9 місяців тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

«БРАТ ОКЕАНА»

От заснеженных гребней Саян через горы и равнины, леса и степи, от южных широт до студеного Северного Ледовитого океана течет Енисей — величайшая река нашей Родины. Енисей катит свои воды через всю Сибирь; словно измерив всю необъятную ширь, делит он глубоким руслом эту огромную страну на две равные части и отдает их своим сестрам. Оби достается Западная Сибирь, Лене — Во­сточная Сибирь.

Иоанесси, Ионесу — «Большая вода» — так назвали с давних пор Енисей коренные жители его берегов эвенки. Поселившиеся в этих краях русские люди по-своему пере­иначили это название в более простое, понятное и созвуч­ное имя — Енисей.

Незабываемое впечатление производит Енисей на всех, кто хотя бы однажды побывал на его берегах. Сказочно хорош он своим величавым течением, природой и живопис­ными поселениями, горделиво возвышающимися на крутых берегах. Еще он прославлен замечательными делами сиби­ряков, преображающих этот край.

О Енисее поется в песнях, говорится в сказаниях и ле­гендах. Писатели посвящают ему книги, а поэты — вдохно­венные строки стихов и поэм:

Тебе кипучее начало

Дано вершинами Саян,

Недаром гордо, величаво

Ты мчишься в грозный океан,

И режешь горы и долины

Водой алмазною своей …

И. Кокорев

На длинном своем пути Енисей протекает по просторам, где, словно на киноленте, меняются ландшафты и климат. Бассейн реки устроен очень сложно: есть здесь и высокие горы, увенчанные ледниками и снежниками, и плато, изре­занные глубокими ущельями, и равнины с медлительными реками, и плоская лишайниковая тундра. По левую сторону Енисея простираются бескрайние равнины Западно-Си­бирской низменности, по правую сторону возвышается по­крытое лесами Средне-Сибирское плоскогорье. Поэтому левый берег реки почти всюду низкий, луговой, а правый — высокий, крутой, нередко с отвесными утесами.

Западно-Сибирская низменность скупо снабжает Енисей влагой: с этой стороны у него притоков мало и нет среди них значительных рек. Все крупные притоки подходят к не­му справа; это — Кан, Ангара, Большой Пит, Подкаменная Тунгуска, Нижняя Тунгуска. Поэтому так несимметрично по­строен бассейн: правая сторона его хорошо развита, на нее приходится 6/7 общей площади водосбора, тогда как левая, граничащая с низменностью, имеет вид узкой полосы.

Всего же в Енисей впадает около 500 более или менее значительных рек, причем общая длина их более 300 тысяч километров,

Река Ангара соединяет Енисей с Байкалом — самым глу­боководным озером на Земле, огромным хранилищем кри­стально-чистых пресных вод.

В глубине Саянского нагорья, у подножия пика Топогра­фов (3044 метра над уровнем моря), лежит в глубокой гор­ной ванне узкое озеро Кара-Балык. Это озеро — колыбель Енисея. Вокруг него, словно немые стражи, вздымаются на 800—1000 метров ввысь зубцы гольцов — скалистых без­лесных гор.

Голубая лента озера вытянулась на несколько километ­ров. Из юго-западного конца его, прорвав плотину из мо­ренных отложений древнего ледника, вырывается на сво­боду прозрачный студеный поток — Бий-Хем (Большой Ени­сей), главная ветвь, основной исток Енисея. Словно боясь, что его захватят и снова заточат в тесных берегах озера, он с бешеной скоростью убегает прочь отсюда по порожистому руслу, проложенному на дне скалистого ущелья.

Прорываясь через горные отроги, пропиливая встречные хребты, ниспадая стремнинами и водопадами, Бий-Хем вы­ходит наконец в обширную межгорную Тувинскую котло­вину, пройдя в общей сложности более 500 километров. Здесь он встречается с младшим своим братом — Ка-Хемом (Малым Енисеем) — тоже горной рекой, стекающей со скло­нов хребта Сангилен.

Объединенный поток тувинцы назвали Улуг-Хемом — Ве­ликой рекой. Это — символическое название. Улуг-Хем — самая большая река Тувинской АССР; для этой страны она действительно великая река. Но и далее она оправдывает свое название: как мы уже знаем, Енисей — величайшая река СССР и одна из самых больших в мире.

Как бы устав от бешеной скачки в горах, Енисей в Ту­винской котловине замедляет скорость; долина расши­ряется, поток дробится на рукава. «Сорок Енисеев» — так называют эту часть его течения.

Покидая Туву, Енисей собирает воды в одно русло. Здесь это уже внушительная река шириной до полукило­метра, прорезающая глубоким ущельем отроги Западно-Саянского хребта. Но чем далее углубляется Енисей в горы, тем теснее становится ему в их железных тисках.

Ущелье — единственный выход из котловины. Вот по­этому-то монголы и назвали Туву «Хан-хо-хан» — «Боль­шой мешок с маленьким отверстием».

Но прежде чем продолжить путешествие по реке, сделаем остановку у ее колыбели.

Сейчас это кажется неправдоподобным, но истоки реки до последнего времени не были изучены, хотя сам Енисей был нанесен на карты несколько столетий тому назад.

Дело в том, что Тувинская Народная Республика вошла в состав Советского Союза в 1944 году; только после этого было положено начало планомерному изучению мало из­вестного до того края. На всех ранее издававшихся картах истоки Енисея показывались совершенно неправильно.

Стараниями ученого С. В. Обручева и геодезиста Ю. А. Мещерякова в 1945—1946 годах были уточнены под­линные истоки Енисея, а работники гидрометеослужбы в 1953 году произвели рекогносцировку Бий-Хема и составили подробное его описание.

У слияния Бий-Хема и Ка-Хема находится Кызыл — центр Тувинской АССР, возникший в 1914 году на месте захуда­лого поселка. Ныне это значительный город с многочис­ленными промышленными предприятиями и культурными учреждениями.

Кызыл — сердце азиатского материка. Здесь, во дворе городской электростанции, установлен небольшой обелиск, а на нем начертаны слова: «Центр Азии». На склонах горы Вилан, господствующей над городом, огромными буквами выложена надпись: «ЛЕНИН»; ее видно издалека, она как бы осеняет и мирный город и могучую реку, катящую воды к океану.

Русло Енисея на участке прорыва через Саяны изоби­лует порогами, стремнинами, перепадами. Местами река неистовствует, прорываясь с шумом и грохотом сквозь ка­менные барьеры.

Разрывая грудь Саяна,

Мчится вольный Енисей,

Сын свободный океана,

Гордость Родины моей! —

пишет про этот участок поэт В. Талызин.

Среди многих бурных мест Саянского ущелья особую славу снискал себе Большой порог. «Тот, кто не видел Большого порога, тот не видел чуда природы», — гласит надпись на утесе. Река суживается здесь до 60—70 мет­ров, с шумом и быстротой поезда прорывается по стес­ненному скалистому руслу. Ни одно судно не может са­мостоятельно, без механической помощи, преодолеть Боль­шой порог.

У населенного пункта Означенный горный участок Ени­сея оканчивается и начинается среднее течение.

Река выходит в Минусинскую котловину и Абаканские степи. Весь ее облик разительно изменяется: русло вет­вится, долина становится широкой, течение успокаивается, впадающие то и дело притоки увеличивают водность ма­теринской реки.

В начале участка на правом берегу раскинулось село Шушенское. В 1897—1900 годах здесь отбывал ссылку Владимир Ильич Ленин. В доме, где он жил, устроен музей, и со всех концов страны каждый день приезжает сюда множество экскурсантов.

На холодном быстром Енисее,

В еще не очень обжитом краю,

Благоговейно в домике-музее

Я у стола рабочего стою.

Тут Ленин жил,

За этот стол садился,

Стоял, быть может, тут, где я стою.

Еще я только что на свет родился,

А он уже решал судьбу мою.

Прошло вихрастое, босое детство,

И после, в день великий Октября,

Не двор — страну я получил в наследство:

Поля и реки, горы и моря, —

так писал поэт С. Щипачев.

Неподалеку от Шушенского раскинулся Минусинск — большой порт. Отсюда по Енисею начинается пассажирское сообщение.

Близ Красноярска на правом берегу находится одно из красивейших мест в Центральной Сибири — Красноярские Столбы, ставшие государственным заповедником.

Столбы — это скалы самой причудливой формы, напо­минающие силуэты животных, людей, зданий и различные предметы. Есть Дед, Бабушка, Внучка, Перья, Львиные ворота, Первый Столб, Второй Столб и другие группы скал. Диву даешься, до чего занятно поработала природа над этими каменными изваяниями. Смотришь на Деда — видишь голову сердитого старика. Скалы Перья дейст­вительно напоминают перья, оброненные в полете ска­зочной птицей; они будто вот-вот только что воткнулись в землю.

До революции здесь, в этих скалах, происходили неле­гальные собрания красноярских революционеров, устраи­вались маевки и манифестации. О тех временах напоми­нает хорошо различимая надпись «Победа». Еще до рево­люции она была начертана на высоком неприступном утесе. Полицейские неоднократно пытались уничтожить ее, но так ничего у них и не получилось.

В заповеднике бывают тысячи туристов. Здесь начинали свою спортивную карьеру многие прославленные альпи­нисты.

«Видел я Альпы швейцарские и итальянские, но нигде не видел такой красоты, как эта, наша сибирская», — гово­рил о Столбах замечательный русский художник Василий Иванович Суриков.

Ниже Столбов, на левом берегу, раскинулся Красно­ярск — самый большой город на Енисее, крупнейший узел дорог, порт и центр Красноярского края. Кстати, он нахо­дится в самом центре нашей Родины: отсюда расстояния одинаковые до восточных и западных границ СССР.

Город очень живописен. «На этом берегу Красноярск — самый лучший и красивый из всех сибирских городов …»— писал о нем Чехов в 1890 году.

Много лет прошло с тех пор. Великий сибирский город еще более похорошел: украсился замечательными здания­ми, проспектами, новым мостом, соединившим берега Ени­сея. В 1968 году ему исполнилось 340 лет.

Приняв справа приток Кан, Енисей на протяжении бо­лее двух тысяч километров ровной нитью тянется к северу. Недаром эту часть его течения называют «Енисейским мери­дианом».

От устья Ангары начинается Нижний Енисей. Ангара приносит так много воды, что водоносность Енисея удваи­вается. Это сразу становится заметным: ширина потока даже в самых узких местах не менее одного километра, а где русло пошире — два-четыре километра,

Ангара ныне — река всем известная.

В последние годы на ней развернулось грандиозное энергетическое строительство. Об этой реке издавна сло­жено много песен, легенд, сказаний.

Рассказывает легенда, будто в давние-давние времена в тех краях, где плещутся байкальские волны, жил се­дой богатырь Байкал с дочерью Ангарой, краше кото­рой не было на свете. Крепко берег он ее от посторон­него глаза, спрятав в хрустальном дворце на дне подводного царства.

Услышала однажды Ангара о жившем за горами пре­красном юноше Енисее и полюбила его. Суровый отец, узнав об этом, еще строже стал сторожить ее. Он решил выдать дочь замуж за богатого Иркута.

Близился день свадьбы. Тосковала Ангара по прекрас­ному Енисею. Плакала в подводной темнице, просила богов сжалиться и помочь.

Сжалились боги над печальной пленницей, приказали ручьям и рекам размыть стены хрустального дворца и вы­пустить Ангару. Вырвалась девушка на волю и бросилась бежать прочь по узкому проходу в скалах.

Проснулся Байкал от шума, бросился в погоню. Но где ему, старому, угнаться за дочкой! Все дальше убегала она от разъяренного отца.

Тогда схватил старик каменную глыбу и метнул ее в бег­лянку, но не попал. Так и остался с тех пор лежать этот камень в месте выхода реки из озера, и зовут его люди Шаманским камнем.

Разбушевавшийся отец все кидал и кидал обломки скал вслед убегавшей Ангаре. Но каждый раз чайки кричали: «Обернись, Ангара, обернись!» И девушка уклонялась от камней. Так, говорит легенда, образовались многочислен­ные пороги в русле Ангары на пути ее к Енисею.

Устал старик, сел на камень и заплакал. Больше он своей дочери так и не видел.

А Ангара на пятый день прибежала к Енисею, обняла его, и устремились они вместе к Студеному морю.

Но оставим Ангару. Мы еще вернемся к ней, а сейчас продолжим путешествие по Енисею.

Миновав Енисейск, один из наиболее старых городов в бассейне (он основан в 1619 году), река течет среди тайги. Поселения здесь встречаются редко. После не­скольких излучин Енисей принимает справа реку Большой Пит, прозванную речниками «бешеной» за высокие подъ­емы воды во время половодий. По долине этой реки лежит путь в Золотую тайгу — к богатым месторождениям золота, открытым в середине прошлого века. Тогда, привлеченные жаждой наживы, сюда устремились тысячи старателей, среди которых было немало авантюристов. Толпы бурлаков, надрываясь, тянули вверх по бурному потоку тяжело гру­женные баржи, принадлежащие купцам и предпринима­телям.

Еще далее слева впадает Большой Кас — историческая река. По ней из Оби к Енисею ходили землепроходцы, купцы, переселенцы. Немало послужила она в свое время как одно из звеньев старинного Обь-Енисейского водного пути, когда на месте волока был прорыт канал.

Легенда гласит, что в том месте, где был проложен ка­нал между Кетью и Касом, где Обь подала руку Енисею, находились высокие горьи У подножий тех гор жил Боль­шой богатырь с сыном.

Проснулся однажды ночью Большой богатырь и никак не может уснуть снова: гроза мешает. Послал сына, чтобы тот попросил Грома не шуметь. Вышел сын, закричал: «Эй, Гром, не шуми, отцу спать мешаешь!» Тучи побледнели от такой дерзости человека, а Гром внимания не обратил. «Не хочет меня слушаться Гром»,— сказал сын. «Метни в него стрелу, успокоится!» — приказал богатырь. Юноша так и сделал. Небо с треском раскололось, а Гром от неожидан­ности уронил на землю самый большой камень. Там, где он упал, горы провалились, появилась равнина, а на ней — озерцо. Из одного конца озерца потекла река Кеть в реку Обь, а из другого конца — река Малый Кас в Енисей. И стоит над тем местом косогор, а на нем — увязший по пояс человек. Это — Большой богатырь, превращенный Гро­мом в камень. И люди благодарны богатырю за то, что затеял спор с Громом, иначе как бы они смогли выкопать канал между Обью и Енисеем?

Удивительно ведет себя Енисей ниже по течению. То он вдруг убыстряет свой бег на порогах и каменистых пере­катах, то разливается по протокам на равнинных участках. У селения Осиново — последний порог на нем, Осиновский. Здесь на протяжении трех километров кипит, пенится и клокочет енисейская вода. Водовороты и торчащие из воды зубья скал раньше угрожали судну, осмелившемуся пуститься вплавь через порог; теперь, после расчистки, он стал уж никому не страшен.

Несколькими километрами ниже на пути встают отроги Енисейского кряжа.

Река с трудом преодолевает их узким ущельем-прохо­дом. Этот участок поражает путешественников своей суро­вой красотой и величием. Словно топором прорублен проход здесь среди отвесных скал, а глубина такая, что вполне можно утопить двадцатиэтажный дом.

И снова легенда. Она давно живет у местных жителей.

Рассказывают, что в очень далекие времена здесь счаст­ливо жили люди племени кето. Они плавали по реке в долбленых из дерева челнах, ловили рыбу, обрабатывали землю.

Но вот однажды сюда пришли из далекой пустыни вели­каны. Место пришельцам понравилось, и они решили про­гнать людей племени кето. Однако не тут-то было! Хоть и мирные были люди местные жители, но смелые и мужест­венные. Они решили не уступать великанам. Завязалась упорная борьба. Долго она длилась, и много людей из пле­мени погибло: сами понимаете — с великанами воевать было трудно.

Как бы там ни было, ни одна из сторон не могла одер­жать победу.

Тогда великаны пустились на хитрость. Забросав русло Енисея огромными глыбами скал, они сковали реку и пле­нили ее.

Это злодеяние принесло людям племени кето большое горе. Они не могли жить в разлуке с любимой рекой. И тогда они стали собираться, чтобы уйти из этих мест.

Но старый вождь нашел выход. Несколько лет все племя долбило каменными топорами скалистую гору и сделало в ней узкий проход. Сюда устремился Енисей. Обрадовав­шись свободе, он быстро умчался от великанов. Заиграли, заструились его воды.

Видя, что не одолеть им племя кето, великаны покинули эти места, ушли на другую большую реку. Так, повествует легенда, и образовалось это дикое ущелье.

Ниже Енисей становится все шире, все многоводнее. Справа в него впадает Подкаменная Тунгуска, а у Туруханска — Нижняя Тунгуска.

Большая это река — Нижняя Тунгуска. Почти три тысячи километров течет она по тайге. Ее обширный лесной бас­сейн таит в своих недрах немало разных сокровищ. Он еще почти совсем не освоен, и ему предстоит большое будущее. Летом, когда в реке много воды, по ней можно подняться на две с половиной тысячи километров.

Туруханск, заложенный у ее устья еще в 1609 году, до начала XIX века служил северным сибирским форпостом России. Затем он утратил былое значение. В прошлом этот город был известен как гиблое место, где отбывали ссылку многие революционеры. Многие из тех, кого царское пра­вительство загнало сюда, не вернулись обратно …

Ныне Туруханск — большой районный центр, город ры­баков и охотников. Перед ним открываются большие перспективы, он ведь служит воротами в богатейший бас­сейн Нижней Тунгуски.

После впадения этой реки Енисей становится необъят­ным: ширина могучего потока равна 3—5 километрам. Здесь уже ощущается суровое дыхание Северного Ледовитого океана. От порывов холодных ветров на Енисее взды­маются высокие волны, похожие на морские. А вокруг — тайга…

Туруханская тайга … Мрачная, тесная, сырая, заболо­ченная, труднопроходимая … Можно днями пробираться по ней и не встретить ни жилья, ни человека. Пихта, ель с примесью осины, кедр, кустарники. Такую тайгу называют черневой или темнохвойной. Здесь много бо­лот и озер без берегов. Словно безмолвными часо­выми, они окружены полузатопленными деревьями. Лишь изредка в темной лесной чаще мелькнет белоствольная береза.

Уже несколько столетий живет в Сибири предание о бе­резе. Говорят, появилась она в этих краях вместе с рус­скими землепроходцами, пришедшими в сибирские леса из Руси несколько веков тому назад. И будто сибирский хан Кучум приказал своим людям нещадно изводить березки, где б они ни появлялись. Но как только срубали одно де­ревцо, на его месте сразу вырастало десять, а губили несколько белянок — вырастала целая роща. Так и пошла гулять по Сибири березка, сперва по Оби, потом на Енисей попала, а отсюда распространилась по всей местности до Тихого океана. Когда землепроходцы тосковали по род­ному краю, они смотрели на белянок и заводили песню о «белой березе с зеленою косой …».

Наконец Енисей перешагивает Северный полярный круг. Таежные дебри уступают место лесотундре, потом тундре. Теперь река течет по равнине.

За пределами Полярного круга солнце уже не то: оно холодное, неласковое. А зимой вообще уходит за горизонт на несколько недель — наступает полярная ночь. В начале февраля светило появляется на горизонте, доставляя людям большую радость. Об этом событии, как об очень важном, сообщают даже в местных газетах. Для жителей Севера начинается сказочная солнечная феерия.

А над вершинами, а над снегами,

Морозною пылью дыша,

По горизонту, пылая, шагает

Огромный радужный шар.

Солнце! Теплое!

Да здравствует светило!

Кималь Маликов

День все прибывает и прибывает, и в конце мая солнце, будто желая загладить прежнюю вину перед людьми, не­сколько недель совсем не уходит с горизонта.

Перед пассажирами, плывущими по нижнему Енисею, проходят последние крупные населенные пункты — Игарка и Дудинка.

В безмолвной глуши, где царят холод и вечная мерзлота, возникли удивительные эти города.

Игарка — совсем молодой город. Он основан в 1929 го­ду на месте зимовья рыбака Егорки. От него и получил свое имя. Очень нужен был тогда порт в низовьях Енисея, чтобы принимать, обрабатывать и отправлять во все концы света замечательный сибирский лес — его охотно покупают за границей.

Ныне Игарка — большой речной и морской порт между­народного значения. Сюда прибывают суда под флагами почти всех морских стран мира. Здесь возник самый боль­шой в нашей стране лесопромышленный комбинат, перера­батывающий сотни тысяч кубометров древесины в год.

В двухстах километрах ниже находится Дудинка — порт и центр Таймырского национального округа. Не чудо ли это? Среди тундры вырос благоустроенный город с асфаль­тированными улицами, электричеством, водопроводом, теплофицированными многоэтажными зданиями (и это в условиях вечной мерзлоты!). Единственная в Заполярье железная дорога ведет к крупному промышленному городу Норильску, возникшему на базе богатейших залежей угля и металлов. Эти три города — лицо нового Енисея среди су­ровой северной природы.

Ниже Дудинки Енисей устремляется к заливу — к сво­ему широкому устью, затопленному морскими водами. Здесь великая сибирская река кончает свой многотруд­ный путь.

Вот и прошли мы с вами, читатель, по Енисею несколь­ко тысяч километров — от его колыбели до Студеного моря, как ранее называли землепроходцы Северный Ледовитый океан, А теперь — несколько слов о жизни реки.

Енисей — самая многоводная река нашей Родины. Она выносит в океан воды больше, чем реки Европейской части Советского Союза. Сток Волги в два с половиной раза меньше. Самая большая вода в Енисее бывает в летние месяцы — с июня по август.

В середине октября Енисей в нижнем течении начинает покрываться льдом. Кромка льда постепенно продвигается все дальше вверх по реке, и к середине ноября она вся уже прочно скована ледяным панцирем.

Почти полгода, а на Севере — больше, спит Енисей под толстой ледяной шубой.

Снег мерцает над всей

Утонувшей в сугробах округой,

Спит во льдах Енисей,

Словно витязь, укрытый кольчугой …

И. Авраменко

В начале мая Енисей начинает освобождаться из ледя­ного плена. Но еще целый месяц понадобится для того, чтобы река полностью сбросила его. В это время случают­ся грандиозные ледоходы. На крутых извивах русла лед часто застревает, и тогда образуются скопления льда, назы­ваемые заторами. Они стесняют движение потока, уровень поднимается высоко, вода выходит из берегов, и это при­водит к сильным наводнениям. Мощные енисейские заторы льда памятны многим старожилам. Не раз они были причи­ной страшных бедствий.

В месте, где Ангара сливается с Енисеем, находится пристань Стрелка; тут грузятся суда, идущие вверх по Ангаре. В 1909 году здесь произошла трагедия. Затор льда прорвался и обрушился на пристань. Льды разло­мали, смяли, уничтожили много судов, зимовавших в затоне у Стрелки.

В 1941 году затор образовался в 15 километрах ниже Красноярска. Ледяная плотина все нарастала и нарастала. Льды закрыли путь воде, и она стала подниматься. За сутки уровень повысился на 6,5 метра! Завыли тревож­ные гудки: вода ринулась на город. Она заливала улицы, врывалась в дома, топила подвальные помещения, Ее не­возможно было остановить. Около пяти суток люди боро­лись со слепой стихией.

Наводнения на Енисее бывают не только весной, но и летом. Только летом, конечно, уже по другой причине — из-за того, что тает много снега или льет много летних дождей.

В 1800 и 1937 годах период высокой воды на Енисее и Ангаре совпал по времени. Соединившись вместе, подъемы образовали на Енисее, ниже устья Ангары, мощную высо­кую волну. Енисейск был затоплен. По его улицам даже плавали на катерах и пароходах.

От наводнений не раз страдали и другие города — Ми­нусинск, Красноярск, Игарка. В прошлом столетии про­изошло более 15 больших наводнений.

Вынося из своего бассейна огромную массу пресных вод, Енисей несколько опресняет воды в части Кар­ского моря. Он даже немного «обогревает» его, потому что выносит из южных широт большое количество тепла. Если собрать все это тепло, то можно растопить им куб льда со сторонами, равными 3,7 километра!

А теперь расскажем о том, какую пользу приносит че­ловеку могучий сибирский речной исполин.

БОЛЬШОЙ ЕНИСЕЙ

Если Волгу мы называем «Большой голубой дорогой» Европы, то Енисей — грандиозная водная магистраль Си­бири. Он соединяет Сибирскую железную дорогу, пересе­кающую всю азиатскую часть нашей страны с запада на восток, с великим Северным морским путем на Крайнем Севере. Сама природа создала этот путь, причем не только создала, но и сделала очень удобным.

Первый пароход появился на Енисее в 1863 году, спустя полвека после того, как первые паровые суда стали бороз­дить воды рек европейской части России. Этот пароход назвали «Енисеем». Построил его Худяков — талантливый самоучка, крепостной княгини Трубецкой.

Когда «Енисей» отправился в свое первое плавание, посмотреть на невиданное зрелище собрались все жители Енисейска. Кричали «ура», забросали команду цветами. Красноярская газета «Енисейские губернские ведомости» писала сто лет назад:

«Величественно поплыл пароход по гладкой поверх­ности Енисея, который своей тишиною как бы приветство­вал нового гостя, нарушившего его вековое спокойствие; народ, давно ожидавший какой-то пароход, с любопыт­ством выходил из своих домов на берег и смотрел на него, как на диковинку, как на второй ковер-самолет, а чтобы еще более усилить их и без того уже настроенное вообра­жение, пускали свисток, которого пронзительный и преры­вистый на разные варианты звук производил невырази­мое на них впечатление, некоторые крестились, другие невольно бежали с берега в свои или ближайшие соседние дома, и так путь продолжался от г. Енисейска по течению реки до 2000 верст».

Первый пароход, преодолевший такое огромное рас­стояние! Это был подлинный триумф. В то лето «Енисей» повторил этот рейс дважды. Енисей был освоен как вод­ный путь.

Судоходство При царизме развивалось черепашьими темпами. Пароходов было мало, рейсы совершались нере­гулярно. Это и понятно — тогда никто не думал о развитии этого богатейшего края, его считали захудалой окраиной, куда ссылали людей на каторгу.

К началу первой мировой войны по Енисею ходило всего около 30 пароходов и до полсотни барж. Ходили мед­ленно, по 80—100 километров за сутки.

Расцвет судоходства на Енисее наступил лишь при Со­ветской власти. Вместо дряхлых пароходов возник новый флот. Ныне по реке ходят дизель-электроходы, самоход­ные баржи, теплоходы, мощные буксиры, комфортабель­ные пассажирские суда и среди них флагманы Енисея красавцы «Валерий Чкалов» и «Александр Матросов»; от Красноярска до Дудинки на них — 9 дней пути. А от Ени­сейска до Дивногорска быстро домчит скоростная «Ра­кета» .

Вырос флот, во много раз увеличились и перевозки. Каждый год по Енисею и его притокам перебрасывается много миллионов тонн грузов.

А. П. Чехов говорил, что сибирскому речному богатырю некуда девать свою силищу. И еще он предсказывал, что светлая и умная жизнь озарит со временем его берега.

Пришло время, о котором говорил писатель. Советские люди решили покорить Енисей. Для этой цели ученые и инженеры разработали проекты создания на реке и ее при­токах каскадов мощных гидроэлектростанций.

Но прежде чем приняться за Енисей, решили начать с Ангары, тем более что сама природа сделала ее очень удобной для создания гидростанций. Ангара ниспадает по­рогами и стремнинами и потому обладает большими запа­сами гидравлической энергии. Река течет в ущелье, где можно найти много мест для возведения высоких плотин. За спиной у Ангары — величайшее озеро Сибири — Байкал. Триста тридцать шесть рек впадают в него, а вытекает только одна — Ангара. Байкал регулирует ее сток, то есть делает его равномерным в течение года. Потому Ангара и не знает, что такое маловодье, не бывает на ней и боль­ших наводнений.

Постоянство стока и обилие воды — вот те качества, ко­торые выгодно отличают Ангару от других рек Сибири. За это ее и называют «Жемчужиной энергетики» или «Рекой электричества».

Гидростроители начали с небольшого: у города Иркутска соорудили ГЭС мощностью в 660 тысяч квт. После этого приступили к созданию Братской ГЭС — самой большой в мире. Ее мощность — 4,5 миллиона квт, что в два раза превышает возможности самой большой гидростанции США Гранд-Кули.

Большая плотина высотой в 40-этажный дом перегоро­дила реку. Возникло Братское «море» — обширное водохра­нилище, простирающееся вверх по реке почти на 600 кило­метров.

Его еще не было и в помине, а поэты уже слагали песни:

Братское море, здравствуй!

Я в новой песне тебя назову

Морем людского братства!

Возведенная в сложных природных условиях Братская ГЭС по оригинальности инженерного замысла, экономич­ности и эффективности является уникальным сооружением, не имеющим себе равных в практике мирового гидростро­ения.

То, что в Сибири заработал новый энергетический ги­гант,— событие большого экономического и политического значения.

Огромная электрическая река влилась в объединенную энергетическую систему. Перед обширным сибирским кра­ем открылись большие возможности для развития произво­дительных сил.

Многотысячный коллектив гидростроителей сделал драго­ценный подарок Родине в день ее 50-летия. Указом Прези­диума Верховного Совета СССР могучей ГЭС было присво­ено название: «Братская гидроэлектростанция имени 50-ле­тия Великого Октября».

И еще не вступила в строй Братская ГЭС, а на Анга­ре уже приступили к строительству третьей ступени кас­када — Усть-Илимский ГЭС, такой же мощной, как и Брат­ская.

Место для новой ГЭС будто сама природа подготовила, до того оно удобное. Здесь возведут плотину в 25-этажный дом высотой, а когда она будет завершена, появится но­вое «море». Пороги Ангары и Илима скроются под водой и не будут мешать проходу судов.

Уже в ближайшие годы в русле Ангары поднимутся и остальные плотины, разольются ангарские «моря». На всем протяжении, от Байкала до впадения в Енисей, Ан­гара станет судоходной. Это означает, что еще один бо­гатейший район Сибири — Прибайкалье получит выход в море.

Новые порты и города появятся на берегах Ангары, но­вые железнодорожные и шоссейные магистрали свяжут их с дорожной сетью страны. О том, какой эффект даст энергия покоренной Ангары, писал еще М. Горький: «По­ражая воображение своей грандиозностью, развертываются сказочные картины будущего Сибири, которые создаст укрощенная и освоенная рабочей энергией людей стихий­ная сила Ангары …».

Получив прекрасный опыт на Ангаре, гидростроители принялись за Енисей. За несколько лет до того, как раз­вернулось грандиозное энергостроительство, поэт Игнатий Рождественский писал:

Словно море шквалистое с виду,

К небосводу поднимая вал,

Енисей высказывал обиду,

Енисей мне душу изливал.

С гордою великою рекою

Разговор вели мы до утра.

«Объясни мне, что такое:

Поднялись плотины над Окою,

Шлюзами украсилась Кура,

Разлилась морями наша Волга,

Каме посчастливилось, а мне …»

Поэт его успокоил:

Ты у нас сегодня на примете —

На весь мир ты скоро прогремишь,

Будет свет твой виден на планете …

Изыскатели прошли по Енисею, обследовали его при­токи. Тщательно осмотрев долины рек, они нашли много удобных мест для строительства гидроузлов.

Тогда на смену изыскателям пришли гидростроители. Они собрались сюда с разных концов страны, чтобы строить Красноярскую гидроэлектростанцию,— самую боль­шую в мире. В августе 1959 года комсомольцы сбросили на дно реки большой камень с символической надписью: «По­корись, Енисей!»

Все выше и выше поднималась железобетонная прегра­да и наконец достигла высоты 40-этажного дома. В марте 1963 года Енисей был перекрыт и пошел по новому руслу. Это был праздник для всей страны.

Двенадцать турбин, каких еще не видел свет, устанавли­вается в здании Красноярской ГЭС. Мощность каждой из них 508 тысяч квт. Нужна целая большая река, чтобы при­вести в действие такую махину!

Кстати, турбины сюда доставляют на больших лихте­рах. Везут их целехонькими по Беломорскому каналу, Белому, Баренцеву и Карскому морям и по Енисею до Дивногорска.

Для доставки первых турбин это был нелегкий путь, не раз преграждавшийся туманами и дождями, штормами и льдами. Но другого выхода не было, ибо каждое рабо­чее колесо имеет диаметр 8,5 метра, высота его 5 мет­ров, а весит оно 250 тонн; в общем, груз «негабаритный». Чтобы везти его по железной дороге, пришлось бы колеса раскромсать на части. Куда же они тогда были бы при­годны! . .

Красноярское «море» будет содержать более 70 миллиар­дов кубометров воды — столько, сколько вмещают Куйбы­шевское и Волгоградское (вместе) водохранилища на Волге.

Братское и Красноярское «моря» — самые большие ис­кусственные водоемы в мире.

На Красноярском гидроузле все грандиозно — и пло­тина, и водохранилище, и турбины, и гидростанция, и уст­ройство для подъема судов.

Кстати, судоподъемник здесь — особый. Таких еще нигде в мире не делали.

Суда не поднимаются, как обычно, по вертикали в шахте, а перевозятся в камере-шлюзе, установленной на многоко­лесной «телеге». Она ходит по рельсам на протяжении 1700 метров.

Конец пути проложен под водой, поэтому тележка вхо­дит в воду. В камере открывается стенка, и судно свободно выходит или входит в нее. Тележка двигается со скоростью один метр в секунду. За 80 минут она поднимет и опустит судно на 115 метров. За период навигации через судоподъ­емник проходит до 2,5 миллиона тонн грузов.

Рядом с гидроузлом возник красивый благоустроен­ный город с поэтическим названием Дивногорск. Первые гидростроители не переставали удивляться и восхищаться девственной красотой этих мест. То и дело можно бы­ло слышать: «Какое дивное место!», «Какие тут дивные горы!»

С их легкой руки город и получил свое имя.

Гидроэнергетический гигант на Енисее немечено сдать в промышленную эксплуатацию в 1970 году. 20 млрд. квт•ч электроэнергии — вот сколько будет давать он, когда достиг­нет проектной мощности в б млн квт.

Красноярская ГЭС передвинет Братскую ГЭС на вто­рое место, а третье и четвертое места занимают Волжские гидростанции — имени XXII съезда КПСС и В. И. Ленина. Гранд-Кули в США на реке Колумбия, мощностью около 2 млн. квт, оттесняется на пятое место.

Могучие гидроэлектростанции Советского Союза — наша гордость и слава. Они созданы трудом больших коллек­тивов ученых, инженеров, рабочих.

Вот как наращивалась их мощность:

Пожалуй, одно из самых главных достоинств Краснояр­ской ГЭС — это дешевизна вырабатываемой ею продукции. Один киловатт-час энергии стоит в 7 раз дешевле средней стоимости киловатт-часа по всему Советскому Союзу.

Ни одна электростанция в мире не дает пока такой де­шевой продукции.

Красноярская ГЭС — не последнее слово отечественной гидроэнергетики. Начинает строиться еще более крупная станция на Енисее — Саянская. Створ для нее выбран в районе села Шушенского, где некогда отбывал ссылку Владимир Ильич Ленин. Здесь Енисей в узком проходе пробивается сквозь Саяны и выходит в плодородную Ми­нусинскую котловину. Плотина с 60-этажный дом высоко поднимет ее воды. Образуется водохранилище, по которому суда смогут ходить до Кызыла. Новая ГЭС станет давать ежегодно 23 миллиарда квт•ч электроэнергии.

Встает заря над хвойной пущею,

Куда и зверь не забегал.

Дотронулось само грядущее

До этих волн, до этих скал.

Взметнется, хлынет над порогами

Вода с заоблачных снегов,

Хотя, наверное, не боги мы,

Но посильней любых богов.

Плотина вырастет гигантская

В огнями блещущем краю,

И гидростанция Саянская

Вольется в звездную семью.

И. Рождественский

Саянскую ГЭС предполагают ввести в действие в 1970 го­ду, когда во всем мире будет отмечаться столетие со дня рождения Владимира Ильича Ленина. Уже сейчас многие выражают желание, чтобы она была названа Шушенской в память о дорогом для нас человеке.

Другие гидроэлектростанции Енисейского каскада — Средне-Енисейская, Осиновская, Нижне-Тунгусская рассчи­таны на далекую перспективу освоения Енисея. Они будут обладать сказочной силой. Достаточно сказать, что, напри­мер, мощность Нижне-Тунгусской ГЭС составит 10 миллио­нов квт! Свет Енисея будет виден из космических далей!

Ученый-энергетик, старый член КПСС академик Глеб Максимилианович Кржижановский, возглавлявший комис­сию по электрификации России, поделился своими воспо­минаниями о Ленине:

«Очень памятна мне одна из последних моих прогу­лок с Владимиром Ильичом на берегу широкого Енисея. Была морозная лунная ночь, и перед нами искрился беско­нечный саван снегов. Владимир Ильич вдохновенно рас­сказывал мне о своих планах и предположениях по возвра­щению в Россию. В то время Сибирь и не считали Россией. Ленин говорил тогда об организации печатного органа и создании при его помощи партии. И вот сейчас, вспоминая те далекие годы, я думаю: да, есть что-то глубоко символи­ческое в том, что именно на Енисее будет сооружаться ве­личайшая в мире ГЭС. Здесь, на берегах великой русской реки, почти 60 лет назад Ленин думал о завтрашнем дне России. И вот этот день наступил».

Как рад был бы Ильич, видя, как выполняются его за­веты!

Скептики могут сказать — каскады на Оби, Иртыше, Ени­сее, Лене — это сотни миллиардов киловатт-часов элек­троэнергии! Зачем так много? Куда ее девать в необозри­мых таежных слабо освоенных районах?

Чтобы всем было понятно, приведем некоторые данные.

Енисейский бассейн богат буквально всем. Ранее он славился пушниной и золотом, а ныне пришла к нему дру­гая слава — неисчерпаемой кладовой угля, железа, руд раз­ных металлов.

Просто удивительно, как щедро насыщены здесь недра углем. Вдоль Сибирской железнодорожной магистрали на сотни километров простирается Чулымо-Енисейский уголь­ный бассейн. Уголь лежит мощными пластами, причем близко от поверхности. Бери без труда сколько хочешь! Восточнее располагается Иркутский угольный бассейн. Есть еще Тунгусский угленосный район, а сколько в нем угля — никто даже понятия не имеет. Да и можно ли подсчитать, если площадь его в два раза превышает территорию Франции!

Железной руды хранится много миллиардов тонн. Толь­ко по среднему течению Ангары залегает столько железа, что изготовленными из него рельсами можно сотню раз опоясать земной шар по экватору. Есть никель, молибден, кобальт, медь, золото, алюминий и многое другое.

Только в одном енисейском бассейне сосредоточена пятая часть всех лесных богатств нашей страны.

Но до Великой Октябрьской социалистической револю­ции все эти богатства лежали под спудом.

Люди здесь жили очень плохо, особенно эвенки и яку­ты. Они вели кочевой образ жизни. Бедствовали, голодали, вымирали целыми семьями, родами. Слабо освоенный край становился еще безлюднее.

Вот факты. В журнале «Сибирские вопросы» за 1908 год было напечатано письмо из Туруханского края (часть этого края ныне входит в состав Эвенкийского национального округа), где говорилось следующее:

«В числе других бродячих инородцев Туруханского края живут енисейцы (енисейские остяки) (Так до Великой Октябрьской социалистической револю­ции назывались эвенки) Это — крошечное племя, вымирающее настолько быстро, что его нужно при­знать нуждающимся в патронаже (То есть в покровительстве, в опеке)… В 1838 году числен­ность 1415 душ обоего пола, теперь (1906 г.) их всего-на­всего уже 892. Это племя нищих; самый богатый имеет три собаки (оленей давно нет), живет в первобытном жилище — шалаше. Их жестоко эксплуатируют кулаки. Это — обречен­ные на смерть».

После революции этот маленький народ ожил. К нему пришла по-настоящему культурная и счастливая жизнь.

У эвенков не было своей письменности, а теперь почти все они читают и пишут на родном языке. Есть свои поэты, писатели. Многие эвенки получили высшее образование в вузах Москвы и Ленинграда.

Раньше никто из них не занимался сельским хозяйством, а сейчас есть земледельческие и звероводческие колхозы и совхозы. Лошадь и корова были такой редкостью, что люди прибывали издалека, чтобы только взглянуть на них.

На смену холодному дымному чуму пришли благоуст­роенные дома; во многих из них горят лампочки Ильича. Есть свои клубы, библиотеки, больницы. Словом, все здесь неузнаваемо изменилось. Народ живег и процветает.

В дореволюционное время на обширной территории ени­сейского бассейна почти не было промышленных предпри­ятий. Несколько золотых приисков, разбросанных по тайге, немного винокуренных заводов и мелких лесозаготовитель­ных организаций. Вот и все.

А ныне енисейцы дают народному хозяйству нашей стра­ны много угля, металла и леса, бумагу, ткани, целлюлозу, медикаменты.

Норильский горнометаллургический комбинат вырос в крупнейшее предприятие всей Сибири. Он дает государ­ству никель, кобальт, медь, другие цветные металлы.

Сорский горнообогатительный комбинат — крупнейший в стране поставщик концентрата молибдена, нужного для многих отраслей промышленности.

Красноярский химический комбинат превращает горы древесины в автомобильные шины, шелковые ткани (из од­ного кубометра древесины получают тысячу метров ткани!) и другие нужные вещи.

Красноярский край — один из главных поставщиков леса для всего Советского Союза и для некоторых зару­бежных стран.

Лес, лес, лес … его везут на больших баржах, сплав­ляют плотами. Миллионы стволов, прямых и стройных, при­годных для всевозможных работ. Лес занимает 65—70% объема всех перевозимых по реке грузов.

Основной поток его идет с Нижней Ангары к портам Ду­динки и Игарки. Здесь его грузят на суда и отправляют в многие страны мира. Наш лес ценится везде, его охотно покупают, за него мы получаем золото и нужные для нашей страны ценные товары.

За последние годы все больше идет леса из района Стрелки-Маклаково к Красноярску. Часть расходуется здесь на нужды местного потребления, а больше отправ­ляется по железной дороге в разные концы страны. Так что изделия и постройки из сибирского леса можно увидеть ныне и в Узбекистане и в Москве.

Потоки леса с каждым годом будут увеличиваться. В 1970 году лесозаготовки в Красноярском крае дадут 40 миллионов тонн древесины. Столько никогда и нигде в мире еще не заготовлялось.

Кроме леса, по рекам енисейского бассейна перевозят­ся зерно, рыба, каменный уголь, руды, нефть, строитель­ные материалы, удобрения, всего не перечислишь.

Все это огромнейшее енисейское хозяйство возникло после революции, появилось буквально на глазах одного поколения.

Но это — только начало. Будущее края еще впереди.

Для развития народного хозяйства ему нужна собствен­ная и очень мощная энергетическая база. Здесь строится много промышленных предприятий, прокладываются сквозь тайгу новые железнодорожные и шоссейные магистрали, закладываются шахты, распахиваются таежные массивы, организуются леспромхозы …

Везде кипит здесь созидательная работа. И всему этому новому нужна энергия. Чем больше времени отмечается на часах истории, тем сильнее ощущается потребность во всех видах энергии.

Не только в промышленности, но и в сельском хозяй­стве машина начинает заменять людской труд: вспахивает и обрабатывает землю, подает на поля воду, изготовляет удобрения, делает другие всевозможные работы. Экономи­сты подсчитали: чтобы получить один килограмм хлеба, на­чиная от момента возделывания пшеницы в поле и кончая моментом покупки его потребителем в булочной, необхо­димо затратить один киловатт электрической энергии.

Но ведь Сибирь дает миллиард килограммов зерна. А время не стоит на месте — расширяются посевные пло­щади, растет урожайность. Значит, с каждым годом сель­скому хозяйству нужно все больше и больше электроэнер­гии. Она необходима также городам, селам, всем большим и малым населенным пунктам. В скором времени каждой семье потребуется до 500 квт•ч энергии в год.

На удовлетворение всех этих нужд и пойдет энергия, вырабатываемая могучим Енисеем и его притоками.

Енисей только начинает разворачиваться!

Право, досадно читать, как некоторые поэты и писатели называют его часто «седым», «стариком» и даже «древ­ним Енисеем».

Нет, совсем не стар и не древен Енисей! Молодость его началась недавно: детство длилось более трех столетий, пора же юности совсем мало — каких-нибудь несколько де­сятков лет.