7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

По характеру материнских пород, выходящих на поверх­ность, в серо-бурой и серой зонах выделяются пустыни: каменистые, песчаные, суглинистые и глинистые.

Каменистые пустыни. Самыми мрачными из всех явля­ются каменистые пустыни серо-бурой зоны. Они менее других обеспечены водой, наиболее сильно летом раска­ляются солнцем. Более или менее развитые почвы встре­чаются здесь только по понижениям, куда водными струй­ками и ветром сносится мелкозем. На ровных и повышен­ных местах почвенный покров или совсем отсутствует, или имеется лишь в зачаточном состоянии. Мелкозем пе­ресыпан щебнем и перемежается с крупными камнями, выходящими на самую поверхность. Растительность в ка­менистых пустынях редкая. Отдельные куртинки трав и яркие в период цветения кустарники ютятся по пониже­ниям да в расщелинах между камнями. Каменистые пу­стыни занимают огромные площади по восточному побе­режью Каспийского моря: в районе Красноводска, в пу­стынях Устюрта, Бетпак-Дала и других, а также к западу и северо-западу от озера Балхаш. Это наименее обжитые территории пустынной зоны. На рис. 81 представлен вид каменистой пустыни в Средней Азии.

Каменистая пустыня

Каменистая пустыня

Пустыни песчаные. Еще большие площади, нежели ка­менистые пустыни, в серо-бурой зоне занимают в Средней Азии пустыни песчаные. В Туркмении они составляют, например, свыше 80% всей площади: это пески Каракум, Учтаган, Чиль-Мамедкум, Кызылкум, Сары-Ишикотрау и др. Они простираются здесь на сотни километров от Каспийского моря до Амударьи и далее на восток и северо-восток; от предгорий Копетдага до Аральского моря и се­вернее; на юг от озера Балхаш и в некоторых других местах. Пески эти произошли местами из речных древних и современных отложений, местами — из каспийских мор­ских отложений.

Песчаная пустыня неоднородна в различных частях. Она представлена то песками барханными — развеваемыми, то бугристыми, грядовыми, кучевыми или даже равнин­ными. Эта неоднородность зависит от происхождения пес­чаных массивов и от характера воздействия на них чело­века, от силы и основного направления ветра, который действует на пески, от количества переносимого песча­ного материала, от степени покрытости песков расте­ниями и пр.

В развеваемых песках, например вблизи рек Амударьи и Сырдарьи, на многих участках почти нет растительно­сти. В этих местах, насколько видит глаз, расстилается песчаное море, всхолмленное ветром. Оно капризно, ме­няет свою поверхность после любой бури. Подобная кар­тина показана на рис. 20, 21.

Тысячелетнее истирание и перевевание песка ветрами приводят к тому, что он обогащается тонкими частичками — мелкой пылью и илом. Этому же способствует биологи­ческая деятельность, особенно наличие растений, остатки которых, перетираясь ветром и песком в сухом состоянии и истлевая в кратковременные сырые периоды года, на­сыщают пески тончайшей органической массой. Напри­мер, в каракумских песках содержание ила часто дости­гает 1—5%. Данное обстоятельство, а также наличие в этих песках извести и растворимых в воде солей резко отличают их от знакомых нам кварцевых речных песков. Например, каракумские пески — плохой строительный материал; они непригодны для приготовления бетона и пр.

Развеваемые пески постепенно могут заселяться расте­ниями и закрепляться ими. В различных климатических зонах виды растений — закрепителей песков, естественно, разные. Например, в Прикаспийской низменности, на Терскокумских песках, в западном и северном Казахстане первостепенное значение в отношении закрепления сыпу­чих песков имеют злаки: песчаный овес (он же кияк, джигинда) и песчаное просо (кумерчик). В Средней Азии осо­бого внимания заслуживает злак аристида (селин). Он пер­вым поселяется на песках и стойко борется с ветром. При засыпании песком селин развивает длинные корневища и новые стебли, которые выбиваются на поверхность и об­разуют повторные листья, новые кусты. На рис. 82 пока­заны бугристые пески, постепенно закрепляемые расти­тельностью.

Пески барханные в Каракумах

Пески барханные в Каракумах

Вслед за селином на песках появляются другие расте­ния, в том числе кустарники и деревья — кандым, пес­чаная акация, песчаный саксаул, тамариск и др. Они также обладают способностью образовывать боковые корни на частях стеблей, занесенных песком. Эти придаточные корни достигают огромной длины — до 30 м и более. Распростра­няясь горизонтально и ветвясь во влажном слое песка, корни питают и поят растение, а песок защищают от раз­вевания. Песчаные акация и саксаул иногда вырастают до 7 м. Особенно пышно они развиваются в бугристых пе­сках при отсутствии пастьбы скота и порубки деревьев на топливо. Здесь образуется своеобразный пустынный лес (рис. 83). Правда, он мало похож на наши северные леса. Деревья и кустарники имеют сильно измененные тонкие жесткие листья, иногда в виде зеленых прутиков, свисаю­щих вниз, и потому дают очень малую тень. Благодаря та­кой форме листья меньше нагреваются солнцем, а деревья и кустарники уменьшают испарение воды и менее поддают­ся терзающей силе весьма часто свирепствующих здесь ветров. Но и такие «леса», с яркими венчиками ирисов, маков и других цветов под их пологом, прекрасны весною (апрель, май).

Саксауловый "лес"

Саксауловый “лес”

На закрепленных песках при наличии растительности в условиях описываемой зоны начинает постепенно форми­роваться почва — песчаный серозем. Такие почвы можно встретить к северу от Бухары, на юг от Карши и в других местах.

В понижениях меж песчаными буграми, куда из пес­чаных массивов дождевые воды вымывают мелкозем и соли, иногда образуются и тяжелые почвы типа такыров. О свойствах серо-бурых, сероземных почв и такыров мы подробнее скажем в разделе о глинистых и суглинистых пустынях.

Пески, закрепленные растительностью, используются особенно весной и осенью, а на юге зоны и зимой как паст­бища для овец, коз, верблюдов и других животных. Кустар­ники дают ценнейшее в условиях пустыни топливо.

Следует, однако, помнить, что неумеренная пастьба скота и порубка кустарников могут снова привести к тому, что поверхность песков будет обнажена и разбита. В этом случае хозяином положения вновь станет ветер, и на месте саксауловых «лесов» возникнет песчаное подвижное

Такие картины, к сожалению, можно наблюдать в ряде мест около населенных пунктов в Каракумах.

Советский народ преследует цель окультурить все земли, сохранить и развить все природные богатства на­шей Родины. Поэтому в песчаных массивах ведется ра­бота по искусственному закреплению песков при помощи глины, битумной эмульсии, полимеров, а также путем применения мер охраны растений и насаждением их. Начаты также опыты по выращиванию в песках овощей, винограда, плодовых деревьев. Вода для питья и орошения проводится из Амударьи и Сырдарьи. Земледелие на пес­чаных массивах особенно расширится после завершения строительства Главного туркменского канала. Близится время, когда в песках зазеленеют сады и поля, подобные тем, о которых мы расскажем в разделе о глинистых и суглинистых пустынях.

Пустыни глинистые и суглинистые. Глинистые и су­глинистые пустыни занимают в Средней Азии десятки миллионов гектаров земли. Расположены они в равнинных и подгорных местах, а также по широким древним до­линам рек Теджена, Мургаба, Амударьи, Сырдарьи и др. Здесь отложился в основном тот лёссовидный суглинок, о котором мы уже говорили. Он всегда богат известью (15—20%), содержит гипс, а в случае близости грунтовых вод — и различные растворимые соли. Известь и гипс способствуют насыщению поглощающего комплекса суг­линка кальцием, который свертывает его в мельчайшие структурные комочки, делает пористым. Суглинок в не-засоленном и несолонцеватом состоянии обладает хоро­шими водо- и воздухопроницаемостью, а также прони­цаемостью для корней растений (см. рис. 85). Среди почв пустынной зоны наибольшим распространением (не счи­тая песчаных пустынь) пользуются серо-бурые пустынные почвы, серо-бурые такырные (примитивные) и такыры. Серо-бурые пустынные почвы1. Перемежаясь с другими типами почв, они распространены преимущественно на юге Казахстана и на севере Туркмении между Каспий­ским и Аральским морями; к югу от Аральского моря (часть Турайской низменности), в Сарыкамышской котло­вине, на возвышенном пустынном плато Устюрт и Бетпак-Дала и (в меньшей мере) в других местах (см. цветную почвенную карту), а также в Закавказье, к северу от Баку — степь Богаз. По климату это самая суровая часть пустыни, в которой сочетается длинное знойное лето с короткой, но часто суровой зимой. Наиболее жаркий месяц — июль со среднемесячной температурой 23—26°, наиболее холодный — январь с морозами в среднем 5—15°. Осадки на этой территории минимальны и колеблются в различных районах зоны и в различные годы от 70 до 200 мм в год. Основная их часть приходится на зиму и ран­нюю весну. Зимы малоснежны (снежный покров 5—10 см), причем снег несколько раз сгоняется в период зимних от­тепелей. Весной почва промокает на 30—50 см, поэтому соли из профиля ее ниже одного метра не выносятся. В почве много извести, сернокислого и хлористого нат­рия. При описании бурых почв полупустыни мы отмечали, что эти почвы, как правило, солонцеваты (в погло­щающем комплексе присутствует натрий). Серо-бурые пустынные почвы, как правило, солончаковаты: они всегда содержат большее или меньшее количество легко­растворимых солей, извести и гипса.

Растительность в зоне серо-бурых почв развита слабо и покрывает лишь треть — половину поверхности почв. Это верблюжья колючка, солянки, эфемеры. Наибольший расцвет ее, как и всего живого в почве, — ранняя весна. К маю эфемерная растительность обсеменя­ется и усыхает, а летом вследствие сухости почвы и воз­духа высыхает большинство и других растений. Пустыня серо-бурых почв впадает в спячку вплоть до освежающих осенних дождей.

Из краткого описания природных условий в зоне серо-бурых почв намечаются и основные свойства этих почв. Ввиду их малого промачивания (даже в самый влажный период, весной, на небольшую глубину) про­филь почв по величине не выходит за пределы метра, а иногда и полуметра. Серо-бурые почвы богаты солями, причем наименее растворимый в воде углекислый каль­ций задерживается в верхнем горизонте почвы. По при­чине скудно развитой растительности и быстрого истлева­ния ее в теплый и влажный весенний период гумуса в такой почве накапливается мало (по данным профес­сора Е. В. Лобовой, гумуса в них меньше 1%, причем в составе гумусовых кислот фульвокислоты преобладают над гуминовыми). Значительное содержание легкораство­римых солей (в среднем 0,22%) отмечается с самой поверх­ности почвы, а на глубине 40—50 см количество солей достигает 1,40—1,50%. Максимум карбонатов сосредото­чен в верхнем полуметре почвы (до 17%). Реакция серо-бурой почвы щелочная.

В разных местах пустынной зоны серо-бурые почвы в зависимости от рельефа местности, материнских горных пород, количества атмосферных осадков, характера рас­тительности и других причин могут иметь различный профиль и различные свойства. Выделяют почвы: серо-бурые типичные, серо-бурые солончаковатые, серо-бурые солонцеватые, серо-бурые примитивные. Ниже приведем описание среднего типичного профиля этих почв.

С поверхности целинная почва представлена пористой се­ро-бурой, обогащенной солями корочкой мощностью 3—5 см.

Ниже следует перегнойно-аккумулятивный горизонт (А) слоеватого сложения. Простирание его от поверхности почвы до 10—12 см.

На глубине 12—35 см залегает горизонт вмывания (иллювиальный), коричневатый, более темного цвета, нежели вышележащие горизонты. В нем ясные включения карбонатов в виде расплывшейся белоглазки, а иногда и железистых соединений. Он трещиноват, вымывается глыбками призмовидной структуры (отсюда название почв, по Димо, — структурные светлоземы), плотен.

Еще ниже, на глубине 40—50 см и больше, отмеча­ются последовательно выцветы гипса, сернокислого нат­рия и хлориды (соли соляной кислоты).

Как следует из приведенных выше характеристик, природное плодородие серо-бурых пустынных почв весьма низкое. Они бедны азотом, подвижными формами фос­фора. Крайне неблагоприятны их физические свойства, особенно в плотном иллювиальном горизонте: порозность его ниже 50%. Он плохо водо- и воздухопроницаем и пре­пятствует проникновению корней в глубь почвы. Почвы избыточно богаты вредными для культурных растений солями и большую часть года сухи. Поэтому для возде­лывания культурных растений без орошения и специаль­ных мелиорации эти почвы непригодны. Лучшие из них (несолонцеватые и незасоленные, а также слабосолонце­ватые и слабозасоленные легкосуглинистые и супесчаные) при поливах осваиваются под джугару, просо, люцерну и даже под хлопчатник и садовые культуры, но пока пло­щадь таких окультуренных земель весьма мала — всего около 1% ко всей площади серо-бурых пустынных почв. В настоящее время в связи с постройкой Главного турк­менского канала площадь орошаемых земель быстро воз­растает.

Без орошения серо-бурые пустынные почвы исполь­зуются как выгоны и пастбища для овец, коз, верблюдов и мясомолочного скота.

Такыры. Низкие равнины глинистых и суглинистых пустынь часто заняты примитивными почвами, которые местное население называет такырами, что значит — без­водная глинистая равнина, лишенная растительности. Эти почвы распространены в низовьях Амударьи, Сырдарьи, Мургаба, Теджена, отдельными пятнами в Кара­кумах и Кызылкумах на пониженных плоских участках между останцами коренных горных пород, на территориях вблизи верховья Узбоя, к северо-востоку от залива Кара-Богаз-Гол, на обширных территориях в подгорных рав­нинах Копетдага, Малых и Больших Балханов и в других местах.

Вследствие низкого залегания почв по рельефу и гли­нистого их состава такыровые равнины бессточны. В то же время с более возвышенных мест сюда могут поступать воды при таянии снега и во время дождей. Поэтому такыры легко затопляются — достаточно небольшого дождя, чтобы на поверхности почв образовался слой воды. Он может быть всего лишь в несколько миллиметров, но такыровая равнина в это время производит впечатление озера.

Притекающие сюда воды каждый раз приносят тон­чайшие иловатые частички, которые слой за слоем, как листочки, откладываются на поверхности почвы, а час­тично внедряются и в глубь ее. Этот тонкий многослой­ный глинистый материал обусловливает крайне небла­гоприятные физические свойства такыров. После дождя их поверхностный слой сильно разбухает и делается почти непроницаемым для воды и воздуха. Почва ста­новится предельно вязкой; из нее буквально не вытащить ног. В солнцепек вода, стоящая на поверхности, быстро испаряется. Улетучивается по капиллярам и то неболь­шое ее количество, которое успело впитаться в сухую почву.

Вместе с водой к поверхности почвы подтягиваются и соли, если они есть на небольшой глубине. При следующем дожде эти соли снова опустятся на некоторую глубину, по­том при подсушивании опять поднимутся и т. д. Поэтому такыры всегда в той или иной мере солонцеваты и солончаковаты.

Высыхая, почва уменьшается в объеме и трескается. При этом, если в почве есть корни растений, они разрыва­ются. Трещины бороздят сухой такыр по всем направле­ниям. В таком состоянии почва напоминает торцовую мос­товую (рис. 84).

Такыр глинистый

Такыр глинистый

Механический и химический состав такыров в раз­ных местах неодинаков. Он зависит от того, из каких пород была первоначально сложена низинная равнина и какие породы залегают вокруг нее, откуда притекают дождевые воды. В Каракумах, например в районе Дарвазы, на небольшом расстоянии друг от друга можно ви­деть в междюнных равнинах самые разнообразные такыры: то светло-желтые, сильно известковые, незасоленные; то глинистые кирпично-красные, богатые солями; то серо-зеленые, слабозасоленные. Они образовались в резуль­тате размыва выступов (останцов) различных коренных пород в пустыне — известняков, древних глинистых слан­цев и других, причем продукты размыва этих пород по­падали в разные, изолированные барханами равнины. Здесь же во время дождя можно наблюдать затопление та­кырных площадей струйками окрашенных дождевых вод и обогащение такыров мелкоземом.

Отмеченные нами свойства такыров делают их непри­годными для жизни даже самой неприхотливой пустынной растительности. В дождливую пору растение здесь за­дыхается под водой без воздуха. В солнцепек оно гибнет от засухи, причем трескающийся такыр рвет корни рас­тения на части. Вот почему такыры голы. На них дер­жатся лишь единичные кустики солянок, верблюжьей колючки или морской полыни, а в поверхностной ко­рочке — синезеленые водоросли и лишайники. В зависимости от того, какой растительности больше, выде­ляют такыры водорослевые и лишайниковые или про­межуточную между ними водорослево-лишайниковую разновидность.

Можно встретить места, где на протяжении десятков километров нет травянистой или кустарниковой раститель­ности. Подобные такыры залегают, например, на перего­нах Среднеазиатской железной дороги, между станциями Казанджик и Шаумян.

Малое количество (малая масса) растительности де­лает такыры бедными и по содержанию гумуса. Гумуса в этих почвах, даже в самом поверхностном слое, менее 1 %.

Такыры в естественном их состоянии непригодны для культивирования на них растений. Для использования такыров в земледелии необходимо коренное предваритель­ное улучшение этих почв. Прежде всего нужно улучшить их физические свойства: повысить водопроницаемость, уменьшить вязкость, клейкость, устранить способность набухать при увлажнении и растрескиваться в засуху. Там, где такыры залегают рядом с барханными песками, это можно сделать путем использования последних. Наш опыт показывает, что если смешать почву такыров с таким же количеством по весу барханного песка, то полученная смесь слабо набухает в сыром состоянии и лишь незна­чительно растрескивается при высушивании.

В природной обстановке песок на такыровую равнину можно насыпать с помощью ветра. Для этого необходимо на равнине устроить препятствие для задержания песка в ветреную погоду так, как это делается при снегозадержа­нии: при помощи деревянных щитов, стеблей растений и пр.

Задерживающийся на такыре песок нужно выров­нять и, глубоко запахивая, тщательно перемешать с по­верхностным слоем такыра. Такой нескованный такыр, если он не был засолен, можно использовать при орошении и удобрении под посевы и посадку различных культур. Поливать его нужно на такую глубину, до которой было проведено пескование почвы. Для устранения возможных избыточных вод на такыровой площади необходим час­тый дренаж, причем дрены, чтобы они не разрушались, можно заполнять тем же барханным песком.

Помимо описанных почв в серо-бурой зоне распро­странены солончаки, почвы в различной степени забола­чивания и реже солонцы.

Почвы предгорно-пустынных степей сухих субтропиков.

Климат в этой зоне более мягкий, нежели в зоне серо-бурых пустынных почв. Зима более теплая и почти всегда бесснежная. Почва и зимой обычно талая. В случае про­мерзания мерзлота не распространяется глубже 30 см. Осадки в виде дождя выпадают зимой и ранней весной, поэтому биологическая деятельность и процессы вывет­ривания в почве не прекращаются и в зимнее время.

Ранее мы указывали, что породы в пустынной зоне засолены по-разному в зависимости от того, где они за­легают. Наименее засолены незначительно повышенные предгорные равнины (адыры) и склоны между реками и речками, где количество осадков (наибольшее в полупус­тыне) достигает иногда 300, а в предгорьях 400—450 мм в год. Растворимые соли из верхних слоев почвообразующих пород (глинистых, суглинистых, а иногда супес­чаных) здесь в значительной мере удалены главным обра­зом дождевыми струйками, а частично ветром. Но водный режим этих почв непромывной. На более повышенных участках суглинистых и глинистых предгорных равнин, на холмистых предгорьях и низкогорьях, на высотных отметках примерно 300—800 м над уровнем моря, фор­мируются самые ценные почвы пустынных степей сухих субтропиков, которые называются типичными сероземами и темными сероземами.

Растительность в пустынных степях развита слабо, поэтому перегноя в типичных сероземах мало, даже в самом поверхностном слое его содержится только 1,5—2%, а с глубины 30—40 см всего лишь доли процента. Отданного обстоятельства, как мы уже говорили, зависит светлая окраска почв. В первом горизонте (А1) темных сероземов (в предгорьях) количество гумуса возрастает до 3,4 и даже 5%. Это обусловливает более темную их окраску. В гумусе сероземов фульвокислоты преобладают над гуминовыми. Если в типичном сероземе сделать разрез глубиной 1,5 м, то на стенке его можно заметить следующие горизонты (рис. 85).

Серозем суглинистый типичный

Серозем суглинистый типичный

Горизонт А1 мощностью 15—18 см — серый, едва за­метно окрашен гумусом, причем самая верхняя его часть светлее нижележащей. Он делится на пластинки, наибо­лее тонкие и пористые в верхней части. Эти пластинки легко раздавливаются в руке, образуя мелкие комочки и пыль.

В этом горизонте встречаются корни мятлика живородящего, свинороя, верблюжьей колючки и других растений, а также лу­ковки и корневища, причем в верх­ней части профиля почвы расте­ния образуют слабенькую дер­нинку.

Ниже этого горизонта, при­сматриваясь, можно выделить вто­рой (B1). Он беднее гумусом, более бурый, более плотный. Пластинки постепенно утрачи­ваются, переходя в комки. В поч­ве наряду с мелкими порами по­является значительное количество крупных отверстий, это ходы и гнезда насекомых и роющих жи­вотных — муравьев, пауков, чер­вей, ящериц и пр. Иногда отвер­стий так много, что горизонт на­зывают «дырчатым». В нем отме­чаются прожилки извести.

В следующем горизонте (С) с глубины 40—50 см и приблизи­тельно до 1 м от поверхности сильно возрастает количество из­вести. Он как бы пропитан ею и потому имеет особенно светлый цвет. Известь встречается здесь в форме желваков и в виде крупных белых пятен. Сюда вмыта часть извести из вышележащих горизонтов. Из­вестковый горизонт (С1) обладает наибольшей плотностью в такой почве. Когда извести в почве слишком много (15— 20% и более), она, заполняя почвенные поры, превращает необрабатываемые горизонты почвы в сплошную сце­ментированную массу.

Ниже глубины в 80—100 см количество извести снова убывает, уменьшается и плотность почвы. В этом слое часто появляются видимые включения второй соли — гипса, а иногда и тонкие выцветы сернокислого и хло­ристого натрия.

Поверхностные слои описанного серозема насыщены в основном кальцием и магнием, но этих веществ здесь в 4—5 раз меньше, чем в черноземе: серозем беден гуму­сом и тончайшими минеральными частичками, которые мы выше называли коллоидными. Реакция серозема нейтральная или слабощелочная, что благоприятно для произрастания культурных растений.

Бедность почвы гумусом и коллоидами препятствует образованию в ней комковато-зернистой структуры. Зато благоприятно сказывается на ее качестве высокое содер­жание поглощенного кальция. Он свертывает мельчайшие частички в почве, образуя видимые невооруженным гла­зом зернышки, называемые микроструктурой почвы (меньше 0,25 мм). Микроструктура в сероземах выражена прекрасно; это способствует удовлетворительной их водо- и воздухопроницаемости в горизонтах А и В.

При правильном земледелии на сероземах (хорошей обработке, наличии трав в севообороте и пр.) в их па­хотном слое можно создать и комковато-зернистую структуру.

Типичные и темные сероземы распространены в пред­горьях Туркмении, в верховьях Теджена и Мургаба, на больших площадях в южном междуречье Амударьи и Сырдарьи, в районах городов Ош, Андижан, Наманган, Ленинабад, Арманы, Ташкент, Чимкент, в районе стан­ции Туркестан, в предгорьях Таджикистана и Киргизстана (к югу от Фрунзе и Душанбе) и в других местах.

Темные сероземы залегают на повышенных элементах рельефа пустынных степей сухих субтропиков — в об­ласти высоких предгорий и низких гор, перекрытых с поверхности средним и тяжелым лёссовидным суглинком. Они более богаты гумусом, нежели сероземы типичные, что и обусловливает их темную окраску и большее плодо­родие. От солей эти почвы отмыты лучше, нежели се­роземы типичные и тем более светлые. Выцветы карбо­натов обнаруживаются лишь в горизонте В, а гипс и рас­творимые соли отложены лишь глубже 2 м.

Светлые сероземы, В более пониженных местах, в подгорных равнинах и на речных террасах, условия почвообразования меняются. Осадков здесь выпадает меньше (не свыше 300 мм). Почвы и грунты слабее про­мываются дождевыми водами и потому больше содержат солей. Растительность беднее, чем на адырах и в предгорьях, а значит, и гумуса в почве образуется меньше. В таких условиях формируются светлые сероземы.

Само название говорит о том, что почвы эти светлее типичных сероземов. И не удивительно: в них меньше гумуса, а извести даже больше, чем в ранее описанных почвах. Гумусовый горизонт светлых сероземов менее мощ­ный — всего 10—15 см. Известковый и гипсовый слои в них подступают ближе к поверхности, чем в типичных сероземах. Растворимых солей больше. Они всегда наблю­даются в толще второго метра почвы, а иногда обнаружи­ваются и в середине первого. Все это делает светлые се­роземы менее плодородными почвами. Но так как они занимают огромные площади, имеют ровную поверхность, удобную для орошения, то хозяйственное значение их чрезвычайно велико.

Территориально светлые сероземы, как правило, со­седствуют с типичными сероземами, располагаясь ниже по их рельефу. Выше 300—600 м над уровнем моря они не распространяются. Большие площади светлых серо­земов отмечаются к востоку от юго-восточной части Кас­пийского моря в зоне среднего течения Атрека (к северу от нее), в подгорных равнинах Туркмении и Узбекистана, на больших площадях в междуречье Амударьи и Сыр­дарьи в направлении населенных пунктов Нурата, Джи­зак, Советобад, Фергана, включая Голодную степь и Ферганскую долину. Менее крупные массивы светлых сероземов отмечаются в других местах среднеазиатских республик, а также в Закавказье, в долинах Аракса и Куры, на Апшеронском полуострове.

Агрономическая ценность сероземов. Описанные нами почвы глинистых и суглинистых пустынь резко различны по своей агрономической ценности.

Сероземы, если они не засолены, широко использу­ются в земледелии. Как мы уже отмечали, эти почвы в естественном состоянии обладают вполне удовлетво­рительными физическими свойствами: порозность их в поверхностном горизонте около 50—55%, влагоемкость 25—30%, водопроницаемость колеблется от 20 до 70 мм водного столба в час. Эти свойства можно значительно улучшить, используя в севообороте люцерну и применяя правильную обработку. Природная почва богата необхо­димыми для растений калием и фосфором. Правда, фос­фор в сероземах находится в соединениях, слабо растворимых в воде, и потому с трудом усваивается растениями. Однако при правильной агротехнике (о чем скажем далее) его можно перевести в более усвояемые формы.

Мало в сероземах гумуса (1—2,5%), но он здесь вы­сокоценный. Гумус образовался в значительной части за счет некоторых органических веществ, выделяемых бактериями при их жизнедеятельности, а также от разло­жения тел отмерших бактерий, богатых белками, отсюда и сам он содержит высокий процент азота. Кроме того, сероземы в случае возделывания на них трав при орошении быстрее, чем какие-либо другие почвы, обогащаются рас­творимыми в воде, доступными для растений азотистыми соединениями (главным образом селитрой). Это происходит потому, что разложение органических остатков в почве при орошении протекает здесь весьма быстро.

Главные недостатки сероземов в природном состоянии — необеспеченность их водой, а также частая обогащенность вредными для растений воднорастворимыми солями, что отмечается по нижним частям склонов и в равнинах. Эти недостатки слабее выражены на адырах и в пред­горьях — в сероземах типичных и темных. Здесь выпадает больше атмосферных осадков, почва богаче питательными веществами и засоленность проявляется редко. Поэтому типичные и темные сероземы часто успешно использу­ются под сельскохозяйственные культуры (например, под пшеницу) без орошения. Это богарное земледелие (от слова «богара» — неорошаемая пашня). На сероземах светлых богара применяется реже и вследствие засухи удается плохо.

Вообще, получить высокий и устойчивый урожай на сероземах можно лишь при условии хорошего орошения. Оно издавна применяется на этих почвах в широких мас­штабах. Незасоленная вода на сероземах драгоценность. Ее ищут и стараются взять повсюду. Используются реки, откуда вода по каналам уводится на сотни километров в пустыни, в дело идут мельчайшие источники и все гор­ные потоки, выходящие в предгорья и на равнины, а также дождевая вода — преимущественно поздней осенью, зимой и ранней весной, когда в этих местах выпадает наибольшее количество осадков. Воду повсеместно ищут, даже под землей. Например, в предгорьях Туркмении имеются ты­сячи колодцев и подземных галерей («кяризов») для ро­зыска воды в грунтах и объединения ее подземных струек. Для защиты воды от испарения здесь устраивают подземные водохранилища (рис. 86).

086

В настоящее время только в Среднеазиатских республиках орошается около 6 млн. га земли. Эта площадь ежегодно возрастает. Орошение ши­роко развито также на сероземах и других почвах За­кавказья. В директивах XXIV съезда КПСС сказано: «Ввести в эксплуатацию за пятилетие (1971—1975 гг.) 3 млн. гектаров новых орошаемых земель, включая земли лиманного орошения, провести работы по обводнению пастбищ на площади 42,2 млн. гектаров, повышению водо­обеспеченности земель существующего орошения».

Вода преображает пустыню. Это и понятно. Здесь, как нигде в нашей стране, много солнечного света и тепла. В незасоленной почве при орошении бурно вспыхивает и формируется новая жизнь. Вывшие в почве соли вместе с водой осаживаются вниз, а при наличии дренажа вы­носятся с орошаемой территории. В почве образуется ог­ромное количество бактерий (миллионы и даже миллиарды в граммах почвы), усиливается деятельность дождевых червей и различных насекомых. Пышно развивается рас­тительность, особенно при наличии удобрений, распространяя корни во всем промачиваемом почвенном слое. Корни, пожнивные остатки, органические удобрения при раз­ложении их бактериями и грибами увеличивают количество гумуса в почве, а, минерализуясь, вместе с ним обогащают ее соединениями, содержащими азот, калий, фосфор, серу и другие вещества, необходимые для питания растений. Особое значение имеет образование в почве азотной кис­лоты, а вслед за ней селитры. Селитра содержит азот, легко доступный растению. Но, кроме того, под вли­янием азотной кислоты становятся более растворимыми, а значит, и более усвояемыми для растений соединения, содержащие фосфор и калий.

Деятельность живых корней, расчленяющих почву на ко­мочки, и дождевых червей, обогащающих ее копролитами, а также увеличение гумуса в почве, особенно под люцер­новыми полями, приводят к лучшему оструктуриванию почв. Оструктуриванию способствует и правильная об­работка земли на глубину не менее 25 см при вспахивании среднеувлажненных почв, когда почва не распыляется, но в то же время и не смазывается плугом.

Вместе с поливной водой ежегодно приносятся на поля ил и соли, в том числе и необходимые для растений. Правда, воды наших среднеазиатских рек, например Амударьи, менее благоприятны, чем, скажем, воды Нила; в них меньше органических веществ, меньше фосфорсо­держащих соединений, больше воднорастворимых, вредных для растений солей. Но воды Амударьи имеют и свои пре­имущества. Они очень богаты соединениями калия. В них много извести и гипса, что является положительным для поливных вод; гипс и известь препятствуют осолонцеванию почв при поливах. При орошении на сероземах удаются самые разнообразные культуры — садовые, ого­родные, бахчевые, полевые.

Конечно, только полива растений недостаточно. Кроме воды растения требуют добавочных питательных веществ, особенно азота и фосфора, которых не хватает в здешних почвах для получения высоких урожаев. Поэтому почву удобряют аммиачной селитрой, сульфатом аммония, мон­тан-селитрой, дающими ей азот, суперфосфат и преципи­тат — для обогащения почв доступным растению фос­фором. Тех же целей, а также улучшения структуры почвы достигают, внося в нее органические удобрения (навоз, жмых), вводя в севооборот травы, главным образом лю­церну, а также сидераты.

При правильной агротехнике можно получить в оро­шаемом оазисе изобилие всевозможных культур. Такой оазис буквально тонет в садах из яблонь, груш, слив, пер­сиков, абрикосов, винограда. В огородах растут различные овощи: лук, редис, редька, капуста, огурцы, по­мидоры и пр. Одни из них — лук-порей, редис, салат — дают урожай уже ранней весной; другие, например по­мидоры, обременены тяжелыми гроздями сочных плодов все лето и до глубокой осени. На бахчах зреют прославлен­ные на всю страну сахаристые сорта арбузов и дынь; на полях колосятся рис и пшеница. Велика роль всех этих культур в жизни местного населения, в развитии народ­ного хозяйства. Но все же основное значение серой зоны не в них. Хлопчатник — вот растение, которое просла­вило сероземы (рис. 87). Здесь основная база его возделы­вания в Советском Союзе. Ему отводятся лучшие пло­щади, о нем в первую очередь заботится замледелец. Обилие солнца и тепла, продолжительный вегетацион­ный период, почвы, удобные по рельефу для поливов и достаточно благоприятные по своим свойствам, приравни­вают нашу серую зону незасоленных почв глинистых и суглинистых пустынь к лучшим хлопковым районам мира. Здесь успешно выращивается высокоценный длинно­волокнистый хлопчатник. При орошении и удобрениях почвы в севооборотах с люцерной на участках передо­виков сельского хозяйства и на опытных полях уже получены урожаи в 40—50, а в некоторых случаях даже в 100 ц хлопка-сырца с гектара. Ведется систематическая работа по внедрению достижений сельскохозяйственной науки и передового опыта во все колхозное и совхозное хо­зяйство Среднеазиатских республик. Расширяются старые и создаются новые оросительные системы. В свое время (в 1940 г.) колхозники Ферганы за шесть с половиной не­дель построили канал протяженностью 270 км. Этот ка­нал напоил водой Нарына десятки тысяч гектаров вновь орошаемых земель (рис. 88). В наши дни заканчивается сооружение гигантского Каракумского судоходного ка­нала им. В. И. Ленина протяженностью около 1500 км. Новая система подаст воды Амударьи через всю южную Туркмению до берегов Каспийского моря (рис. 89).

Хлопчатник на орошаемом поле

Хлопчатник на орошаемом поле

Ферганский канал

Ферганский канал

Каракумский судоходный канал

Каракумский судоходный канал

В широких масштабах проводятся мелиоративные работы и в других районах юга и юго-востока СССР. Так, сотрудники филиала института «Южгипроводхоз» за­кончили работу над проектом второй очереди круп­нейшей в РСФСР Кубань-Калаусской обводнительно-оросительной системы. С вводом в строй всей системы воды Кубани потекут по 500-километровому искус­ственному руслу. Земледельцы наиболее засушливых степных земель Ставрополья получат 210 тыс. га оро­шаемых земель.

Чем дольше орошается почва, тем сильнее отличается она от природной — пустынной. В ней увеличивается гумусовый горизонт. Растет содержание перегноя и запас питательных веществ для растений, осаживаются вниз по профилю и вымываются растворимые соли. Опускается постепенно и известковый горизонт. На поверхности почвы из года в год откладывается и запахивается ил, прино­симый с поливными водами. В почве разводится множество дождевых червей и разных насекомых, размножаются бактерии. Это уже новая почва, созданная в результате многолетнего труда человека, и потому ее называют куль­турно-поливной почвой или орошаемым сероземом.

Следует, однако, твердо помнить, что не всякое оро­шение приводит к образованию культурно-поливных почв. Очень часто при орошении почвы засоляются и заболачиваются. Происходит это от неправильного при­менения оросительных мероприятий; невыровненности поливаемых площадей, неумеренной подачи воды на поля, промачивания почвы до соленосных горизонтов, значительных потерь воды на фильтрацию ее в глубокие грунты, особенно из крупных оросительных каналов. Вследствие этого грунтовые воды на орошаемой территории поднимаются и по капиллярам могут достигать поверх­ности почвы. Вместе с капиллярной водой на поверхность выносятся различные соли — сернокислый натрий, хло­ристый натрий, хлористый кальций и др.

Вода испаряется, а соли откладываются на поверх­ности почвы, засоляют ее, превращают в солончак. А в понижениях, где застаивается неумеренно поданная на поля вода, образуются болота.

Чтобы избежать засоления и заболачивания — этих страшных для орошаемого хозяйства бичей, — необхо­димо строго придерживаться при орошении установлен­ных правил. В небольшой книге мы не можем подробно остановиться на них. Назовем лишь главные.

Под орошение нужно выбирать по возможности не­засоленные почвы и орошать их незасоленной водой. Пе­ред орошением поверхность почвы следует выровнять, или, как говорят, спланировать, устранить бугорки и запа­динки. Это важно для правильной подачи воды на раз­личные участки поля и для устранения скопления воды в понижениях. Во всех случаях, в том числе и при куль­туре хлопчатника, необходимо практиковать травополь­ный севооборот с люцерной и злаковыми травами. По­ливать почвы нужно строго рассчитанным количеством воды, так, чтобы промачивать их лишь до глубины не-засоленного слоя. Поверхность почвы после поливов и частичного подсушивания требуется рыхлить, чтобы унич­тожить корку, способствующую сильному испарению воды с поверхности. По этой же причине нельзя остав­лять орошаемые земли незасеянными, незатененными.

Там, где это возможно, а на полях с хлопчатником обязательно, надо избегать поливов почвы затоплением. Полив необходимо производить по бороздам, по арыкам, что позволяет совершеннее промочить почву без разру­шения ее структуры.

Нужно принимать все меры к тому, чтобы уменьшить фильтрацию воды из постоянно действующих крупных каналов. Для этого на стенках каналов устраивают за­щитный слой из глины, камня, битума, бетона и пр. (рис. 90 и 91). Если нет никаких строительных материалов, следует после замочки канала и спуска воды тщательно протрамбовать деревянными молотками несколько под­сохшие его стены и дно. В больших по размерам каналах можно применить для уплотнения дна и стенок тяжелые кулачковые катки и уплотнители стенок — вибраторы. Закладывать крупные каналы целесообразно взрывным способом, что также приводит к уплотнению откосов и дна канала и снижает их фильтрационную способность.

Водосборное сооружение

Водосборное сооружение

Голодная степь

Голодная степь

Поливы надо проводить круглосуточно, чтобы сократить срок задержания воды в магистральном канале и распределителях, но осуществлять полив культур в на­иболее благоприятное время (например, для зерновых — в период кущения, при начале колошения и т. д.).

Не следует без особой необходимости задерживать воду в каналах. Как только кончился полив, оставшуюся в каналах воду нужно немедленно сбросить в особые ка­навы — водосбросную сеть. Вода по этим канавам должна быть уведена с орошаемого поля. Иногда ее можно ис­пользовать для орошения расположенных ниже полей.

Откосы крупных грунтовых каналов необходимо за­севать травой, которая позже скашивается. Она будет защищать их от разрушения. Кроме того, образующаяся дернина уменьшит фильтрацию воды сквозь стенки канала.

Вдоль крупных, постоянно действующих каналов нужно посадить деревья. Своими корнями они перехваты­вают часть грунтовой воды, поступающей в подпочвен­ных слоях из каналов на поля. Кроме того, деревья за­щищают поля от суховеев, а если они плодовые, то дают и обильный урожай.

Для борьбы с засолением и заболачиванием почвы, а также для создания наилучших условий произрастаю­щим растениям в последние десятилетия разработаны новые, более совершенные методы полива почвы. Среди них особое значение приобретает полив почвы способом дождевания (рис. 92). При этом методе вода из водохрани­лища засасывается в особые трубы и нагнетается в раз­брызгивающий дождевальный аппарат (дождеватель). Дан­ный способ полива почвы, как показывает и самое назва­ние его, очень напоминает естественный дождь. Проходящая по трубам вода не просачивается в почву, поэтому устраняется или значительно уменьшается поднятие грун­товых вод при орошении. Почву можно поливать неболь­шими порциями воды, строго рассчитанными на потреб­ность растения и на. промачивание лишь незасоленных ее слоев. Искусственный дождь, если он умеренный, не разрушает почвенной структуры. Помимо почвы искус­ственный дождь увлажняет воздух, а это весьма благо­приятно сказывается на произрастании растений. Особенно сильное влияние на увлажнение воздуха оказывает дож­девание распыленной водой. Перед поступлением на поля с помощью специальных приспособлений (щитов или эк­ранов) вода распыляется в, мельчайшие капли. Облако такой воды, напоминающее туман, на сотни метров дви­жется по направлению ветра, увлажняет приземный слой воздуха и мелким дождем выпадает на почву.

Полив участка

Полив участка

В последние годы опыты по искусственному дождеванию полей проведены в ряде мест СССР, и всюду они дали по­ложительные результаты. В настоящее время дождевание внедряется в широкую производственную практику в садах и виноградниках, на чайных плантациях, на полях с хлопчатником, огородными и зерновыми культурами. Следует остерегаться проводить дождевание мутной водой и тем более водой, содержащей значительное количество солей. В этом случае при испарении воды на листьях растений образуется налет глины или солей, которые за­купоривают устьица (мелкие отверстия) в листьях, препятствуют дыханию растений и усвоению углекислоты из воздуха. Засоленная вода, кроме того, отравляет почву, а вместе с ней и произрастающие на почве растения.

Уж если случилось так, что по той или иной причине почва засолилась, то от солей можно избавиться лишь ис­кусственным промыванием этой почвы. На промывках поле, огороженное земляным валом, затопляют водой, чтобы растворить соли, Засоленную воду сбрасывают по­верхностно через особые каналы и уводят прочь с ороша­емого поля в ближайший овраг или водоток.

В других случаях промывной воде дают впитаться в почву, проникнуть в глубокие ее горизонты, откуда она просачивается в дрены — особые канавы глубиной до 2—4 м — или в гончарные, или в этиленовые, трубы, за­ложенные на той глубине, и отводится с орошаемой территории. Этот способ промывки почвы более совер­шенный и дает лучшие результаты.

Промывку почв следует проводить в зимние месяцы, когда хозяйство не столь остро нуждается в воде, а она не сильно испаряется с поверхности почвы.

При промывках засоленных некарбонатных почв желательно вносить на их поверхность гипс. Это предупре­ждает превращение засоленных почв (солончаков) после промывки их в солонцы.

Наиболее трудно промываются почвы, засоленные со­дой, вследствие плохой их водопроницаемости. В послед­ние годы при промывках этих почв прибегают к электро­мелиорации их (работы А. Ф. Вадюниной и др.). Постоян­ный электрический ток, пропускаемый через почву при промывках, способствует почвенной агрегации, сущест­венно улучшает фильтрационную способность почв, уско­ряет их рассоление и рассолонцовывание.