7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Экосистема — понятие достаточно широкое. Оно лежит в основе современной экологии — науки об экосистемах всех уровней. Артур Тенсли (1871-1953) предложил термин “экосистема”, имея в виду его глобальное значение, но современная трактовка выходит за эти пределы. От мельчайших по объему скоплений материи, где проявляется жизнь, до экологической среды всего человечества (всей планеты) распространяется интерес экологов последней трети XX в. [Odum, 1971; Ecosystem…, 1972].

Географ должен прежде всего различать экосистемы биоценозов и экосистемы парциальные, те и другие разных размерностей, выраженные на разных по площади пространствах. Границы экосистем биоценозов в очень многих случаях совпадают с рубежами географических систем того или иного ранга. Экосистемы биоценозов представлены гомогенными комплексами (биоценомерами) и их экологически взаимосвязанными территориальными сочетаниями (биоценохорами). При этом налицо определенная аналогия с геосистемами с наземной жизнью, принципы классификации которых мы обсудим при дальнейшем изложении.

Требует корректив и представление некоторых биологов, рассматривающих экосистему как определенный биотический уровень (молекулярный, клеточный, организменный, популяционный, экосистемный). Экосистемный уровень назван при этом неправильно, так как молекулярные проявления жизни, клетка, организм и популяция, взятые вместе со средой, представляют собой тоже экосистемы разных уровней. То, что в данном случае называют экосистемным уровнем, есть уровень ценотический, или, точнее, биогеоценотический, так как биогеоценоз — элементарный гомогенный ареал растительной группировки.

Экосистемы биоценозов — моноцентрические (биоцентрические) комплексы, в которых природная среда и ее абиотический фон рассматриваются под углом зрения связи с организмами. Экосистема — это биологическое понятие. Геосистемы поглощают биоэкологические комплексы, они имеют более сложную системную организацию и обладают по сравнению с экосистемами значительно большей вертикальной мощностью. Геосистемы полицентричны, им свойственно несколько критических компонентов, один из которых, как правило, представлен биотой. Однако и в тех случаях, когда та или иная экосистема пространственно совпадает с адекватной ей геосистемой, подходы географа и эколога различны: географа — универсальный, эколога — специализированный.

Значительно более разнообразны и многочисленны парциальные экосистемы. Их ареалы перекрывают друг друга и в совокупности заполняют всю поверхность Земли. Речь идет о многочисленных разномасштабных проявлениях связи организмов, их популяций и сочетаний видов со средой. Нередко при этом принимаются во внимание связи не со всем комплексом факторов, а только с некоторыми из них, представляющими то или иное познавательное или практическое значение, особо интересующее исследователя.

Примером парциальной экосистемы может служить часто упоминаемая (в связи с возможностью применения математических методов в экологии) система “хищник — жертва”, аналогичное значение имеют экосистемы популяций леммингов в тундре, промысловых зверей в тайге, сурков и полевок в степях и полустепях и т.п. Правомерна и практически оправдывает себя постановка вопроса о парциальных экосистемах древесных спутников: темнохвойных на севере и в горах, каштана в умеренном климате, экосистемы гевей или гваюлы в тропическом поясе.

Во всех упомянутых случаях имеется в виду экология не отдельных древесных пород, а их консорций в широком понимании (с сопутствующими растениями, так или иначе связанными с деревьями, животными и микроорганизмами).

Парциальные экосистемы, безусловно, также связаны с геосистемами. Эта связь более сложная и нередко очень существенная для понимания роли биоты в строении и энергетике географической среды и ее отдельных регионов, поэтому для географа парциальные экосистемы представляют большой интерес. В совокупности они являют собой огромную, очень сложную энергетическую установку в географической оболочке.

Как биоценотические образования парциальные экосистемы определяются природой тех организмов, популяций и консорций, по отношению к которым устанавливаются экологические связи. Это не требует доказательств и обоснований. Достаточно сравнить экосистемы консорций крупных млекопитающих или, скажем, перелетных птиц с пейзажами почвенных микроорганизмов. Различия будут существенными по всем параметрам, в частности, и по значению для парциальных экосистем разных экологических факторов.

В конечном счете даже парциальные экосистемы мигрирующих на большое расстояние млекопитающих и птиц оказываются внутри какой-либо геохоры и совпадают с тем или иным географическим рубежом. Выявление и изучение функциональных особенностей такого рода экосистем в пределах соответствующих геохор (вплоть до природной провинции или зоны) представляется очень существенным для ландшафтоведа. Это значимо также в том случае, когда в центре внимания находятся элементарные геосистемы и другие таксоны топологического уровня, так как для них парциальные экосистемы сами нередко являются существенным экологическим фактором.

Все сказанное свидетельствует о том, что ставить знак равенства между геосистемами и экосистемами (к чему склоняются некоторые географы) нет оснований. Смешение этих понятий не способствует прогрессу ни географии, ни экологии, оно неправомерно.