2 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Есть такая занимательная детская игра — «хвост спасает голову». Согласно правилам игры тот, кто смо­жет обмануть бдительность водящего, который ловит своих, товарищей, освобождает из плена всех пойман­ных до него друзей. Мы не зря вспомнили здесь эту дет­скую игру. Дело в том, что у некоторых животных хвост и в самом деле становится спасителем головы. Голова — один из наиболее важных жизненных центров. Лучше остаться без хвоста, чем потерять голову, И некоторые животные научились обманывать хищников, заставляя их принимать задний конец тела за передний. В процес­се эволюции в результате адаптивных изменений у этих животных выработались защитные приспособления, бла­годаря которым их хвостовая часть удивительно напо­минает голову. Для этого явления есть и специальный научный термин — автомиметизм.

Приведем несколько примеров. В тропических морях обитают представители семейства щетинозубов. Это мел­кие средней величины рыбы со сжатым с боков телом маленьким ртом, вооруженным щетиновидными зубами. Тот, кому хоть раз довелось увидеть этих рыб в естест­венной обстановке — у кораллового рифа, в прозрач­ной воде, пронизанной лучами тропического солнца, — никогда не забудет их необычайной красоты. Вместе с некоторыми тропическими бабочками и птицами щети­нозубов можно отнести к числу наиболее пестро окра­шенных животных нашей планеты. Немного пофантази­руем и представим себе, что мы опустились в море в районе кораллового рифа. Перед нами проплывает ры­ба, глядя на которую создается впечатление, что у нее две головы. Попробуем поймать это необычное двухго­ловое существо. Сделать это совсем непросто. Кажется, что вы уже у цели, но вдруг рыбка мгновенно изменяет направление движения и… быстро уплывает от вас хво­стом вперед. Не удивляйтесь — вы встретились с од­ним из наиболее интересных щетинозубов — четырех­глазым щетинозубом. Его хвостовой стебель украшен глазоподобным пигментным пятном. Но это не просто украшение. Почти симметричное тело и глаза, спереди и сзади, создают иллюзию двуглавости этой рыбы. А вам щетинозуб охотно продемонстрировал свое типичное поведение: заставил обратить внимание на свой фаль­шивый глаз, плавая при этом задом наперед.

Легко перепутать хвост и голову у представителей примитивного семейства щитохвостых змей (Uropeltidae). К этому семейству относится 45 роющих видов Длиной 20—70 см, весьма красиво окрашенных — чер­ные или голубые с желтыми, оранжевыми или красны­ми пятнышками. У них маленькая конусовидно заострен­ная голова и короткий косо срезанный хвост, вооружен­ный одним или несколькими крупными щитками, или шиповатыми чешуйками. Хвост нередко ярко окрашен. Как и щетинозубы, некоторые виды привлекают внима­ние хищников к хвосту с помощью ложных глаз: на ра­стянутом по земле хвосте выделяются два заметных из­дали блестящих пятна, например, у Uropeltis rubroma­delatus. Если пернатый охотник принимает хвост за го­лову и нападает, змея быстро прячет хвост, скрываясь от клюва птицы.

Недавно американские ученые выдвинули предполо­жение, что мелкие куньи тоже обманывают хищных птиц с помощью окраски. Зимой у длиннохвостых и обыкновенных горностаев мех белый, а кончик хвоста черный. Их близкая родственница ласка в зимнее время тоже меняет окраску на белую, но хвост у нее одно­цветный и относительно короче, чем у горностая. Итак, была выдвинута гипотеза, согласно которой во время атаки на жертву ориентируются на ее глаз, т. е. темное пятно на белом фоне. Экспериментальные исследования подтвердили это предположение. У щетинозубов, щито-хвостых змей и горностаев хвост в буквальном смысле слова спасает голову,

Некоторые представители царства животных облада­ют удивительной способностью отбрасывать хвост в це­лях самосохранения, так называемая авто- или ауто­томия. В переводе с древнегреческого аутотомия «са­моотрезание». Вот маленький мальчик пытается поймать греющуюся на солнце ящерицу, но увы! — извивающий­ся хвост остается у него в руке, а сама ящерица про­ворно скрывается в траве. «Бабушка, смотри, хвост остался, а лицо убежало», — разочарованно говорит он. Аутотомия — одно из главных средств защиты ящериц от врагов: в зубах или лапах хищника остается хвост, а сама ящерица спасается бегством. Механизм этого явле­ния таков: мышцы схваченного хвоста сильно сокраща­ются, и он отрывается там, где в одном из позвонков есть слабое место нечто вроде линии пунктирных про­колов в блокноте, где листы прикреплены к корешку. Когда изучили строение хвостовых позвонков — оказа­лось, что у многих ящериц каждый позвонок разделен хрящевой перегородкой. Прежде думали, что на этом месте он и ломается при аутотомии, но выяснилось, что перелом происходит в передней части позвонка, т. е. там, где в его ткани есть особая щель.

Потеря хвоста — операция для ящериц почти без­болезненная. У некоторых способных к аутотомии ви­дов хвост очень ярко окрашен, сама же ящерица куда более скромной расцветки, что и позволяет ей быстро скрыться. Отброшенный хвост может сохранять подвиж­ность до полусуток. Хвост отрастает заново, но позвонки утеряны уже навсегда, они не восстанавливаются, а за­меняются хрящевым стержнем, из-за чего новый отрыв возможен лишь выше предыдущего. Интересно, что во многих случаях чешуя восстановленного хвоста отлича­ется от нормальной, причем обладает признаками более древних видов. В природе нередко можно встретить двухвостых ящериц. В таких случаях аутотомия по ка­кой-то причине не завершилась (возможно, хвост был схвачен несильно), но все-таки ткани получили толчок к росту. И появился второй, короткий хвостик. Физио­логические механизмы регенерации хвоста у ящериц исследованы далеко не полно. Известно, что существен­ная роль в этом процессе принадлежит ферменту сук­цинатдегидрогеназе, для восстановления утраченного хвоста необходимо возрастание активности этого фер­мента.

Специально проведенные опыты подтвердили, что аутотомия — важный механизм защиты ящериц и дру­гих животных от хищников. Американский исследова­тель Джордис Лэбэннк изучал значение аутотомии у одного из видов безлегочных саламандр, Desmognathus ochrophalus. Эти саламандры столь невелики по разме­рам, что в опытах в качестве хищников ученый с успе­хом использовал цыплят. В экспериментальную камеру помещали «хищника и жертву», иными словами, цыплен­ка и саламандру. Новоявленный «хищник» яростно бро­сается на пытающуюся скрыться саламандру, которая вовремя успевает (правда, без особой охоты) расстать­ся с хвостом. Утерянный хвост явно отвлекает внима­ние цыпленка, который забывает о самой жертве и яро­стно клюет ее извивающийся хвостик. А значит, сала­мандра получает дополнительное время, в течение кото­рого, проявив достаточно прыти, она может ускользнуть от, незадачливого «хищника».

В критических ситуациях способны терять хвост и некоторые змеи. Изучая три вида подвязочных змей в штате Мичиган, ученые пришли к заключению, что ауто­томия спасла жизнь многим из них, так как взрослые особи часто оказывались бесхвостыми. Интересно, что отсутствие хвоста чаще наблюдалось у самцов, чем у самок, и доля бесхвостых особей увеличивалась с воз­растанием их размера. И вот мелкие, иными словами, молодые подвязочные змеи без хвоста попадались очень редко. Ученые предположили, что потеря хвоста не идет на пользу змеиной молоди: без хвоста однолетки не пе­реживают превратностей первой зимовки.

Ямкоголовые змеи двух американских родов — Sistrurus и Crotatus несут на конце хвоста весьма свое­образное образование — погремушку, или трещотку, за что и получили свое название — гремучие змеи. По­гремушка состоит из твердых кожистых чехликов — ко­локольчиков, вставленных один в другой, Перелиняла змея, и ее трещотка увеличилась еще на один колоколь­чик. У новорожденной гремучей змеи трещотки нет, на конце хвоста есть всего лишь округлый щиток, и первый «колокольчик» появляется после второй линьки. В при­роде змеи часто теряют часть трещотки, вот почему по числу входящих в нее сегментов нельзя точно опреде­лить, сколько раз перелиняла змея. А вот в неволе од­нажды вырастили змею с 29 сегментами в погремушке. Трещотка — дополнительное средство обороны. Когда змея испугана или раздражена, она сворачивается в кольцо и, приподняв кончик хвоста, начинает быстро вибрировать им. Сухой, трещащий звук слышен за 30 м. Больше всего он похож на стрекотание узкопленочного кинопроектора. Этим звуком гремучая змея предупреж­дает врага, что перед ним серьезный противник. И лишь для самых непонятливых готовит она смертоносный ядо­витый укус.

Североамериканский дикобраз, защищаясь, колет врага своим иглистым хвостом. Его родственник, кистехвостый дикобраз, действует своим хвостом, как грему­чая змея. Конец хвоста у этих животных напоминает щетку. Состоит она из очень своеобразных толстых во­лос с четковиднымивздутиями на концах и по всей длине волоса. Звери пользуются хвостом как предосте­регающей погремушкой.

В одном из предшествующих разделов мы уже рас­сказали о том, какую важную роль играет хвост яще­риц при беге, служа рулем и балансиром. А как же влияет потеря этого важного органа на скорость пере­движения ящериц?

Североамериканские песчаные игуаны рода Uma при­способились к жизни на сыпучих песках. У этих пустын­ных обитателей клиновидная форма головы с заметно укороченной нижней челюстью, широкое уплощенное ту­ловище и роговые гребешки по краям длинных пальцев, препятствующие утопанию ног в сыпучем песке. Один из представителей песчаных игуан Uma notata — типич­ный обитатель песков и дюн с разреженной раститель­ностью. Попробуем приблизиться к греющейся на солн­це ящерице. Это совсем непросто: малейшее неосторож­ное движение — и она молниеносно срывается с места, развивая поистине спринтерскую скорость, причем при достижении особо высоких скоростей игуана убегает на двух ногах, ловко балансируя широким плоским хво­стом, который составляет 49—64% общей длины тела. Пробежав определенную дистанцию, игуана буквально на глазах уходит головой вперед в песок, двигаясь не­которое время под его поверхностью. Носовые проходы при этом плотно зажимаются специальными клапанами, а бахромчатые края толстых век предохраняют глаза от засорения песком.

Американский исследователь П. Фред попытался вы­яснить, как влияет аутотомия на скорость бега игуан и других ящериц — Cophosaurus texanusхвост у послед­них длинный и плоский и в 1,1—1,3 раза длиннее тела, Для этого он устроил своеобразные соревнования меж­ду хвостатыми и бесхвостыми ящерицами. Спринтеры пробовали свои силы на специальных трехметровых бе­говых дорожках. «На старт! Внимание! Марш!» — и бегуны срываются с места. Призерами в этих соревно­ваниях оказались хвостатые ящерицы. Скорость бега у бесхвостых игуан снижалась на 42%, а у Cophosaurus texanus — на 32%. Это значит, что, потеряв хвост, яще­рицы лишаются сразу двух средств защиты от хищни­ков: самого хвоста, который при случае можно отбро­сить, и скорости бега. Правда, так происходит не у всех ящериц.

Например, потеря хвоста у небольшого австралийско­го вееропалого геккона (Phyllodactylus marmoratusприводит не к снижению, а к возрастанию скорости бе­га. Хвост у этих ящериц относительно большой и тяже­лый, кроме того, он не играет такой важной роли при передвижении, как у игуан, так как гекконы убегают всегда на четырех конечностях. Сезон размножения у этих ящериц невелик, поэтому им, как правило, «не хватает времени» и, главное, энергетических запасов на регенерацию хвоста. В это время в первую очередь нуж­но позаботиться еб оставлении потомства, так что поте­ря хвоста у этих ящериц компенсируется возрастанием скорости бега. Однако, расставшись с хвостом, гекконы теряют ряд других важных преимуществ: жировые отло­жения которые обеспечивают успешную зимовку, и до некоторой степени они лишаются возможности общаться с представителями своего вида, так как хвост несет у них и коммуникативную функцию. Аутотомия не проходит бесследно и для других видов ящериц. Потеряв хвост, они платят высокую цену за жизнь: понижается их социальный статус в сообществе, снижается темп ро­ста, увеличивается смертность от хищников, снижается успешность размножения.

Другой способ защиты от врагов, характерный для ящериц, в том числе и для вееропалых гекконов, — за­стывание на месте при приближении хищника. Хищники обычно не нападают на неподвижно сидящую жертву. Правда, этот способ не всегда себя оправдывает. Если неподвижность не помогает, ящерицы приносят в жерт­ву хвост, а сами убегают. Так поступают, например, гек­коны Phyllodactylus lanei.

Некоторые ящерицы, например геккон токей, или то­ки, используют хвост для отпугивания врагов. У моло­дых гекконов хвосты полосатые, наподобие тельняшки, с яркими поперечными темными и белыми полосами. Пытаясь испугать врага, животные производят хвостом резкие движения, демонстрируя контрастную окраску.

Влияет ли потеря хвоста на добывание корма? У 30 видов игуановых ящериц рода Liolaemus была проана­лизирована способность отбрасывать хвост. В хвосте этих ящериц три «слабых места», и хвост обламывается обычно в одном из них. Оказалось, что бесхвостые яще­рицы не страдают от недоедания, их желудки были пол­ны кормом, как и желудки ящериц с уже регенерировав­шим хвостом.

А как обстоит дело у млекопитающих? Лесные мы­ши, например, могут терять не весь хвост, а только ко­жу с самого его кончика: мышка вытаскивает последние хвостовые позвонки из кожного чехлика, как мы выни­маем пальцы из перчатки. Ученые установили, что поч­ти половина попавшихся в ловушки лесных мышей уже спаслась от гибели, оставив в когтях и зубах врагов ко­жицу с кончика хвоста.

Эта полезная особенность присуща и некоторым дру­гим грызунам, ею обладают по крайней мере 15 видов. Ученые осмотрели хвосты у некоторых из них и обна­ружили, что кожа на конце хвоста отсутствовала у 5— 7% иглистых мышей Acomys cahirinus и у 6—7% хо­мячков PeromyscusfloridanusУ другого вида хомяч­ков, Pfallaxв критических ситуациях в зубах врага остается не только кожа, но и кончик хвоста. В Афри­ке, Аравии, Иране и Пакистане распространены колючехвостые мыши рода АеотуаТело их покрыто грубым мехом, в который вкраплены колючки. Эти зверьки об­ладают уже настоящей аутотомией. Их голый чешуйча­тый хвост очень ломок и легко теряется в сложных жиз­ненных передрягах. Вот почему среди обитающих в при­роде особей многие имеют благоприобретенную корот­кохвостость.

Африканские грызуны — изящные сони-графиурусы, одетые в серые шкурки самых изысканных оттенков, — спасают свои шкурки с помощью постепенного расста­вания с хвостом: в хвосте этих зверьков «слабых мест» много, расположены они на расстоянии примерно 8 мм друг от друга, и соня может скрываться от хищника, те­ряя каждый раз по кусочку хвоста.

Наверно, все хорошо знают серую крысу, или пасю­ка. Ее ближайший родич — черная крыса, тоже синант-ропный грызун, живущий поблизости от человека. Если враг хватает черную крысу за хвост, то животное от­брасывает его часть. Это происходит гораздо легче, если хвост крысы закручен спиралью.

Вероятно, жертвовать частью хвоста ради спасения головы способны и некоторые дикобразы, например длиннохвостые. Их два вида: один с Калимантана, вто­рой обитает на Малайе и Суматре, У этих животных иглы короткие и уплощенные, тело приземистое, длин­ное, а хвост напоминает крысиный. Он голый, покрыт лишь, чешуями, на конце небольшая щетинистая кисть. В руки зоологов попадалось много дикобразов с обо­рванными хвостами. На основании этого и был сделан предварительный вывод о возможности у них аутотомии.

Для защиты от хищников используют хвост и броне­носцы, которые могут завертываться в него (рис. 10). Вдоль хвоста у панголина проходит мощный роговой гребень. Название зверя «панголин» происходит от ма­лайского слова «пенголин, что означает способность сворачиваться в шар. Свернувшись, зверь чувствует се­бя в полной безопасности: развернуть такой брониро­ванный сверток не могут даже двое сильных мужчин.

Броненосец; Ящер

Броненосец; Ящер

А у некоторых животных хвост принимает участие в маскировке. Один из самых замечательных видов цеп­копалых Старого Света — индо-малайский лопастно-хвостый геккон. Заметить эту ящерицу на стволе дере­ва практически невозможно. Распластанные кожные вы­росты, переходящие на хвосте в небольшие округлые лопасти в сочетании с защитной окраской, удивительно напоминающей покрытую лишайником потрескавшуюся кору, делают геккона совершенно незаметным. Другой способ защиты у копытных и зайцеобразных. По мнению ученых, бросающаяся в глаза нижняя белая сторона их хвостов может играть роль криптической окраски. Жи­вотное опускает хвост, окраска изменяется — и хищ­ник уже не видит своей жертвы.

Все, о чем до сих пор шла речь, — это пассивная за­щита с помощью хвоста. Реже животные используют хвост для активной обороны от врагов. Среди ящериц активно защищаются от хищников представители рода шипохвостов. Самая замечательная особенность шипо-хвостов, благодаря которой они и получили свое назва­ние, — короткий, приплюснутый хвост, покрытый свер­ху большими колючими чешуями, собранными в пра­вильные поперечные ряды. Злейшие враги этих яще­риц — змеи разных видов, именно от них они защища­ются с помощью хвоста. Заслышав шум ползущей змеи, шипохвост тут же скрывается в нору, оставляя на по­верхности заднюю часть хвоста, который производит вибрирующие движения. Наткнувшись на это оружие, наносящее довольно чувствительные удары, змея пред­почитает ретироваться. Но увы, эта полезная особен­ность поведения губит шипохвостов, если за дело бе­рется человек. Местные жители охотятся на шипохво­стов из-за их вкусного мяса. Водя палочкой по сухой траве, рядом с норой, охотник подражает шелесту змеи, Обманутый обитатель норы тут же выставляет наружу? свой хвост, за который его и вытаскивают из убежища. Ящерица изо всех сил упирается, и это иногда спасает ей жизнь, а охотнику достается один лишь хвост, кото­рый, впрочем, тоже употребляют в пищу, так как он со­держит много вкусного жира.

Еще более активно защищаются с помощью хвоста скаты-хвостоколы и дикобразы. Верхняя поверхность хвоста скатов вооружена одной или несколькими длин­ными кинжалообразными иглами. Иглы уплощены с бо­ков, покрыты по краям грубыми зазубринами и очень остры у конца. Такая игла прикреплена своим основа­нием прямо к коже в средней части хвоста и лежит на его поверхности острием назад. Вдоль нижней ее поверх­ности проходит борозда, на дне которой размещаются клетки, выделяющие ядовитый секрет. Хвостовая игла ската — страшное оружие, которое он применяет для обороны. Главные враги скатов — крупные акулы. Они нередко носят на голове обломки таких игл — следы прошлых ожесточенных схваток со скатами. Хвостовая игла неподвижна, но, изгибаясь кнутообразным движе­нием, хвост ската наносит врагу мощные удары.

Горе тому незадачливому купальщику, который слу­чайно потревожит отдыхающего ската! У крупных эк­земпляров сила удара такова, что игла с легкостью про­бивает кожаную обувь или несколько слоев одежды. Яд очень токсичен и вызывает у людей резкие спазмати­ческие боли, известны даже случаи со смертельным ис­ходом.

Как видите, хвост спасет голову у многих видов жи­вотных.