3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Термин «самый большой» звучит весьма неопреде­ленно по отношению к водопадам. Если вы зададите студентам, своим коллегам или знакомым вопрос: какой самый большой в мире водопад? — девять из десяти ответят: Ниагара. Двое-трое вспомнят водопад Виктория, открытый Д. Ливингстоном, и только, может быть, один ответит вам вопросом на вопрос: а что, собственно, имеется в виду — высота, ширина, мощность?

ВЫСОЧАЙШИМ В МИРЕ считается водопад Анхель, его высота — 1054 м (по другим источникам — 979 м). Водопад Анхель (по-английски — Энджел, местное название — Чурум-меру) находится на р. Чуруми — притоке р. Каррао (бассейн р. Ориноко) в Южной Америке, в Венесуэле.

Анхель в переводе на русский язык означает «ангел». Хотя названия водопадов, как правило, очень образны и поэтичны, этот водопад назван ангелом отнюдь не в честь библейских ангелов и не в силу своей «близости к небу». Гигант 1-й величины носит имя его первооткрывателя — венесуэльского летчика Хуана Анхеля, индейцы же называли водопад Апемей или Девичья бровь. Водопад Анхель более чем километровой высоты открыт сравнительно недавно — в 1935 г. Это доказывает, как много неизведанного еще таит наша прекрасная планета Земля.

Как могло скрываться от человечества на протяжении истории такое феноменальное чудо природы — вертикальный поток воды высотой с версту? Дело в том, что Анхель расположен в одном из самых глухих и труднодоступных уголков земли. Юго-восточная часть Венесуэлы — горный массив Ауян-Тепуи (гора Дьявола) сложен пористыми песча­никами, имеет высоту до 2600 м, круто обрывается отвесной скальной стеной. Подступы к стене перекрывает сельва — дремучий тропический лес.

Что же искал там Анхель? В 30-х годах в Венесуэле вспыхнула «алмазная лихорадка». Сотни искателей приклю­чений, дельцов, жаждавших наживы, и просто неимущих ринулись в непроходимые дебри. Анхель купил небольшой спортивный самолет и полетел к массиву Ауян-Тепуи. В тех местах вершины столовых гор часто бывают закрыты обла­ками. Анхель летел в ясную погоду и первый увидел километровую водяную вертикаль.

Обнаружилось, что водопад ниспадает не с самой грани уступа нагорья. Река Чуруми «пропилила» верхнюю кромку обрыва и падает на 80—100 м ниже его края. Расход воды — 300 м3/с.

Хуан Анхель (Энджел) не открыл алмазных месторожде­ний. Это сделали другие. Он потерпел аварию (самолет капотировал) и спасся буквально чудом. Приземлился он в том самом месте, которое Конан Дойл избрал для разверты­вания событий своего знаменитого романа «Затерянный мир». Добравшись до ближайшего почтового отделения, Анхель сообщил о своем открытии Национальному географи­ческому обществу Соединенных Штатов, и его имя теперь — на всех картах мира. На латиноамериканских картах водопад часто обозначается как Сальто-Анхель, т. е. «прыжок анге­ла». Последние годы жизни первооткрыватель провел в Венесуэле, в штате Сьюдад-Боливар, умер в 1956 г. Соглас­но воле Анхеля, прах его был развеян над водопадом его имени.

Насколько термин «чудо» по отношению к спасшемуся летчику Анхелю не является преувеличением, можно судить по тому, что четырнадцать лет спустя, в 1949 г., группа американских и венесуэльских геодезистов в составе пяти человек едва пробилась сквозь сельву к водопаду, так как дикий лес был сплошь переплетен лианами и буйной кустар­никовой растительностью. Приходилось непрерывно прору­бать дорогу с помощью мачете и топоров. На преодоление последних 36 км экспедиция затратила… девятнадцать дней! Но игра стоила свеч. То, что увидели участники экспедиции, никем из них не будет забыто до конца их дней.

Наиболее яркое описание водопада — пожалуй, лучшее в мировой литературе — принадлежит председателю Советско­го комитета защиты мира Ю. А. Жукову, обозревшему водо­пад Анхель с самолета в апреле 1971 г. «Летчик ведет свой самолет близко-близко к нему. Перед нами невероятно высокий — в километр!— упругий пенисто-белый водяной столб,— тугая струя потока низвергается с плоскогорья в пропасть, на дне которой возрождается р. Чуруми, чье течение прервано этим сумасшедшим водяным прыжком… Мы уже слыхали и читали, что высота падения воды здесь настолько велика, что поток, не достигая дна пропасти, обращается в водяную пыль, которая оседает на камни дождем. Но надо было увидеть это, чтобы представить себе все своеобразие представившегося зрелища: где-то внизу, примерно на расстоянии трехсот метров от дна пропасти, мощный, упругий, кипящий поток вдруг как бы таял и обрывался в тумане. А еще ниже, как бы рождаясь из ничего, бурлила река… Как хотелось бы приблизиться к водопаду не на самолете, а по земле,— постоять бы около него, прислу­шаться к его рокоту, вдохнуть запах низвергающейся из поднебесья воды! Но это невозможно…» (29).

Наш рассказ о самом высоком водопаде мира был бы неполным без упоминания о водопаде Гарбари. Путешествуя много лет назад по южным районам Венесуэлы (федераль­ная территория «Амазонка»), итальянский исследователь Альдо Гарбари обнаружил в горах Марауака водопад, якобы намного превышающий по высоте Анхель, но произвести необходимые замеры по ряду причин он не смог. Двадцать лет лелеял свою мечту Гарбари и наконец в 1973 г. организо­вал за свой счет экспедицию из шести человек. Заметки об экспедиции А. Гарбари были опубликованы в венесуэльской печати и в нашей газете «Известия». Сведений о результатах экспедиции, к сожалению, не имеется…

ВТОРОЙ ПО ВЫСОТЕ водопад мира — Тугела в Южной Африке, на одноименной реке, впадающей в Индийский океан к северу от г. Дурбан (ЮАР). Справочники содержат разные данные о его высоте — 947,8, 933 и 853 м- Тугела ниспадает узкой лентой, пятью каскадами с восточного обрыва Драконовых гор, сложенных лавовыми породами. По описанию очевидцев, этот водопад создает «бурный, яро­стный и живописный пейзаж». Сведения о Тугеле в литерату­ре чрезвычайно скудны. В английском издании «Энциклопе­дии мировых -путешествий» при описании национального парка «Роял Натал» водопад Тугела указан как немаловаж­ный объект для осмотра. Некоторые данные о р. Тугеле, в частности об интересном явлении слияния верховьев ее и р. Кубеду, приводит профессор Веллингтон в своей книге «Южная Африка». Расход водопада Тугела — 400 м3/с.

ТРЕТИЙ В МИРЕ ПО ВЫСОТЕ — Йосемитский водопад на притоке р. Мерсед, в Йосемитском национальном парке (штат Калифорния, США). Он низвергает до 200 м3 воды в секунду с высоты 727,5 м. Йосемитская долина лежит в сердце гор Сьерра-Невада и представляет собой один из красивейших уголков Земли, протягиваясь между гранитными горами более чем на 10 км. Скальные стены долины совершенно отвесны. Реки — притоки р. Мерсед — устремляются вниз водопадами исключительной красоты. Основная река трого­вой долины, выпаханной древним ледником,— Мерсед — также начинается водопадом Невада. К Мерсед присоединя­ется сверкающая Йосемити-ривер, которую Джон Мьюир назвал «самой певучей рекой в мире». Дж. Мьюир — американский любитель природы, натуралист и философ, один из ревностных хранителей природы и основателей заповедного дела в США — оставил прекрасное описание Йосемитской долины: «Там находятся благороднейшие леса, величественные гранитные утесы, глубочайшие, высеченные льдом ущелья, поля ярчайших кристаллов льда и снежные горы, устремляющие свои вершины в небо на двенадцать — тринадцать тысяч футов. Ковры диких цветов покрывают солнечные склоны.

Сумрачно шумят и пенятся водопады. У их подножий — новорожденные озера, чистые или с плавающими айсберга­ми, как миниатюра арктических океанов, сияющие и сверка­ющие, спокойные, словно звезды».

Один из белоснежных и наиболее лиричных водопадов Йосемитской долины — Брайделвейл, что в переводе означа­ет «покрывало (вуаль) невесты» (высота — 189 м).

Йосемити означает «большой медведь гризли». Индейцы назвали так долину и водопад в честь молодого вождя, который в период голода убил громадного медведя и устроил для народа большой пир. Имя вождя было Тенайя, но после этого подвига его стали звать Йосемити, а со временем так стали называться все племя и долина.

До 1851 г. ни один европеец ничего не знал об этой долине чудес. Позже несколько белых американцев, пресле­дуя индейцев, проникли в нее, но их рассказам долго не верили. Эта долина настолько хороша, что все, что бы ни говорили о ней, кажется преувеличением, пока человек не увидит ее собственными глазами.

Помимо упомянутых Йосемитского, Брайделвейла и Нева­ды знаменитая долина располагает еще пятью живописными водопадами, превышающими по высоте 100 м каждый. Это Сентинл («страж» — несравненной долины, конечно!), Риббон («лента»), Сильверстренд («серебряная прядь»), затем Кей­скейд и Иллилоуэт.

В наше время в национальном парке проложены автомо­бильные дороги, устроены смотровые площадки, налажено обслуживание туристов, десятками тысяч наезжающих в летнее время.

Долина Йосемити так прекрасна, что американцы называ­ют ее «местом, где восседал бог, когда творил Америку».

Вопрос О ЧЕТВЕРТОМ ПО ВЫСОТЕ водопаде мира чрезвычайно спорен. На земном шаре, по современным данным, всего лишь десяток водопадов низвергается с высоты более 0,5 км. На звание «четвертого в мире» по высоте претендуют Кукенан (610 м) на одноименной реке в Венесуэле (Южная Америка) и Мтарази-Фолс в Зимбабве, той же высоты, что и Кукенан. Группой московских туристов под руководством М. В. Афанасьева на Таймыре, на одном из притоков р. Курейки, обнаружен и описан водопад Тальнико­вый с суммарной высотой пятнадцати ступеней в 600 м. Шестисотметровый водопад имеется и в Океании, на одном из Гавайских островов — Кауаи. В южном полушарии Земли более чем полукилометровых вертикальных потоков всего два: кроме Мтарази-Фолс это могучий Сатерленд высотой 580 м в Новой Зеландии. По некоторым данным, опублико­ванным у нас, в Норвегии отмечены водопады Утигард (610 м) и Киле (561 м), но в норвежских источниках они не указываются…

САМЫЕ ШИРОКИЕ в мире водопады: Кон на р. Меконг в Юго-Восточной Азии, на границе Лаоса и Народной Республи­ки Кампучии; базальтовый гребень его простирается на 12—13 км (по Э. Рэшлею); Гуаира, или Сети-Кедас («семь каскадов»), на р. Парана в Южной Америке, на границе Бразил’ии и Парагвая, ширина фронта падающей воды — 4800 м; Игуасу — шириной около 4 км (Южная Америка); Виктория —1800 м (Южная Африка) и, наконец, всемирно известная Ниагара в Северной Америке с ее двумя рукава­ми — канадским и американским, раскинувшимися на 1200 м. Наиболее широкие водопады, как правило, и самые мощные, отличающиеся громадным расходом воды. Водопады этой «Великой пятерки», как мы их назовем, низвергают от тысяч до десятков тысяч кубометров воды в секунду в зависимости от сезона и водности бассейна. Расход водопада Кон, например, по Э. Рэшлею,— от 8700 до 50 тыс. м3/с, по БСЭ — 30 тыс. м3/с, а Гуаиры — от 9 тыс. до 13 тыс. м3/с. Экстремальный расход Гуаиры А. П. Мурановым указан в 50 тыс. м3/с, думается, без достаточных оснований, хотя как тут не вспомнить испанца де Асара, одного из первых европейцев, описавшего Гуаиру как водопад реки, решившей «встряхнуть Землю до центра и сломать земную ось».

Все гиганты «Великой пятерки» по своей ширине превы­шают километр. Однако заслуживают упоминания и те «колоссы», ширина которых измеряется сотнями метров: это Каландула шириной около километра, на р. Лукала в Анголе; водопады Кале на р. Саму в Гвинее шириной 600—700 м; Скрадински-бук на р. Крка в Югославии (По В. Блашковичу, 1970, с. 77; по Encicklopedia Jugoslavije, т. 7—500 м) шириной 450 м и 300-метровый Тис-Аббай на р. Аббай (Голубой Нил) в Стране Солнца — Эфиопии. Выясняется весьма любопытная законо­мерность: все крупнейшие водопады Земли — Кон, Гуаира, Игуасу, Виктория и Ниагара — располагаются на границах двух или даже трех государств, видимо, не случайно. Реки всегда представляли собой ярко выраженные природные рубежи, по которым устанавливались границы. Это очевидно на примере Меконга (Кон), Параны (Гуаира) и Ниагары. Извилинами рек в плане и рельефом местности можно как-то объяснить границы аргентинской провинции Мисьонес, протя­нувшейся будто чуть согнутым указательным пальцем в сторону великого падения Большой воды (Игуасу на языке индейцев гуарани: «и» — вода, «гуасу»— большой). Но чем иным, как не тяготением к чуду Африки, объяснить узкую полоску Намибии, протянувшейся с запада на восток к водопаду Виктория и пересекающей почти перпендикулярно течения рек Окованго, Квандо и других? Видимо, эти факты — признание грандиозных явлений природы достояни­ем всего человечества.

Не располагая материалами для достаточно полного описания всех водопадов «Великой пятерки», остановимся более детально на Игуасу, Виктории и Ниагаре.

ИГУАСУ. Многие, наверное, помнят цветной музыкальный кинофильм «Пусть говорят». В одном из эпизодов фильма обаятельный певец Рафаэль вдохновенно исполняет песню «Акварели реки». Пение сопровождается видом замечатель­нейшего водопада мира — Игуасу, который называют одним из семи чудес света. Жителю Русской равнины, широчайших украинских степей, бескрайних западносибирских и казах­ских просторов особенно трудно представить гигантские водопады — уникумы Природы, низвергающие миллионнотон-ные массы воды,— их не так уж много на нашей планете. Искрящиеся водопады — блистательное ожерелье Геи. Игу­асу находится в Южной Америке и расположен на одноимен­ной реке — притоке р. Параны, на границе Бразилии и Арген­тины, в 20 км от Парагвая. Параметры знаменитого водо­пада авторы указывают по-разному. Так, высота каска­дов Игуасу—от 72 м (БСЭ) до «около 80 м» (КГЭ) и 86 м (16).

Много различий и в сведениях относительно ширины и расхода воды водопада-богатыря. Так, академик С. В. Ка-лесник (1958) указал ширину Игуасу в 3 км, автор «Рельефа Земли» Ф. Махачек и БСЭ — 4 км. По БСЭ расход Игуасу — 1,2 тыс. м3/с, академик И. П. Герасимов приводит цифру в 10—14 тыс. м3/с (16). Если принять расход водопада за 12 тысяч, то и в этом случае через гребень уступа низвергается чудовищная масса воды: 720 тыс. м3/мин, 43,2 млн.— в час. Памятуя, что кубометр воды — это тонна, расход воды в сутки получаем… миллиард тонн! Естественно, что эти цифры характеризуют экстремальный расход воды — в сезон дождей, в половодье. Грохот мощного водопада под стать гулу космической ракеты на взлете, гулу землетрясения, он подобен грому.

По статье Мишеля Батиса «Международное гидрологиче­ское десятилетие. Всемирная программа научных исследова­ний» (журнал «Курьер ЮНЕСКО»), дебит Игуасу равен 1,7 тыс. м3/с, по А. П. Муранову—4 тыс. м3/с.

В любом случае Игуасу — один из самых мощных водопа­дов в мире. По своей структуре Игуасу удивителен — это целая система 275 двухступенчатых каскадов. Если смотреть на водопады с самолета, то форма системы очень сложна — это исполинский двухступенчатый амфитеатр, или две ги­гантские иззубренные, сжатые с боков подковы, как бы наложенные уступом одна на другую. Главных каскадов — 28, по другим данным — 18—21. По одному из главных, располо­женному во главе дуги, проходит граница Бразилии и Аргентины. Он называется по-испански Gargante del Diablo, что означает «глотка дьявола» — безусловное отражение в гидрониме тех времен, когда человек ощущал себя слабой песчинкой по соседству с бушующим ураганом воды.

Водопады открыты в 1541 г. испанским конкистадором доном Альваро Нуньесом Касесо де Вака, устремившимся по велению короля на поиски золота и легендарной империи инков. Он высадился с отрядом на берег нынешней Бразилии у 27°30′ ю. ш., двигаясь на запад, пересек Бразильское нагорье и, услышав далекий гул, вышел к водопаду. Его имя увековечено на каменной плите у каскада Арайагарай. Религиозный испанский завоеватель, огнем и мечом истреб­лявший и покорявший индейцев, был настолько поражен грандиозным явлением природы, что не нашел лучшего — с его точки зрения — названия, как Сальто-де-Санта-Мария, т. е. «прыжок Св. Марии» — «матери бога». Это название не привилось. Де Вака доложил о своем открытии в Мадрид, но водопады не интересовали испанский двор. Не красоты природы, а жажда золота и наживы гнала в Америку испанских и португальских колонизаторов. О водопадах не вспоминали несколько столетий. Первая карта района Игуасу была составлена лишь в конце XIX в. Граница между Брази­лией и Аргентиной, установленная по «глотке дьявола» двусторонними соглашениями 1903 и 1904 гг., была оконча­тельно определена только в 1928 г.

Из русских людей первыми Большую Воду — Игуасу— обследовали в 1914—1915 гг. студенты Петербургского уни­верситета И. Д. Стрельников и Н. П. Танасийчук, впослед­ствии ставшие видными советскими учеными. Оба с востор­гом отзывались о своей поездке. В 1956 г. там побывали делегаты XVIII Международного географического конгресса во главе с академиком И. П. Герасимовым.

Игуасу соединяет мощь огромных валов с изяществом хрупких струй. Если смотреть снизу, то кажется, что скользя­щие водяные гирлянды как бы свешиваются с лазурного неба. Разнообразие падающих струй беспредельно. Каскады Игуасу носят звучные названия: с аргентинской стороны — Арайагарай, Бельграно, Ривадавия, Двух и Трех Мушкетеров, Адама и Евы, Двух Сестер, Рамирес, Сальто-Эскондидо («скрытый прыжок»), Митре и многие другие; с бразильской стороны — Сальто-Флориано («прыжок цветов»), Унион, Бен-жамен-Констан… Охватить взглядом с одной наземной точки весь фронт системы невозможно — водопады перемежаются скалами, мешает тропический лес. К услугам туристов проложено около 2 км мостков, соединяющих острова, вы­ступающие прямо из кипящей пены у гребня пропасти. По одному из них можно подойти чуть ли не к самому центру бушующего потока. Но это небезопасно: воздушная ударная волна у водопада настолько сильна, что подбрасывает даже самолеты, которые осмеливаются приблизиться к нему

Миллионнотонные массы падающей, взвихряющейся и распыляющейся воды рождают в лучах солнца удивительные многоцветные радуги. Расплавленное серебро кипящей воды, таинственное мерцание света, первобытная мощь, соединен­ная с изяществом, симфония водяных струй, слитая воедино и исполняемая невиданным, созданным природой органом, Вечность Мироздания — вот что такое Игуасу. Стремление сохранить для потомков первозданную мощь и прелесть водопадов привело к образованию на территории сопредель­ных государств заповедников — национальных парков Игуасу. Со стороны Бразилии заповедано 180 тыс. га, это самый крупный в Бразилии и один из крупнейших в мире заповедни­ков. С аргентинской стороны, в провинции Мисьонес, распо­ложен одноименный национальный парк площадью 55 тыс. га. Близ водопадов построено несколько гостиниц, баров, ресторанов и аэродром, вырос поселок с 6 тыс. жителей, занятыми обслуживанием туристов, приезжающих со всех концов света.

В заповедниках Игуасу растут пальмы, железное дере­во — кебрачо, обитают обезьяны, тапиры, колибри, редчай­шие бабочки величиной с блюдце и немыслимых расцветок. Пышный растительный мир тропиков — великолепное обрам­ление водопадов, не говоря уже о том, что вода низвергает­ся там с базальтовых скал красноватого цвета.

Очевидцы так отзываются о водопадах Игуасу:

— Грандиозное зрелище незабываемой красоты, поража­ющее всех, кому посчастливилось его видеть (Роза де Амаранте Ромариз, бразильский географ).

— Игуасу — одна из самых красивых и величественных панорам на земле (академик С. В. Калесник).

Добраться до памятника природы Игуасу и в наше время нелегко. Откуда бы мы ни попытались отправиться по железной дороге, ближайшая станция находится примерно в 400 км, а грунтовые дороги в том районе, как отмечают путешественники, «еще не превратились в подлинные сред­ства сообщения».

В данный момент в Аргентине и Бразилии начаты проек­тные работы под строительство ГЭС на Игуасу. Какой она будет? Сохранят ли водопад, или он будет безвозвратно утрачен? Думается, что этого не произойдет. Один из великих бриллиантов в короне планеты Земля должен быть сохранен для будущих поколений.

ВИКТОРИЯ. У выдающегося советского писателя-фантаста Александра Беляева есть роман «Ариэль» — менее известный, чем нашумевший «Человек-амфибия», но не менее значительный. Главный герой романа обладал фанта­стической способностью одним усилием мысли взлетать и парить над планетой. Перенесемся и мы, как Ариэль, на другой континент — в Африку, где на р. Замбези, на границе Замбии и Зимбабве, находится четвертый в мире по ширине потока и один из крупнейших по расходу воды и мощности водопад — Виктория. Его высота — 120 м, ширина — 1800 м, расход воды — от 1,4 тыс. до 14 тыс. м3/с (по И. И. Потехи­ну — 7500).

Величавая Замбези, вобрав в себя воды с площади огромного бассейна в 1,3 млн. км2, подходит к базальтовой щели и сваливается в бездну с потрясающим гулом. Моси-оа-Тунья — Гремящий Дым, или Сеонго (Чонгуэ), что значит «Радуга» или «Место радуги»,— так называли и называют сейчас местные жители водопад, которому Ливингстон дал имя английской королевы. Водопад Виктория — явление в мировой природе совершенно необычайное. В далеком прош­лом глубинные тектонические силы Земли раскололи креп­чайшую породу — базальт — на глыбы, и поперек русла За­мбези образовалась трещина шириной 100—120 м от одного берега до другого, но на такую глубину, в которой может скрыться 40-этажное здание. Если подплывать к водопаду по течению, то впечатление такое, будто река уходит под землю, ибо прямо перед собой вы увидите «берег», пересека­ющий реку! Воды Замбези, стиснутые узким ущельем, кипят, бурлят, подобно магме, пенятся, неистовствуют с диким ревом. «Вся масса воды, переливающаяся через край водо­пада, тремя метрами ниже превращается,— как писал Давид Ливингстон,— в подобие чудовищной завесы гонимого ме­телью снега. Водяные частицы отделяются от нее в виде комет со струящимися хвостами, пока вся эта снежная лавина не превращается в мириады маленьких комет, устре­мившихся в одном направлении, и каждая из них оставляет за своим ядром хвост из белой пены».

Чарльз Ливингстон, брат знаменитого путешественника, побывавший у водопада Виктория и ранее видевший Ниагару, отдал пальму первенства чуду Африки и отметил, что на Ниагаре не наблюдал описанного выше явления. Д. Ливинг­стон предполагал, что оно вызывается сухостью воздуха. Никто из позднейших исследователей после братьев Ливинг­стон не упоминает о микроструктуре струй Виктории. Трудно сказать, в чем причина этого: то ли недостаток наблюдатель­ности, то ли невнимание к эффекту. Между тем он заслужи­вает названия: «Эффект братьев Ливингстон».

«Каждая капля воды Замбези,— писал Давид Ливинг­стон,— производит впечатление обладающей собственной индивидуальностью. Она стекает с весел и скользит, как бисер, по гладкой поверхности, подобно капелькам ртути на столе… Каждая капля с продолжением в виде чистого белого пара…»

Сила удара многотонных масс воды о породу снизу такова, что вода превращается в «пар» и выбивается обратно столбами «дыма» высотой в несколько сот метров, видимых с расстояния в десятки километров. Почти на таком же расстоянии слышен и громовой гул. Как и Игуасу, Виктория представляет собой сложную систему, часто назы­ваемую «водопады Виктория». Если смотреть с самолета в направлении с запада на восток, то система будет выглядеть следующим образом: Дэвилз-Катаракт (водопад Дьявола), о. Катаракт, Мэйн-Фолс (Главный каскад), о. Ливингстон, Хорсшу («подкова»), Рэйнбоу-Фолс («радужный»), о. Армчеар («кресло») и Истерн-Катаракт (Восточный водопад). Река из пропасти находит выход в естественном «проране» шириной 70—120 м, расположенном ближе к Восточному водопаду. Проран именуется Бойлинг-Пот, что означает «кипящий котел». Беснуясь, река проходит зигзагообразный каньон из трех колен длиной 1,5 км каждое, и только когда вырывает­ся на равнину, течение ее успокаивается.

В прошлом веке добраться до водопадов Виктория было нелегко. Д. Ливингстона сопровождали триста воинов вождя Селекту. Но к самому Моси-оа-Тунья местные жители при­ближаться боялись, считая его местом жительства некоего грозного божества. Давида Ливингстона непосредственно к водопаду сопровождали лишь два смельчака — Такеленг и Туба Макоро. Они подплыли с верхнего бьефа к о. Казеруку (ныне — о. Ливингстон), расположенному у самого гребня водопада, и великий путешественник смог заглянуть в кипящую бездну и обозреть почти всю систему. Ливингстон с восторгом описал радугу над водопадом, радугу редкостную, достойную «чуда природы»: это были необычные для глаза европейца кольцевые радуги, одна в другой, концентрические круги множества радуг. Впоследствии Ливингстон в своем дневнике записал: «Зрелище настолько прекрасное, что им наверняка восхищались пролетавшие ангелы». У водопадов Виктория наблюдается редчайшее явление природы — лунные радуги. Ведь радуга возникает в результате прелом­ления и разложения на составные части спектра световых лучей не только солнца, но и луны. Как и на Игуасу, ночные радуги над Викторией особенно роскошны в полнолуние, два раза в год, когда Замбези бывает наиболее полноводной.

Доктор Ливингстон был исключительно честным, самоот­верженным человеком — гуманистом, борцом против рабства, врачом и ученым, но, несмотря на все положительные качества, он невольно проложил дорогу колонизаторам Британии. Жан Элизе Реклю — замечательный географ и путешественник, автор многотомного труда «Земля и люди», революционер, участник Парижской коммуны, говорил, что «там, где прошел путешественник, идет купец, за ним — солдат». Еще в колониальные времена со стороны нынешней Замбии у водопада возник г. Ливингстон, а доктору Ливингстону был сооружен памятник. Говорят, что когда-то англий­ская королева Елизавета, совершая поездку по Южной Африке, сняла туфли и босая подошла к памятнику…

Народы Африки свято чтят память о докторе Ливингсто­не. После освобождения от колониального рабства его имя оставлено городу, сохранен и памятник в честь выдающегося ученого и путешественника. Между тем памятник некогда всесильному колонизатору Сесилю Родсу с гневом снят с пьедестала. Со стороны Зимбабве к водопаду примыкает городок Виктория-Фоле и одноименный заповедник пло­щадью 59,3 тыс. га, основанный в 1939 г. (с 1952 г.— национальный парк). Со стороны Замбии также создан заповедник в 6,6 тыс. га, теперь там национальный парк Моси-оа-Тунья (1972 г.).

Чешский ученый прошлого века доктор Э. Голуб наблю­дал Викторию через двадцать лет после Ливингстона. Э. Го­луб отметил, что по многообразию водяных струй (как будто летящие сверху вниз стрелы) Виктория не имеет себе равных в мире. Он же первый описал любопытное явление— своеобразный звенящий звук, издаваемый водяной пылью, поднимающейся со дна ущелья; этот звук можно услышать лишь тогда, когда ветер относит в сторону грохот «главного» голоса водопада. Много других открытий сделал доктор Голуб в Африке, множество экспонатов, вывезенных им, украсили крупнейшие музеи мира. И все же наиболее памятное для него событие — пребывание у Виктории. В своих воспоминаниях он писал: «Мы пробыли у водопада три дня. Несмотря на то что у меня страшно болели ноги, я считаю эти дни самыми счастливыми за время моего пребы­вания в Южной Африке». Таково очарование грандиозного явления природы…

Давид Ливингстон — ткач, ставший врачом, знаменитым путешественником, исследователем,— открыл миру водопад Виктория. За все годы пребывания в Африке он позволил себе только один раз изменить местное название и только один-единственный раз вырезал на дереве свои инициалы и дату «1855» — год великого открытия. Некоторые авторы, в частности англичанин Лоуренс Грин, пытаются оспорить первооткрытие Ливингстона, изыскивая данные, по которым будто бы до него у водопада побывали португальцы, но, думается, их усилия тщетны.

Сердце Ливингстона было предано африканской земле в Илале, тело его покоится в Вестминстерском аббатстве в Лондоне. Великий путешественник оставил нам собственно­ручный рисунок Виктории.

Водопады посещаются десятками тысяч туристов многих стран. Возможно, что человечество, овладевшее атомной энергией, решит оставить водопады — эту гордость Земли — нетронутыми… По описанию некоторых путешественников, особое впечатление производит водяная пыль Виктории по вечерам, когда «угасающее солнце бросает золотисто-желтый поток лучей на водяные столбы, окрашивая их в серо-желтый цвет, и тогда кажется, что над водой стоят какие-то фантастические гигантские факелы». Эти факе­лы — как знамя Свободы над Африкой.

Водопад Виктория — Моси-оа-Тунья («гремящий дым») — предстает перед нами как символ бурлящего континента, яростно борющегося за свое полное освобождение от коло­ниального наследия прошлого.

НИАГАРА. На границе США и Канады расположено пять крупнейших пресных озер земного шара: Верхнее, Мичиган, Гурон, Эри и Онтарио. Площадь зеркала четырех озер — 225 тыс. км2 (3/5 Каспийского моря). Единственный сток вод четырех первых из них — р. Ниагара, вытекающая из оз. Эри и впадающая в оз. Онтарио. Река несет их воды сначала по отлогому руслу, но недалеко от оз. Онтарио обрывается 50-метровым уступом в сланцевых породах, прикрытых изве­стняками. Водопад у самого уступа делится островом Гот (Козьим островом — когда-то там водились дикие козы) на два потока: левый — канадский — шириной 914 м и правый — американский — шириной 305 м. Рядом с Козьим островом расположен крошечный островок Лунный. Струя шириной 20 м, ниспадающая между ними, называется Центральным или Лунным каскадом.

Таким образом, общая ширина водопадов Ниагары превы­шает 1200 м — это пятый в мире водопад по ширине фронта падающей воды.

Среднегодовой расход водопада — 6010 м3, или 360 600 т в минуту,— он один из пяти самых мощных на Земле. Большая часть воды расходуется через канадский рукав, именуемый Хорсшу или Подковой. Последнее название точно отражает вогнутую форму канадской части водопада, хотя встречается и другое название — Громовержец. Воды могучей реки плавно подходят к порогу и с величественным спокой­ствием падают в бездну с высоты 20-этажного дома. В большую воду толщина водного потока на гребне составляет несколько метров. Верх водяной стены даже кажется непо­движным. Нижняя же часть — апофеоз клокочущей воды. Она кипит и беснуется, образуя гигантские водовороты. Над пучиной поднимается завеса водяной пыли.

В ясную погоду лучи солнца, преломляясь в мельчай­ших каплях воды, образуют семицветные радуги. Их бы­вает несколько, часто одна внутри другой. Как и у других гигантских водопадов, бесподобна, химерична радуга ночью, в свете луны. Игра стихии настолько впечатляет, что огромные толпы туристов часами наблюдают ее, не шеве­лясь.

Американцы умело преподносят чудо природы. У Ниагары установлены десятки прожекторов общей мощностью 1,5 млн. кВт. Прожектора разноцветные. Как только стемне­ет, их лучи направляются на непрерывно движущуюся стену водопада и, создавая сказочную иллюминацию, усиливают и без того внушительную картину.

Грохот водопада слышен на расстоянии многих километ­ров, особенно ночью, поэтому человек, стоящий у самой Ниагары, ничего не слышит (по-индейски Ниагара — «грохочущая вода»). Выше и ниже водопада по течению реки для удобства туристов построены мосты для любования грандиозным зрелищем. Водопад могуч. Туристы, очарован­ные колдовством феномена, не отводят от водопада глаз. И почти каждый мыслящий наблюдатель думает: десятки тысяч лет низвергался в этом месте бушующий ураган воды, он неистовствует при мне, он не прекратится никогда. Наблюдателя пронизывает, наполняет все его существо острое чувство Вечности Жизни.

Ниагара, как и любой другой водопад, выглядит по-разному в зависимости не только от времени суток, но и от времени года. Весной и летом кипящий белый занавес оттеняется сочной зеленью, осенью — багряными красками. Зимой замерзают только края реки. Со скал — выступов гребня — постепенно намерзают огромные, с фабричную тру­бу, ледяные наплывы — гигантские «сосульки», искрящиеся бриллиантами на фоне беснующейся воды. «Трубы»— это не метафора. «Сосульки» многих больших и малых замерзших, точнее, замерзающих водопадов представляют собой дей­ствительно полые внутри, конусообразные или расширяющи­еся книзу ледяные образования, сквозь прозрачные стенки которых можно наблюдать (как в стеклянных трубках в лаборатории!), как падает, пульсирует и бьется, сопротивля­ясь замерзанию, вода.

Грозная картина на Ниагарском водопаде развертывается ранней весной, во время ледохода. Громадные льдины, как айсберги, с грохотом и гулом разбиваются вдребезги и исчезают в пучине. В 1848 г. льды оз. Эри плотной массой забили исток Ниагары, и вода в водопадах иссякла. Местные жители, не понимая причины явления, ожидали «конца света». Сутки никто не спал. Через тридцать часов вода прорвала ледяную горловину. Низвержение воды вперемеш­ку с глыбами льда было подобно извержению вулкана, сопровождаемому землетрясением.

За водопадом река сужается почти в 10 раз — до 100— 130 м и несется с огромной скоростью. Академик И. Е. Глущенко сравнил воды Ниагары ниже водопада с табуном диких коней, разметавших гривы из белой пены. Дикое ущелье тянется на 11 км, дальше Ниагара выходит на равнину, течение ее становится спокойным, и она впадает в оз. Онтарио.

Ниагара прославлена на весь мир, ежегодно ее посещают до 16 млн. туристов, что приносит туристским компаниям баснословные доходы. Вокруг водопада построены гостиницы, мотели, смотровые башни, подвесная дорога, выросли два города под одним названием — Ниагара-Фолс, один из них канадский, со 100 тыс. жителей, другой — американский, с 50 тыс.

По обоим берегам выстроены штольни, их подъемники опускают туристов, предварительно одетых в прорезиненные плащи, вниз, к самой подошве водопада. Стоя на специаль­ных бетонных площадках, находясь в каких-нибудь 1,5 м от гигантской стены рушащейся стихии, наблюдатели испытыва­ют благоговейный ужас перед мощными, необузданными силами природы… Туристам гиды рассказывают легенду о Деве Тумана, якобы из фольклора индейцев племени ироке­зов, живших когда-то в тех местах. В качестве Девы Тумана ежегодно выбирали красивейшую девушку племени и прино­сили ее в жертву богу Маниту, жившему, как верили индейцы, в пучине водопада. Девушку одевали в самые лучшие одежды, помещали в специальную пирогу, которую спускали на воду без весел выше водопада. И говорят, девушка шла на верную гибель без тени страха — так велика была сила внушения. В экстазе Дева верила, что отправляет­ся навстречу божеству. Однажды выбор пал на дочь вождя. Не в силах вынести разлуки с любимой дочерью, он последовал за ней. Говорят, что, лишившись лучшего вождя, племя в дальнейшем отказалось от варварского обычая.

Этнографы утверждают, что такой легенды не было у племени ирокезов. Вероятнее всего, она была специально придумана для развлечения туристов. Если даже и так, это нисколько не умаляет поэтичности сказания, и если бы легенды не было, наверное, стоило ее придумать. Марк Твен писал, что Ниагара — «великое чудо природы, чьи покорные слуги — радуги, чей голос — гром небесный, чей устрашающий лик скрывается в облаках».

Летом 1888 г. Ниагару посетил Фридрих Энгельс с дочерью Карла Маркса Элеонорой Эвелинг и прожил у водопада пять дней. Юный Джэк Лондон приехал в город у Ниагары в товарном вагоне. Очарованный великолепным зрелищем, будущий писатель неподвижно просидел у Вели­кого водопада весь день, с утра до вечера, позабыв о еде.

Сто сорок лет назад Чарлз Диккенс написал о Ниагаре: «Ниагара навсегда запечатлелась в моем сердце как олицет­ворение самой красоты,— такой она и пребудет в нем, неизменной и неизгладимой, пока оно не перестанет биться».

Многие десятилетия не утихает конкуренция монополий вокруг Ниагары. Гидростроительные компании стремятся использовать энергию водопада для строительства гидро­электростанций, туристские — сохранить свои доходы. С теми и другими конкурируют компании, эксплуатирующие тепло­вые электростанции. Конфликты доходили до суда. В США и Канаде на взаимной основе приняты законы, по которым электростанции могут отбирать не более 27% воды, дабы не осушить чудо природы. По соглашению 1950 г., заключенно­му между США и Канадой, в дневное время с апреля по октябрь, т. е. в пик туризма, чтобы обеспечить достаточный занавес из пены, через водопад должно сбрасываться не менее 2700 м3/с. В остальные месяцы дебит снижается до 1350 м3/с. В ночные часы вода Ниагары накапливается в огромных резервуарах-бункерах специальных гидроаккумули­рующих электростанций. Ниагарский обрыв закрывал путь в Великие озера большим океанским судам. Этот недостаток был компенсирован обводными каналами. В 1959 г. морские корабли впервые проплыли через р. Св. Лаврентия в Вели­кие озера.

Огромная работа водопада истирает и разрушает ложе Ниагары, сложенное глинистыми сланцами, прикрытыми из­вестняками. Водопад отступает вверх по течению реки в среднем до 1,2 м в год, и это не так уж и медленно! Со скоростью от 0,5 до 1,2 м разрушается Подкова, особенно ее средняя часть. Американский уступ разрушается обвалами. Крупные обрушения уступа были в 1866, 1931 и 1954 гг. При обвале 1866 г. окружающая местность дрожала, как при землетрясении. 17 января 1931 г. рухнула масса скальных пород размером 85×21 м и весом 76 тыс. т, а 28 июля 1954 г.—185 тыс. т. Перед Америкой и Канадой встала проб­лема спасения водопада — феномена не только Американ­ского континента, но и всего мира.

РЕМОНТ ВОДОПАДА? Это что-то необычное, непривыч­ное, неслыханное, новое.

Сообщения о «закрытии» Ниагары промелькнули на многочисленных страницах мировой печати. Проект «ремон­та» готовился 19 лет. Хозяев туристского бизнеса он приво­дил в ужас: иссякнет не только вода, но и многомиллионный поток туристов, а вместе с ними и доходы. В миле от Хорсшу-Фолс были построены огромные бетонные ворота, с их помощью вода американского рукава была отведена в канадский. Геологи взяли пробы пород из гребня водопада, бульдозеристы расчистили дно, оттащили глыбы. Через семь часов водопад вновь работал с полной мощностью. Это произошло 11 ноября 1966 г. с полуночи до 7 часов утра.

В 1969 г. водопад осушали на более продолжительное время. Было произведено обширное исследование трещин ложа водопада, проведены структурно-геологические и то­пографические съемки. Перед ледоставом поздней осенью 1969 г. работы были прекращены, так и не раскрыв полно­стью тайны эрозии уступа.

Специальная комиссия решит, можно ли спасти водопад для грядущих поколений. Предполагается, что со временем вновь будут проведены работы по восстановлению и укреп­лению великой Ниагары. А опасения хозяев отелей оказались напрасными — желающих полюбоваться «выключен­ным» волей человека грозным явлением водной стихии оказалось ничуть не меньше.

Водопаду угрожает и другая опасность. Еще в недалеком прошлом воды Великих озер были кристально чистыми, имели на большую глубину синий цвет удивительного оттенка и настолько прозрачными, что в солнечную погоду плава­ющие по ним суда казались как бы парящими в воздухе. А что теперь? Вот одно из сообщений корреспондента «Прав­ды»: «Озеро Эри — одно из Великих озер, красота которого воспета в стихах и песнях,— умирает. Здесь уже нельзя купаться. Водолазы, недавно исследовавшие дно, доложи­ли, что озеро похоже на «ведро для отбросов химической лаборатории». И неудивительно. Города Кливленд, Детройт, Эри, Буффало и другие ежедневно сбрасывают в него 1,5 млн. галлонов канализационных нечистот и до 10 млн. галлонов воды, использованной автомобильными, сталели­тейными и химическими комбинатами…» По сообщению вид­ного американского ученого-эколога Барри Коммонера, воды озера имеют в буквальном смысле вид и консистенцию горохового супа. Он называет Эри «чем-то вроде огромной подводной помойной ямы».

Эксперты подсчитали, что восстановление чистоты вод некогда прекрасного Эри займет 50—100 лет. А ведь Ниагара вытекает из озера Эри!

Что там озера! Под угрозой воды Мирового океана. Знаменитый норвежский путешественник Тур Хейердал, вы­ступая в Москве в Политехническом музее с публичной лекцией 3 октября 1969 г., с огромной душевной болью говорил, что папирусный корабль «Ра», пересекая Атланти­ческий океан, шел буквально по океану нефти… В США вначале намеревались выслушать Тура Хейердала в конгрес­се, потом ему в этом было отказано. Выступление Тура Хейердала в конгрессе было блокировано под давлением магнатов нефтяных монополий. «Наш отец-океан гибнет»,— с тревогой говорит выдающийся французский океанолог Жак Ив Кусто. От 6 до 10 миллионов тонн нефти выливается в океан ежегодно. Спасение Мирового океана от загрязнения — острейшая проблема современности, и ее решение требует безотлагательных мер всего человечества.