3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Из всех мегалитических памятников Франции наибольшей извест­ностью пользуются, бесспорно, ряды камней близ приморского городка Карнака на южном побережье Бретани. Камни так огромны и так многочисленны, что производят глубокое впечатление даже на самых случайных посетителей, и каждый год сотни тысяч туристов отпра­вляются осмотреть эти странные реликвии доисторических времен, по­дивиться им, а заодно и полазать по ним. Хотя Карнак особенно знаме­нит своими каменными рядами, вокруг него есть много и других мега­литических памятников, так что, не будь там каменных рядов, этот уго­лок Бретани, без сомнения, прославился бы даже одними погребальны­ми камерами. Почти все могильники построены очень внушительно: они перекрыты огромными горизонтальными плитами, как погре­бальные камеры Мане-Люд и Купеческий Стол, либо над ними возве­дены большие земляные насыпи, вроде могильника Сен-Мишель, на вершине которого построена христианская часовня, или же богато укра­шены типичными поздненеолитическими узорами, как коридорная мо­гила на острове Гаврини. Погребальные камеры Бретани отличаются поразительным разнообразием, мощнейшей архитектурой и в высшей степени интересны для изучения. Но для целей этой книги мы их ка­саться не будем и укажем только, что многие из них, по-видимому, при­мерно ориентированы на восходящее Солнце, напоминая в этом отно­шении Нью-Грейндж и длинные могильники юга Англии. Ориентация эта связана скорее с какими-то ритуалами, а не с наблюдениями, так как нет никаких признаков того, что они имеют отношение к точным линиям визирования. Они могли быть, однако, первыми признаками пробуждающегося интереса к Солнцу и Луне среди неолитических оби­тателей тех мест.

С астрономической точки зрения более важны многочисленные стоя­чие камни, или менгиры. Само это слово — бретонского происхождения, как и другой термин — долмен, которым обозначаются столообразные мегалитические могильники, состоящие из двух вертикальных плит, на­крытыхгоризонтальной. Слово «кромлех» также может означать мо­гильник, но его лучше избегать, чтобы не возникло путаницы, поскольку некоторые авторы (и профессор Том в том числе) называют кромлехами кольца из камней.

Все известные в Бретани астрономические сооружения сосредото­чены в небольшом районе южнее городка Оре (департамент Морбиан), не далее 20 км от него. Местность там плоская и низменная — вряд ли найдется возвышенность более 30 м над уровнем моря, а по боль­шей части это почти незаметные колебания между 5 и 25 м над уровнем моря. Кое-где встречаются перелески и небольшие поля, но остальная земля почти вся покрыта густыми, подчас почти непрохо­димыми зарослями кустарника с большими участками колючего дрока. Эта растительность сильно мешает исследованию мегалитических па­мятников и скрывает некоторые из них от всех, кроме самых реши­тельных туристов.

По сообщениям семейства Тома (а почти вся эта глава опирается на их работы), в районе Карнака есть две лунные обсерватории (рис. 8.1). Поскольку естественных выемок на горизонте там нет, их строители вынуждены были устанавливать в качестве искусственных дальних визи­ров менгиры, что они и сделали в двух местах — вблизи нынешней устричной фермы Локмарьякер, в 9 км к востоку от Карнака, и в Ле­Маньо, на вершине невысокого пригорка в 2,5 км к северо-востоку от Карнака, совсем близко от знаменитых каменных рядов. Поскольку дальние визиры приходилось делать очень большими, чтобы они были видны на значительном расстоянии, практические соображения явно требовали, чтобы их использовали с большим числом ближних визиров, и семейство Тома утверждает, что им удалось обнаружить по нескольку ближних визиров для каждого из двух больших менгиров. С линиями визирования предположительно должны быть связаны какие-то приспо­собления для экстраполяции, и Том с сотрудниками указывает два ка­менных веера в Пти-Менеке и Сен-Пьер-Киброне, а также систему ка­менных рядов в Керьявале, которые могли служить для этой цели. Пожалуй, наиболее сенсационно их утверждение, что приспособлением для экстраполяции является часть огромных каменных рядов Карнака, хотя, как мы увидим, такое истолкование оставляет необъясненными многие особенности этих рядов. Есть некоторые основания полагать, что линии визирования через менгир Ле-Маньо были созданы раньше остальных, но в этой главе они будут рассматриваться последними.

Лунные обсерватории в окрестностях Карнака

Лунные обсерватории в окрестностях Карнака

Дальним визиром вблизи Локмарьякера служил знаменитый Боль­шой Разбитый Менгир, упавший и расколовшийся камень, который по-бретонски называется Эр-Гра — Камень Фей (фото XXIV). В гл. 2 я упо­мянул, что этот менгир, вес которого оценивается в 330 т, был величайшим из всех когда-либо установленных вертикальных камней. Длина его достигала 22,5 м, и, вероятно, до своего падения он возвы­шался над землей на 19 м. Он стоял у южного конца теперь почти слив­шейся с землей насыпи мегалитического могильника, известного под названием Купеческий Стол. Сделан он из разновидности гранита, бли­жайшие выходы которой находятся в 80 км, в департаменте Финистер. Ивен Хэдингем в своей книге «Круги и стоячие камни» высказывает предположение, что выходы такого гранита могли быть и где-то побли­зости, но теперь их скрыло море, уровень которого со времен раннего бронзового века поднялся на несколько метров. Прав он или нет, но те, кто установил камень, в любом случае должны были выломать его, переместить на какое-то расстояние и поставить вертикально. Если вспомнить, что их технические возможности ограничивались использова­нием веревок, рычагов, человеческих рук и тягловой силы животных, то установку менгира нельзя не признать поразительным инженерным до­стижением.

Сам камень в поперечном сечении представляет собой почти овал и, несомненно, был грубо обработан с намерением, как мы полагаем, со­здать четкую вертикальную линию для более точного визирования. Те­перь он лежит на земле, разбитый на четыре куска, причем три из них располагаются на одной линии в направлении с запада на восток и, по-видимому, после падения не перемещались. Нижний обломок повернут на северо-запад, и это много лет ставило археологов в тупик. Неко­торые экспериментировали со штабелями кирпича, но повалить их так, как упал Большой Менгир, удавалось только с помощью сильнейшего встряхивания. Французский археолог Ле Рузик, производивший много­численные раскопки в районе Карнака, пришел к выводу, что Большой Менгир упал и раскололся во время сильного землетрясения, и в настоя­щее время это объяснение считается общепринятым. Однако не следует полностью отбрасывать возможность того, что он был кем-то опрокинут сознательно. Есть некоторые данные, свидетельствующие, что он рухнул только в конце XVII в., и он привлек внимание по меньшей мере одного любителя старины, Рубьена, на рисунке которого, сделанном в 1727 г., он лежит точно так же, как теперь. Никаких сведений о попытках сдви­нуть нижний камень не сохранилось, но он мог оказаться в нынешнем своем положении, если бы его переместили с помощью лошадей.

Большой Менгир находится на маленьком полуострове, вдающемся в бухту Киброн, на холме высотой 13 м. Он с трех сторон, кроме север­ной, окружен морем, и расположение его идеально для универсального дальнего визира. Чтобы полностью использовать Большой Менгир, не­обходимы были четкие линии визирования в восьми различных напра­влениях для восходов и заходов «высокой» и «низкой» Луны, как это показано на рис. 1.3. Чтобы обеспечить высокую точность наблюдений, длина линий должна была достигать нескольких километров, но не де­сятков километров, иначе для того, чтобы менгир был виден над гори­зонтом со всех направлений, его пришлось бы сделать непомерно высо­ким. И профессор Том начал изучение этого района с того, что проверил наличие четких линий визирования в восьми астрономически значимых направлениях и определил возможные положения дальних визиров.

Шесть линий визирования ведут к Большому Менгиру через водные пространства, а две — с северо-запада — через сушу (рис. 8.1). Том и его сотрудники сняли с карт точные профили рельефа вдоль этих линий и установили, что на них есть точки, откуда местные возвышенности не заслоняли стоявшего Большого Менгира. Профили, кроме того, показа­ли, где следует искать ближние визиры, которые позволяли бы увидеть над горизонтом его силуэт.

Результаты этих исследований приведены в табл. 8.1. На пяти ли­ниях профессор Том с сотрудниками не обнаружил никаких мегалитиче­ских остатков, которые можно было бы считать ближними визирами. Другие три азимута дали гораздо больше возможностей, поскольку каждая линия проходит возле нескольких групп камней. Точки восхода Луны при склонении — (ε — iимеют потенциальные ближние визиры на трех разных расстояниях, хотя наиболее вероятен из них ближайший к Большому Менгиру. С двух других предполагаемых точек была бы видна лишь его верхушка, а остальную часть заслонял бы небольшой пригорок, лежащий на линии визирования.

Визиры в Кервилоре и Керране малы и невнушительны. По этой причине им не придавалось никакого значения, и камни в Кервилоре пострадали от недавних строительных работ. Однако для ближних ви­зиров большие камни и не требуются. Их назначение — показывать на­блюдателям, в каком месте следует встать для очередных наблюдений, и вовсе не нужно, чтобы они сами были видны с большого расстояния. Нет никаких оснований считать, что важные места обязательно должны отмечаться большими камнями.

Последняя графа табл. 8.1 содержит «ожидаемое» склонение для данной линии визирования, т.е. склонение восходящей на ней Луны, рассчитанное для наклона эклиптики, соответствующего 1700 г. до н.э. В целом эти величины достаточно хорошо согласуются с теми, которые были получены путем измерений. Профессор Том собрал убедительные подтверждения гипотезы, что Большой Менгир занимал идеальное по­ложение для того, чтобы служить универсальным дальним визиром при наблюдении Луны, и доказал, что он был виден с нескольких важных направлений, соответствующих склонениям «высокой» и «низкой» Луны. Его истолкование позволяет логично объяснить существование, местоположение и размеры величайшего из всех мегалитов.

Тем не менее его подход вызвал сомнения у ряда ученых-археологов, включая Ч. Батлера и Дж. Патрика, которые подвергли его работу под­робному критическому анализу. Они указали, что район вокруг Боль­шого Менгира чрезвычайно богат памятниками мегалитического пери­ода, и весьма вероятно, что на любой прямой, проведенной от Менгира, окажутся какие-нибудь удобные для этой гипотезы камни. Должно су­ществовать восемь основных азимутов, но, введя в расчеты склонение с прибавлением и вычитанием полудиаметра Луны s и влияние малых возмущений Д, Том с сотрудниками заметно увеличил возможности ус­пешных поисков. Батлер и Патрик предпочли бы, чтобы выбор предло­женных ближних визиров сопровождался обсуждением статистической значимости полученных результатов. Хотя, как мы указывали, для ближних визиров большие камни не так уж обязательны, включение мелких камней увеличивает вероятность того, что в искомом положе­нии они оказались случайно. Недавно специалист по статистике П. Фри­мен, исследовавший свидетельства относительно существования мегали­тического ярда, пришел к выводу, что эти визирные линии действитель­но могут быть результатом случайных совпадений.

В километре с небольшим к востоку от восточного конца каменных рядов в Кермарьо есть небольшая группа примерно из ста камней, рас­положенных несколькими неправильными рядами, которые носят назва­ние Пти-Менек (рис. 8.2). Профессор Том считает, что это остатки ка­менного веера, сходного с веерами в графстве Кейтнесс. Согласно его толкованию, сектор Пти-Менека имел в длину 92 м, основание 46 м и радиус около 180 м. Пти-Менек находится довольно близко от пред­полагаемого ближнего визира в Кервилоре, и если он связан с астроно­мически значимым направлением на Большой Менгир, то радиус секто­ра должен равняться характерному расстоянию для этого направления. Однако значение 4G для Кервилора составляет всего 115 м, и хотя для удовлетворительной экстраполяции особенно точного радиуса не тре­буется, разница между 115 и 180 мвсе-таки слишком велика, чтобы вее­ром можно было пользоваться. Профессор Том высказывает предполо­жение, что веер мог быть сооружен для ближнего визира в Ле-Мустуаре, для которого величина 4G равна 139 м, но и в этом слу­чае расхождение остается слишком большим. Возможно, объяснение заключается в том, что еженощно устанавливавшаяся линия кольев или других маркировочных знаков не была перпендикулярна астрономиче­ски значимому направлению. Если угол между этими двумя линиями составлял около 50°, то каменный веер более или менее удовлетвори­тельно подходил бы для Кервилора.

Ряды камней в Пти-Менеке...

Ряды камней в Пти-Менеке…

Однако использование Пти-Менека в качестве экстраполяционного сектора представляется сомнительным и по другим причинам. Он много длиннее, чем требуется — ведь мы знаем, что длина сектора должна быть равна только расстоянию Gа длина Пти-Менека дости­гает половины радиуса. Эту идею, кроме того, также подвергли критике Батлер и Патрик, которые считают, что профессор Том ошибается, ви­дя в этих камнях какой-то сектор. Они наложили на план Тома другие линии и утверждают, что их восемь линий лучше совпадают с располо­жением камней, чем его пятнадцать. Линии Батлера и Патрика не рас­ходятся веером из единой точки и вообще не укладываются в единую систему. Вопрос, которое из двух толкований верно, пытались разре­шить с помощью статистики, но это вряд ли удастся, пока на местах не будут произведены раскопки по современным методам для точной ло­кализации лунок от исчезнувших камней.

Группа камней, которая могла прежде составлять веер, есть еще на пляже Сен-Пьера, неподалеку от места, где предположительно должен был бы находиться ближний визир для наблюдения Луны со склоне­нием + (ε — i). Камней сохранилось совсем мало, меньше 25, и они за­нимают площадь шириной всего лишь 30 м и длиной 55 м. Радиус ка­менных рядов как будто составляет около 215 м, и это прекрасно согласовывалось бы со значением 225 м — вычисленным радиусом ка­менного сектора для астрономически значимого направления Сен-Пье­ра. Однако священник У. Льюкис, посетивший этот памятник в 1868 г., писал, что при отливе ряды камней можно проследить в море на рас­стояние до 193 м, а в этом случае радиус сектора намного превышает требуемую длину 225 м.

Другие небольшие группы каменных рядов включают Керлескан, в нескольких сотнях метров к востоку от восточного конца рядов Кер-марьо, и Керьяваль, примерно в 2,5 км на северо-запад от рядов Карнака. Хотя эти ряды могут иметь какое-то астрономическое значение, с визирными линиями Большого Менгира они, по-видимому, никак не связаны.

Каменные ряды Кермарьо и Ле-Менека привлекали к себе большое внимание, и начиная с 1970 г. их неоднократно исследовал профессор Том со своими сотрудниками. Не следует недооценивать огромной ра­боты, затраченной им на создание точных планов этих памятников. Не­смотря на тяжелые условия местности и большую площадь иссле­дуемых участков, экспедиция Тома производила съемку рядов с точностью до 1/1500, тщательно фиксируя все детали и контролируя полученные результаты частыми поперечными ходами. Превзойти точ­ность этих съемок можно, разве чтоприменив чрезвычайно сложные методы (например, с помощью лазера). Чем бы ни завершились иссле­дования в области археоастрономии, археологи имеют все основания быть благодарными профессору Тому за великолепно исполненные планы и за высокую точность измерений.

На первый взгляд обе рассматриваемые системы мегалитов порази­тельно похожи. Обе состоят из нескольких почти параллельных рядов камней, ориентированных в общем направлении с запада-юго-запада на восток-северо-восток. Обе группы рядов имеют в длину около километ­ра и в обеихболее крупные камни преобладают в западном конце, где не так уж редки внушительные четырехметровые монолиты, весящие около 50 т. В центральной части рядов камни заметно мельче — неко­торые всего до полуметра — и подобраны так, что постепенно пони­жаются к востоку. У восточных концов камни вновь становятся больше, хотя и уступают камням в западных концах. Ряды непрямые и в обеих группах имеют четкие изломы примерно на половине своей длины. От­дельные линии отклоняются от среднего положения, а некоторые камни даже находятся между линиями.

К сожалению, и в Ле-Менеке и в Кермарьо направления рядов были в прошлом сильно нарушены. Двести лет назад очень мало камней со­храняло вертикальное положение, и нынешним своим видом ряды обя­заны Ле Рузику и его французским чернорабочим чуть ли не больше, чем первым своим строителям. Ле Рузик метил поставленные им зано­во камни красным цементом, но более ранние реставраторы никаких ме­ток не ставили, и теперь ни об одном камне нельзя сказать с уверен­ностью, что он сохраняет первоначальное положение. Да и в любом случае большая часть камней несет красную метку, и хотя Ле Рузик пы­тался ставить их точно в лунку, ему это не всегда удавалось. Уничтоже­ние и изменение направлений рядов очень затрудняет попытки с уверен­ностью восстановить их первоначальную геометрию, однако сохранив­шегося все-таки достаточно для того, чтобы показать, что расположе­ние камней было очень сложным и в соответствии с практикой раннего бронзового века воплощало различные геометрические тонкости.

Геометрия рядов Ле-Менека показана на рис. 8.3. Всего там 12 ря­дов, расположенных двумя четкими отрезками с изломом примерно на середине их длины. Западный отрезок, включающий самые большие камни, сохранился более полно. Восточный был почти совершенно уничтожен на значительной части своей длины, возможно, потому, что камни там мельче и их легче было убирать, а также и потому, что он расположен на более плодородной почве, и это побуждало жителей рас­чищать ее для сельскохозяйственных целей. На восточном отрезке со­хранилось несколько более ста камней, хотя далеко не все на первона­чальных местах.

Геометрия рядов камней в Ле-Менеке

Геометрия рядов камней в Ле-Менеке

Ряды с запада на восток сближаются, так что общая ширина систе­мы у западного конца составляет 103,3 м, у излома 91,3 м, а у восточно­го конца 63,9 м. Промежутки между рядами неравномерны — ряды I — III расположены друг к другу ближе, чем средние, так же как и ряды X — XII. Изменение направления в месте излома достигнуто крайне лю­бопытным способом, поскольку, вопреки ожиданиям, линия излома не перпендикулярна рядам. При внимательном исследовании выясняется, что строители использовали здесь два почти пифагоровых треугольника с общей гипотенузой (рис. 8.3). Это треугольники с отношением сторон 4:8:9 (42 + 82 = 80) и 5:7,5:9 (52 + 7,52 = 81,25), расположенные так, что общая ширина рядов уменьшается после излома в отношении 8:7,5.

На западном конце рядов последние камни ограничены линией, ле­жащей под углом около 30° к перпендикуляру, пересекающему ряды. В результате ряды I — VII от конца до излома имеют одинаковую дли­ну 456,6 м, а ряды VIII — XII также имели бы эту длину, если бы не упирались в кольцо камней. Камни по концам рядов Ле-Менека уста­навливались заново очень небрежно, а многие вообще пропали, но и по оставшимся можно понять, что оба конца завершались яйцеобразными фигурами, в основе которых лежат треугольники с отношением сторон 3:4:5, I типа на западном конце и II типа на восточном. Наличие этих двух фигур в Бретани достаточно удивительно, так как оно подразуме­вает более тесные связи со строителями каменных колец на Британских островах, чем можно было бы заключить по другим остаткам того же периода. Но они отличаются от обычного стиля британских каменных колец так же, как круги Эр-Ланнека — камни ставились без промежут­ков и представляли собой плоские плиты, смыкавшиеся в грубую стену. Даже и теперь часть западного кольца используется в качестве ограды, так как один из домов Ле-Менека построен внутри фигуры. Прежде это была ферма, но теперь ее владельцы обслуживают туристов, предлагая им открытки, лимонад и оладьи.

По отношению к рядам обе яйцеобразные фигуры ориентированы в противоположные стороны так, что острый конец восточной фигуры находится около ряда I, а западной — около ряда XII. Центры фигур тщательно привязаны к рядам — если продлить ряд IX на запад и на восток, то его линия пройдет на одинаковом расстоянии 2,1 м от обоих центров.

Значительная часть статьи профессора Тома о карнакских рядах по­священа статистическому исследованию единицы длины, использован­ной при их сооружении. Он приходит к выводу, что в их основе лежит мегалитический ярд, равный 0,8293 +/- 0,0004 м и чрезвычайно близкий к тому ярду, который он, по его утверждению, обнаружил в каменных кругах Шотландии. Если выразить в мегалитических ярдах и мегалити­ческих родах (1 м. род = 2,5 м. ярда) многие размеры, приведенные вы­ше в метрах, то получаются целые числа. Например, треугольники вну­три яйцеобразных фигур имеют стороны длиной 12, 16 и 20 м. родов, периметры фигур равны 121,76 (попытка получить 122?) и 148,0 м. ро­дам, а продолжение ряда IX проходило бы ровно в 1 м. роде от их цен­тров. На плане профессора Тома промежутки между рядами камней вы­ражаются целыми числами мегалитических ярдов и у обоих концов, и на изломе. Эти результаты производят большое впечатление.

Когда ряды настолько разрушены, как в Ле-Менеке, для обнаруже­ния единицы длины, которой пользовались строители, устанавливая камни в рядах (если они пользовались какой-то единицей!), статистиче­ский анализ абсолютно необходим. Профессор Том делает вывод, что промежутки между камнями составляли точно один мегалитический род и что они оставались такими же до самого восточного конца на протяжении более километра. Камни вначале, по-видимому, устанавли­вались по линии АС у западного конца и угол наклона этой линии к AD был сознательно выбран таким, чтобы основание треугольника в конце ряда было равно половине его высоты (рис. 8.3). В результате камни каждого ряда смещены по отношению к соответствующим камням со­седних рядов на расстояние, равное половине расстояния, разделяющего эти ряды.

Специалисты-статистики по причинам, изложенным в гл. 3, не при­няли этих результатов. Профессор Том исходит из предположения, что в рядах представлена некоторая единица длины и что она примерно равна 2,1 м, затем он определяет точную ее длину по данным, полу­ченным из положения камней. Он не использует поискового статистиче­ского метода, который не постулирует существования какой-то еди­ницы, а дает возможность опробовать большое число моделей и вычислить их вероятность. С помощью этого метода для единицы длины было найдено несколько других столь же вероятных значений, причем они меняются от ряда к ряду. Профессор Том возражает против этого метода так: его исследования других памятников показали, что мегалитический ярд и мегалитический род широко употреблялись, а по­тому существование примерно такой же единицы длины более вероят­но, чем любой другой, взятой произвольно, и при данных обстоятель­ствах это вполне оправдывает применение его статистического метода.

Однако западная часть рядов Ле-Менека обладает одной математи­ческой особенностью, не зависящей от существования единицы измере­ния. Мы знаем, что ряды от запада к востоку сходятся: если взять ряд I за исходную линию, то при самом беглом взгляде на план становится очевидно, что чем больше номер ряда, тем больше должно быть рас­стояние, на которое он приблизился к ряду I. Мы можем найти схожде­ние, измерив по перпендикуляру расстояние от ряда I до каждого ряда у западного конца и на изломе, а затем вычтя одно из другого. Ре­альные расстояния в метрах даны в столбцах хw и хc табл. 8.2. Схожде­ние (обозначенное в таблице через z) равно разности между хw и хc.

Интересный аспект приведенных чисел заключается в том, что схож­дение не возрастает пропорционально номеру ряда, как это было бы в том случае, если бы каждый ряд приближался к соседнему на одну и ту же величину. Вместо этого возрастание описывается параболиче­ским законом. В этом можно убедиться, сравнив числа в четвертом и пятом столбцах табл. 8.2. Четвертый столбец — это реальное сближе­ние рядов, а пятый — вычисленная парабола, параметры которой были подобраны так, чтобы совпадение было как можно лучше. На рис. 8.4 мы видим, как хорошо согласуются расчетные значения с измеренными расстояниями. Кружки обозначают схождение для конкретных рядов, а кривая — график, построенный по числам последнего столбца табли­цы. Эта кривая описывается уравнением z = 10,2x2w/104. Согласие про­сто поразительное, что неизбежно порождает ряд вопросов. Нельзя не задуматься над тем, случайность ли это или же строители рядов созна­тельно добивались такого результата. А если сознательно, то ради че­го? Есть ли какой-то особый смысл в константе 10,2/104?

Параболическое соотношение, заложенное в рядах камней в Ле-Менеке

Параболическое соотношение, заложенное в рядах камней в Ле-Менеке

Профессор Том высказал предположение, что это неожиданное свой­ство каменных рядов может послужить ключом к методу экстраполя­ции, опиравшемуся на наблюдения, проводившиеся три ночи подряд вместо более обычных двух. Я указал в начале гл. 7, что если колья ста­вились, чтобы три ночи подряд фиксировать место наблюдателя во вре­мя, близкое к достигнутому Луной максимальному склонению, то ме­жду их положениями существует простое соотношение: кол, поста­вленный во вторую ночь, всегда находится на расстоянии AG от средней точки между положениями первого и третьего кольев. Мы обозначим расстояние между первым и третьим кольями через 2qРасстояние, кото­рое надо отложить от кола, поставленного во вторую ночь, чтобы найти максимальное склонение для данного месяца, обозначим символом η’ (эта штрих) (рис. 8.5). Его легко вывести из q с помощью уравнения η’ = q2/16GДоказательство дано в приложении А. Нетрудно заметить, насколько это уравнение похоже на уравнение для экстраполяции, исполь­зованное при наблюдении две ночи подряд: η = p2/(4G).

Экстраполяция по наблюдениям в течение трех ночей

Экстраполяция по наблюдениям в течение трех ночей

Если те, кто использовал для лунных направлений визирные линии через Большой Менгир, действительно пытались точно определять ме­сто захода Луны, то они обнаружили бы потребность в каком-то мето­де экстраполяции с той же неизбежностью, что и члены племен, обитав­ших в Шотландии в раннем бронзовом веке. Поиски практического решения проблемы экстраполяции были бы такими же эмпирическими и длительными, как и в других местах, но они не обязательно привели бы к такому же методу. Экстраполяция по наблюдениям в течение трех ночей столь же выполнима, как и по наблюдениям в течение двух ночей. Если они выбрали такой метод, то можно ожидать, что где-то непода­леку от линий визирования будет найдена система камней, которая мо­гла бы использоваться для того, чтобы определять η‘ по известному qДля проверки этого нам необходимо знать численные значения, связы­вающие η’ и q в уравнении η‘ = q2/l6G.

В табл. 8.3 приведены значения η‘, выраженные через qдля четырех астрономически значимых направлений (восходов Луны), указанных в табл. 8.1.

Заметьте, что величина η‘ для Сен-Пьера равна 10,9/104, т.е. очень близка к η’ для каменных рядов Ле-Менека: 10,2/104. Это сразу же указывает на тесную связь рядов с направлением Сен-Пьер, а также и на удобный метод экстраполяции, поскольку схождение рядов точно равно расстоянию, необходимому для экстраполяции в Сен-Пьере. Кар-накские астрономы могли бы следующим образом определять необхо­димое расстояние, исходя из положения кола, поставленного во вторую, ночь:

а. Измерьте с помощью веревки расстояние между кольями, постав­ленными в первую и в третью ночи.

б. Перенесите веревку в Ле-Менек, сложите ее вдвое, один конец закрепите в точке А (рис. 8.3) и заметьте, до какого ряда дотягивается ее второй конец.

в. Перейдите к излому, снова протяните сложенную веревку поперек рядов, закрепив один ее конец в ряде I, и пометьте веревку там, где она пересечет ряд, которого ее конец коснулся вначале (учитывая при необ­ходимости и доли промежутков между рядами).

г. Длина сложенной веревки от метки до дальнего ее конца и дает расстояние, которое надо отложить.

Все это выглядит очень просто, но тут есть несколько трудностей. Самая серьезная из них заключается в том, что ряды, несмотря на свои размеры, все-таки недостаточно широки, чтобы охватить все значения qкоторые могут потребоваться на практике. Наибольшее возможное зна­чение qсоставляет 4G, что для Сен-Пьера соответствует 228 м. Макси­мальная ширина рядов меньше даже половины этого расстояния и рав­на 103 м. Точно так же максимальное возможное значение откладывае­мого расстояния составляет G, которое для Сен-Пьера равно 57 м, а при описанном методе ряды могут дать это расстояние только в пределах 10 м.

Но, может быть, первоначально эти ряды предназначались для ис­пользования с какой-то другой линией визирования. Ширина рядов не так уж далека от максимального значения q для Кервилора, и профес­сор Том предположил, что их могли использовать для этого астроно­мически значимого направления, хотя откладываемое там расстояние иногда втрое превышало бы схождение рядов. Он считает, что отклады­валось измеренное qно, чтобы получить окончательное искомое рас­стояние, величина схождения умножалась на 2,5. Другими словами, схождение измерялось в мегалитических ярдах, а затем откладывалось то же число мегалитических родов. Этот метод годился бы для Керви­лора (хотя результаты получаются завышенными примерно на 18%), и, меняя доли qоткладываемые поперек рядов, его можно было бы при­способить и для других мест. Например, чтобы получить искомое рас­стояние для Сен-Пьера, поперек рядов нужно отложить q/2 (т.е. сло­жить веревку вдвое), после чего откладываемое расстояние получается путем умножения измеренного схождения на пять (откладывается число мегалитических родов, равное удвоенному числу мегалитических ярдов, полученному при измерении схождения). Ряды могут использоваться также и для Киброна, но только откладывается q/4, а схождение умно­жается на 10. Причина такой возможности приспособления рядов объясняется табл. 8.3 — отношения 4G для четырех памятников откло­няются от отношения 1:1:2:4 не более чем на 10%. Может быть, ближ­ние визиры подбирались так, чтобы ряды Ле-Менека могли использо­ваться как универсальный экстраполятор?

До сих пор, рассматривая методы экстраполяции, мы в этой книге исходили из того, что характерное расстояние 4G для конкретного астрономического памятника всегда постоянно. Наблюдатель бронзово­го века, использовавший для определения максимального склонения на данный месяц метод двух ночей, вероятно, так и считал, но наблюдате­ли, регулярно проводившие наблюдения лунных восходов или заходов три ночи подряд, рано или поздно должны были заметить, что это не соответствует действительности. При наблюдениях в течение трех ночей такую неточность заметить легче, поскольку ежемесячно представляется новая возможность определить величину 4G.

Это изменение характерного расстояния является прямым след­ствием эллиптичности лунной орбиты. В гл. 4, говоря о лунном парал­лаксе, я упомянул, что расстояние от Луны до Земли меняется каждый месяц от максимального до минимального. Из-за этих колебаний рас­стояния видимый диаметр Луны меняется в пределах ± 5% от его сред­него значения, a 4изменяется на ± 22%. В Кервилоре среднее значе­ние AG равно 115 м, но реально оно колеблется от 94 до 140 м. Для сравнения наземный эквивалент лунного диаметра который опреде­ляется двумя одновременными наблюдениями восхода Луны через от­даленный визир по верхнему и нижнему краю лунного диска, имеет в Кервилоре среднее значение 111 м, но колеблется от 102 до 114 м.

Из известного соотношения, связывающего экстраполированное рас­стояние η’, характерное расстояние 4G и расстояние между кольями 2q и выраженного уравнением η’ = q2/l6Gследует, что при постоянном q увеличение G влечет за собой уменьшение η’. Если метод экстраполя­ции разработан для среднего значения 4G, то он даст для η’ слишком большое значение, когда 4G меньше среднего, и слишком малое, когда 4G больше среднего. Как ни невероятно это выглядит, расположение ка­менных рядов в Ле-Менеке позволяет вносить поправку в откладывае­мое расстояние для учета колебаний величины 4G. Для этого исполь­зуются скошенные концы рядов в западном отрезке. По сути этот метод позволяет уменьшать расстояние q при увеличении 4G путем от­кладывания этого последнего под углом к рядам, а не перпендикулярно к ним.

Астрономы в Кервилоре, несомненно, должны были заметить, что и 4G и наземный эквивалент лунного диаметра увеличиваются и умень­шаются одновременно, и профессор Том полагает, что они взяли сред­нее обеих величин, (4G + L)/2, и положили его в основу своего усовер­шенствованного метода экстраполяции. Процедура, по его мнению, была следующая: бралась веревка длиной (4G + L)/2, конец ее закре­плялся в А (рис. 8.6), а другим концом описывалась дуга, пока не дости­галась линия CDТочка пересечения с CDнапример Я, давала им ли­нию АН, вдоль которой следовало отложить qЗатем они следовали более простому методу экстраполяции, описанному выше. Если АР есть расстояние qто точка Р указывает ряд, схождение которого определяет экстраполируемую величину. Эта модификация процедуры явно ведет к меньшему значению схождения, чемесли бы q откладывалось вдоль линии ADСобственно говоря, это объясняет, откуда берется ошибка 18% в η’, когда 4G имеет среднее значение, a q откладывается перпенди­кулярно ряду I.

Модифицированный метод экстраполяции в Ле-Менеке

Модифицированный метод экстраполяции в Ле-Менеке

У этой процедуры нет никаких теоретических подтверждений, и ее вероятность опирается лишь на тот факт, что расстояние AD близко к минимальному значению (4G + L)/2, а расстояние АС близко к его максимальному значению. Если она действительно употреблялась в раннем бронзовом веке, то представляла собой чисто эмпирическое и приближенное решение, которое удалось найти лишь ценой многолет­них проб и ошибок. В довольно длинном математическом анализе в одной из своих статей профессор Том показывает, что использование скошенного конца ряда ведет к повышению точности экстраполяции и снижает максимальную ошибку с приблизительно 25 до 10%.

Линии визирования от Кервилора и Сен-Пьера служат для наблюде­ния восхода «низкой» Луны, и при экстраполяции используется треу­гольник у западного конца рядов. Керран и Киброн — визирные линии для «высокой» Луны, и пропорции западного треугольника для них не подходят, вместо него приходилось бы использовать треугольник BFE у излома рядов (рис. 8.6). Способ экстраполяции в принципе тот же. Ве­ревка длиной (4G + L)/2 кладется поперек рядов, один ее конец закре­пляется в точке В и затем веревка поворачивается, пока ее другой конец не достигает линии EFНаправление BG — это линия, вдоль которой надо отложить величину qДлина веревки q указывает ряд, схождение которого дает величину, необходимую для экстраполяции.

Такое истолкование каменных рядов Ле-Менека может объяснить многие их особенности: параболический закон, которым описывается западный их отрезок, скошенный конец и излом в середине. Ширина ря­дов у конца и у излома — ADACBF и BE — также укладывается в эту картину. Таковы положительные результаты, но следует заметить, что некоторые из самых поразительных особенностей рядов тут никакого объяснения не получили. Почему ряды так длинны? Если их един­ственным назначением было сохранять в постоянной форме параболи­ческую функцию, они могли бы быть во много раз короче. Чтобы по­строить постепенно сходящиеся ряды, не было никакой нужды устанавливать такое количество больших камней. Вся система была бы гораздо удобнее, если бы ряды сходились круче. Нельзя забывать и о том, что не было предложено никакого объяснения и для восточного отрезка рядов за изломом. И были ли яйцеобразные фигуры у их концов частью системы или просто ритуальными оградами для магических обрядов, которыми почти наверное сопровождалось натягивание вере­вок?

Но может быть, длина рядов была важна, а мы пока просто еще не поняли, почему. (Стоит заметить, что длина западного отрезка до изло­ма равна 456 м и только на 3 м отличается от величины 4G для Кибро­на.) Возможно, что метод экстраполяции, предложенный профессором Томом, в некоторых своих частях верен, а в других нет — он и сам кое в чем сомневается. Может быть, кто-то из читателей этой книги увидит иной способ использования рядов Карнака, который объяснит располо­жение камней более полно, чем любой из предлагавшихся ранее.

Наименее удовлетворительный аспект толкования рядов — это, бес­спорно, необходимость менять единицы, т. е. переходить от мегалитиче­ских ярдов к мегалитическим родам, чтобы получить окончательное значение откладываемого расстояния. Это пока единственный из пред­ложенных до сих пор методов экстраполяции, который требует, чтобы расстояния откладывались в определенных единицах длины. При других способах, вроде описанных в гл. 7, можно четко отделить аргументы за и против существования мегалитического ярда от тех, которые связаны с астрономическим назначением сооружения. В Ле-Менеке дело обстоит иначе: нельзя принять это истолкование использования рядов, не при­няв сначала, что при их сооружении играла роль мегалитическая едини­ца длины. Поскольку специалисты по статистике усомнились в суще­ствовании мегалитических ярдов и родов в Карнаке, нам пока еще приходится воздержаться от окончательных выводов. Тайна каменных рядов Карнака остается неразгаданной.

Две большие системы рядов Ле-Менека и Кермарьо разделяет рас­стояние менее километра. Если ехать от Ле-Менека на восток, в сторо­ну Керлескана, из-за поворота шоссе внезапно встают огромные камни западного конца Кермарьо. Там нет никаких признаков каменного кольца или ограды. Участок, примыкающий к рядам с запада, отведен под автомобильную стоянку, и если там когда-то были камни, их все убрали. Хотя ряды Кермарьо и Ле-Менека могут показаться туристам совершенно одинаковыми, в их расположении есть много различий.

План рядов Кермарьо снимался в 1972 и 1973 гг. группой под руко­водством профессора Тома. Как обычно, они со всем тщанием добива­лись высокой точности результатов, дублируя измерения и внимательно проверяя все этапы съемок. Археологические изыскания в Кермарьо со­пряжены с особыми трудностями. Не говоря уже о дроке, местами чрезвычайно густом, каменные ряды около восточного конца пересе­кают затопленный овраг и почти на сто метров полностью исчезают. Еще дальше к востоку от них остаются только отдельные части, и мало-помалу они совсем сходят на нет, так что установить точно, где они кончаются, практически невозможно.

Для истолкования рядов группа профессора Тома выделила несколь­ко отдельных отрезков (рис. 8.7). Начиная от западного конца первый отрезок выделяется очень четко. Там имеется семь рядов камней, парал­лельные, но не прямые — на протяжении 260 м они образуют дуги огромного круга радиусом около 2000 м. Следующие 200 м ряды тянут­ся по прямой, сохраняя те же промежутки (10 м), что и у западного кон­ца. После этого в нескольких небольших отрезках следует серия сложных изменений направления. Первое — на 5,3° — происходит вдоль линии АС (рис. 8.7). Строители использовали тот же геометрический прием изменения направления, какой мы видели в рядах Ле-Менека. Они построили два почти пифагоровых треугольника с общей гипотену­зой. На рисунке это треугольники ABC и ADCгде АС—гипотенуза. Стороны АВ, ВС, CD и DA соотносятся как 12:21:10:22. Два треугольни­ка почти совпадают, так как 122 + 212 = 585, а 102 + 222 = 584.

Геометрия рядов в Кермарьо...

Геометрия рядов в Кермарьо…

Новое направление сохраняется только на короткое расстояние и из­меняется по линии СЕ на 3,0°. Тут опять участвуют два почти пифаго­ровых треугольника DCE и ЕСК, где DCDE, ЕК и КС относятся друг к другу как 10:28:8,5:28,5. На этот раз мы имеем 102 + 282 = 884 и 8,52 + 28,52 = 884,25. Новый отрезок очень короток, и третье изменение направления на 3,6° происходит по линии EGДва смежных треугольни­ка тут — EHG и EGI и их стороны HGHEEI и GI соотносятся как 8,5:7,5:8:8. Суммы квадратов равны 8,52 + 7,52 = 128,5 и 82 + 82 = 128.

К востоку за этим последним перестроением ряды тянутся с переры­вом в овраге еще примерно на 450 м, постепенно становясь все более нечеткими и спутанными. К востоку от оврага есть кое-какие признаки двух систем рядов с несколько отличающимися направлениями. Неко­торые ряды параллельны отрезку, лежащему к западу от линии АС, другие продолжают линии отрезка EJЭта часть Кермарьо наложена на неолитический длинный могильник, который, по-видимому, был как-то связан с большим менгиром FМогильник был полностью раскопан в 1922 г., что, бесспорно, увеличило хаотичность восточного конца ря­дов. Дальше к востоку, метрах в 600 от Е, есть еще один большой мен­гир, который, возможно, отмечал истинный конец системы, так как он лежит на линии ряда III отрезка EJ.

Есть еще ряды или остатки рядов у западного конца, которые не укладываются в общую схему,— ряды VIII — X на рис. 8.7. Однако съемки показали, что ряд IX параллелен рядам на отрезке АН, а ряд X представляет собой продолжение ряда VII на отрезке EJРяд VIII как будто не связан геометрически с другими частями системы Кер­марьо, но не исключено, что его камни были передвинуты, когда расши­рялось шоссе.

Метод, использовавшийся строителями для изменения направления рядов, дал один любопытный результат. Перпендикулярные расстояния поперек рядов АВDCHG и El все находятся в простом отношении 12:10:8,5:8. Промежутки же между рядами в западном конце равны, соб­ственно говоря, 12 м. ярдам, а потому изменения направлений таковы, что промежутки между рядами, если идти вдоль них с запада на восток, уменьшаются этапами с 12 до 10, 8,5 и 8 м. ярдов. Полное изменение направления рядов составляет всего 1,3°, и, если строители намерева­лись свести промежутки до двух третей первоначального значения так, чтобы все они измерялись целым числом мегалитических ярдов, а также избежать при этом резких изменений среднего направления рядов, они вполне преуспели в своих намерениях. Однако для геометрии рядов Кермарьо объяснения пока еще не найдено. Они ждут, чтобы какого-ни­будь ученого посетило озарение, которое помогло бы нам понять идею, лежащую в основе их схемы. Без точных съемок профессора Тома и его сотрудников этот день был бы еще очень далек.

Если Большой Менгир является фокусом лунной обсерватории в районе Карнака, то другим таким фокусом служит менгир в Ле-Маньо. Это высокий изящный камень, достигающий в высоту почти 6 м, и он, несомненно, пользовался бы гораздо большей известностью, если бы этот район не так изобиловал эффектными мегалитическими памятниками. Подобно многим другим мегалитам, его заново устано­вил Ле Рузик, но нет никаких оснований считать, что при этом он был заметно передвинут. Он стоит около вершины самого высокого в этой местности холма, поднимающегося над уровнем моря более чем на 25 м. Местность эта теперь густо заросла лесом, и без крупномасштаб­ной карты отыскать менгир непросто. В 50 м к северу от него, на самой вершине холма, находится странная почти прямоугольная ограда. Счи­тается, что прежде она была скрыта под земляной насыпью. Если это так, то мы имеем дело с подпорной стенкой неолитического длинного могильника.

Том с сотрудниками нашел несколько возможных ближних визиров для Ле-Маньо (рис. 8.1). Они тщательно осмотрели все окрестности в поисках заметных стоячих камней. Проверить, был ли виден от них менгир Ле-Маньо, оказалось очень трудно из-за густых деревьев и ку­стов, но все-таки удалось составить короткий список из десяти камней, астрономически с ним связанных. Том с сотрудниками считает, что в назначении пяти из этих камней практически можно не сомневаться, хотя не все они служат ближними визирами для наблюдений Луны (табл. 8.4).

Визирная линия от менгира L заслуживает особого рассмотрения. Хотя менгир Ле-Маньо был бы хорошо виден от менгира Lточный расчет показывает, что при использовании менгира Ле-Маньо в каче­стве дальнего визира для наблюдений Луны возникала бы ошибка по­чти в целый градус. Но зато «низкая» Луна поднималась бы прямо над длинным могильником. Визирование на северную стену прямоугольной ограды дало бы очень точное указание точки восхода Луны при склоне­нии + (ε — i). Интересно отметить, что сама стена ориентирована на менгир Lc точностью до 0,25°, а это показывает, что наблюдатели во­схода Луны смотрели вдоль длинного могильника.

Если «ограда» действительно была подпорной стенкой длинного мо­гильника и ориентация его не случайна, то из этого следует, что линия визирования на могильник послужила началом лунных обсерваторий в Карнаке. Менгир Ле-Маньо, расположенный не очень удачно около вершины холма, был в этом случае установлен позднее и вполне мог стать центральной точкой наблюдений во время второго этапа разви­тия обсерваторий. В конце концов стало бы ясно, что с более длинными линиями визирования можно добиться большей точности, и послед­ствием этого открытия было бы сооружение несколько позже 2000 г. до н. э. большой обсерватории с центром в Большом Менгире. Такая по­следовательность событий выглядит правдоподобно, хотя и остается чисто умозрительной. Надо провести еще много — очень много — изы­сканий, прежде чем мы сможем с достаточной полнотой объяснить па­мятники южной Бретани, относящиеся к эпохе неолита и к раннему бронзовому веку.