитаемого слоя в глубокие грунты, теряясь для растений. Весной и в начале лета, когда осадков выпадает нич­тожное количество, растения жестоко страдали бы от засухи.

В действительности же летние и сентябрьские осадки сохраняются в почве до весны. Этому способствуют мо­розы. Почва здесь прочно замерзает в октябре, а в после­дующие месяцы мерзлый слой охватывает все более глу­бокие горизонты. Весною почва оттаивает с поверхности, а летом — и в более глубоких слоях; вода при этом под­нимается по капиллярам почвы вверх и питает растения. Задача земледельца состоит лишь в том, чтобы методами разумной агротехники вовремя (к посеву растений) заста­вить оттаивать почву и отдавать талую воду в течение всего засушливого периода весны.

К настоящему времени на основе научных данных и обобщений местного земледельческого опыта намечена система агротехнических и мелиоративных мер для борьбы со стихийностью урожаев в низменности. На почвах дол­жен быть создан мощный культурный пахотный слой глу­биной до 30—35 см с добавочным разрыхлением нижеле­жащих горизонтов почвы без выворачивания их на поверх­ность до 50—60 см. Вспашка плугом с предплужником будет способствовать лучшему разрыхлению и разложе­нию дернины, обогащению почвы гумусом, оструктуриванию ее. Рыхлость окультуренного слоя увеличит его влагоемкость и, что особенно важно, его водопроницае­мость. Это исключит застой дождевых вод на поверхности и увеличит впитывание их почвой.

Поверхность полей необходимо спланировать, т. е. выровнять и засыпать срезанной почвой многочисленные блюдцеобразные понижения, которые способствуют забо­лачиванию почв и мешают механизированной обработке их и уборке урожая.

Поля низменности плоски и имеют малые уклоны мест­ности, поэтому на них застаивается ливневая вода. Их нужно обрабатывать так, чтобы вдоль склона создавалась система широких, слабовыпуклых гряд с разъемными бороздами между ними. Ширина гряд должна соответство­вать двух-четырехкратному проходу комбайна вдоль гряды. Глубина разъемных борозд с пологими бортами (чтобы не препятствовать перекатыванию сельскохозяй­ственных орудий) может достигать 50 см. В дождливый период вода с гряд стекает и уходит по разъемным бо­роздам. Для удаления сточных вод низменность надо прорезать редкой, но глубокой (до 4 м) коллекторной сетью, а местами и искусственными глубокими (до 2 м) щелями и кротовым дренажем.

В тех местах, где неглубоко в подпочве залегают пес­чаные, сильноводопроницаемые грунты, имеющие наклон к естественным дренам (логам, рекам и т. д.), избыточные поверхностные воды из понижений можно отводить водо­поглощающими колодцами. Для борьбы с обвалами и заиливанием они заполняются битым кирпичом, щебнем или древесным жердняком, вставляемым в виде фашин (связок) вертикально в скважины. С поверхности колодец перекрывается мхом, рыхлым дерном и другими, хорошо фильтрующими воду материалами.

Особого внимания заслуживают здесь многочисленные «пади» — вытянутые, обычно заболоченные понижения, впадающие в реки. В заболоченной части они зарастают некормовыми растениями — тростником, осоками, крово­хлебкой, огуречной травой и др. Чтобы осушить эти пади, по центральной, наиболее пониженной и заболоченной части нужно закладывать открытые водоотводные канавы глубиной до 1,5 м и более.

На низменности повсеместно необходимо ввести сево­обороты с зерновыми и соей, с однолетними и многолет­ними травами, а также с картофелем, подсолнечником и кукурузой. Из трав здесь хорошо произрастают волос­нец сибирский, тимофеевка, клевер люпинолистный и др. На пониженных, избыточно увлажненных территориях следует развивать рисосеяние. Все поля должны получать минеральные, а там, где это требуется, и органические удобрения.

Зейско-Буреинская низменность богата реками и открытыми водоемами. В период засушливой весны и на­чала лета нужно использовать местные водоисточники для орошения полей. Эта мера особо необходима для овощ­ных культур и рисовников.

Наши наблюдения показали, что на низменности успешно могут выращиваться груши, яблони, сливы, вишня, смородина, малина. Смородину и малину отличного качества мы встречали в диком состоянии в лесах. Поля для защиты от ветров должны быть ограждены лесополо­сами, в которые следует вводить местный, обильно плодо­носящий орешник — лещину. Леса в междуречье жестоко страдают от частых палов и неорганизованных порубок. Это драгоценное богатство края нуждается в надежной охране.

Помимо большой проблемы зарегулирования стока рек Зеи и Амура для борьбы с наводнениями важно осу­ществить частичное обвалование берегов малых рек и по­ниженных, особенно прибрежных, полевых участков. Подобный опыт обвалования территорий в нашей стране с успехом широко применяется в Волго-Ахтубинской пойме и дельте Волги, на пониженных участках Прикубанья, в системе террас рек Терека, Риона и в других местах.

Природная стихия должна быть обуздана, поля низ­менности станут давать высокие, устойчивые урожаи при всякой погоде. «Приамурские прерии» будут превращены в подлинную житницу Дальнего Востока.