2 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

В Большом Ущелье Индигирки, особенно в промежутке между Порожноцепинским и Чималгинским массивами, в реках и на пологих водоразделах можно наблюдать обильное нагромождение глыб и валунов. Ими, как мы убедились, в основном сложены и шивера. Камни разно­образного состава и разной крупности принесены сюда ледниками. Объем каменного материала необычайно велик, и чтобы столько камней сдвинуть с места или хотя бы держать их на себе, нужна огромная сила. А до того, как эти камни попали во власть ледников, нужно было еще разрушить часть горных хребтов, сложенных главным образом гранитами, а затем и раздробить гор­ные породы.

А ведь лед и гранит, казалось бы, несопоставимы по своей твердости. Лед — сравнительно мягкий продукт, и подогрей его — превратится в воду. А гранит чуть ли не символ твердого вещества. И тем не менее горные сооружения, сложенные гранитами и другими породами, разрушаются ледниками. Это оказалось вполне под силу огромным ледникам далекого прошлого.

На Индигирке было несколько оледенений. Одно из них произошло очень давно, многие сотни тысяч лет на­зад (раннечетвертичное оледенение). Затем, много вре­мени спустя, огромная территория Северо-Востока снова покрылась льдом, в том числе и бассейн Индигирки. Однако время шлои следы этих оледенений терялись все больше и больше.

Наиболее впечатляющим было так называемое верх­неплейстоценовое оледенение, которое произошло около 70 тыс. лет тому назад, когда ледники покрыли громад­ные площади и в их числе почти половину бассейна Индигирки. Эти места, как известно, не очень избалова­ны теплом и теперь. А тогда ничто не могло порадовать живое существо. Однако же всему свое время. Посте­пенно тепло набирало силу и все больше и больше вы­тесняло свирепый холод. Когда же он начал сдавать свои позиции одну за другой, ледникам ничего не оста­валось, как отступать выше, ведь там всегда холоднее. Ледники при отступлении, когда тепло активно преследовало их, превращая лед в бурные потоки, оставляли огромное количество неотсортированных камней (морен­ные отложения).

Но такое с ледниками случилось потом. А в самый разгар оледенения лед был полновесным хозяином в этих местах и мог творить невообразимое. Горные хреб­ты подвергались ледниковой обработке, в результате которой появились циркообразные ложбины (кары в них), зубчатые гребни, пологие площадки и многое другое. При своем медленном движении массы льда выпахивали (это называется экзарацией) целые ущелья в массивах горных хребтов, сложенных гранитами, кото­рые дробились на части и вместе с другими рыхлыми отложениями перемещались в пониженные места. Как указывает А. П. Васьковский (Васьковский А. П. Ледниковые формы рельефа и оледенение,— В кн.: Геология СССР. Т. XXX. Кн. II. М., «Недра», 1970), моренными отложениями того времени были заполнены и продольные долины притоков Индигирки и Колымы. В некоторых случаях моренные отложения подпруживают реки настолько, что вынуждают их прорезать русло в других местах. Так случилось и на одном из участков левобережья Инди­гирки. Один из ледников, следовавший по долине Ыта­быта, дошел до долины Индигирки и, слившись с другим ледником, спускавшимся с восточной части, подпрудил ее, в результате река Ытабыт переместилась (прорезав новое ущелье) к левому борту своей долины. Разумеет­ся, такие, примеры не единичны, они отмечены во многих других местах, хотя и не столь ярко выражены.

Нередко можно встретить и теперь израненные и покалеченные скалы, на которых видны обильные шра­мы. Это также следы движущихся ледников.

Какова же подъемная сила ледников? Чтобы дать об этом представление, приведем хотя бы несколько примеров. В 1972 году, находясь в ущелье Индигирки, мы направились к Порожноцепинскому массиву. Склоны и пологие участки водоразделов его во многих местах усыпаны крупными, малоустойчивыми слабоокатанными ледниковыми глыбами. Передвигаться по ним трудно и небезопасно, нужна осторожность. Выбрались на поло­гий склон, сложенный осадочной толщей. Тут мы и увидели две монолитные гранитные глыбы, прислоненные друг к другу, принесенные сюда издалека. Внешне глы­бы похожи на небольшой замок. Размеры их таковы: площадь около 400 кв. м, высота 10 м. Если учесть, что удельный вес гранита близок к 2,5, то вес такой глыбы будет равен 10 тыс. т.

Ниже по течению в долине встречена другая глыба, которая уже слегка покрыта растительностью. Площадь ее около 1000 кв. м, объем близок 10 тыс. куб. м, а вес (если принять тот же удельный вес гранита) равен 25 тыс. т.

Немного дальше расположена глыба, образующая почти ровную площадку. Она уже разбита трещинами вдоль и поперек, но общие контуры ее сохранились. Вес ее примерно 10—12 тыс. т. Вероятно, эти и подобные им глыбы свалились с крутых обрывов на мощный ледник, который при своем движении и транспортировал их. Но, когда сила ледника иссякла, он не мог уже держать на себе такой груз, и глыбы остались в тех местах, где мы их можем видеть и теперь.

Такова подъемная сила ледника. Под силу ли такой груз ему? Нужно сказать, что для ледников того време­ни это сущий пустяк, ведь их мощность в некоторых местах превышала 400 м. Даже современные ледники, занимающие по сравнению с последним оледенением мизерную площадь, обладают мощностью 40—50 м.

Мощное оледенение в верхнеплейстоценовое время оказало серьезное воздействие на рельеф Северо-Восто­ка и прежде всего на хребет Черского.

Конечно, глыбы такого объема и веса встречаются редко, но весом в десятки и даже сотни тонн видны по­всеместно. Они лежат кое-как, и если на крутых склонах приложить лишь небольшое усилие, то они с шумом и грохотом скатываются вниз, увлекая за собой большое количество мелких обломков. Это тоже одна из форм передвижения ледниковых отложений.

А порой случается, что в крохотный ручеек с крутых склонов скатываются большие глыбы. Они падают где попало, мешая движению маленького потока. Иногда ручей перегораживается ими, и тогда образуются не­большие водопады. Такому ручейку не под силу сдвинуть с места ни одну из глыб. И тем не менее они медленно, но передвигаются по нему. Ручеек долго, но непрерывно вымывает рыхлые частицы (песок и пр.) из-под огром­ных глыб, которые, казалось бы, могли лежать здесь спокойно веками, но они, лишившись опоры, скатывают­ся ниже по течению ручья. А потом все повторяется снова (фото 41).

Что же касается мощных водотоков, то они и в пря­мом смысле передвигают ледниковые глыбы, разрушая их и уменьшая в размерах. Когда русло реки углубляет свое ложе, нарушается установившееся равновесие со склонами, и с них в реку сползает большое количество обломков.

Таковы вспомогательные силы транспортировки ма­териала, перенесенного ледниками. Разумеется, этим дело не кончается. Разрушение и передвижение ледни­кового материала длится бесконечно долго.

Что же осталось от тех мощных ледников, покрывав­ших в свое время огромные пространства? Не так уж много. На Северо-Востоке ледники занимают площадь всего около 450 кв. км, причем они расположены пре­имущественно в бассейне Индигирки. Нам хорошо вид­но, как вдали серебром сверкают покрытые ледниками вершины красавца Буордаха, самого высокого горного массива Северо-Востока. Только в этом массиве распо­ложено около 100 кв. км ледников (фото 42). Наиболь­шая площадь, занятая ледниками, находится в пределах хребта Сунтар-Хаята, откуда берет свое начало и сама Индигирка. Здесь же сосредоточены и наиболее крупные отдельные ледники. В других местах, таких как гора Чен (тоже бассейн Индигирки), площади, покрытые ледниками, небольшие.

Хотя современные ледники и не столь велики, они порой оказывают серьезное воздействие на режим гор­ных рек, в том числе и Индигирки, отчасти даже опре­деляют микроклиматические условия местности.

Возникновение самих же ледников и эпох оледене­ния определено климатическими условиями — периоди­ческими похолоданиями в определенных местах нашей планеты. Если же брать небольшие территории, то появ­ление на них современных ледников определяется микро­климатом. Он должен быть таков, чтобы твердых осад­ков, из которых образуются ледники, выпадало больше, чем их может растаять.

Такие условия присущи не только Северо-Востоку. Ледники известны и в южных широтах — в пределах Тянь-Шаня, на Кавказе и во многих других местах. Главные факторы, способствующие возникновению лед­ников,— низкая температура и избыток твердых осадков (снега).

Следуем по ущелью Индигирки. Меженный уровень воды в реке. Из прибрежной части поймы спала вода. И перед нами открывается очень красивое сооружение — гигантская «мостовая». Валуны разных размеров здесь плотно и ровно уложены. Они тоже принесены сюда ледниками, но приведены впоследствии в такой порядок стремительным и мощным русловым потоком Индигирки (фото 43).