9 місяців тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

ТЫСЯЧЕЛЕТНЯЯ ТАЙНА НИЛА

Великая африканская река Нил со времен глубокой ста­рины приковывала к себе внимание ученых, поэтов, поли­тиков, инженеров. И все потому, что ее долина — одна из наиболее древних колыбелей человечества, где зародилась яркая самобытная культура, оказавшая огромное влияние на развитие человеческого общества.

Тысячи километров течет эта река по восточной части африканского континента, упорно пробиваясь на север че­рез горы, болота, пустыни. Она орошает по пути поля су­данцев и египтян, а остатки вод сбрасывает в Средиземное море.

Нил — очень длинная река (около 7 тысяч километров). Среди больших рек Земли она занимает второе место после Амазонки по длине и шестое — по величине водосбора. Зато водностью природа явно обидела этого речного ги­ганта, поставив его позади многих рек. Для сравнения можно сказать, что наша Волга почти в два раза короче Нила, а воды в ней в три раза больше.

О Ниле сейчас мы знаем почти все — о его течении, при­токах, жизни. Но совсем недавно многое, связанное с этой рекой, казалось таинственным.

На протяжении нескольких тысяч километров Нил течет по безводной пустыне, где летом царит палящий зной. Здесь дожди почти не орошают землю и небо всегда безоб­лачно. Среди угрюмых безжизненных песков узкой зеленой лентой протянулся благодатный нильский оазис. Но стоит путнику лишь немного отклониться в сторону, и он рискует погибнуть от жары и жажды. Среди песков страшных пу­стынь — Аравийской и Ливийской — повсюду белеют кости животных и людей, безмолвно напоминая о некогда разы­гравшихся здесь трагедиях. Испарение влаги в этих местах так велико, что почва лежит под ногами совершенно высу­шенная, растрескавшаяся, заметенная раскаленными пес­ками.

Казалось бы, Нил, зажатый с обеих сторон пустынями, в течение жаркого лета должен обмелеть или пересохнуть, как это наблюдается у многих больших и малых рек зем­ного шара, протекающих в пустынных областях.

Однако ничего подобного! В самый разгар лета, когда жара достигает максимума, он на глазах у всех начинает вдруг разбухать, вода в русле поднимается, выходит из бе­регов, распространяется все шире и шире, из мутно-зеле­новатой превращается в красноватую.

В сентябре подъемы достигают 8—10 метров. Вода за­полняет все дно долины, образуя большое длинное озеро. Так проходит несколько недель. Наконец река начинает от­ступать с захваченных территорий, оставляя на почве слой плодородного ила.

Этого момента только и ожидают феллахи — крестьяне. Не мешкая, бросают они зерна во влажную землю, и вско­ре Нильский оазис покрывается ковром из свежей зелени.

Так происходило ежегодно с незапамятных времен. Земля, удобренная илом, давала хорошие урожаи. На том и держалась жизнь многих миллионов жителей нильской долины.

«Многоводный Нил является для них всем: и рекой, и морем, и болотом, и бывает невиданное зрелище — там можно видеть вместе и корабль и мотыгу, весла и соху, руль и серп, пристанище моряков и землевладельцев, рыб и быков. По чему ты плыл, ты теперь засеваешь, а что за­севаешь — это оказывается море возделываемое … Егип­тяне сидят, ожидая разливов и считая дни. И Нил не обма­нывает: он — поток, срок соблюдающий и воды отмеряю­щий … И видеть можно реки и земли соревнование: вода, чтобы превратить землю в море, а земля, чтобы вместить столь великое пресное море…» — так очень точно и об­разно свидетельствовал о Ниле древнегреческий писатель Ахилл Татий (2—3 века н. э.).

А один из могущественных арабских завоевателей Амир ибн аль-Аси говорил так: «Там лежит пустыня, с обеих сто­рон она поднимается, а между высотами находится страна чудес Египет. И все его богатство происходит от благосло­венной реки, медленно текущей по стране с достоинством халифа».

За то, что Нил приносит благоденствие жителям долины, древние египтяне обожествляли реку, поклонялись ей, счи­тая, что от ее воли зависит время и сила разлива живи­тельных вод. Желая умилостивить всесильное божество, они приносили ему в дар жертвы, славословили, распевали священные гимны.

Вплоть до последнего времени существовал обычай сбрасывать с высокого утеса «невест Нила» — раскрашен­ное чучело. Но в далеком прошлом сбрасывали не чучела, а самых красивых девушек.

Жрецы всячески поддерживали веру простого народа в божественное начало Нила. Они рассказывали об этом так.

Далеко от Египта, у первых порогов, высятся огромные скалы, в этих скалах есть просторная пещера, скрытая от глаз человека и охраняемая страшным змеем, а в пещере живет бог Нила — Хапи. Кроме змея, обиталище бога сторо­жат орел и ястреб. Они сидят на вершинах пустынных скал и зорко осматривают всю местность вокруг.

Из пещеры вытекает река Нил. Она появляется в узком проходе между головой и хвостом змея. Жрецы говорили, что если жертвоприношения богу Хапи будут обильными, то и воды в Ниле будет много. Бог Хапи любит щедрые по­даяния.

Жрецы заставляли египтян поклоняться еще богу воды и растительности Озирису и богине плодородия Изиде. Они внушали феллахам, что эти боги научили жителей долины возделывать поля и орошать их водами Нила.

Более тысячи лет тому назад жрецы начали изучать за­кономерности подъема воды в Ниле. Они научились изме­рять колебания воды в реке и связывать высоту подъема воды с видами на урожай. Для этого древние гидрологи изобрели ниломеры. Некоторые из них сохранились до на­шего времени.

Ниломер — это глубокий колодец, выложенный камнем. В середине его устраивалась колонна, размеченная на локти и кираты (Арабские меры длины; локоть равен 54 сантиметрам, кират составляет 1/24 локтя). Посредством двух туннелей колодец сооб­щался с рекой, поэтому и там и здесь колебания уровня воды происходили одинаково. В колодец можно было спу­ститься по винтовой лестнице, чтобы сделать отсчет уровня по шкале на колонне.

Там ежегодно отмечают след разлива …

Чтобы судить по высоте черты,

Что предстоит им, голод или сытость.

Чем выше Нил, тем больше урожай.

Едва он схлынет, пахарь засевает

Опавший ил и тину. И глядишь,

Пришла уборка …

Шекспир «Антоний и Клеопатра»

Жрецы аккуратно наблюдали за поведением Нила и за­писывали колебания воды. Записи держались в строгой тайне. У древнеримского ученого Плиния Старшего сохра­нились заметки, где есть оценка высоты разливов Нила. Подъем воды до отметки «16 локтей» означал, что урожай будет обильный, при 15 локтях — хороший, при 14 — сред­ний, при 13 — плохой, при 12 локтях и менее — людям гро­зил голод.

Период разливов Нила был общенародным праздником, в честь божественного Хапи, — как называли Нил. Когда жрецы предсказывали обильный урожай, в стране устраи­вались пышные торжества.

 … Нарядно одетые девушки с венками из красных роз устраивают хороводы. Все танцуют и поют. Тысячи остроносых лодок, украшенных гирляндами из цветов и ярких флагов, снуют по реке.

Все с нетерпением ожидают начала подъема воды на Ниле. У ниломера собрались толпы людей. Глаза прико­ваны к верховному жрецу: именно он, услышав глас божест­ва, первый подаст знак.

«Мудрецы тайн земных» — египетские жрецы — то и дело опускаются по ступеням ниломера к колонке. Они смотрят на деления — не начал ли подниматься уровень воды.

И вот раздается клекот орла. Тотчас же верховный жрец поднимает очи к небесам, вздевает руки и громко вос­клицает: «О великий бог добра, справедливый Озирис, ты подал нам знак, ты не забыл своих детей! Спасибо тебе, великий Озирис!».

Жрецы, обращаясь к народу, объявляют: «Священный Хапи оживает! Вода прибывает! Славьте, славьте богов, да­рующих нам свою милость!»

Радостные крики, возгласы, песни разносятся по всем уголкам города. Все ликуют. Наконец-то пришла долго­жданная пора. А жрецы тем временем устраивают священ­ные церемонии и заставляют народ петь гимны богам и Нилу.

Вот, например, отрывок из наиболее распространенных гимнов Нилу:

Привет тебе, Хапи, выходящий из этой земли (По представлению древних египтян Нил вытекал из пещеры),

Приходящий, чтобы напирать Египет …

Созданный богом Ра (Ра — бог Солнца у египтян), чтобы напитать весь скот,

И напоить пустыню, отдаленную от воды …

Владыка рыб …

Создающий ячмень, взращивающий полбу (Так называется один из видов пшеницы),

Делающий праздничными храмы.

Если ты медлишь (То есть задерживается начало подъема воды в Ниле), то прекращается жизнь и все

Люди делаются бедняками,

Прекращаются жертвы богам от многих людей,

Погибших среди египтян …

А когда ты восходишь (То есть когда уровень воды в Ниле начинает подни­маться)то земля ликует.

Все люди в радости …

Никто из простолюдинов не догадывался даже, что жре­цы самым бессовестным образом обманывали народ. Крик орла, выдававшийся ими за глас верховного божества, был не чем иным, как подделкой. Орел изготовлялся из меди и помещался на колонку ниломера. Механизм внутри него приводился в действие поплавком. При повышении воды в ниломере поплавок поднимался, при этом высвобожда­лась пружина и механизм начинал работать.

Был еще один забавный способ, позволявший узнавать момент, когда можно было приступить к массовому поливу полей.

На берегу одного из каналов устраивалась земляная фигура, изображавшая «невесту Нила».

Когда она окончательно скрывалась под водой, это озна­чало, что пора разрушать перемычки в дамбах и пускать воду на поля.

Жрецы часто нарочно преувеличивали предполагаемый урожай, чтобы собрать побольше налогов.

Еще в глубокой древности находились люди, не верив­шие басням жрецов. Их пытливая мысль старалась про­никнуть в тайны природы, найти и понять действительную причину ежегодных ритмических разливов Нила.

Каких только предположений не высказывалось на этот счет! Одни из них были похожи на фантастические выдум­ки, в других же содержались зерна здравого смысла.

Например, древнегреческий философ-материалист Фа-лес (624—547 гг. до н. э.) подъемы воды в Ниле объяснял влиянием ветров, а Гекатей Милетский (546—460 гг. до н. э.), греческий историк и философ, полагал, что река зависит от океана, окружающего землю, из которого она якобы вытекает. Он высказал правильную мысль, что ниль­ская дельта образовалась из-за отложений наносов. Это послужило поводом, чтобы считать Египет «даром Нила».

Древнегреческий философ Анаксагор (ок. 500—428 гг. до н. э.), утверждал, что «Нил делается полноводным, ибо в него стекают воды снегов, лежащих к югу», с чем никак не мог согласиться Геродот. «Как допустить, — возражал он, — наличие снега в стране, где даже дожди неизвестны, где жар солнца таков, что он делает людей черными?»

А вот Птолемей (II век) в своем большом труде «Гео­графия» написал, что Нил образуется от слияния двух рек, стекающих из озер в Лунных горах. С тех пор и возникли мифические Лунные горы, неизменно показывавшиеся на картах всего мира. К ним относились истоки Нила во всех учебниках, картах и справочниках.

Семнадцать веков жила легенда Птолемея, и только в 60-х годах прошлого столетия ценой огромных усилий многих исследователей была приподнята, наконец, завеса над тысячелетней тайной происхождения нильских раз­ливов.

Изучая памятники старины, ученые установили, что впер­вые в истории именно здесь возникли очаги классового общества, после чего навеки утвердилось право имущего и сильного над бедным и слабым.

Но ни могущественные «сыны Солнца» — египетские фараоны, ни их прославленные жрецы и маги, ни греческие и римские мудрецы и философы не знали, что делается вверх по реке выше Египта и Нубии. Как ни пытались они установить, где находятся истоки Нила и откуда он черпает свою силу, это никак им не удавалось сделать.

Пороги преграждали путь смельчакам, непроходимые болота и топи вставали на их пути.

Если же путешественники все-таки добирались до болот Сэдд (по-арабски — «препятствие, барьер»), расположен­ных в среднем течении реки, то убеждались в невозмож­ности дальнейших поисков и уходили прочь из гиблых мест.

Шли века, но никому не улыбнулось счастье «найти го­лову Нила». Появилась даже поговорка «Caput Nili quaerere!» («Искать истоки Нила!»), к которой прибегали в случаях, когда речь шла о явно безнадежном, невыполни­мом деле.

Арабские же мудрецы весьма просто разрешили веко­вую географическую загадку, объявив, что «истоки Нила находятся в раю». Конечно, столь «научное» объяснение не могло удовлетворить географов мира. Вопрос об истоках по-прежнему оставался открытым.

Читатель уже знает, что в XV—XVI веках ряд важнейших открытий был сделан португальскими и испанскими экспе­дициями. Они отправлялись в разные части света, и в том числе в Африку. По следам таких экспедиций или в их составе, как правило, рыскали миссионеры, в том числе агенты иезуитского ордена, стремившиеся утвердить свое могущество во всем мире.

Один из иезуитов, португалец Педро Паиш, после много­летних скитаний по Эфиопии добрался в 1613 году до озера Тана, открыл вытекающую из нее реку Аббай и частично проследил за ее течением. Наблюдая за рекой, Паиш сде­лал очень важный вывод: разливы нильских вод в Египте происходят из-за подъемов воды в Аббае во время сильных дождей.

Его открытия произвели сенсацию.,

Шотландец Джеймс Брюс в 1768 году совершил путе­шествие к Голубому Нилу и установил, что Аббай — верхнее течение большой реки. Он назвал эту реку Голубым Нилом, и тем самым совершил грубейшую ошибку. Дело в том, что он неправильно понял и исказил арабское название этой реки — Бахр-эль-Азрак, т. е. «Черная река». И с тех пор за ней так и укоренилось неверное наименование. Между тем воды в Голубом Ниле отнюдь не голубые, а в зависи­мости от сезона имеют либо темный, либо красноватый оттенок.

Нередко вот так, из-за ошибок первооткрывателей и исследователей, возникают неправильные географические названия и получают широкое распространение в литера­туре, хотя местные жители долго и упорно не признают их и продолжают употреблять истинное,, подлинно народ­ное наименование. Вспомним хотя бы великую реку Ки­тая — Янцзы, неправильно названную европейцами Голу­бой рекой, или высочайшую вершину Земли Джомолунг­му, долгое время известную европейцам под именем Эве­рест, и т. д.

Итак, об истоках Голубого Нила уже в XVII—XVIII веках географы имели надежные сведения, но колыбель Белого Нила, главной ветви Нила, еще в течение длительного вре­мени оставалась загадкой для всех.

В 1858 году Джон Спик достиг большого озера, имено­вавшегося неграми «Ньяса», и назвал его озером Виктория в честь царствовавшей тогда английской королевы. Спустя два года Спик обнаружил вытекающую из этого озера боль­шую реку. «В этот день,— записал Спик, — экспедиция до­стигла своей цели. Я собственными глазами видел, как древ­ний Нил вытекает из озера Виктория-Ньяса». Обрадовав­шись открытию, Спик послал в Лондон лаконичную теле­грамму: «The Nili is settled!» — «С Нилом все в порядке!». В 1863 году он отбыл на родину, в Англию, и в том же году выпустил в свет книгу «Открытие истоков Нила».

Но с Нилом далеко не все было «в порядке», как хва­стливо заявил о том на весь мир Спик. После него еще многие побывали в верховьях Нила, и каждый исследова­тель открывал что-нибудь новое.

Так, в 1875 году американский журналист и репортер Генри Стэнли открыл реку Кагеру, впадавшую в озеро Вик­тория. Географы мира признали ее за исток Белого Нила.

Немецкий путешественник натуралист Вальдекер не­сколько лет бродил с рюкзаком за плечами по рекам стра­ны Бурунди. Забравшись в наиболее высокую часть пустын­ного плоскогорья, он открыл в 1938 году родники Казумо, дающие начало реке Кагере. Здесь соорудили небольшую пирамиду из белых камней в честь тех, кто принимал уча­стие в поисках истоков легендарного Нила и кто заплатил за дерзновенные попытки своей жизнью.

Итак, в результате всех проведенных исследований было выяснено, что Нил — двурогая река, образующаяся от слия­ния двух ветвей-истоков — Белого и Голубого Нила.

Белый Нил — главный исток. Эта река под разными на­званиями протекает через несколько озер, ниспадает водо­падами и порогами, а спустившись с Центрально-Африкан­ского плоскогорья, успокаивается и течет по равнине, обра­зуя область непроходимых болот Сэдд.

Правая ветвь — Голубой Нил — берет начало из озера Тана в глубине Абиссинского нагорья. Это — более корот­кая, но быстрая и стремительная река, текущая по глубо­ким горным ущельям. Лишь после выхода на равнины Судана ее течение несколько замедляется, а русло стано­вится извилистым.

Соединившись у города Хартума в один поток, ветви-истоки образуют большую реку — Нил, спокойно текущую к Средиземному морю. Плавный бег ее вод неоднократно прерывается порогами. Между Хартумом и Асуаном нахо­дятся шесть знаменитых нильских порогов, или катарактов, как их называют в мировой литературе. Характерно, что счет порогам ведется снизу вверх по реке потому, что первые исследователи Нила — египтяне, арабы, а позднее европейцы — всегда двигались по долине реки от ее ни­зовий.

Эти шесть порогов затрудняют судоходство. Наиболее опасен из них второй порог Батн-эль-Хаджар («Каменное чрево»), где русло сжато отвесными мрачными скалами.

Третий порог знаменит наскальными рисунками. Древ­ние обитатели Нила искусно высекли на скалах фигуры львов, жирафов, страусов, антилоп и других животных.

Перед впадением в море Нил начинает ветвиться. Мно­жество рукавов, проток и каналов образует на первый взгляд хаотическое сплетение, лабиринт, где легко заблу­диться.

Но если посмотреть на устье реки сверху, с борта само­лета, оно предстанет в виде правильного равностороннего треугольника, напоминающего букву греческого алфави­та Δ — дельту. Отсюда, от Нила, и произошло название устья любой реки — дельта.

Из краткой характеристики реки, которую мы дали, по-прежнему остается пока неясным, в чем же все-таки за­ключается тайна Нила.

А ларчик-то, оказывается, просто открывался!

Озерные плато, где лежат источники Белого Нила, и Абиссинское нагорье — колыбель Голубого Нила — распо­ложены в экваториальной и приэкваториальной зонах, где выпадает много атмосферных осадков. Это — основные области питания Нила. На всем остальном длинном пути никакого притока свежих сил он уже не получает. Правда, в него впадает немало больших русел. Но эти русла (вади), увы, сухие. Вода в них бывает очень-очень редко, когда выпадают ливни, что случается один-два раза за не­сколько лет.

Когда на Озерном плато или Абиссинском нагорье льют дожди, обильные воды наполняют русла рек. Пока большая вода по медлительному Белому Нилу достигнет Египта, пройдет несколько месяцев. Не будь на ее пути губитель­ных болот-сэддов, она пробежала бы этот путь гораздо быстрее, а влаги от испарений потеряла бы меньше.

Белый Нил значительно короче своего собрата, и пото­му волна половодья доходит до Египта значительно ранее. Отлагаясь на полях, красноватый ил делает их сказочно плодородными.

Значит, первую волну половодья на Ниле в Египте обра­зуют воды Голубого Нила. Не успеют они схлынуть, как подоспевает паводок Белого Нила. Половодье от этого усиливается и растягивается во времени. От количества дождей, выпавших в областях питания, зависят величина подъема воды в Ниле и ширина его разливов.

Вот, собственно, и весь механизм нильских половодий. Не удивительно, что разгадать его было трудно: ведь Египет — основной потребитель нильских вод, и истоки Нила, где он получает свое богатство, разделены расстоянием в несколько тысяч километров! Многие века потребовались человеку на то, чтобы преодолеть их.

НИЛ-КОРМИЛЕЦ

С давних пор бытует поговорка: «Египет — это Нил, Нил — это Египет». Действительно, не будь Нила с его жи­вительными водами, на месте Объединенной Арабской Республики (ОАР) простиралась бы ныне сухая безжизнен­ная пустыня.

80 миллионов человек — таково население нильского бассейна; его страны — ОАР, Судан, Танганьика, Руанда, Бурунди и несколько других государств. Все они в течение многих лет находились под властью колонизаторов и лишь недавно обрели независимость.

Долина Нила в Египте — одно из наиболее населен­ных мест на земном шаре. Вот несколько цифр, показы­вающих удивительное несоответствие между населени­ем и жизненным пространством, на котором оно разме­щается.

Из 27-миллионного населения ОАР около 26 мил­лионов проживают в долине Нила, а остальные жители республики рассредоточены по редким оазисам. В то же время на нильскую долину приходится лишь одна двадцать пятая часть общей площади страны; остальное почти сплошь занимает пустыня. Значит, на один квадратный километр долины приходится до 800 человек. Это больше, чем, на­пример, в наиболее перенаселенных европейских странах — Бельгии (около 300 человек) и Голландии (более 350 чело­век на квадратный километр).

За последние пятьдесят лет население нильской доли­ны почти удвоилось, это означает, что каждый маленький участок земли теперь вынужден кормить двух человек вместо одного.

Большинство жителей республики — земледельцы-фел­лахи.

Земледелие в Египте немыслимо без искусственного орошения. На дожди здесь надеяться нечего. Они редки и дают мало влаги. Поэтому вся надежда возлагается на Нил.

«Отче. Нил! Благодаря тебе Египет никогда не сеет в жертву ливням и иссохшая былинка не склоняется там в ожидании милости Иова-дождетворца», — писал римский поэт Альбий Тибулл в I веке до нашей эры.

Не дай плодородным землям нильской воды — они ни­чего не будут родить. А поливай землю круглый год — сни­май урожай за урожаем. Так феллах, постоянно трудясь на своем участке, снимает с небольшого земельного надела хлопок, рис, пшеницу, кукурузу и многое другое, что необ­ходимо для жизни человека и содержания скота.

Вот поэтому на полях Египта всегда страда.

Феллах — великий труженик земли. Он работает не по­кладая рук от зари до зари, в течение всего года. Его тяже­лым трудом кормится вся страна. Нет у феллаха второсте­пенных дел. Все они — важные, неотложные. Забот очень много: нужно полить, обработать, засеять землю, ухажи­вать за растущими культурами, убрать урожай. Одно по­спело — сей другое.

Орошение земли феллах применяет с незапамятных вре­мен. Первые гидротехнические сооружения возводились задолго до нашей эры. Но еще в те давние времена люди знали, как капризен и непостоянен Нил.

Случались годы, когда в реке было так мало воды, что поля оставались почти неорошенными. Страшная засуха приносила людям голод, нищету, смерть. До сих пор у жи­телей живы печальные воспоминания о катастрофическом маловодье Нила, случившемся в 1913 году. От голода тогда погибло много людей.

Иногда, наоборот, Нил бесновался и разливался куда более обычного, снося мосты, повреждая плоти­ны, затопляя целые деревни. Так было, например, в 1878 году.

Для борьбы с наводнениями и засухами египтяне издав­на строили дамбы, плотины и другие сооружения.

Испокон веков в долине Нила применялось лиманное орошение. Когда вода в Ниле поднималась, ее напускали в отгороженные участки, отверстия закрывали. Там она держалась 40—60 дней. Почва пропитывалась влагой, а ил оседал на землю. При таком способе можно снимать один урожай в год. Это было невыгодно.

Тогда стали применять дополнительное орошение: пода­вать воду на поля с помощью разных приспособлений. Были изобретены простейшие подъемные механизмы: там­бур, шадуф, сакие.

Бесконечный архимедов винт в цилиндре — это тамбур. Вращая рукоятку, феллах поднимает воду из канала на 1 — 3 метра. Труд, конечно, адский. Долго не прокрутишь, нуж­на смена. И вот у такого «прибора» работают весь день отец и сыновья. Немало пота сойдет с каждого, пока по­севы на участке будут напоены водой!

Шадуф похож на колодезный журавль. Феллах черпает воду и поднимает ее с помощью такого приспособления выше, в промежуточный водоем, откуда она тем же спосо­бом подается на следующую ступень или в канавку, по ко­торой и течет на поле. Так и качает целый день феллах во­ду, посылая одно ведро за другим, и сам превращается как бы в заведенный механизм.

А вот сакие — большое колесо с черпаками — приво­дится в движение силой животных. С его помощью можно поднимать воду на 5—10 метров.

Все это — допотопные способы орошения. Они не могли обеспечить возраставших потребностей в продовольствии. Поэтому начиная с середины прошлого века египтяне стали возводить на реках и каналах плотины, чтобы задерживать, поднимать и направлять воду самотеком по оросительным каналам на поля.

В настоящее время долина и дельта Нила сплошь изре­заны большими и малыми каналами. Так орошаются два миллиона гектаров посевов.

Но теперь возникла новая проблема. Раньше, когда при­менялся лиманный способ орошения, на поля ежегодно попадал ил и удобрял почву. На каждом гектаре за разлив отлагалось примерно до двух тонн ила. За сто лет почва нарастала на десять сантиметров. Тогда не нужно было беспокоиться об удобрении полей. За человека это делала сама природа.

Совсем иначе стало после того, как начали строить пло­тины на реках и рыть оросительные каналы. Круглогодич­ное орошение позволило снимать не один, а два урожая за год. Но, выиграв в одном, проиграли в другом.

Значительная часть ила теперь откладывается в водо­хранилищах перед плотинами и в руслах каналов, а на поля стало попадать меньше естественного удобрения. Почвы на­чали истощаться.

И вот — «раз двадцать в день, преодолевая часто боль­шие расстояния, сын феллаха на осле, нагруженном меш­ками или корзинами, доставляет удобрение на поле, где отец руками, не зависимо от того, органическое оно или искусственное, раскладывает его кучами вокруг расте­ний …» — пишет один из египетских публицистов.

Но время идет вперед, и в жизни феллахов происходят большие перемены.

Государство провело аграрную реформу, отобрало у крупных феодалов землю и наделило ею многих тружени­ков-феллахов, раздав кому бесплатно, кому в рассрочку на 30—40 лет. Люди, извечно гнувшие спину на феодалов, наконец-то становятся хозяевами своей судьбы.

И обработка земли производится лучше: появилась воз­можность посоветоваться с агрономом, получить необхо­димую помощь, применить новую агротехнику, о которой ранее и понятия не имели. Взамен истощенных быков кое-где стали появляться машины.

Сообща легче обрабатывать наделы и урожай можно получить больший, поэтому феллахи начинают постепенно объединяться в земельные кооперативы.

Один из руководящих деятелей ОАР, посетив нашу стра­ну и побывав на освоенных землях в Голодной степи в Узбекистане, говорил: «Мы бы очень хотели применить у себя вашу замечательную технику, но для этого нам надо иметь просторы коллективной земли, а не лоскутки кре­стьянских владений. Мы начнем нашу новую жизнь на новых землях …»

Феллахи начинают понимать, что боги Озирис, Изида — мифы, созданные самим человеком. И вовсе не от них за­висит, какое будет половодье на Ниле и что за урожай их ожидает.

Урожай — в руках человека. Он перестает быть рабом воды. Теперь на Ниле и его притоках действует много водо­мерных станций, где гидрологи ведут неусыпное наблюде­ние за поведением рек.

Если реки Китайской Народной Республики отдают по­лям пятую часть своих вод, а наши среднеазиатские вод­ные артерии Аму-Дарья и Сыр-Дарья тратят на орошение до 40 процентов своих запасов, то Нил отдает людям бо­лее половины того, что имеет. Он — чемпион орошения среди больших рек мира.

Но это еще не последнее его слово. С постройкой вы­сотной Асуанской плотины, о чем мы расскажем в следую­щем разделе, Нил — кормилец миллионов людей — еще бо­лее широко раскроет свои возможности на благо человеку.

РЕКА ВЕЛИКИХ НАДЕЖД

После изгнания из пределов Объединенной Араб­ской Республики английских колонизаторов вместе с ко­ролем Фаруком в этой стране стала развиваться промыш­ленность и сельское хозяйство. Но, чтобы это развитие шло более успешно, необходима собственная энергетическая база.

В ОАР мало своего угля и нефти, но зато имеется Нил — мощный энергетический потенциал. До сих пор этот резерв могучих сил не использовался. Угнетаемые колонизаторами Египет и другие страны Нильского бассейна очень отстали в экономическом отношении и только сейчас начинают раз­вивать свое хозяйство.

Не так давно перед египетскими инженерами и учеными была поставлена задача — разработать такой проект, чтобы гарантировать страну от пагубного влияния засух и навод­нений и превратить Нил в источник электрической энергии. Тогда-то и была выдвинута идея создать Садд аль-Аали — высотную Асуанскую плотину и огромное водохранилище, а падение воды использовать для получения электро­энергии.

Однако одно дело проект, другое — его осуществление. На этот счет уже имелся печальный опыт: все ранее по­строенные сооружения стоили очень дорого и создавались на протяжении десятилетий. Например, только на составле­ние проекта ГЭС у старой Асуанской плотины было затра­чено 36 лет, а плотины в дельте строились на протяжении 65 лет.

Для постройки большой плотины на Ниле нужны были специалисты, машины, материалы, оборудование. Где взять все это бедной стране, лишь недавно освободившейся от ига колонизаторов?

Узнав о затруднениях египтян, английское и американ­ское правительства предложили ОАР заем в 200 миллионов долларов, но на таких кабальных условиях, которые ста­вили республику в полную от них зависимость. Естествен­но, что правительство ОАР отказалось от такой «помощи»«

26 июля 1956 года в республике отмечалась четвертая годовщина Национальной революции. На празднествах по этому поводу президент Насер объявил, что правительство решило национализировать Суэцкий канал, а на средства от его эксплуатации начать строительство высотной Асуан­ской плотины. Это известие народ принял с большим удовлетворением.

В самом деле, было отчего радоваться. Во-первых, на­чинала сбываться извечная мечта египтян о покорении Нила, и, во-вторых, Суэцкий канал — их детище — снова поступал в ведение подлинного своего хозяина. Тем самым восста­навливалась справедливость, столь грубо попранная коло­низаторами.

В ответ на это решение империалисты обрушили на мир­ные египетские города и села тучи смертоносных бомб, превратили в руины прекрасный город Порт-Саид, уничто­жили огромные материальные ценности, погубили мно­жество людей.

Советский народ оказал материальную помощь постра­давшим. Более того, 28 декабря 1958 года было подписано соглашение об оказании нашей страной экономической и технической помощи Объединенной Арабской Республике в строительстве Садд аль-Аали — высотной Асуанской пло­тины.

«СССР не на словах, а на деле помогает нам».

«Многовековые чаяния нашего народа воплотятся в жизнь благодаря дружеской помощи Советского Союза»,— сообщали тогда египетские газеты.

В 1959 году был принят к осуществлению советский ва­риант плотины. В обсуждении проекта принимали участие многие зарубежные специалисты. Эксперты изучали его с большим пристрастием, но, как ни пытались, не нашли в нем изъянов. Это и не удивительно: в своей практической деятельности им ранее никогда не приходилось иметь дело с гидротехническим строительством такого грандиозного масштаба.

9 января 1960 года вошло в историю ОАР как одна из самых замечательных дат: близ небольшого городка Асуа­на в основании будущей плотины был заложен первый ка­мень, и в тот же момент последовал первый взрыв скаль­ных пород.

С тех пор имя безвестного ранее городка не сходит со столбцов газет и журналов мира.

Асуан — древнее поселение, основанное более двух тысяч лет тому назад. Зажатое между берегом Нила и песками Нубийской пустыни, оно веками прозябало и хи­рело. Лишь изредка заглядывали сюда иностранные архео­логи и туристы.

В переводе с арабского Асуан означает «Город Солнца». Название совершенно точное. Здесь вечно сияет солнце и над городом простирается безоблачное небо. Дождь — исключительная редкость. Не только молодые люди, даже старожилы не помнят дня, когда последний раз шел дождь.

Поэтому в Асуане всегда жарко. Температура воздуха в тени достигает 50 . И некуда спрятаться от палящих лучей солнца. Вокруг — никакой растительности. «Мрачные чер­ные скалы кругом … Внизу коричневая лента Нила и ни­каких, конечно, пальм на его угрюмых берегах. Только на левом берегу кое-где желтеют пятна дюнного песка», — пи­сал один из советских инженеров.

Можно себе представить, как трудно было работать в таких условиях нашим специалистам, командированным на строительство высотной Асуанской плотины. Их было более 1800 человек … А всего вместе с местными рабо­чими-египтянами на стройке было занято свыше 32 тысяч рабочих и специалистов.

Ныне Асуан переживает свою вторую молодость. За не­сколько лет он вырос, похорошел. Появились большие дома, столовые, кинотеатры. Рабочие получили благоустроенные квартиры. Многие из них впервые обрели кров над головой, обзавелись семьями. «Поверьте, эфенди инже­нер,— сказал как-то одному из наших специалистов старый рабочий Мухаммед Шафэ, — впервые за тридцать лет работы я теперь живу под настоящей крышей, ведь у меня никогда не было своего угла». Другой рабочий показал пещеру, где он жил, словно дикий зверь: «Мне еще завидо­вали: у многих и такого жилья не было», — говорил он.

При создании Асуанской плотины наши гидростроители использовали опыт, полученный при постройке самых мощ­ных в мире электростанций на Волге и Ангаре. А египет­ские инженеры и ученые побывали на разных стройках в СССР — на Волгоградской, Кременчугской и Братской ГЭС.

Итак, что же представляет собой новое сооружение на Ниле, о котором писали и пишут во всех странах мира?

В месте, где создан гидроузел, Нил протекает в скали­стом русле шириной до 600, глубиной до 35 метров. Учтя местные условия, советские инженеры решили строить пло­тину из камня, земли и песка. Длина ее 5 километров, вы­сота 111 метров. Плотина эта нового типа. Она сложена из камня, а пустоты заполнены песком, причем намывали его под водой на глубине до 70 метров.

Ученых и инженеров очень беспокоило: не останутся ли в теле плотины предательские пустоты, которые впослед­ствии могут привести к разрушению плотины и к аварии?

Чтобы все проверить на практике, лабораторией инсти­тута «Гидропроект» им. С. Я. Жук были построены на Мо­скве-реке точные модели участка Нила с высотной плотиной в разных масштабах. Эксперименты на моделях помогли решить много неясных вопросов.

И только после этого инженеры перешли к практической работе, уже на настоящем Ниле.

Когда обследовали дно реки, оказалось, что оно на большую глубину сложено из гальки и песка. Эти породы, как известно, легко пропускают воду. Значит, воды могут вымыть грунт из-под основания плотины, и тогда авария неизбежна.

Нужно было закрыть эту лазейку, и вот на дне русла пробурили множество скважин на глубину до 200 метров. Под большим давлением туда нагнетали глинистые и сили­катные растворы. Затвердев, они образовали твердый, не­проницаемый для воды заслон.

Плотина ведь строится на века, поэтому она должна быть такой же прочной, как египетские пирамиды, которых не смогли победить ни время, ни орды завоевателей.

Кстати, о пирамидах и высотной плотине.

Неподалеку от Каира на левом берегу Нила расположен город Гиза, а близ него, на границе с Ливийской пустыней, возвышаются знаменитые пирамиды Хеопса, Хефрена и Микерина, воздвигнутые за 25—30 веков до нашей эры.

Незабываемое впечатление производят на всех эти пи­рамиды, особенно пирамида Хеопса высотой 137 м (перво­начальная высота ее 146,6 м), сложенная из 2 300 000 боль­ших отшлифованных каменных глыб, весом каждая около 2,5 тонны,, Ее строили сто тысяч рабов в течение тридцати лет.

Почти пять тысяч лет стоит с тех пор пирамида, самая великая из сооружений в Египте. «Все на земле боится времени, но время боится пирамид»,—сказал один из арабских писателей XVIII века.

Но самая большая пирамида будет выглядеть карликом по сравнению с высотной Асуанской плотиной; плотина по объему превзойдет ее в 17 раз и окажется величайшей «пирамидой» XX века!

На всех реках земного шара насчитывается около 26 ты­сяч плотин, сделанных из железобетона, камня и песка, но среди них Садд аль-Аали — самая большая. На нее лишь немного похожи три плотины в мире: Денвер на реке Коло­радо в США, Серпансен в Швейцарии, Мирбуру в Японии. Но если сложить объем всех трех водохранилищ у этих плотин» то их сумма будет меньше трети емкости Нильского «моря» у высотной Асуанской плотины.

Нильское «море» станет самым большим искусственным водоемом на нашей планете. Его объем 130—150 миллиар­дов кубометров — в два раза больше, чем у Куйбышевского водохранилища. Собранные воды позволят оросить более 650 тысяч гектаров новых земель.

Пустыне придется потесниться. Человек отвоюет у нее большие участки жизненного пространства. Как тут не вспомнить слова нашего соотечественника Егора Петровича Ковалевского, побывавшего в Египте в прошлом веке. Глядя, как пустыня оживает после редких дождей, он пи­сал: « …не вечной же смерти обречена эта пустыня. Если природа так быстро может исторгнуть ее из рук смерти, то человек силой труда и времени может достигнуть того же!» Его слова сбываются. Кроме новых, отвоеванных у пусты­ни, земель, еще 285 тысяч га будут переведены на круглогодичное орошение, а это значит, что урожай на них почти утроится.

Большие выгоды получит страна от того, что Нил на зна­чительном протяжении станет судоходным.

10 миллиардов киловатт-часов в год — целый океан элек­тричества получат промышленность и сельское хозяйство республики. Это позволит им развиваться быстрыми темпа­ми. Сразу повысится жизненный уровень трудящихся.

Жителям нильской долины уже не страшны будут ни губительные засухи, ни катастрофические разливы Нила.

Таков далеко не полный перечень тех благ, которые по­лучат жители берегов великой африканской реки Нила после вступления в строй энергетического гиганта. Эконо­мисты подсчитали — затраты на его создание полностью окупятся в первые же два года!

Мощность Асуанской ГЭС превысит 2 миллиона квт. В середине мая 1964 года Нил был перекрыт; отныне он на­чал свою новую службу человеку. 25 сентября 1967 года — снова знаменательная дата: был пущен в действие первый агрегат ГЭС на Ниле. Потом одна за другой стали вводить­ся новые турбины. Завершение строительства Асуанской ГЭС намечено осуществить досрочно — в 1969 году вместо 1970 года.

На примере Асуана все народы Африки убеждаются в том, насколько бескорыстна помощь, которую оказывает наша страна угнетавшимся ранее государствам. Наши люди, наши самосвалы, краны, бульдозеры работали в Асуане в то самое время, когда в Южной Аравии воздух боро­здили военные самолеты английских колонизаторов и когда по наущению американских империалистов израильские агрессоры вероломно напали на Объединенную Арабскую Республику, Сирийскую Арабскую Республику и Иорданию и оккупировали часть территории этих государств.

Асуан сделался теперь местом паломничества. В отдель­ные дни число гостей из разных стран превышало здесь полторы тысячи человек. Больше, чем в прославленной Мекке. Гости и туристы называют Садд аль-Аали «восьмым чудом света».

В Асуан поверили даже старые люди, фанатические при­верженцы религии. За годы стройки не раз смотрели они с опаской в сторону, где грохотали взрывы на Ниле, возво­дилась плотина, устанавливались турбины. «Как бы не про­гневить богов, не прогневить Нил!»

Прошли годы. Поднялась плотина, первые турбины дали ток. Никакого несчастья не последовало. Наоборот, сбы­лась вековая мечта о покорении Нила.

Наш рассказ о героических событиях на Ниле будет не­полным, если не остановиться еще на одном важном во­просе.

Дело в том, что после возведения высотной Асуанской плотины Нильское «море» затопит долину Нила, и под водой окажется целая древняя страна Нубия. На дне моря будут погребены бесценные памятники древней культуры. Как быть с ними? Можно ли оставить их на произвол судь­бы, пожертвовать ими?

Эти вопросы обеспокоили не только правительственные и общественные круги Судана и ОАР, они взволновали весь мир.

Чтобы сохранить памятники, нужно было демонтировать их и перенести в безопасные места или оградить от воды высокими дамбами. Все это хлопотно и очень дорого стоит. ОАР и Судан такими возможностями не располагали. По­этому они обратились за содействием в ЮНЕСКО — между­народную организацию в системе ООН (Организация Объ­единенных Наций), ведающую вопросами образования, науки и культуры.

Правительства обеих стран объявили, что разрешат стра­нам, которые помогут им в сохранении памятников, полу­чить безвозмездно половину того, что будет найдено при раскопках.

По инициативе ЮНЕСКО началась всемирная кампания за сохранение нильских древних сокровищ. В рабочие ко­митеты вошли видные государственные деятели, ученые, работники искусств.

Свыше 80 государств решили принять участие в этом бла­городном деле.

В долине Нила велись раскопки и работы по демонти­рованию памятников. Обнаружены неизвестные до сих пор древние храмы, крепости, поселения, погребенные под песками. Найдены статуи, барельефы, различные предметы, характеризующие быт и культуру древних обитателей ниль­ской долины.

Из мрака веков на свет появилась древняя крепость Букен на левом берегу Нила против города Вади-Хальфа. Это — одно из нескольких укреплений на участке между на­селенными пунктами Вади-Хальфа и Семнэ, возникших за две тысячи лет до нашей эры.

Крепость господствовала над вторым катарактом (порогом) и контролировала подступы к Египту с юга. Ее защит­ники не раз отражали нападения южных племен. Одна из таких осад была роковой: в 1960 году до нашей эры кре­пость пала и была разрушена победителями.

В период XVIII династии (1555—1350 гг. до н. э.), когда Египтом правили особенно воинственные фараоны, цита­дель была восстановлена и хорошо укреплена. Она сущест­вовала вплоть до конца XX династии (около 1090 г. до н. э.).

Среди других многочисленных памятников старины осо­бо выдающееся место занимают ансамбль Абу-Симбел, Вади ас-Себва, Дакка и ряд других храмов, созданных более трех тысяч лет назад.

Пещерные храмы Абу-Симбел находятся в 50 километрах выше судано-египетской границы. Самый большой храм, целиком высеченный в скале, имеет вид туннеля длиной 70, шириной 38, высотой 33 метра. Туннель построен так, что солнце освещает его на всю длину только два раза в году— 21 февраля и 19 октября, причем рано утром, пока оно поднимается от горизонта на четыре градуса.

Солнечный луч, выхватывая из мрака одну за другой священные статуи фараонов и богов, оживляет их на не­сколько мгновений, а затем снова надолго покидает. Жрецы объясняют это так: «Божественный свет даже в глу­бинах может отыскать того, кто несет на себе божествен­ное начало». Тем самым они еще раз утверждали божест­венное происхождение фараонов, объявлявших себя «сы­новьями Солнца».

Вход в храм был украшен четырьмя каменными колос­сами — двадцатиметровыми фигурами фараона Рамзеса II (1317—1251 гг. до н. э.), величественно взиравшими на вод­ную гладь Нила.

Колоссы высечены древними ваятелями тридцать два века тому назад и в течение двадцати последних столе­тий вместе с храмом были погребены под песками. Их слу­чайно обнаружил швейцарец Иоганн Бурхардт. Это — ро­мантическая история, и случилась она в начале прошлого века.

Бурхардта очень интересовали памятники старины и осо­бенно Древнего Египта, но попасть к ним не было никакой возможности. Европейцам под страхом смертной казни не разрешалось подниматься по Нилу выше города Дерра.

Тогда Бурхардт совершил поступок, крайне удививший всех его соотечественников. Он принял мусульманскую веру и даже ходил с паломниками в Мекку. Под именем Ибрагима Абадуллы Бурхардт проник к памятникам, где и обнаружил почти скрытые под песком статуи Рамзеса II.

Однако почти девяносто лет после того памятники пре­бывали в прежнем состоянии и только полвека тому назад появились на свет снова.

Ниже, на правом берегу Нила находится высеченный в скале храм Дерр. За ним располагается храм Вади ас-Себва со священной аллеей «Путь богов», где высятся каменные фигуры сфинксов. Неподалеку есть еще храм Дак­ка, славящийся замечательными росписями и фресками.

Ансамбль замыкает храм Герф-Хуссейн, высеченный на высоком скалистом берегу. Рядом с храмом лицом к реке стоят каменные колоссы, внушающие верующим страх и благоговение.

Все памятники будут спасены. Колоссы Рамзеса II, на­пример, распилены на блоки и установлены в другом месте, значительно выше, чем раньше.

Вместе с другими странами в кампании по сохранению нильских сокровищ принимает участие и наше государство.

Легендарный Нил, тысячелетиями верно служивший че­ловеку, в нынешнее время приобретает еще более важное экономическое значение. Недаром труженики-феллахи на­зывают его «рекой великих надежд».