Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Проблема века — предупреж­дение и ликвидация последствий воздействия технически вооружен­ного общества на окружающую среду. Ученые, специалисты в области охраны природы, указы­вают на интенсивные нарушения всех оболочек биосферы. От­мечается опасное ее химиче­ское загрязнение. Также к опас­ному пределу приблизилась ток­сикация гидросферы. Подвергся сильному преобразованию и местами уничтожению раститель­ный покров планеты — ее легкие. Но, пожалуй, наиболее мощное преобразование, подчас необра­тимое, испытывает литосфера, земная кора. Она подвергается загрязнению, засорению различ­ными промышленными и бытовы­ми отходами, взрывается, перера­батывается на месте или увозится, рассеивается, покрывается асфаль­том, бетоном, камнем и т. д. И в первую очередь наиболее ощу­тимо страдает «благородная ржавчина» литосферы, ее самое главное богатство, основа любого здорового и продуктивного ланд­шафта — почвенный покров.

Самой агрессивной формой раз­рушения литосферы является разрушение в результате откры­тых горнопромышленных разра­боток полезных ископаемых. В по­следние годы в нашей стране и за рубежом ученые-почвоведы изыскивают способы активного противодействия этому негатив­ному процессу, создавая, в част­ности, комплекс восстановитель­ных или рекультивационных мероприятий, в результате кото­рых нарушенные промышлен­ностью земли приобретают цве­тущий вид, возвращается плодо­родие почв, а сельское и лесное хозяйства восполняют потери земельного фонда.

Иногда процесс разрушения ли­тосферы, вызванный только тех­ническими средствами, называют техногенной эрозией. Велика ли опасность этой эрозии? Велика! Это вызвано тем, что процесс тех­ногенной эрозии все время усили­вается.

Особенно сильно разрушение литосферы происходит в индуст­риальных странах. По данным ЮНЕСКО, горнодобывающая отрасль промышленности в мире развивается в 1,4—1,7 раза быст­рее, чем все остальные виды ин­дустрии. В США открытыми гор­ными разработками нарушено 1,3 млн. га, а к 1980 г. эта пло­щадь возрастет до 2 млн. га. Об­следование, проведенное департа­ментом сельского хозяйства, выявило, что 80% послепромышленных земель непригодно для рекультивации из-за абиогенности пород и только четвертая часть может рекультивироваться для сельскохозяйственного использо­вания. Общая площадь земель, как нарушенных добычей, так и занятых промышленными отхо­дами (терриконами, золоотвалами, хвостохранилищами и др.), занимает в США 5,2 млн. га. Спе­циалисты прогнозируют увели­чение этой площади к 2000 г. до 12 млн. га! На 1970 г. в США было восстановлено всего лишь около 250 тыс. га и еще столько же за­росло «диким» образом.

В Англии площадь «индустри­альных пустынь» по разным под­счетам колеблется от 60 до 70 тыс. га, из которых третья часть приходится на терриконы и при­мерно столько же — на карьеры и отвалы. В Европе больше всего повреждаются горной промыш­ленностью территории в ФРГ (Рур­ский угольный бассейн), в Чехосло­вакии, ГДР и других странах. В Рур­ском угольном бассейне разра­ботками нарушено 30 тыс. га, из них 15 тыс. га плодородных почв. Глубина карьеров достигает 300 м. В Чехословакии свыше 30 тыс. га, в ГДР — 85 тыс., в Польше — свыше 30 тыс. га.

СССР обладает большими запа­сами полезных ископаемых. Добы­ча открытым способом по всем отраслям составляет от 30 до 95%. Глубина многих карьеров дости­гает 150—200 м. Общая площадь земель, нарушенных открытыми разработками, превышает 1 млн. га. Только в Криворожском же­лезорудном бассейне под карье­рами, обогатительными фабрика­ми и шахтами находится около 21 тыс. га, в Курской магнитной аномалии, вместе с торфоразра­ботками — 27 тыс. га. На Украине под разработку полезных ископае­мых отведено 145 тыс. га, хвосто­хранилищами занято 40 тыс. га, полями фильтрации и прудами — отстойниками — 30 тыс. га.

К настоящему времени в СССР рекультивировано, по приблизи­тельным расчетам, уже около 100 тыс. га. Проводимая сейчас инвентаризация нарушенных послепромышленных и рекультивиро­ванных земель даст нам более точную картину.

Зарубежные исследователи об­наружили, что карьером наруша­ется не только та площадь, кото­рая занята им и отвалами, а в 4 раза и даже в 10 раз (как счита­ют польские специалисты) боль­шая. На соседних территориях изменяются режим подземных вод и естественная геохимиче­ская миграция элементов, откла­дываются продукты водной и вет­ровой эрозии и др.

В СССР рекультивационные ра­боты особенно интенсивно раз­вернулись в 60-х гг. и настолько подвинулись, что не только по темпам, но во многих случаях и по качеству их проведения наша страна идет впереди многих раз­витых капиталистических стран.

Это объясняется тем, что совет­ские рекультиваторы раньше дру­гих подошли к пониманию учения о рекультивации как особой науч­ной, естественно-технической дисциплины. Огромный вклад в раз­витие отечественной рекультива­ции внесли такие науки, как отечественное почвоведение, гео­графия, ландшафтоведение, биогеоценология, геология, агроно­мия и другие естественные науки. За последние годы в СССР и братских социалистических стра­нах усовершенствовано земельное законодательство. Главными нор­мативными актами, резко стиму­лировавшими ход рекультивации земель в СССР, являются «Основы земельного законодательства» (1969 г.) и постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР и Верховного Совета СССР об охра­не природы, принятые в 1972, 1973, 1976 гг. и постановление ЦК КПСС и Совета Министров «О дополнительных мерах по уси­лению охраны природы и улучше­нию использования природных ресурсов. («Правда», 1979, 6/1). И, наконец, охрана природы, зе­мельного фонда, почв закреплена в Основном Законе — Конститу­ции СССР.