2 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

В самом деле, почему? Речь идет о землетрясениях, ко­торые очень часты на нашей планете и не так уж редки в бассейне Индигирки. Как свидетельствуют статистиче­ские данные, на земном шаре ежегодно происходит око­ло трехсот тысяч землетрясений, но, к счастью, катастро­фические из них лишь единичные.

Какие же причины способствуют возникновению зем­летрясений? Они самым тесным образом связаны с раз­ломами земной коры, причем не со всякими, а главным образом долгоживущими. Такие разломы в бассейне Ин­дигирки существуют и известны с глубокой древности: Упоминавшийся ранее Правомомский протяженный (500—600 км) разлом на северной границе хребта Чер­ского возник давно, но периодические движения в его зоне нередко возобновляются вплоть до настоящего вре­мени. Разлом этот не единственный в пределах Инди­гирки. Имеются и другие столь же долгоживущие раз­ломы, но еще более протяженные.

Землетрясения — преимущественно короткие подзем­ные толчки. Они продолжаются всего несколько секунд, но в единичных случаях длятся 25—30, а порой и того больше.

Землетрясения возникают в определенных местах — гипоцентрах (или очагах)—в результате разрядки напря­жений, накапливающихся в оболочках Земли и глав­ным образом в земной коре. Но иногда очаги находят­ся на глубине 600—700 км от поверхности — в пределах следующей земной оболочки — мантии. То место на зем­ной поверхности, где подземные толчки имеют наиболь­шую силу, называется эпицентром. Ученым-сейсмологам уже давно известно, что землетрясения чаще всего про­исходят там, где земные оболочки ослаблены разломами и трещинами. Естественно, в таких зонах накопив­шаяся энергия в процессе разрядки освобождается и уст­ремляется к поверхности. Она таит в себе силу, которая способна произвести невообразимую катастрофу, разру­шая всяческие сооружения, унося десятки тысяч челове­ческих жизней.

Сила землетрясений оценивается в баллах по при­нятой в нашей стране двенадцатибальной шкале (от 1 до 12). Первые два балла почти не ощущаются людь­ми, а три — только некоторыми из них в пределах поме­щений. Четырехбалльное чувствуется каждым, кто пре­бывает в доме, пятибалльное — почти всеми людьми, не­зависимо от того, где они находятся. Что же касается щестибального землетрясения, то оно отчасти уже раз­рушительное. Естественно, что семибальное наносит еще больше повреждений сооружениям, образуются да­же трещины в домах.

А теперь укажем на более сильные землетрясения, весьма разрушительные и опасные для людей. Именно одно из таких и произошло в бассейне реки Индигирки 19 мая (18 мая по Гринвичу) 1971 года, а точнее в ручье Кобди, левом притоке речки Артык, в 30 км во­сточнее поселка того же названия. В эпицентре земле­трясение ощущалось с сотрясением 8—9 баллов. В пре­делах Индигирки (горах хребта Черского) случались землетрясения и раньше, и тоже довольно ощутимые — пяти- и шестибальные. Но такой силы толчки отмеча­ются здесь впервые.

В результате этого землетрясения произошли значи­тельные изменения местности в его эпицентре. Область видимых нарушений земной поверхности составляет 18 кв. км. В основном это были срывы — оползни, в том числе и лесной растительности, со склонов ручьев и рас­падков. Размеры оползней различны, от нескольких квадратных метров до 20 тыс. кв., м. Неодинакова и мощность сорванного покрова — от 10—15 см до 1— 1,5 м, а общий объем смещенного со склонов ма­териала представляется довольно внушительным — 143 тыс. куб. м.

В некоторых ручьях сильно обводненный материал образовал сели, которые создавали местами запруды, подобие плотин, высотой до 15 м, но они были неустой­чивей тут же разрушались новыми потоками (фото 44).

В самом поселке Артык вовремя землетрясения ощу­щались резкие толчки, во многих домах появились тре­щины. Весьма ощутимые толчки были и в других посел­ках, в том числе и в Усть-Нере, находящейся в 130 км от эпицентра землетрясения.

Толчки в эпицентре, хотя и небольшой силы, продол­жались еще долго, без малого целый месяц.

Как уже упоминалось, землетрясения возникают в зонах разломов. Эпицентр Артыкского (или Индигир­ского) землетрясения расположен в зоне крупнейшего на Северо-Востоке СССР Чай-Урьинского глубинного разлома.

Любопытно отметить, что этот разлом давал о себе знать очень давно, около 250 млн. лет тому назад. Тек­тонические движения в полосе разлома происходили и позднее. Но наиболее активные проявлялись сравни­тельно недавно, в последний миллион лет, когда Верх­не-Нерская впадина была приподнята на 150—200 м. Это же подтверждается и молодыми террасами, кото­рые возвышаются над современным руслом ее примерно в таких же пределах, а местами и больше.

Артыкское землетрясение произошло почти в безлюд­ном месте, поэтому, как кажется, нанесенный им ущерб оказался небольшим. Если бы здесь находились какие-либо постройки, особенно на склонах, от них бы не осталось и следа. Случись такой силы землетрясение в городе, результаты его были бы совсем иными, что можно продемонстрировать на конкретных примерах.

Почти такой же силы землетрясение в том же 1971 году произошло в Петропавловске-Камчатском. По­скольку я находился тогда там, могу об этом землетря­сении рассказать более подробно.

25 ноября (24 ноября по Гринвичу) в 7 часов 35 ми­нут (время местное) почти везде в домах зажегся свет и люди стали собираться на работу. Вдруг начало слег­ка пошатывать предметы в домах. Дальше — больше, сила толчков нарастала от секунды к секунде. Возник оглушительный грохот, который к тому же усиливался хлопаньем дверей, топотом ног бегущих на улицу лю­дей, криком и плачем детей. Мы также быстро открыли дверь своей квартиры (она начала было заклинивать­ся) и с 4-го этажа поспешно спустились вниз. Внизу, возле дома, уже находилось много людей, некоторые из них оделись кое-как (а ведь шел снег, пуржило). Ко­нечно же, люди уходили из домов главным образом уже тогда, когда толчки, по существу, прекратились.

Когда грохот совсем утих и несколько улеглась пыль, люди медленно, как бы нехотя, начали расходиться по своим квартирам. Вернулись и мы, застав в ней необы­чайный хаос. На полу и в других местах разбросаны книги, вывалившиеся из шкафа. Почти вся стеклянная посуда свалилась на пол, и теперь везде валялись толь­ко ее осколки. Свалились со столов телевизор и радио­приемник. Все это невообразимо перемешано и вдоба­вок обильно присыпано осыпавшейся штукатуркой и от­части обвалившимися со стен и потолков мелкими ку­сками бетона. Появились трещины вдоль стен, а блоки(дом крупноблочный) обособились. Вдобавок ко всему дом оказался в аварийном состоянии.

Позднее представилась возможность убедиться, что и в других местах города землетрясением оставлены бес­численные следы. Многие строения повреждены, а в неко­торых появились даже зияющие трещины. Изредка встре­чались трещины в грунте. Растрескался лед в озерах, отчасти повреждены водопроводная сеть города, а так­же порваны электропровода. Но ни один дом не был разрушен, никто из людей не пострадал, хотя это и бы­ло самое сильное землетрясение на Камчатке после 1959 г. и продолжительность его необычная — целых 40 секунд.

Ощущение после землетрясения довольно стран­ное — как будто бы вас время от времени потряхивает и трудно на первых порах избавиться от ложного впе­чатления. Однако были и повторные толчки, но неболь­шой силы и опасности для людей они не представляли.

Укажем еще на один пример. Несколько меньшей силы землетрясение произошло в Ташкенте в 1966 году. Среднюю интенсивность проявления этого землетрясения в городе можно оценить семью баллами. Результаты его оказались неутешительными, город не устоял перед стихией и был настолько разрушен, что его почти зано­во пришлось строить. Как известно, очень большую и дружную помощь в восстановлении Ташкента оказали многие города и республики нашей страны. Это, несом­ненно, очень сказалось на его быстром возрождении.

Таковы землетрясения силой 8 (а для Индигирки 8— 9) баллов. Можно только вообразить, что собой пред­ставляют более сильные — девяти — двенадцатибальные землетрясения; они чрезвычайно разрушительны.

Землетрясения — стихия страшная. Поэтому в тех местах, где они происходят, или в сейсмически опасных зонах, предпринимаются такие меры, которые были бы способны предотвратить воздействие стихии. Жилые до­ма и другие сооружения возводятся с учетом возмож­ной силы землетрясений, чтобы такие здания могли про­тивостоять толчкам и не разрушались. Великолепной иллюстрацией тому являются последствия землетрясе­ний в Ташкенте и Петропавловске-Камчатском. В пер­вом случае почти все постройки, возведенные, вероятно, без учета возможной силы землетрясений, разрушались, тогда как в Петропавловске-Камчатском подобного не случилось, все дома и иные постройки уцелели, ибо при строительстве их предприняты соответствующие меры предосторожности.

На основании детального изучения сейсмоопасных зон ученые теперь уже знают, в каких местах и какой силы могут быть землетрясения, что весьма важно при возведении сейсмостойких сооружений, а значит, и для жизни людей. Что же касается предсказаний возможно­го времени (точной даты землетрясения), то это вопрос очень сложный. Тем не менее учеными уже многое сде­лано, и землетрясения с большей или меньшей долей ве­роятности все же ими предсказываются.

Необходимо сказать еще об одном аспекте пробле­мы. До сих пор, говоря о силе землетрясений, мы оце­нивали ее в баллах. Сама же балльность землетрясений определяется характером воздействия их на соответст­вующие объекты, обусловленного удаленностью того или иного объекта от гипоцентра землетрясения — чем объект дальше находится, тем воздействие на него бу­дет слабее.

Но такая оценка силы землетрясений слишком субъ­ективна. В связи с этим учеными, изучающими земле­трясения, предложена и другая шкала, основанная на объективной оценке землетрясений. За единицу шкалы принята магнитуда, представляющая собой постоянную энергетическую характеристику землетрясений в его ги­поцентре.