3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

В них есть что-то неприятное, жестокое, какое-то пугающее коварство.

РОЛЬФ БЛОМБЕРГ,

Змеи-гиганты и страшные ящеры

В оценке крокодилов, избранной нами в качестве эпиграфа, известный шведский писатель-натуралист, ки­норежиссер и путешественник не одинок. Правда, по словам крупнейшего этолога Конрада Лоренца, так считать и говорить — значит, «некстати применять че­ловеческие моральные категории». А на самом деле ка­кие они, эти крокодилы, к которым столь предвзято от­носятся даже биологи?

Ради красного словца, впечатляющего сопоставления некоторых из ныне живущих рептилий принято сравнивать с динозаврами или же объявлять их прямы­ми потомками мезозойских ящеров. В качестве наслед­ников динозавров довольно часто фигурируют комод­ский варан (самая крупная ящерица на Земле) и юж­ноамериканская зеленая игуана. Последняя по размеру более чем вдвое уступает варану, но ее «архитектурные излишества» — гребень-частокол на спине, горловой мешок, крупные щитки на голове так и побуждают зачислить ее на роль дракона. Кстати, в нашумевшем и запомнившемся фильме «Миллион лет до нашей эры» такая игуана, снятая методом блуждающей маски, впол­не успешно справляется с ролью доисторического яще­ра, неустанно преследуя человека, кажущегося лили­путом.

Иногда «динозавром» объявляют гаттерию из Новой Зеландии, что тоже неверно. Будучи единственным со­хранившимся по сей день представителем отряда клю­воголовых, гаттерия — реликтовая форма. И ни гаттерия, ни игуана, ни варан не состоят в прямом род­стве со «страшными ящерами», ведь именно так пере­водится слово «динозавры». Не все знают, однако, что среди современных рептилий есть и прямые родичи ди­нозавров — это крокодилы. Зоологическая номенклату­ра включила их в подкласс архозавров, куда, кроме них, входят (или, точнее, входили) текодонты, пти­цетазовые динозавры, ящеротазовые динозавры и пте­розавры. Ни одни представитель названных отрядов не дожил до наших дней, если не принимать на веру ни­чем не подтвержденные рассказы о встречах с динозав­рами в болотах Африки или… тайге Якутии. Однако прежде чем вымереть 60 миллионов лет назад, архозав­ры дали начало птицам, к которым близки крокодилы, несмотря на внешнее несходство.

Подкласс архозавров (что значит «древнейшие яще­ры») был наиболее многочисленным среди ископаемых рептилий. Появились они в позднем триасе, а к началу кайнозоя уже сошли со сцены развития жизни на Зем­ле. Отряд «текодонты», что означает «ячеистозубые», назван так потому, что каждый зуб у них находился в ячейке-альвеоле. Точно так же устроены зубы у совре­менных крокодилов. Кстати, эти страшные зубы, числом приближающиеся к полусотне, легко ломаются и выпа­дают из альвеол.

Одна из гипотез вымирания динозавров гласит, что к их повсеместной кончине привела смена раститель­ного покрова, связанная с аридизацией климата, т. е. его изменением в сторону сухости. Не удивительно, что последние архозавры избрали для жизни тропические водоемы, жаркую и влажную климатическую зону без ярко выраженной смены времен года, которая мало изменилась со времен века ящеров. Хотя в Европе из­вестны их ископаемые останки, это единственный, не считая Антарктиды, континент, где они не встречаются. Правда, профессор Бернард Гржимек описывает забав­ный случай, как два спиннингиста летним днем на бе­регу реки Итшен близ Саутгемптона (Англия) едва не сломали удилище, вываживая крупную рыбу, оказав­шуюся молодым нильским крокодилом, видимо, выпу­щенным в реку каким-нибудь чудаком. Однако во вре­мена юра и мела крокодилы в Европе были довольно обычными животными.

Более века назад в Германии, в Геттингене, жил доктор Э. Гартман, страстный коллекционер окаменелостей. Он щедро вознаграждал за каждую находку рабочих каменоломен. Однажды один из них притащил доктору груду камней с окаменелостью в каждом, про­шагав несколько часов с рюкзаком за плечами в надеж­де на премию. Однако когда рабочий принялся на глазах у доктора извлекать камни из рюкзака и составлять из них нечто целое, то вместо одобрения услышал раз­гневанный крик Гартмана. Рабочий, оказывается, от­бил, сочтя их лишними, ребра и конечности у скелета ископаемого крокодила, приняв за змею череп, хребет и длинный хвост. Все же в руки палеонтологов попало немало неповрежденных скелетов вымерших крокоди­лов, и представление о них составлено достаточно яс­ное.

Среди ископаемых крокодилов хорошо известны мистриозаврыдержавшиеся у берегов, и пелагозаврысудя по всему, предпочитавшие открытое море. Еще лучше были приспособлены к жизни в открытом море метриоринхус и геозавр (среднеюрская и раннемеловая эпохи). Конечности у них превратились в ласты, а на конце хвоста образовался маленький вертикальный плавник. Настоящим колоссом был дейнозухус — 16 метров длиной! Тогда же возникли крокодилы-крош­ки: в 22 и 40 сантиметров длиной. Доживи они до на­ших дней, их, скорее всего, переловили бы люди, чтобы заселить ими комнатные террариумы!

В верхнетриасовых отложениях Аризоны был найден предок современных крокодилов — протозухусПо раз­мерам он невелик — 80 сантиметров. Конечности у не­го крокодильи: передние короче задних. Видимо, его предком, в свою очередь, был кто-нибудь из двуногих текодонтов. Голова и панцирь у этого минидинозавра явно крокодильи. Правда, коренное население Новой Гвинеи, папуасы, придерживается своей точки зрения на происхождение крокодилов. Одна из папуасских ле­генд гласит: от сильной качки у лодки внезапно вы­росли ноги, задний ее конец зашевелился и превратил­ся в хвост, а передний, украшенный зубчатой резь­бой, — в пасть с большими зубами. Так возник первый крокодил.

Дифференциация отряда на три группы современ­ных крокодилов — аллигаторов, настоящих крокодилов и гавиалов — относится к позднемёловой эпохе. Кроме названных, многие слышали, наверное, о кайманах. У Луи Буссенара в «Похитителях бриллиантов» мы встречаем кайманов в Африке. Энциклопедический сло­варь «Лярусс» 1904 года издания поселяет каймана в Китае. В Африке и Австралии крокодилов часто назы­вают аллигаторами. Помните, у С. Михалкова в стихах про неверующего Фому — в реке под названием Конго «Купаться нельзя! Аллигаторов тьма…».

В некоторых местах, где водятся крокодилы двух ви­дов, одного обычно зовут аллигатором, другого кроко­дилом. Так поступают, к примеру, на Кубе, где кубин­ского крокодила называют cocodrillo, т. е. крокодилом, а американского острорылого — el lagarto. Последнее наименование, вообще-то, переводится с испанского как «ящер». Увидев в Америке гигантских бронированных ящеров, первые конкистадоры нарекли их (эль лагарто), и искаженное это слово стало наименованием од­ной из групп отряда крокодилов. Индейцы-карибы на­зывали местные виды крокодилов кайманами. Настоя­щие аллигаторы, самые холодоустойчивые из крокоди­лов, встречаются в юго-западной части США и в Ки­тае. В Африке и Австралии их нет. Кайманы (более прогрессивная ветвь аллигаторов в эволюционном смыс­ле) обитают в Центральной Америке и в тропической части Южной, их тоже нет ни в Африке, ни в Китае.

Анатомические различия между разными видами крокодилов сравнительно невелики. Они проявляются в таких деталях, как сравнительная длина и ширина рыла и мелкие особенности строения скелета и зубов. Взрослого настоящего крокодила (представи­теля рода Крокодилюсможно отличить от аллигатора и каймана по сравнительно крупному четвертому зубу нижней челюсти, лежащему в выемке края верхней че­люсти, когда рот закрыт. У аллигаторов и кайманов этот зуб входит в ямку на небе и не виден, когда челю­сти захлопнуты. Из этого правила есть исключение: у одного вида каймана этот зуб заметен, за что кай­ман и назван крокодиловым. Гавиалы легко отличимы от других крокодилов по длинному тонкому рылу.

Несколько подробнее остановимся на крокодиль­их зубах, ведь именно они вселяют ужас, делают его страшным противником. Зубы бывают длиной 5 см. Против длинных зубов верхней челюсти размещены ко­роткие нижней, и наоборот. Между зубами у крокодила располагаются барорецепторы, поэтому они (как и мле­копитающие) могут контролировать силу сжатия челю­стей, чего не могут делать другие рептилии. Крокодилы способны с необыкновенной нежностью освободить от скорлупы своего детеныша и свирепо перекусить попо­лам свою жертву. Это оружие обновляется у них многократно. По количеству зубов аллигаторы тоже отлича­ются от настоящих крокодилов — они «зубастее», у них в нижней челюсти 44 .зуба, а у крокодилов их 30, по 15 с каждой стороны. В верхней челюсти у крокодилов не более 19 зубов. У особого вида рода крокодилов — гавиалового — до 21, у настоящего гавиала в верхней 27, в нижней 24 зуба.

Череп крокодила во множестве пронизывают воз­духоносные пазухи и каналы. Это не прихоти эволюции — пазухи и каналы существенно облегчают вес черепа. Благодаря этому крупный крокодил спосо­бен бесшумно, без единого всплеска и незаметно для добычи погрузиться, с тем чтобы подкрасться к ней под водой. Ему достаточно для этого понизить давление в грудной полости и отсосать в легкие часть воздуха из этих ходов. В его бесшумном погружении действительно есть нечто дьявольское. Обратная операция позволяет ему также бесшумно всплывать, выставив на поверх­ность «перископ» — глаза и ноздри, расположенные в одной плоскости.

Сетчатка глаза крокодила состоит в основном из палочек, и ночью, а также под водой он видит столь же прекрасно, как днем. Слух острый — диа­пазон чувствительности от 100 до 4000 герц. Ноздри и ушные отверстия закрываются клапанами. Череп крокодила укрывает мозг с недюжинным для рептилии интеллектом. Хорошо развит мозжечок — свидетельство сложной координации движений. О пове­дении крокодилов, тайны которого приоткрываются только сейчас, мы расскажем ниже. Ясно одно при взгляде на этот мозг: крокодилы — наивысшие среди низших, что подтверждает совершенство их кровенос­ной и дыхательной систем по сравнению с дру­гими рептилиями. Выше них стоят только птицы и мле­копитающие.

Американский астрофизик и талантливый популяри­затор науки Карл Саган в книге «Драконы Эдема», прослеживая эволюцию человеческого мозга, напомнил общеизвестное: спинной, задний и средний мозг — наи­более древние отделы центральной нервной системы, общие у нас с пресмыкающимися. Физиологи присвоили ему название «Р-комплекс» — рептильный комплекс. Именно на него возложено «послушное и бесстрастное осуществление любого поведения, диктуемого генами или мозгом». Мак-Лин показал: Р-комплекс играет важную роль в агрессивном, ритуальном и территори­альном поведении, а также в установлении социальной иерархии.

Неспроста мы, потрясенные, называем убийство хлад­нокровным, отмечаем неприятный «холодный взгляд». И рептильное наследие нет-нет да и прорвется сквозь высшие отделы мозга и высшие чувства, заставляя стра­дать окружающих от этакого крокодила в человечьем обличье. А в наш век подспудная человечья агрессив­ность угрожает не только народам Земли, но и всему живому на планете. Как выразился писатель-фантаст, «кора, способная ощущать любовь, испытывать угрызе­ния совести и создавать стихи, пребывала в состоянии хрупкого перемирия с мозгом крокодила, который ле­жал под ней». Точно сказано! Итак, нравится нам это или нет, крокодилье наследие есть в каждом из нас.

Продолжим знакомство с устройством крокодила. В полости рта у него хорошо развитое вторич­ное небо, вход в глотку перекрыт небной за­навеской. Благодаря этому крокодил способен ды­шать, выставив ноздри и открыв под водой пасть, — ему не грозит опасность захлебнуться. Язык не дви­гается — он прирос ко дну ротовой полости по всей длине. В дыхании крокодилу существенно помогают движения печени, обеспечивающие вентиляцию лег­ких. Одна очень важная анатомическая деталь отли­чает крокодилов от всех рептилий и сближает их с теп­локровными животными — сердце у них четырех­камерное, как у нас с вами. Несмотря на это, круги кровообращения не разомкнуты полностью и кровь — артериальная с венозной — частично смешивается.

Весь внешний облик крокодила говорит о его при­способленности к жизни в двух средах, или, как выра­жаются биологи, амфибиотическому образу жиз­ни: сплющенный с боков хвост, волнообразные движе­ния которого посылают крокодила вперед, перепонки на задних лапах, обтекаемое тело. Ударом хвоста кро­кодил способен сбить с ног крупное животное. Мус­кульная сила его велика. В рывке он может вы­скочить из воды на несколько длин своего тела: это обеспечивается резким ударом хвоста и толчком от дна задними ногами. На короткой дистанции крокодил спо­собен обогнать лошадь. Кстати, застигнутый врасплох, он переходит, как конь, на галоп со скоростью до 50 ки­лометров в час!

Кожа крокодила усажена роговыми щитка­ми, под которыми расположены костные пла­стинки. На голове и у анального отверстия имеются железы с пахучим секретом — ими крокодилы метят территорию.

Ранее считалось, что крокодилов 21 вид, но совре­менная герпетология утверждает: крокодилов 24 вида, и они достаточно четко различаются между собой.

Аллигаторов всего два вида: миссисипский и китайский. Первый живет в бассейне Миссисипи, дохо­дя к югу до границы с Мексикой, второй в бассейне Янцзы.

Кайманы, чья прогрессивность выражается в об­заведении костным панцирем на брюхе и отсутствием окостенелой носовой перегородки, которая есть у алли­гаторов, живут от юга Мексики до севера Аргентины. Их три рода и шесть видов.

Настоящие крокодилы населяют Южную и Центральную Америку с Антильскими островами, Аф­рику и Мадагаскар. В Азии крайняя западная граница их ареала проходит по восточной окраине Ирана, охва­тывая весь юго-восток материка с Индостаном, Шри-Ланкой, Индокитаем и Малайским архипелагом, а так­же Филиппины, Новую Гвинею, Австралию и острова Тихого океана. В Америке обитают четыре вида настоя­щих крокодилов, в Африке — четыре, в Азии и Австра­лии — семь. Наиболее склонен к морским странствиям гребнистый крокодил. Ему доводилось преодолевать до 1100 километров морем!

Все они принадлежат к 3 родам: Крокодилюс (на­стоящий крокодил) с 12 видами, Остеолемус (черный, или тупорылый, крокодил) с 2 и Томистома (гавиаловый крокодил) с 1 видом. А последний, обитающий в реках и озерах Малайского архипелага, очень похож на гавиала, выделяемого тем не менее не только в оообый род, но и в отдельное семейство и живущего в бассей­нах некоторых рек Индии и Непала. Это сходство — у них необыкновенно длинные вытянутые челюсти — лишь внешнее. Оно обусловило и схожее питание — оба вида почти исключительно рыбоядны. Вообще отмене­но, что молодые крокодилы других видов тоже кормят­ся большей частью рыбой — челюсти у них диспропорционально длинны. Боковое движение длинных челю­стей встречает минимальное сопротивление воды и по­зволяет хватать такую проворную добычу, как рыба. С годами, когда относительно общих размеров челюсти укорачиваются, меняется и характер питания — рацион обогащается млекопитающими и птицами.

В Африке, Америке и Австралии тоже есть по одно­му рыбоядному узкорылому виду. Это прекрасно иллю­стрирует эволюционный параллелизм — в раз­ных родах, хотя и родственных, развиваются сходные признаки на общей наследственной основе.

В конце прошлого — начале нашего века появились первые любители содержать крокодилов дома. В Рос­сии до 1917 года крокодилов можно было купить в пет­роградских зоомагазинах. На Западе мода на них «до­жила» до природоохранного бума 70-х годов, когда многие страны резко ограничили отлов и вывоз малень­ких крокодильчиков.

При содержании в неволе крокодилам приходится создавать условия тропиков — держать при температу­ре 27—29° С и даже до 34°, если питомцы зоопарка пло­хо едят. Аллигаторам достаточно 24—27° С, непродол­жительное падение температуры до 21° (но не ниже) они вынести могут. Впрочем, на Кубе наблюдали кубин­ских крокодилов при температуре воды 12° С. Однако крокодил, лишенный тени или воды, под прямыми лу­чами среднеевропейского солнца неминуемо через час погибнет от перегрева.

В общем, содержать их несложно — ровные по пло­щади участки воды и суши, достаточно просторный тер­рариум, надлежащий температурный резким, животная пища. В террариуме Лондонского зоопарка крокодилам, помимо их собственного рациона, скармливали все, что не съедали змеи. Особенно предпочитали они пищу с душком, начавшую разлагаться от жары. Самый круп­ный аллигатор съедал там 4 килограмма конины в 3 приема и не отказывался на следующее утро от 5 кро­ликов или голубей. Вегетарианская диета полностью ис­ключена, хотя в желудках узкорылых крокодилов из Конго находили плоды (видимо, упавшие в воду и про­глоченные случайно), а сотрудники зоопарка в Джай­пуре утверждают, что скармливали своим болотным крокодилам, помимо буйволятины, колобки из тины. В качестве балласта, а также жерновов для перетирания пищи крокодилы заглатывают камни. Из желудка крупного нильского крокодила их извлекали до 5 ки­лограммов.

Не касаясь природоохранных аспектов содержания крокодилов в домашних условиях (все же в руки не­многих любителей попадают считанные единицы кро­кодилов) и имея некоторый опыт в этой области, сове­тую попавшего к вам крокодильчика передать в хоро­ший зоопарк. Это дело лучше не откладывать: зачастую в зоопарк приносят крокодилов на последнем издыха­нии. Однажды в бытность мою герпетологом Бакинско­го зоопарка туда принесли кайманчика, который уже дышал на ладан. Его широким жестом подарили, а че­рез несколько часов заморыш приказал долго жить. Хотя, повторяю, уход за крокодилами несложен, он спе­цифичен и по мере их роста требует больших жертв от владельцев. Это касается помещения, корма, поддер­жания режима, ухода и определенной степени опасно­сти — хотя бы быть покусанным.

Правда, в большинстве отечественных зоопарков ус­ловия для крокодилов никудышные, но все же это луч­ший выход, чем содержание их дома дилетантами. Наи­более оптимальный вариант (и в смысле профессио­нального ухода и условий) — передача в Тульский зооэкзотариум или в террариум Московского зоопарка. В двух зоопарках нашей страны был получен приплод от крокодилов — в Ростове-на-Дону и в Москве. В обо­их случаях это были сиамские крокодилы, легче всего размножающиеся в неволе. У зарубежных зоопарков опыта и успехов в деликатном деле разведения кроко­дилов поболее. Чаще всего эти животные размножались в зоопарках, расположенных в зоне их ареала. Так, гребнистого разводили в Папуа, Таиланде. Австралии, на Филиппинах, в Бирме, крокодила Джонсона — в зоопарке Мельбурна, острорылого — в зоопарке Сан­то-Домииго, болотного — Джайпуре.

Более интересны случаи разведения нильского кро­кодила в зоопарках Катовице (Польша), Западного Бер­лина, Тель-Авива, а также в зоопарках Чехословакии, Болгарии, Великобритании. ФРГ, США. В США по­лучен приплод от оринокского крокодила из Южной Америки, черного и гладколобого кайманов, а также каймана жакаре, гавиалового и тупорылого крокодилов. Последний, эндемик тропической Африки, размножен в зоопарках Малайзии, Израиля, Японии. В Японии и в ГДР было получено потомство от широкомордого кай­мана, в Великобритании от каймана крокодилового и миссисипского аллигатора.

Специалисты утверждают, что крокодилы существу­ют уже почти 200 миллионов лет. Обидно будет, если животные, видевшие дрейф континентов и выстоявшие перед оледенениями, исчезнут из-за людской прихоти. У них есть элементы социального поведения, сложные инстинкты, связанные с размножением. Еще Давид Ливингстон в 1857 году писал, что самка нильского кро­кодила помогает крокодилятам вылупиться и переносит их в воду. Однако это место в его записках прошло незамеченным, и долго гадали, как же крокодиленок выбирается из скорлупы, не имея клюва. Профессор Б. Гржимек высказал мнение, что скорлупа незадолго до выплода размягчается.

Директор одного из зоопарков Мексики доктор Ми­гель Альварес дель Торо наблюдал: самка каймана, за­слышав доносившиеся из кучи хвороста (где она сдела­ла гнездо) звуки, раскидала кучу. Звуки доносились… из яиц. Самка осторожно стала раскалывать яйца зу­бами, теми самыми, которыми она разгрызает панцирь черепахи. Самец помогал, ломая скорлупу задними ла­пами и хвостом. «Безмолвные» яйца самец закатил на­зад, чтобы продолжить процедуру на следующий день. Освобожденных кайманят самка во рту принесла в во­ду. Выпустив их, принялась плавать в сопровождении выводка, знакомя их с прудом, совсем как курица, зна­комящая своих цыплят с птичьим двором… Справедли­вости ради надо сказать, что почти в то же время раз­множение того же вида наблюдали в зоопарке Атлан­ты. Там оба родителя были индифферентны к молод­няку и его судьбе. Что ж, и среди людей по-разному проявляется родительская забота. Дальнейшие наблю­дения показали, что крокодилицы, скорее всего, ломают скорлупу; перекатывая яйцо между нёбом и языком.

Способность перетаскивать крокодилят в воду в гор­ловом мешке позже многократно отмечали в природе и в неволе у нильского, гребнистого, оринокского кроко­дилов, а также гангского гавиала.

Семья индийских биологов и фотографов-анимали­стов, Рамеш Беди с сыновьями Раджешем и Нарешем, в 1982 году засняла кладку яиц самкой гавиала. Она бережно откладывала их в сложенные вместе задние лапы, а потом опускала в вырытую ею яму. Они же снимали появление детенышей на свет. Когда кроко­дильчики стали подзывать мать, то прибыл и счастли­вый папа, который с нетерпением ждал, когда ему по­кажут новорожденных, словно отец в роддоме, по за­мечанию Рамеша Беди.

Ухаживание аллигаторов протекает неожиданно нежно. Здесь и поглаживание передней лапой, и под­ныриванне, н пускание пузырей от восторга. Только рев не стихает. Его красочно описал натуралист XVIII века Уильям Бартрам: «Глубокие болота, речные берега и густой лес многократно отражают леденящие душу зву­ки. Стоит замолкнуть одному, как начинает реветь сле­дующий — и воздух гремит, как тысяча громов».

Кладка нильского крокодила устроена так, что су­точные колебания температуры в ямке не превышают 3° С, тогда как перепады во внешней среде достигают 30° С. Самка заботливо прикрывает песок травой, увлажняет кладку в жаркую погоду. Отмечено интерес­ное явление (оно свойственно и другим рептилиям): при высокой температуре (36° С) из яиц вылупляются толь­ко самцы, при низкой (ниже 31° С) — самки.

Все настоящие крокодилы зарывают яйца в ямку, только гребнистый строит над ними гнездо, так же как более примитивные кайманы и аллигаторы. Рядом с гнездом самка сооружает две протоки по длине тела, но шире. Они заполнены жидкой грязью. Разбрызги­вая грязь хвостом, самка увлажняет гнездо, никуда от него не отлучаясь, ведь любителей крокодильих яиц много — это вараны, мангусты, выдры, шакалы. Яйце­кладка и постройка гнезда рассчитаны так, чтобы к выплоду, совпадающему с сезоном дождей, место клад­ки было затоплено.

В гнезде нильского крокодила около 33 яиц. В одной яме однажды нашли 205. Это был, безусловно, коллек­тивный инкубатор. Число яиц в кладке у разных Видов крокодилов колеблется от 10 до 100.

Крокодилы долговечны. Предполагают, что они мо­гут жить до 300 лет. Особи длиной более 6 метров по расчетам вступают во второй век. В зоопарках шестиде­сятилетние патриархи не редкость, аллигаторы дожи­вают и до 85. Несмотря на их «хитрый оскалившийся вид», у них есть и друзья: это кулик-песочник, шпорцевый чибис, ржанка. Они склевывают пиявок с греюще­гося на солнце левиафана, чистят ему зубы и своим резким криком предупреждают об опасности. Нахально по отношению к крокодилу ведут себя иногда его воз­можные жертвы: седлоклювые аисты, цапли-голиаф и серые — выхватывают рыбу из его пасти. Под водой крокодилы переговариваются звуками низкой частоты, на суше у них вступает в действие, как у птиц и зве­рей, язык поз. Секретом мускусных желез, которым они метят территорию, они привлекают самок. Желудочные соки их так крепки, что за несколько месяцев раство­ряют почти полностью железные наконечники копий и пятнадцатисантиметровые крючки.

Крокодила делает страшным противником его взрыв­ная сила, чудовищные челюсти. Известный зоолог из Шри-Ланки Дераниягала наблюдал, как убежавший из клетки взрослый лангур (довольно крупная обезьяна) пытался перемахнуть бассейн, где на дне лежал трех­метровый крокодил. Неподвижная, сонная рептилия, выпрыгнув наполовину из воды, схватила обезьяну в прыжке! Визг, один глоток, и обезьяны не стало. Пять лет в тесном бассейне никак не сказались на подвиж­ности крокодила…

В Африке жертвами крокодилов становились лев, носорог, буйвол и верблюд. Однажды видели, как кро­кодил целиком заглатывал, давясь, целого кабана-бо­родавочника — голова с клыками долго торчала у него из пасти. Пропутешествовав по суше 200 метров, кро­кодилы отобрали у группы львов убитого ими буйво­ла. В Австралии гребнистые крокодилы не раз хвата­ли и топили могучих битюгов-тяжеловозов, способных тащить 2 тонны груза. Видели также, как два кроко­дила перетаскивали тушу антилопы по берегу. Они объ­единяются иногда и для охоты. Наблюдали, как мо­лодые крокодилы устраивались в заводи в ряд мордами в сторону протоки для ловли рыбы. При этом они не меняли места, не нарушали правильности линии и не ссорились из-за рыбы.

Есть у них свои способы дележки крупной добычи, внешне довольно отталкивающие. Вцепившись в двух местах в тушу крупного животного, крокодилы, прижав лапы к туловищу, начинают вращаться вокруг оси, как веретено, причем в противоположные стороны, отрывая большие куски мяса. Добычу они затаскивают в подводные пещеры, прячут под нависающим берегом, чтобы вернуться к ней еще раз. Интересно, что схваченную рыбу крокодилы подбрасывают в воздух, а птицу или зверя тащат в воду. У жертвы, оказавшейся в необыч­ной среде, способность к сопротивлению и борьбе за жизнь падает…

В яростных боях крокодилы, как и многие другие животные, признав поражение, придерживаются умиро­творяющего ритуала — подставляют противнику наи­более незащищенное место — горло. Победитель хва­тает побежденного за лапу, но не кусает.

Крокодилы довольно быстро обучаются: узнают вскоре время своего кормления. Запах и вид пищи их сильно возбуждает и часто заставляет молодняк «пода­вать голос». Молодые крокодилы довольно говорливы по многим поводам. Короче, чем лучше ученые их узна­ют, тем более сложной оказывается их внешне прими­тивная жизнь. Эксперименты на крокодилах показали, что у них есть еще одно преимущество перед другими рептилиями. Хотя механизмы их терморегуляции несо­вершенные, они благодаря тепловой инерционности мас­сы тела ухитряются поддерживать относительно посто­янную температуру. Биология крокодилов помогает нам понять пути эволюции, объяснить причины вымирания их родичей — архозавров.

Несмотря на солидное вооружение и броню, у кро­кодилов много врагов, особенно на стадии яйца и де­теныша. Взрослые не раз становились жертвами круп­ных хищников: ягуаров в Америке, тигров в Азии, львов в Африке, хотя бывало и наоборот. Все зависит от того, кто кого где застигнет — у воды или вдали от нее. Слоны тоже недолюбливают крокодилов. Если сыщется среди последних любитель побродяжничать, то, пере­бираясь из водоема в водоем, он рискует быть растоп­танным стадом этих великанов. Что же до отношений между крокодилами и Homo sapiens, то они сложились непросто, и об этом в следующей главе.