4 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

К Уралу как крупному природному району СССР обычно относят Уральские горы и примыкающую к ним возвышенность Зауралья. И горы, и возвышенность сло­жены древними, смятыми в складки породами палеозоя.

Горы Урала состоят из невысоких, меридионально вытянутых хребтов и увалов. Они гораздо ниже гор Кав­каза или Средней Азии, но тянутся на расстояние, пре­вышающее 2000 км— от берегов Карского моря до степей Казахстана. На севере орографическое и геоло­гическое продолжение Уральских гор составляют острова Новой Земли и Вайгач, на юге — Мугоджарские горы. Последние лежат в Казахской ССР, за пределами опи­сываемого нами района. Всю горную полосу Урала с Новой Землей и Мугоджарами протяженностью более 3000 км в физико-географическом смысле называют Уральской горной страной.

Положение Урала внутри обширного материка в большом удалении от Атлантического и Тихого океанов определяет континентальность и значительную суровость его климата в целом. Только на севере Урал выходит к холодным морям Северного Ледовитого океана.

Уральские горы отделяют Восточно-Европейскую (Русскую) равнину от Западно-Сибирской низменности; по водораздельной линии гор обычно проводят границу между Европой и Азией. Условность этой границы с физико-географической точки зрения очевидна, посколь­ку части света — Европа и Азия — понятия, сложившие­ся исторически.

Нередко Уральские горы целиком включают в ев­ропейскую территорию СССР, перенося границу Ев­ропы с Азией к востоку и проводя ее вдоль подножия восточного склона Урала. Такой перенос границы не ме­няет ее условного характера, а исторически не оправдан.

Уралом с экономико-географической точки зрения называют крупный экономический район, включающий Свердловскую, Пермскую, Челябинскую, Оренбургскую, Курганскую, Тюменскую области и Удмуртскую АССР (Башкирская АССР с ноября 1962 г. входит в крупный По­волжский экономический район). В природном отношении экономический район Урала очень разнороден, поскольку территорию перечи­сленных областей составляют не только горнопромыш­ленные районы Урала, но и приуральские районы Вос­точно-Европейской равнины, Западно-Сибирской низмен­ности и весь север Западной Сибири.

Границы Уральской горной страны и соседних рав­нин определяются сменой палеозойских складчатых структур Урала горизонтально залегающими пластами осадочного покрова этих равнин, причем гористый или возвышенный рельеф становится плоским и низменным. С Восточно-Европейской равниной граница Урала наме­чается несколько восточнее меридиональных отрезков течения Печоры, Камы и Белой, где местность повы­шается, становится расчлененной и появляются смятые в складки коренные породы. Однако Уфимское плато и Сылвинский увал, часто присоединяемые к Уралу, пра­вильнее считать принадлежащими к Восточно-Европей­ской равнине, поскольку их слагают горизонтально лежащие осадочные породы.

Граница с Западно-Сибирской низменностью прохо­дит там, где складчатые и магматические породы палео­зоя скрываются под третичными и четвертичными отложениями.

Территория Урала принадлежит к различным адми­нистративным единицам РСФСР. И по национальному составу население Урала пестро. Преобладают русские, на юге живут башкиры, на севере — коми и манси, а в полярных районах Урала и ненцы. Кроме того, на Сред­нем, Южном Урале и в Зауралье в составе населения есть татары, марийцы, мордва, чуваши, украинцы. Близ границ с Казахстаном живут казахи.

Административное деление Урала и Новой Земли

Административное деление Урала и Новой Земли

Плотность населения высока в индустриальных райо­нах Среднего и Южного Урала, особенно близ Свердловска, Челябинска и других больших промышленных центров. К северу плотность уменьшается. Приполярный и Полярный Урал еще почти безлюдны, но и в этих районах появились сгустки населения там, где развилась промышленность (район Воркуты). Поэтому характер и степень воздействия человека на природу Урала не­одинаковы. В горнотаежных и тундровых районах ураль­ского севера это воздействие сказалось еще очень слабо.

Малыш манси с оленем

Малыш манси с оленем

В геолого-географической литературе давно употреб­ляются понятия Полярный, Северный, Средний и Юж­ный Урал. Позднее стали выделять Приполярный Урал (между Северным и Полярным). Эти названия отдель­ных отрезков Уральских гор больше всего соответствуют геоморфологическим районам горной полосы Урала.

Относительно происхождения названия «Урал» рас­пространено мнение, что это тюркское слово и обознача­ет «пояс». Другие исследователи полагают, что правиль­нее производить его от мансийского слова «ур» (гора) (Э. и В. Мурзаевы. Словарь местных географических терми­нов М., 1959).При этом следует отметить, что манси под Уралом пони­мают лишь водораздельную гряду гор. На юге Урала башкиры тоже только водораздельный хребет называют Урал-Тау.

В прошлом русские называли Уральские горы Зем­ным поясом, Каменным поясом или просто Камнем. С первой половины XVIII столетия в географических работах В. Н. Татищева, П. И. Рычкова появляется название «Урал» и постепенно вытесняет его прежние названия.

Особенности геологической истории и геологического строения Урала определили необычайное богатство и разнообразие полезных ископаемых. Поэтому Урал — старейшая горнопромышленная область, превратившая­ся теперь в один из мощных и разносторонне развитых индустриальных районов Советского Союза. В годы Великой Отечественной войны Урал был главным ар­сеналом нашей страны, где создавалось грозное ору­жие, которым советские воины громили врагов на фронтах.

Урал — вторая в СССР и главная в РСФСР база производства черного металла. По его выплавке район превосходит любую капиталистическую страну, кроме США, ФРГ и Великобритании. Виднейшее место в стра­не занимает Урал и в металлургии цветных, легких и редких металлов. Это также основной район добычи раз­ного химического и неметаллического ископаемого сырья (калийных солей, асбеста, талька). В советское время Урал стал районом высокого развития металлообраба­тывающей и химической промышленности, а также крупным лесопромышленным районом. Широко изве­стен высокий технический уровень уральской промыш­ленности, самоотверженный труд рабочих Урала. Для восточных частей нашей страны (Сибири и Дальнего Востока) индустриальный Урал — основная база их ускоренного промышленного развития. Значительного развития достигло на юге Урала и сельское хозяйство. Лесостепные и степные районы Зауралья дают стране зерно и продукты животноводства.

Природа Урала, суровая, но по-своему прекрасная, привлекает туристов. Путешествия по Чусовой и дру­гим уральским рекам, озерам, походы на вершины гор, в пещеры оставляют неизгладимое впечатление.

Урал — одно из древних мест обитания человека. На Среднем и Южном Урале археологами обнаружены городища, могильные курганы и рудные разработки эпох неолита и бронзы.

До начала XVIII столетия имелись разрозненные сведения о реках и горах, лесах, пушных богатствах и полезных ископаемых Урала. Они становились более подробными и достоверными по мере освоения и засе­ления Урала русскими, которое началось с севера. Нов­городцы с XII в. совершали далекие походы за пушни­ной на северо-восток, в Пермию (так называли земли по Вычегде, верхней Каме) и Югру — на Печору и за Урал, в низовья Оби. Путь туда шел через Камень, т. е. через горы на севере Урала.

В XV в. возник первый в Приуралье русский горный промысел — выварка соли около Соликамска, а главным опорным пунктом русских стала Чердынь, откуда шел путь через Урал на реки Лозьву и Тавду. Широкий до­ступ в Прикамье и на Южный Урал русские получили с конца XVII в., после завоевания Казани. Освоению При­камья и движению за Урал способствовала деятельность промышленников Строгановых, владевших обширными землями по Каме и Чусовой. В их вотчине снарядились и дружины Ермака (1581—1584), покорившие Сибир­ское царство. После похода Ермака усилилось заселение Урала и Зауралья, через Урал прокладываются более южные и удобные пути в Сибирь.

В XVII в. главный путь в Сибирь шел от Соликамска на Верхотурье. В Предуралье и Зауралье, на юге лесной зоны, развивалось земледелие, но разработка горных богатств Урала, кроме солеварения, находилась до кон­ца XVII в. в зачаточном состоянии.

Первые сведения о находках русскими руд на Урале относятся к 30-м годам XVII в. Вскоре здесь была орга­низована кустарная выделка железа — появились при­митивные железоделательные и медные заводы, ко­торые использовали мелкие, но легкодоступные для раз­работок залежи бурых железняков и медистых песча­ников.

По указу Петра I с 1696 г. начались на Урале уси­ленные поиски рудных месторождений и строительство металлургических заводов. Причиной этого была острая потребность в металле для снабжения оружием русской армии, воевавшей со Швецией. Возникли первые ураль­ские казенные заводы (Алапаевский, Уктусский и др.). часть заводов принадлежала крупнейшему горноза­водчику Демидову (Невьянский, Тагильский, Уткин­ский).

Город Нижний Тагил

Город Нижний Тагил

Появление на Урале с начала XVIII в. горнозавод­ской промышленности имело решающее значение для его экономического развития, а вместе с тем и для по­знания природных богатств — в первую очередь иско­паемых, затем лесов и вод.

В это время на Урале работали выдающиеся дея­тели и географы петровского времени В. Н. Татищев и И. К. Кирилов. Первый положил начало изучению мес­торождений полезных ископаемых, пещер, растительно­сти, метеорологическим наблюдениям на Среднем Урале и был одним из основателей в 1723 г. Екатеринбурга (теперь Свердловск). И. К. Кирилов описал Башкир­ский край, определил в 1735 г. место строительства Оренбурга.

Вслед за металлургией возникла на Урале добы­ча и обработка драгоценных и цветных камней, чем занимались горщики-кустари, а в 1794 г. в Екатеринбур­ге была организована гранильная фабрика.

Удобные пути за Урал через Кунгур — Екатеринбург и Уфу — Челябинск способствовали во второй половине XVIII в. земледельческому освоению, лесостепных и степ­ных районов Зауралья. Богатство и высокое качество руд, обилие лесов сделали Урал к концу XVIII в. одним из крупнейших районов металлургии мира. Его ископае­мые богатства и горная промышленность привлекли внимание ученых.

Академические экспедиции 1768—1774 гг. изучали природу средней и южной частей Урала. В экспедициях работали выдающиеся естествоиспытатели П. С. Паллас, И. И. Лепехин. Несколько раньше, в 1762 г., П. И. Рычков напечатал работу «Топография Оренбургской гу­бернии» — это первый географический труд по Уралу. В пятитомном труде П. С. Палласа «Путешествие по разным провинциям Российской империи» Уралу отведе­но значительное место; в «Дневных записках» И. И. Ле­пехина много ценных наблюдений над природой и людь­ми этого района: заводскими рабочими, крестьянами, народами Урала (коми и др.).

Еще в 1789 г. появилось первое минералогическое описание Урала, составленное геологом И. Германом. В 1829 г. Урал посетил немецкий географ А. Гумбольдт. В 40-х годах XIX в. геологию этой области изучала эк­спедиция под руководством английского геолога Р. Мурчисона, результатом работ которой был сводный труд «Геологическое описание Европейской России и хребта Уральского» с геологической картой. В нем были осве­щены общие черты геологического строения средней и южной частей Урала. Широко при этом использовались данные русских горных инженеров, дополненные наблю­дениями Мурчисона и его сотрудников.

К этому периоду относится и труд натуралиста Э. А. Эверсманна «Естественная история Оренбургской губернии» (1840). Книга Г. Е. Щуровского «Уральский хребет в физико-географическом, геогностическом и ми­нералогическом отношениях» (1841) явилась первым опытом комплексной характеристики всего Урала.

В 1847—1850 гг. экспедиция Русского географического общества, руководимая Э. К. Гофманом, прошла по Северному и Полярному Уралу, Пай-Хою, дав первые опи­сания природы этих районов.

В XIX в. металлургия Урала все больше отставала от бурно развивающейся на каменном угле металлургии Западной Европы, но для России он оставался главным поставщиком металла. После отмены крепостного права, во второй половине XIX в., на Урале сохранилось мно­жество феодальных пережитков, тормозивших развитие его производительных сил. Металлургия Урала продол­жала работать на древесном угле, тогда как на юге Европейской России металлургия использовала коксую­щиеся угли и находилась на гораздо более высоком тех­ническом уровне.

К концу XIX в. значение горной промышленности Урала упало. Возросла лишь выплавка цветных метал­лов, развилась добыча платины, золота, асбеста; нача­лась добыча каменного угля (у Кизела, Егоршина). Увеличились объемы сельскохозяйственного производ­ства и лесоразработок. В 1870—1890 гг. появились же­лезные дороги.

С середины XIX и в начале XX в. (до Октябрьской социалистической революции) число различных иссле­дований на Урале увеличилось. Особенно многочис­ленны были геологические работы по отдельным рудо­носным районам, месторождениям, велись в разных час­тях Урала и геологические съемки. Много работали на Урале геологи Н. Г. Меглицкий, А. А. Штукенберг, П. И. Кротов, Ф. Н. Чернышев, Е. С. Федоров, Н. К. Вы­соцкий и особенно А. П. Карпинский.

Наблюдения организованных на Урале метеороло­гических станций позволили составить общие представ­ления о климатических условиях. В изучение уральской растительности заметный вклад внесли ботаники С. И. Коржинский, П. Н. Крылов, П. В. Сюзев, а фа­уны — зоологи Н. А. Зарудный, Л. П. Сабанеев, П. П. Сушкин. В Пермской и Уфимской губерниях нача­лись и почвенные исследования. Заметный след в изуче­нии природы Урала оставило Уральское общество любителей естествознания (УОЛЕ), возникшее в 70-х годах XIX в. в Екатеринбурге. Видными деятелями его были историк и географ Н. К. Чупин, ботаник и архео­лог О. Е. Клер, географ-картограф И. Я. Кривощеков.

Накануне Октябрьской революции, несмотря на успе­хи географической науки, оставались малоизученными северные и полярные районы Урала. Из общих геогра­фических описаний Урала, появившихся в дореволюци­онное время, выделяется пятый том капитального из­дания «Россия» (под редакцией В. П. Семенова-Тян-Шанского), посвященный Уралу и Приуралью.

После Октябрьской революции роль Урала в эконо­мике страны сильно возросла. Металлургия его пере­шла в 30-х годах на коксующиеся угли Кузбасса и Ка­захстана, во много раз увеличилась и добыча уральских углей. Были созданы новые мощные металлургические комбинаты, такие, как Магнитогорский, Нижнетагиль­ский; построены крупнейшие машиностроительные за­воды — Уралмаш, Челябинский тракторный и др.

Бурное развитие экономики Урала сопровождалось разносторонним изучением природы и ее ресурсов. Ха­рактерны комплексные исследования, связанные с прак­тическими запросами народного хозяйства. Природу и хозяйство изучают уральские научно-исследовательские и производственные учреждения, институты Уральского филиала Академии наук (УФАН) и высшие учебные заведения. Работали на Урале и комплексные экспеди­ции Академии наук (Североуральская, Башкирская и др.). По окончании гражданской войны на Урале возоб­новились прежде всего геологические работы, усилив­шиеся в годы пятилеток. Выдающийся вклад в геологи­ческое изучение района внесли такие советские ученые, как А. Н. Заварицкий, И. И. Горский, Д. В. Налив­кин, А. А. Иванов, на севере Урала — А. А. Чернов, В. А. Варсанофьева. Это привело к открытию новых для Урала полезных ископаемых (нефти, угля, калийных солей, бокситов, руд редких металлов), к увеличению запасов ранее известных месторождений. Иное освеще­ние получила стратиграфия и тектоника Урала (работы Г. А. Смирнова, А. А. Пронина и др.).

Большое значение для выявления ископаемых бо­гатств имели геоморфологические исследования и изу­чение рыхлых четвертичных отложений А. В. Хабаковым, А. П. Сиговым, А. П. Рождественским, В. П. Трифоно­вым, карстовых явлений — Г. А. Максимовичем.

На уральском севере в советское время сделаны да­же географические открытия. Так, на Полярном и Приполярном Урале уточнена орография: выделены Иссле­довательский, Народо-Итьинский хребты, определена высшая точка Урала — гора Народная. Изучены следы древнего оледенения в горах и обнаружено совре­менное оледенение. Первые ледники были открыты А. Н. Алешковым в 1929 г. на горе Сабля. При помощи аэросъемки созданы точные топографические карты Ура­ла, что позволило уточнить высоты вершин гор на севере.

По материалам наблюдений сети метеостанций, гид­рометрических постов созданы обобщающие работы по климату Урала и гидрологическому режиму его рек и озер. Недостаточно еще станций в горной полосе и на севере Урала. В послевоенные годы выпущены агрокли­матические справочники по Уралу в целом и по его рай­онам. Многие реки и озера изучены в целях улучшения водоснабжения, рыбоводства.

Широкое развитие получили почвенные исследования в сельскохозяйственных районах Зауралья; для многих колхозов и совхозов составлены почвенные карты. Ста­ли известны и почвы горной полосы Урала (работы Е. Н. Ивановой, Б. А. Лебедева). Много сделано для познания и растительного покрова. Работы Б. Н. Город­кова, В. Б. Сочавы, К. Н. Игошиной, В. С. Говорухина, П. Л. Горчаковского и Б. П. Колесникова выявили осо­бенности состава и размещения лесов на Урале, их со­отношение с тундрой и степями, а также характер голь­цовой растительности в горах. Выделяются работы И. М. Крашенинникова по степям Урала. Животный мир изучали зоологические экспедиции Академии наук (работы С. С. Шварца, В. Н. Павлинина, Н. Н. Дани­лова, С. В. Кирикова).

Появились комплексные физико-географические ис­следования по отдельным районам Урала: Приполярно­му — Л. Д. Долгушина, Среднему — В. И. Прокаева, А. Г. Чикишева.

За последние годы географы Урала уделяют большое внимание вопросам природного районирования, охраны природы и ее рациональному использованию, что осо­бенно актуально в условиях индустриального Урала.

Освоение и изучение природы полярных островов Но­вой Земли и Вайгача было мало связано с исследова­нием Урала. Эти острова известны русским с давних пор, привлекая поморов-промышленников обилием зверя. Кроме того, они лежали на пути движения русских мо­реходов на восток. Первые известия о плавании русских на Новую Землю относятся еще к XV в., а с XVI в. ост­рова посещались ими регулярно. В XVIII—XIX столе­тиях Новая Земля была изучена русскими исследовате­лями. Еще в 1760—1763 гг. ее суровые берега обогнул олонецкий промышленник С. Ложкин, установивший, что Новая Земля — остров. В 1766 г. помор Я. Чиракин совершил плавание через пролив Маточкин Шар из Ба­ренцева моря в Карское. Его плавание доказало, что Новая Земля — двойной остров. Затем начались гидро­графическое описание и съемки берегов. Опись пролива Маточкин Шар сделал Ф. Размыслов в 1768—1769 гг. Съемки берегов вел в 1821 —1824 гг. Ф. Литке, совер­шивший несколько плаваний на Новую Землю. Неуто­мимо продолжали эту трудную работу П. К. Пахтусов и А. К. Циволько. Начал изучение новоземельских тундр в 1837 г. известный русский естествоиспытатель К. Бэр.

В XIX в. Новая Земля оставалась еще не обжитым, малоизвестным районом, посещаемым отдельными экс­педициями. С конца этого века и в начале XX в. экспе­диций стало больше, они проникают во внутренние ча­сти островов. В 1882 г. в Малых Кармакулах начала работать первая на Новой Земле научная станция. Гео­логию Новой Земли изучил в 1907—1912 гг. В. А. Ру­санов, а с 1910 по 1913 г. здесь вел съемки и обследовал ледники Г. Я. Седов.

В советское время Новая Земля подверглась более всестороннему и детальному изучению. На ней работали научные станции, особенно интенсивно проводившие на­блюдения в период Международного полярного года (1932—1933) и Международного геофизического (1957— 1959). Выделяются работы геолога М. М. Ермолаева, полярного исследователя В. Ю. Визе. С 1947 г. началось систематическое геологическое картирование островов, в связи с чем получены новые данные о геологическом строении и полезных ископаемых. Большой размах по­лучили гляциологические исследования покровного лед­ника на Новой Земле. В равнинных тундрах на юге Но­вой Земли появилось в советское время постоянное не­нецкое население, и теперь сюда организованы регуляр­ные рейсы судов.