8 місяців тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Приветствую тебя, мой добрый, старый сад,

Цветущих лет цветущее наследство!

С улыбкой горькою я пью твой аромат,

Которым некогда мое дышало детство

А. Фет

В истории любой науки есть имена, составляющие ее славу и гордость. Они всем нам хорошо знакомы. Так, каждый знает заслуги Д. И. Менделеева в хи­мии, Н. И. Пирогова и И. М. Сеченова в медицине, И. В. Курчатова в физике, И. В. Мичурина в селекции.

Но рядом с этими, ставшими уже хрестоматий­ными, именами стоят имена людей, не столь известных широкому читателю.

Всю свою жизнь эти подвижники науки посвятили любимому делу, и, вспоминая их, мы хотим отдать им заслуженную дань уважения. К этой славной плеяде с полным правом можно отнести и Адама Станиславовича Гребницкого — человека, страстно желавшего украсить всю Землю цветущими садами, сделать ее бесконечно прекрасной. Гребницкий не был праздным мечтателем. На хуторе «Станишки» (ныне Дукштасский район Литовской ССР) он за­ложил чудо-сад с необыкновенным названием — «Рай». На территории в 15 гектаров ему удалось создать коллекцию из 1197 сортов плодовых культур народной селекции, а также присланных из разных стран Европы и даже с других континентов.

Надо сказать, что сад Гребницкого уже имел пред­шественника. В 1887 году крупный помолог Лев Платонович Симиренко создал первый в России по­мологический питомник и маточный сад. Термин «помология» требует расшифровки, и мы к нему еще вернемся. Пока же скажем, что это учение о сортах плодовых и ягодных культур.

Предметом изучения Л. П. Симиренко избрал свой­ства собранных им сортов, в частности их отношение к климату, почве, стойкость к вредителям и болез­ням, вкусовые качества и лежкость. Полученные ре­зультаты позволяли рекомендовать лучшие сорта для массового разведения в промышленных и любитель­ских садах.

Л. П. Симиренко, а вслед за ним А. С. Гребницкий в результате своей деятельности пришли к выводу, что только правильный выбор сортов, вполне под­ходящих для условий данной местности, может обеспечить успех плодового сада.

Адам Станиславович многое сделал для выявления и изучения местного сортимента яблок. До сих пор пользуются неизменным успехом в Прибалтийских республиках и в Белоруссии зимостойкие сорта, по­лучившие благодаря ему второе рождение: Ананас Бержаницкий (Ренет Гребницкого), Долголежское, Пепин Яна, Победитель Жвирко, Шлехтич, Понемунское белое, Сахарное литовское, Пепин литовский (Глогеровка), Малиновка Бержаницкая, Струмиловка (Серинка), Черногуз и другие. Собранный обширный помологический материал позволил Адаму Станисла­вовичу приступить к созданию капитального труда «Атлас плодов России». Выход в свет этого изда­ния — значительное событие в истории отечественного плодоводства. Гребницкий не только редактировал «Атлас», ему принадлежит описание более трети помещенных в издании сортов яблони, груши, че­решни, абрикоса и 33 цветных рисунка. Еще до первой мировой войны Адам Станиславович составил пере­чень сортов для различных областей России, то есть положил начало районированию сортов. Всего профессор Гребницкий написал и издал около 100 научных работ, из них большое количество осталось в рукопи­сях, которые самоотверженно сохранила его дочь Мария.

Последние годы жизни были очень тяжелыми для Гребницкого — на старости лет он остался без средств к существованию: суровая зима 1939/40 года почти полностью погубила сад. Но вопреки всем невзгодам до последнего часа ученый верил: «Пусть пропадут тысячи плодовых деревьев, но если выживет одно, хорошее, то и это будет победой».

Советское государство высоко оценило труды А. С. Гребницкого. Приняты меры по сохранению наследия ученого, восстановлению его сада. Здесь организован опорный пункт Витенайской плодово-овощной станции, открыты мемориальный музей и па­мятник.

Знакомство с жизнью этого удивительного чело­века, с близкими ему людьми, с его письмами и ре­зультатами его трудов не прошло бесследно для по­следующего поколения ученых-помологов.

Так, с 1957 года был проведен ряд экспедиций, организованных кафедрой плодоводства БСХА, по изучению местного сортимента плодовых и ягодных культур Белоруссии, в которых принимал участие и Г. П. Рылов — один из авторов этой книги. А в 1963 году он начал работу по закладке промышлен­ного и помологического садов на Гродненской сельско­хозяйственной опытной станции с использованием собранных в экспедициях сортов.

Несколько слов об истории этой опытной станции. В 1910 году по решению общего собрания членов Виленского губернского общества сельского хозяйства в деревне Беняконе Лидского уезда (теперь Вороновского района) была организована Виленская сельско­хозяйственная опытная станция. Ее задачи формулировались весьма определенно: «Направление работ опытной станции должно быть строго применено к местным условиям сельского хозяйства и опреде­ляться нуждами местного земледелия. Рядом с теоре­тическими трудами, имеющими в виду будущность сельского хозяйства края, труды опытной станции должны быть главным образом направлены к науч­но-практической деятельности. Связь ее с практиче­ским сельским хозяйством должна быть самой тесной, и прямая обязанность ее давать земледельцу указа­ния, основанные на точных данных науки и на ре­зультатах собственных опытов, имея в виду способ­ствовать увеличению производительности земли».

В 1939 году после присоединения Западной Бе­лоруссии к БССР станция преобразована в Гроднен­скую государственную областную сельскохозяйствен­ную опытную станцию при Наркомате земледелия республики, а в 1959 году ее центр перемещен в город Щучин. В настоящее время это комплексное науч­но-исследовательское учреждение, занимающееся вопросами земледелия, животноводства, садоводства и экономики сельскохозяйственного производства.

В коллекции помологического сада станции, рас­положенного близ Щучина, в Руткевичах, 3000 сортов яблони, 1200 — груши, 600 — сливы, 110 — черешни, а всего, используя терминологию ученых, 5000 сорто­образцов.

Благоприятные климатические условия (155— 165 безморозных дней в году, достаточное количество влаги) подходят для выращивания сортов плодовых культур, типичных не только для средней полосы, но и для более южных и более северных зон. В саду «Руткевичи» на площади в 45 гектаров растут в добром согласии яблони из разнообразных, порой значитель­но отдаленных друг от друга географических районов,— Антоновка обыкновенная и Ренет серый французский, груши — Бессемянка и Любимица Клап­па, сливы — Очаковская желтая и Ренклод Альтана.

…Кстати, диковинки в этом саду поджидают вас буквально на каждом шагу. Например, часто ли вам приходилось видеть грушу, плоды которой по форме совсем не отличаются от яблок? А вот груша Майская ранняя, поспевающая одновременно с черешней, хотя водится здесь и черешня, плодоносящая в октябре. Еще одна груша, как ни странно,— соленая. В Япо­нии, откуда она родом, специально занимаются раз­ведением так называемых салатных груш: соленых, кислых, особенно ароматных. Плоды сливы сорта Великая синяя созревают к ноябрю и хранятся до Нового года. Хорошо чувствуют себя в саду и обильно плодоносят такие, казалось бы, исключительно южные культуры, как айва и абрикос.

Однако больше всего в саду яблонь. Вторую родину обрели здесь многие сорта, например выведенный в Казахстане сорт Заря Алатау, отличающийся от­менными качествами: он морозостоек, не поражается паршой, скороплоден. Сорт Хасылдар, родом из-под Самарканда, называют «дважды плодоносящим». И действительно, в Узбекистане он успевает дать два урожая. В саду «Руткевичи» плодоносит только раз, зато на целые две недели раньше, чем у известного всем Налива белого, созревают его бледно-желтые, нежные, сочные, сладко-кислые яблоки. Сорт зимо­стоек и может найти распространение в садах любите­лей даже под Москвой.

Выращивают в «Руткевичах» и сорта яблок с по­вышенной лежкостью: они могут храниться, словно картофель, в буртах, а то и просто в ямах, дно кото­рых покрыто лапником и соломой…

Долго можно рассказывать о чудесах сада, но — немного терпения. Подробнее речь о них пойдет в сле­дующих главах…

Создавался помологический сад по агроэкологиче­ской системе классификации, разработанной академи­ком Н. И. Вавиловым для полевых культур. Сад по­делен на три сектора: холодного, умеренного и теплого климатов, где представлены образцы плодовых и ягод­ных культур всех широт умеренного пояса земного шара. По пять-десять образцов каждого сорта при­виты на сильнорослые подвои Антоновки обыкновен­ной и лесной яблони. Сейчас здесь уже много корнесобственных растений.

Удалось заполучить в сад и 45 видов родоначальни­ков, то есть диких форм яблони. Эти своеобразные доноры — носители определенных признаков — не­обходимы при селекции.

Каждое растение в саду имеет свою историю. Одно найдено в экспедиции, второе получено в ре­зультате обмена с другими научными учреждениями, третье совершило далекий путь из-за рубежа. Случа­лись и трагикомические ситуации. Например, изучая как-то присланный из-за рубежа сорт яблони, ученые обнаружили, что зарубежной была лишь этикет­ка, с которой вернулся к нам наш отечественный сорт.

В связи с этим вот что хотелось бы заметить. До революции многие помещики, создавая промыш­ленные сады, пытались использовать иностранные сор­та, и порой только неудача заставляла их обращать внимание на местные. В то же время иностранцы, отдав должное русским сортам, в массовом масштабе вывозили их за границу. Так, в 1882 году профессор Д. Бедд из США и О. Джибб из Канады вывезли в Америку много русских сортов яблони. Американцы особое внимание обратили на Антоновку обыкновен­ную как на «главное яблоко русских степей», от­метили ценность для севера Аниса розового, Хорошовки алой и белой. Высокая оценка, данная зарубежными учеными среднерусским сортам, была неожиданностью для многих русских садоводов.

Американский профессор Н. Гансен, неоднократно бывавший в нашей стране, в книге «Селекция плодо­вых культур в СССР и США» писал: «В течение последних 65 лет более 1100 форм яблок были вы­везены к нам из России. Они принесли большую помощь американскому плодоводству в степных районах северо-запада, так как отличались большой зимостойкостью. От них было получено большое коли­чество скрещиваний между ними и так называемыми «американскими сортами», которые на самом деле являются выходцами из Западной Европы».

Таким образом, американский сортимент яблок формировался на генетической основе русских сортов. Многим сортам, естественно, присваивались другие названия, и они возвращались на родину, в Россию, как иностранные.

Характерный пример: сорт Герцогиня Ольденбург­ская, или сокращенно Герцогиня, числится во многих помологиях как сорт американский. На самом же деле это весьма распространенный русский сорт Боровинка, интродуцированный в США из России в конце прошлого столетия. Русский сорт Налив известен в Штатах как Транспарент (Прозрачное) и до сих пор выращивается там под названием Йеллоу Транспарент. Сорт Склянка в переводе звучит как Гласс аппл — Стеклянное.

В помологическом саду «Руткевичи» все сорта находятся в одинаковых условиях, их не подвергают химическим обработкам, поэтому хорошо видно, «кто есть кто». Так, рядом с сильно пораженными паршой «князьями» многих садов Мекинтошем и Челини стоят малоизвестные, но устойчивые к заболе­ваниям Заря Алатау, сеянец Уэлси и многие дру­гие.

И еще… В «Руткевичах» производится отбор сортов по определенным хозяйственно-биологическим при­знакам: слаборослые, скороплодные, суперранние, яркоокрашенные, с комплексной устойчивостью к вредителям и болезням, ароматические, целебные. Всего отобрано 60 сортов яблони, 35 — груши и 5 сор­тов айвы.

Лучшие сорта отечественной и зарубежной селек­ции, изученные и выделенные из коллекции «Руткеви­чей», получили прописку в промышленных садах колхозов и совхозов республики. Например, в колхозе «Прогресс» Гродненского района энтузиаст садовод­ства агроном М. И. Сухоцкий заложил сад на площади 150 гектаров.

Другой талантливый агроном А. А. Большаков в совхозе «Рассвет» Брестской области заложил сад интенсивного типа на площади 1200 гектаров. Для посадки и в том, и в другом саду использовались сорта из коллекции помологического сада.

«Сад, хотя он до сих пор не известен даже многим специалистам, уникален. Он требует к себе отноше­ния, как к национальному достоянию, заповеднику, памятнику природы, созданному людьми»,— такую оценку коллекции в «Руткевичах» дала преподаватель МГУ кандидат биологических наук И. С. Исаева.

И еще одно авторитетное мнение — видного по­молога профессора А. Н. Ипатьева: «Здесь (в «Рутке­вичах».— Авторы) находится важная часть мировой коллекции сортов, без чего теперь селекционная рабо­та немыслима».

В книге, которую мы предлагаем читателям, пойдет речь о достижениях отечественной и мировой селекции в создании сортимента семечковых культур — ябло­ни, груши, айвы — и о работе, которая велась с ними в помологическом саду «Руткевичи».