7 місяців тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Мария и Пьер Кюри были последними в ряду великих искателей элементов.

Правда, после полония и радия были найдены еще не­сколько редких элементов, сходных со своими соседями по периодической системе. Но эти новые находки уже не принесли ничего неожиданного.

Сегодня вся таблица Менделеева, если не считать двух-трех маловажных пробелов, заполнена целиком. Для химика 1940 года не существует больше неизвестных элементов на земле и, пожалуй, не только на земле, а и во всей вселенной. Мы знаем теперь, что всех элементов имеется в мире около 92. Из этих немногих элементов химики, следуя природе и часто превосходя ее, умеют создавать сотни тысяч или даже миллионы самых разно­образных сложных веществ.

Но для науки наших дней элемент — уже не предел разложения материи. Со времен великого открытия Кюри стало ясно, что можно идти еще дальше: можно разло­жить и сами элементы.

На что же?

На первичную материю — на те первичные частицы, из которых построены атомы всех элементов.

Помните, как Менделеев доказал, что между всеми элементами существует общая связь, родство?

Тогда еще не знали причину такого родства. А теперь причина эта известна. Оказывается, что атомы всех эле­ментов — и легкого водорода, и «ленивого» аргона, и «буйного» натрия, и «благородного» золота, и радия, — все, все без исключения, построены из одних и тех же мельчайших частиц. Эти частицы называются: протоны, электроны, альфа-частицы, нейтроны.

Исследователи наших дней умеют «высекать» из ато­мов эти первичные частицы и даже строить из них но­вые комбинации. Так удается искусственно превратить один элемент в другой: из атомов азота физики изготов­ляют водород, из алюминия — углерод, из ртути — зо­лото. Правда, пока что они не умеют еще создавать боль­шие количества искусственных элементов. Миллиардные доли грамма — вот с какими «порциями» вещества при­ходится пока иметь дело при разложении и превращении элементов.

Но ведь это еще только начало. Ключ к царству мате­рии теперь в наших руках. И, может быть, недалек тот день, когда из любой глины мы сумеем создавать какие угодно элементы и сложные вещества.

В великой стране социализма рождается новая могу­чая наука, которая не знает тех трудностей и помех, ка­кие стояли на пути ученых прошлого. Людям науки в нашей стране не нужно тратить свои лучшие годы на черную работу для хозяев-лавочников, как некогда при­шлось Карлу Шееле. Их не окружают надменные без­дельники-богачи, какие окружали Хэмфри Дэви, или без­душные чиновники, которые травили Дмитрия Ивановича Менделеева. Им не нужно вымаливать, как милости, раз­решения занять старый сарай для научной работы, по­добно супругам Кюри. Огромные дворцы-институты, бо­гато оборудованные лаборатории строит для своих уче­ных социалистическая страна. И уже не одиночки-герои, а сотни и тысячи одаренных исследователей, выдвину­тых народом, ведут теперь великую борьбу за познание тайн природы и повторение ее.

Завоевания науки завтрашнего дня, науки коммуни­стического общества, во много раз превзойдут все, что было достигнуто в прошлом.

Нет пределов господству человека над природой — над материей и энергией!