7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Со времени V съезда Географического общества СССР (1970 г.) внимание к концепции геосистем в разных странах заметно усилилось. При этом некоторые авторы рассматривают ее как основополагающую в современной физической географии [Исаченко, 1971; Дьяконов, 1974; Chorley, 1971; Chorley, Kennedy, 1971; Hidore, 1974; Schmidt, 1974]. Симпозиум, имевший место в 1975 г. в Иркутске на III Всесоюзном совещании по прикладной географии, отчетливо показал, что учение о геосистемах в состоянии играть конструктивную роль в решении ряда прикладных вопросов, где требуется участие географа. Физическая география, опираясь на системные принципы, может занять прочные позиции в современной прикладной географии, лежащей в основе планирования социально-экономического развития страны и проектирования мероприятий по освоению и переустройству ее территорий.

Не меньшее значение имеет системная парадигма для фундаментальных разделов физической географии и для правильного понимания взаимоотношений ее с отраслевыми природно-географическими дисциплинами. Это нужно принять во внимание, поскольку оно неизбежно должно повлиять на ориентацию научно-исследовательских работ по физической географии. Имея свой собственный весьма мало изученный объект (геосистемы всех размерностей), физическая география освобождается от необходимости вторгаться в сферу частных географических дисциплин. При современных условиях она должна изучать не компоненты природы, а связь между ними, не ограничиваться морфологией ландшафта и его подразделений, а вдаваться в изучение их динамики, функциональной структуры, порядка связей и т.д.

Учение о геосистемах обязывает нас внести коррективы в популяризацию географических знаний и в программы школьной географии. За рубежом П. Какела и Р. Христоферсон [Kakela, Christopherson, 1972] сделали это только частично. У нас в стране в школьной географии и в области энциклопедических знаний этот вопрос пока обходят молчанием.

При таких условиях постановка вопроса о логических основах учения о геосистемах, об изменениях, с ним связанных, в содержании физической географии, а также перспективах применения ее данных на практике представляется своевременной.

Автор стремился хотя бы упомянуть основные (в том числе нерешенные и проблематичные) вопросы, касающиеся учения о геосистемах, с тем чтобы привлечь к ним внимание и провизорно наметить абрис перспективной тематики по физической географии в ее современном понимании.

Со времен Михаила Ломоносова (1711-1765) и Иммануила Канта (1724-1804) представление о содержании физической географии изменялось неоднократно в соответствии с эволюцией наук о Земле и Космосе и прогрессирующим развитием общей методологии. Гибкость научных концепций — показатель их жизненности.

Признание учения о геосистемах стержнем современной физической географии (без ее прежних разделов, нашедших самостоятельное место в цикле наук о Земле) не должно вызывать сомнений и колебаний, так как оно вполне закономерно и в состоянии обеспечить дальнейший прогресс нашей науки.