7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Сельскохозяйственная наука и производство издавна знают многие приемы, мероприятия для повышения плодородия почвы. Мы описывали их в различных главах книги: это культурная обработка почвы, травопольные сево­обороты там, где хорошо произрастают травы, удобрение почв, орошение их и пр. Однако в практике прошлого эти мероприятия часто применялись без определенной системы и потому не достигали в должной мере основной цели — непрерывного повышения плодородия почв и урожая растений. Например, бесполезно удобрять заболо­ченную или сухую почву. В первом случае культурные растения погибнут от избытка воды, во втором — от ее недостатка. Без изменения водного режима этих почв удобрения не помогут повышению урожайности культур и будут выброшены понапрасну. Впустую орошать квар­цевые бесплодные пески, если мы не позаботились об увеличении в них питательных веществ, необходимых для растений, и т. д.

Впервые на необходимость плановой организации тер­ритории и важность всестороннего воздействия на климат и почву в целях повышения ее плодородия и урожая сель­скохозяйственных культур указали в конце XIX в. творец науки о почве профессор В. В. Докучаев и его современники — выдающиеся ученые — агрономы того времени профессор П. А. Костычев и А. А. Измаильский. Однако работы этих ученых, как и труды в области агро­химии, земледелия и физиологии растений К. А. Тимиря­зева, А. И. Стебута, Д. Н. Прянишникова, А. Н, Лебедянцева и других, в условиях царской России не получили должного развития и применения. Агротехника в мас­совых единоличных крестьянских хозяйствах оставалась на низком уровне. Урожаи были ничтожно малы. Различ­ные области России из года в год посещал голод.

Лишь после Великой Октябрьской социалистической революции в СССР должное развитие получила сельско­хозяйственная наука, давшая десятки и сотни крупнейших ученых. Среди них по праву должны быть названы родо­начальники биологического направления в почвоведении В. Р. Вильямс и А. Н. Сабанин, почвоведы генетики-карто­графы К. Д. Глинка, С. С. Неуструев, Л. И. Прасолов, почвовед-химик К. К. Гедройц, творец научной агро­химии Д. Н. Прянишников, геохимики В. И. Вернадский, В. А. Ферсман, Б. Б. Полынов, агрофизики почвы А. Г. Дояренко и А. Ф. Лебедев, машиновед по обработке почв В. П. Горячкин, мелиоратор А. Н. Костяков, лесо-веды — особенно для степных засушливых областей Г. Ф. Морозов и Г. Н. Высоцкий. Каждый из них в своей области сельскохозяйственной науки создал школу уче­ников и последователей. Многотысячная армия почвоведов, агрохимиков, земледелов, мелиораторов, лесоведов, ма­шиноведов изучает проблему плодородия почв и непрерыв­ного повышения урожаев сельскохозяйственных культур.

Каждый из названных специалистов подходит к ре­шению проблемы со своих научных позиций, но в настоя­щее время очевидно, что проблема повышения плодородия почв и роста урожаев может быть решена лишь комплекс­ным методом, в котором различные приемы воздействия на почву не противопоставляются, а сочетаются. Только в этом случае, будь то обработка, удобрение, орошение или какое-либо другое мероприятие, они, усиливая друг друга, дадут необходимый положительный результат. Можно назвать ряд условий, которые обязательны в комп­лексе агротехнических мероприятий, направленных на непрерывное повышение плодородия почв и урожая сель­скохозяйственных культур.

1. Районирование территории в сельскохозяйственных целях на основе природных факторов и в первую очередь на основе углубленного знания почв и климата. Хорошо читаемая почвенная карта в масштабе не мельче чем 1 г 10 000 и картограмма эффективного действия удобрений должны быть основным документом в хозяйстве.

2. Повсеместное введение правильных севооборотов со строгим учетом почвенных и климатических условий с полями бобовых и злаково-бобовых травосмесей. Травы, обогащая почву перегноем и воздействуя на нее своими корнями, оструктуривают почву. Бобовые травы, кроме того, способствуют обогащению почвы необходимыми для растений азотом и кальцием. Кальций при этом, как отмечалось выше, обязательный компонент при острукту­ривании почв. Травяной пласт в случае хорошего раз­вития трав способствует очистке поля от сорняков и ухудшает условия для развития паразитических грибов в почве.

Структурная почва приобретает лучшие водно-физиче­ские и воздушные свойства. В ней интенсивнее развиваются полезные для растений бактерии и быстрее проходит выветривание минеральных частиц с обогащением почвы питательными веществами. Структурность повышает плодородие почв и делает его устойчивым. Наконец, травы защищают почву от эрозии, от разрушения ее водой и ветром и дают высокоценный корм для скота.

Следует подчеркнуть, что Докучаев, Костычев и Виль­ямс придавали исключительное значение выведению мест­ных сортов трав и других сельскохозяйственных растений, наиболее приспособленных к определенным климатиче­ским и почвенным условиям.

3. Система культурной обработки почвы, под каковой сегодня для полевых культур нужно понимать создание пахотного слоя на глубину 25—30 см.

Вспашку следует производить плугом с предплужни­ком и проводить ее при оптимальной влажности, когда почва хорошо крошится и в то же время не распыляется и не мажется. Это примерно 70—80% от величины общей влагоемкости почвы суглинистого и глинистого механи­ческого состава. Выполняя эти требования, мы получим культурный пахотный слой с комковато-зернистой струк­турой.

Вильямс писал: «Введение культурной вспашки плугом с предплужником представляет, без преувеличения, самую важную задачу революционной агрономии, так как о бес­структурность почвы разбивается эффект всех без исключе­ния агрономических мероприятий всех порядков… Задача обработки состоит в том, чтобы обратить весь пахотный горизонт почвы в комковатое состояние и при этом возможно меньше распылить почву».

В систему обработки почвы входит: а) зяблевая обработка почвы, включая раннее лущение стерни, и б) предпосевная обработка почвы, включающая ранневесеннюю обработку под яровые культуры и систему обработки культурных паров: черных, кулисных или занятых.

Важно отметить, что на обработку структурной почвы по сравнению с бесструктурной требуется значительно меньшая затрата энергии, горючего и времени.

4. Применение системы удобрений с таким расчетом, чтобы удобрения потреблялись растениями, а не лежали бы мертвым капиталом в почве. Изыскивая удобрения, необ­ходимо наряду с заводскими минеральными туками, ко­личество которых в 1975 г. будет доведено до 72 млн./т, полностью использовать и местные удобрения, такие, как навоз, навозная жижа, торфофекалии, компост, ку­риный помет, зола и пр.

Особое значение академик Вильямс придавал навозному удобрению как Средству, не столько способствующему обогащению почвы питательными веществами, сколько активизирующему биологическую деятельность. «Не под­лежит никакому сомнению, — говорил Вильямс, — что не для того мы вносим две-три тысячи пудов навоза на десятину, чтобы удобрить ее теми тридцатью-сорока пу­дами минеральных солей, которые заключаются в этом навозе, — такая операция была (бы слишком невыгодна, слишком наивна. Нет, мы вносим навоз только для того, чтобы вновь оживить в мертвой почве те биологические процессы, которые угасли вследствие несовершенной, не отвечающей цели обработки и без которых в ней замрет всякое движение вещества».

Однако, оттенив столь ярко роль навоза как средства активизации биологических процессов в почве, Вильямс в другом месте подчеркивает и его исключительное питательное значение «как одного из лучших минеральных и азотистых удобрений».

5. Широкое повсеместное применение в степи и лесо­степи лесонасаждений, преимущественно в форме лесо­полос.

Как следует из двадцатилетнего опыта экспедиции биолого-почвенного факультета МГУ в Волгоградской области, лес полосами можно успешно выращивать даже в зоне полупустыни. Необходимо лишь точно рассчитать, сколько нужно добавочно к норме осадков в данной местности накопить снега в лесополосе и межполосном пространстве, чтобы за счет добавочного увлажнения почвы обеспечить потребность в воде для древесных и полевых культур. По нашим данным, площадь водного и общего питания на одно дерево в сухой степи — около 10 м2и на один экземпляр кустарниковых пород около 4 м2.

Конструкция полос, набор древесных и кустарниковых пород будут разными в связи с почвами, климатом и наз­начением полос. В СССР используются лесополосы: приречные, регулирующие сток воды в реки и водоемы и защищающие их от заиления; ветроломные; противо­эрозионные; придорожные; приовражные; полезащитные. Эти полосы нужно сочетать в различном количественном соотношении в зависимости от рельефа местности, харак­тера климата и почвенного покрова, густоты и характера речной и овражной сети, возделываемых культур и других особенностей данного региона.

В комплексе мероприятий по борьбе с засухой в степ­ной полосе должно найти повсеместное применение и поле­вое снегозадержание при помощи кулисных паров, пере­носных щитов, пучков соломы, грядкование снега путем обработки его снегопахом (рис. 106) и прочее, а также орошение полей на базе крупных водохранилищ и на местном стоке.

Задержание снега с учетом направления

Задержание снега с учетом направления

Для этого нужно использовать любой водный источ­ник: реки, ручьи, прудовое хозяйство, колодцы.

6. Плановое использование территории со строгим учетом особенностей водоразделов между реками, речками, балками и оврагами, а также склонов, равнин и пониже­ний.

Уже со времени Докучаева мы знаем об изменении почв в зависимости от рельефа местности.

На большой части территории нашей Родины гор нет, и такие места, как, скажем, Украина, Поволжье и другие, мы считаем равнинными. Однако понятие о равнине здесь весьма условно. На всех этих территориях есть большие или меньшие возвышенности, склоны различных направле­ний и понижения. Естественно, что на значительных возвышенностях и на северных склонах всегда несколько холоднее, возвышенности сильнее обдуваются и разру­шаются ветрами. Разрушительная деятельность воды и ветра может сказываться и на склонах, особенно на южных. Часть почвенного покрова с них может смываться, сно­ситься, и снесенный, а также вымытый материал отклады­вается в долинах рек и других понижениях. Все это приводит к тому, что микроклимат и почвы на возвышен­ностях, ровных местах и в понижениях будут неодинаковы, В частности, ровные места и особенно понижения всегда будут отличаться большей влажностью почвы, нежели склоны и узкие размытые водоразделы. А раз па водораз­делах, склонах и в долинах различный микроклимат и различные почвы, то естественно, что для этих террито­рий не могут быть рекомендованы одинаковая агротехника и одинаковые севообороты. Их нужно планировать, учи­тывая и почвы, и климат.

Вот почему помимо полезащитных лесополос целесо­образно узкие водоразделы, возвышенности, подвергаю­щиеся разрушению водой и ветром, закреплять при помощи лесонасаждения, а на склонах применять «полевые» сево­обороты, преимущественно с зерновыми культурами и злаково-бобовыми травосмесями, а в нижних частях склонов, у подошвы их, — луговые, «кормовые» или «прифермские» севообороты с включением в них требова­тельных к почве (к ее структурности, питательности и влажности) растений, таких, как технические культуры, овощные и клубнеплоды, обеспечивающие промышлен­ность сырьем, животноводство — зелеными и сочными витаминными кормами. При этом «кормовые» севообороты для наилучшего оструктуривания почв под технические и овощные культуры должны быть даже более травополь­ными, нежели «полевые». Если травы в «полевом» сево­обороте занимают лишь два поля из восьми-девяти полей севооборота, состоят чаще из двух родов трав (напри­мер, в разных условиях: клевер красный и тимофеевка — в таежной зоне, люцерна синяя и житняк — в чернозем­ной и каштановой зонах, эспарцет и райграс высокий — в центрально-черноземной области и т. д.) и оставляются на поле 2—3 года, то в кормовом севообороте травы за­держиваются на поле 3—4 года, а смесь их дается более сложная, длительно обеспечивающая урожаи зеленой массы и наиболее совершенно оструктуривающая почву. Само собой разумеется, что в «кормовом» севообороте наряду с техническими и овощными культурами (лен, свекла, картофель и пр.) найдут свое место и культуры полевого севооборота — пшеница, рожь, ячмень, овес и др.

Мы кратко изложили основы системы агротехнических мероприятий. Совершенно очевидно, что отдельные звенья ее, такие, как севообороты, состав высеваемых культур, характер лесополос и их древесный состав, система и время обработки почвы, система удобрений и прочие, должны разрабатываться порайонно, со строгим учетом почвен­ных и климатических условий, направления хозяйства и плановых заданий, ставящихся перед сельским хозяй­ством партией и правительством в данное время.

Важно отметить, что комплексная система агротех­нических мероприятий гармонично охватывает все «цехи» сельского хозяйства — земледелие, растениеводство и жи­вотноводство — и потому является теоретической базой для хозяйства любого направления — преимущественно растениеводческого, животноводческого и т. п.

В Советском Союзе комплексная система агротехни­ческих мероприятий, как научно наиболее совершенная, широко внедряется в жизнь, особенно в степных и лесо­степных областях, подверженных периодическим засухам. Конечно, внедрять ее нужно не единообразно, а со стро­гим учетом почвенных и климатических условий. В настоя­щее время можно уже подвести и некоторые итоги приме­нения этой системы в сельском хозяйстве.

Наиболее полно агротехкомплекс Докучаева—Косты­чева—Вильямса—Прянишникова развернут в Каменной степи Воронежской области на полях Научно-исследовательского института земледелия Центрально-черноземной полосы (им. В. В. Докучаева). Рост урожаев различных культур на этих полях за 12 лет показан в табл. 4.

T_004

Особо важно отметить, что урожаи на указанных полях в Каменной степи, где часто свирепствуют засухи, оста­ются устойчивыми и в засушливые годы. Так, 1946 год, поразивший засухой многие места Украины, Дона и Поволжья, слабо коснулся Каменной степи — этого зе­леного острова сельскохозяйственной культуры. Здесь на полях, расположенных среди полезащитных лесных полос и прошедших через черный пар и многолетние травы, были получены урожаи, представленные в табл. 5.

T_005

Ранее мы указывали, что основная черта системы агро­технических мероприятий — комплексное одновременное применение различных воздействий на почву и климат. В этом отношении интересны следующие результаты опы­тов в Каменной степи.

Когда применялась только культурная обработка почвы, но не было травосеяния, урожай яровой пшеницы состав­лял 16,8 ц с гектара. После того как поле прошло через травосмеси, урожай повысился до 18,1 ц. С введением полезащитных лесополос он стал равен 26,3 ц. И, наконец, когда к трем первым воздействиям было добавлено четвертое, именно система удобрений, урожай яровой пше­ницы достиг 30,5 ц с гектара. Особо обращает внимание высокая прибавка в урожае от удобрений, примененных по оструктуренной травами почве.

На рис. 107 показана Каменная степь в Воронежской области, превращенная при помощи системы агротехниче­ских мероприятий Докучаева—Костычева—Вильямса— Прянишникова в цветущий оазис. Таковы результаты опытного поля.

Каменная степь

Каменная степь

В СССР наука обслуживает народ, проникает во все уголки его жизни. Наряду с учеными, почвоведами и агро­номами, мы во всех областях сельского хозяйства имеем многие тысячи колхозных опытников, передовиков, ма­стеров высоких урожаев. Они проверяют научные истины, уточняют и множат их своим трудом, трудом миллионов. В этом отношении уже есть много поучительных примеров. Можно назвать ряд районов, которые, вводя агротехниче­ский комплекс Докучаева—Костычева—Вильямса—Пря­нишникова, добились значительного повышения урожаев всех культур и устойчивости урожаев в засушливые годы. Таковы совхоз «Гигант» и колхозы Сальского района Ростовской области, колхозы Деминского района Волго­градской области, ряд колхозов Миллеровского района Ростовской области, Ставропольского и Краснодарского краев, колхоз им. Клары Цеткин Кошкинского района Куйбышевской области, колхоз «Победа» Дмитровского района Московской области и др. Стопудовые урожаи зерновых культур (16,5 ц зерна с гектара) в этих колхозах стали обычным явлением, а передовики сельского хозяй­ства получают урожаи ржи, ячменя и пшеницы до 40 ц с гектара и более. Таковы, например, урожаи зерновых культур в передовых районах Краснодарского и Ставро­польского краев в 1970 и 1971 гг. Непрерывно повышаются урожаи и в других краях, областях и республиках СССР. Этому способствует передовое учение не только в области почвоведения, агрохимии, климатологии, но и в других областях сельскохозяйственной науки. Вспомним, на­пример, какую выдающуюся роль сыграли в повышении урожаев работы по селекции пшениц академика Н. М. Лукьяненко или в повышений жирности семян подсол­нечника исследования академика В. С. Пустовойта. Наука стала производительной силой как в сельскохо­зяйственном производстве, так и в других областях на­роднохозяйственного строительства СССР.

В табл. 6 и 7 приводим данные урожаев различных сельскохозяйственных культур за последние годы.

T_006

T_007

Придавая большое значение учению Докучаева—Ко­стычева—Вильямса—Прянишникова о почве и о путях поднятия ее плодородия, мы ни в коем случае не должны оценивать его как догму. Мы не должны быть, как выра­жался И. В. Мичурин, «копиистами» своих учителей. Их учение, как и всякое учение, нуждается в критическом восприятии, в творческом развитии. Только в этом случае мы выполним указание партии и правительства о продви­жении вперед сельскохозяйственной науки, о непрерыв­ном повышении плодородия наших полей. Особенно сле­дует отметить необходимость выработки системы агро­технических мероприятий в целях повышения урожаев сельскохозяйственных культур со строгим учетом почвен­ных и климатических условий республики, края, области и даже района. В этом отношении допускались иногда серьезные ошибки. Так, рекомендуя во всех случаях распахивать пласт трав лишь под зиму, Вильямс тем самым исключал возможность использовать его под ози­мую культуру (например, под озимую пшеницу) даже для тех мест, где эта культура более урожайна, нежели яровая (Украина, Кубань и другие места).

Для всех почвенно-климатических зон Вильямс ре­комендовал севообороты с многолетними злаково-бобо­выми травосмесями. Роль этих трав в севообороте — способствовать борьбе с сорной растительностью, обога­щению почвы перегноем, оструктуриванию почв, а также получению высококачественного сена. Однако эти цели достижимы лишь при одном условии — при хорошем развитии и высоких урожаях трав. Ведь травы не именем своим оструктуривают почву, а огромной в случае хо­рошего их развития органической массой корней и поукос­ных остатков, которые при обработке травяного пласта запахиваются в почву, разлагаются там, дают материал для гумусообразования, а минерализуясь, освобождают питательные вещества для растений. Но хорошее развитие многолетних трав отмечается далеко не во всех климати­ческих и почвенных зонах. Например, в каштановой и бурой почвенных зонах травосмеси из люцерны и житняка из-за засушливости климата в богарных условиях (при отсутствии орошения) развиваются очень плохо, давая слабую корневую систему и урожаи сена 3—6 ц с гектара. Ясно, что при таких урожаях и экономическая значимость их неудовлетворительна, и оструктуривающее влияние на почву ничтожно. Вместе с тем в той же каштановой зоне при высокой агротехнике могут быть получены высокие урожаи зерновых и пропашных культур, на­пример кукурузы. Хорошо развитая кукуруза экономи­чески будет выгоднее, нежели плохо развитые травы, а богатая корневая ее система лучше оструктурит почву, нежели недоразвитая корневая система засыхающих трав.

Можно указать и другие условия, где обязательная, по Вильямсу, травосмесь из бобовых и злаковых много­летних растений неприменима. Например, на Дальнем Востоке из-за больших морозов зимой и малоснежных зим вымерзают клевера и люцерна, поэтому травосмеси здесь высеваются по преимуществу злаковые: из тимофеевки и волоснеца сибирского.

Конечно, если в тех или иных условиях не удаются в богарной культуре привычные для нас травы: клевер красный, тимофеевка, люцерна, житняк и другие, то отсюда еще не следует, что для этих же условий нельзя подобрать хорошо развивающиеся травы; в этом направ­лении необходимо вести работу. Например, в светло-каштановой подзоне Волгоградской области в богарных условиях плохо развиваются житняк и люцерна, но в этой же подзоне отлично произрастают менее требовательные к влажности почвы — суданка, донник, нут. Поисковые работы для выделения и выведения новых высокоурожай­ных растений следует вести повсеместно. Но для тех условий, где такие культуры еще не найдены, а обще­известные многолетние травы дают низкие урожаи, нет смысла вводить их в севооборот, а нужно смело заменять другими, более урожайными для данных мест культурами: суданкой, кукурузой, подсолнечником, соей и др.

Выше мы отмечали высокий эффект от удобрений, ко­торые были применены в Каменной степи по хорошо оструктуренной почве (прибавка от удобрений в урожае яровой пшеницы 5,2 ц зерна с гектара). Этот результат вполне закономерен: удобрения наиболее хорошо дей­ствуют, когда растение одновременно обеспечено и водой при благоприятном воздушном и тепловом режимах, что легче достигается на структурной почве. Но будет ошибоч­ным сделать вывод о нецелесообразности применения удобрений на слабооструктуренных или недостаточно структурных почвах, а такую ошибку Вильямс допускал. На подобных почвах растению иногда недостает воды или наблюдается некоторый ее избыток. Обычно в них не хва­тает и пищи. Мы должны оструктуривать такую почву, улучшая водный, воздушный и тепловой ее режимы. Но из этого вовсе не следует, что впредь до оструктуривания почвы растение нужно лишать и пищи, которую можно внести с удобрениями.

Вильямс необоснованно считал борону и каток во всех случаях «вредными орудиями».

Можно было бы указать и на ряд других положений в его учении об истории Земли, о «процессиях», или «предваре­нии равноденствий», о наступлении пустыни, с которыми трудно согласиться. Однако основа учения Вильямса о необходимости районирования сельскохозяйственного производства, о культурной вспашке, о роли трав в сево­обороте, об орошении полей на местном стоке, о дифферен­циации севооборотов в соответствии с рельефом и мезо­рельефом местности и ряд других положений остаются в силе.

Ряд критических замечаний в аспекте развития науки можно сделать по работам и других наших учителей. Как известно, Докучаев впервые обосновал закон зональности почвенного покрова. Но после Докучаева его ученики и последователи значительно развили этот закон, введя ряд дополнений и исправлений. Почвенные зоны диф­ференцированы на подзоны. Введены понятия почвенных фаций, почвенных провинций. Установлены новые почвы, каких Докучаев не отмечал, например бурые пустынно-степные, серо-бурые и буро-серые пустынные и т. д.

Костычев и Вильямс считали достаточной глубину культурного пахотного слоя 18—22 см, а в настоящее время эта глубина для зерновых культур повышена до 25—30 см, а для пропашных — и того больше.

Прянишников, анализируя процесс восприятия раз­личных питательных элементов растениями из почвы, иронически замечал об атомах, что «они ведь не мечены». А в современной агрохимии в связи с учением об изотопах и о тяжелой воде метод меченых атомов стал ведущим.

Я привел эти примеры не для умаления работ наших учителей, а для утверждения тезиса, что их нужно вос­принимать критически и развивать творчески. Кто не идет вперед, тот идет назад.

В наши дни волей народа и его делами под руковод­ством партии и правительства труды и мечты выдающихся почвоведов и агрономов нашей Родины: В. В. Докучаева, П. А. Костычева, К. А. Тимирязева, И. В. Мичурина, В. Р. Вильямса, К. К. Гедройца, Д. Н. Прянишникова, А. Г. Дояренко — претворяются в жизнь.

* * *

Проблема поднятия уровня сельского хозяйства, пло­дородия почв за счет их мелиорации и создания устойчи­вых урожаев, как уже говорилось, поставлена на XXIII и XXIV съездах КПСС, на ряде пленумов ЦК и в спе­циальных постановлениях партии и Советского прави­тельства. Эта проблема стала всенародной. Она будет выполнена. Советская страна располагает высокой сель­скохозяйственной культурой и сельскохозяйственной, в том числе почвенной, наукой. Во времена Докучаева суще­ствовала лишь одна кафедра почвоведения в Ново-Алек­сандрийском сельскохозяйственном институте. В наше время многие десятки и сотни почвоведов готовятся на специальных кафедрах в университетах, в сельскохозяй­ственных, лесохозяйственных и мелиоративных академиях и институтах. В 1973 г. в Московском университете открыт факультет почвоведения с кафедрами: общего почво­ведения географии почв, биологии почв, агрохимии, зем­леделия, физики и мелиорации почв, химии почв. В стране работают крупнейшие научно-исследовательские учреж­дения по почвоведению: институты агрохимии и почво­ведения Академии наук СССР и СО АН СССР, Почвенный институт ВАСХНИЛ, институты агрохимии и почвоведения академий наук союзных республик, многие отраслевые научно-исследовательские институты и станции, имеющие специальные отделы и лаборатории почвоведения. Выс­шие учебные заведения страны и научно-исследователь­ские институты готовят высококвалифицированные кадры почвоведов — кандидатов и докторов наук. Ежегодно армия новых специалистов-почвоведов различных направ­лений вливается в великое мирное строительство, осуще­ствляемое нашей страной.

Проводя в жизнь директивы партии и правительства, мы все — от пионера, юного натуралиста и колхозника до агрономов, профессоров и академиков земледелия — должны приложить все усилия к тому чтобы в кратчайший срок превратить земли нашей прекрасной Родины в цве­тущие, плодородные поля и сады, чтобы скорее создать изобилие всех, и особенно сельскохозяйственных, про­дуктов — эту необходимую предпосылку для перехода от социализма к коммунизму.